Библиотека java книг - на главную
Авторов: 43689
Книг: 109010
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лунная афера»

    
размер шрифта:AAA

Валерий Рощин
Лунная афера

Пролог
Геостационарная орбита Земли 1987 год
— Саша, точнее свети в проем люка — плохо видно, — прошелестел в гарнитуре голос бортинженера. — Еще чуть левее… Ага, вот так нормально.
Командир экипажа уцепился правой ладонью за кронштейн дополнительного топливного бака, другой рукой направлял переносной прожектор. Ему было очень неудобно. До того неудобно, что предплечье невыносимо ныло. Не так-то просто слабыми мышцами запястья удерживать в одном положении целиком все тело, масса которого вместе с тяжелым скафандром и амуницией составляет сто сорок килограммов.
— Серега, до восхода осталось двадцать минут. Успеешь? — нетерпеливо поинтересовался Александр.
Не меняя положения, инженер пробубнил:
— Постараюсь.
— У тебя там проблемы?
— Да хомут чертов… Вроде нормально сел, а до конца стянуть не получается. Может, другой попробовать?
— Нет, Серега, не успеешь. Нам минут через десять надо сваливать.
— Понял. Сейчас еще попробую…
Стараясь не шевелить прожектором, командир посмотрел в глубокую черноту, окружавшую «Мир-экспресс» с пристыкованным к нему «Союзом».
«Господи, какая же красотища. С поверхности Земли такого никогда не увидишь, — любовался он россыпью мерцавших звезд. — Двенадцатый выход в открытый космос за этот полет, а все никак не могу насладиться…»
Вернувшись мыслями к работе, он скосил взгляд на зеленые цифры электронных часов. До восхода оставалось пятнадцать минут. Значит, минут через семь-восемь надо сворачиваться: закрывать амбразуру люка топливной системы, собирать инструмент и нырять внутрь корабля. Здесь на стационарной орбите корабль оставался единственной защитой от губительной солнечной радиации. В момент восхода разрешалось задержаться максимум на пару минут, пока солнечные лучи «ласкали» тела космонавтов, проходя через толщу земной атмосферы.
— Серега, долго еще?
— Заканчиваю…
— Хомут стянул?
— Стянул.
— А что осталось?
— Открыть топливный кран и проверить надежность отремонтированного крепления шланга…
— Поторопись.
— Понял-понял…
Командир проводил взглядом выплывающие из открытого отсека комбинированные плоскогубцы. Прикрепленный к ним полимерный фал плавно натянулся. Блеснув хромированным боком в первых лучах восходящего солнца, инструмент сделал резкий кувырок и поплыл обратно.
Солнце резко осветило борт корабля с крупной надписью «Мир-экспресс». Под ней шрифтом помельче значилось: «СССР — Миссия Земля — Марс — 1987–1988».
Представив, как через несколько дней они с Серегой стартанут в глубины Солнечной системы, Александр вздохнул: «Скорее бы… Столько времени потрачено на подготовку! Столько отдано сил! Теперь немного осталось. Вот закончим последний монтаж систем, проведем контрольную проверку, дождемся грузового корабля с топливом и…»
— Все, Саша, выключай, — подал голос инженер.
— Готово? — потушил тот прожектор.
— Да. Надеюсь, все будет нормально.
— Ну, тогда собирай пожитки, и сматываемся в корабль.
Инженер спешно закрывал крышку люка, завинчивая специальным ключом фиксаторы. Командир подтаскивал за фалы инструмент и закреплял его на магнитном поясе. Спустя минуту оба завершили работу и двинулись к шлюзу.
* * *
— «Заря», я «Орлан-6». Работу закончили, вернулись на борт «Союза», — доложил Александр руководителю полетов. — Приступаем к полной проверке топливной системы.
ЦУП ответил:
— Понял вас. Телеметрия в норме. Начинайте проверку.
Командир посмотрел на бортинженера. В этот момент тот щелкал переключателями и внимательно следил за показаниями приборов.
— Саша, у нас проблема, — мрачно сказал он спустя несколько секунд.
— В чем дело?
— Падает давление в системе.
Ту же информацию вскоре подтвердили из ЦУПа:
— «Орланы», по данным телеметрии, давление в топливной системе ниже нормы и продолжает падать.
Оттолкнувшись от кресла, командир приблизился к иллюминатору, сквозь который был виден борт «Мир-экспресса».
Из-под недавно закрытого люка выбивалась сизая струйка газа.
— Травит, — поморщился он.
— Сильно?
— Прилично.
— Черт…
— Это серьезно, Серега?
— Да, Саня, это очень серьезно. Что будем делать?
Александр вернулся к креслу. На обдумывание ушло несколько секунд, после чего он поправил микрофон и позвал:
— «Заря», я — «Орлан-6».
— Да, «Орлан», мы на связи, — моментально отозвался ЦУП.
— Предлагаю повторный выход из корабля для устранения утечки.
Руководитель полетов также взял небольшую паузу, видимо совещаясь со специалистами. Затем твердым голосом приказал:
— Запрещаю выход. Приготовиться к отстыковке корабля от «Мира».
— Но «Заря»… — попытался было возразить командир.
Инженер требовательно тронул за руку и показал на прибор.
— Скорость падения давления нарастает — боюсь, как бы не рвануло. Надо отчаливать.
— По местам, — развернувшись, командир втиснул себя в кресло. — Приготовиться к отстыковке…
* * *
Оба космонавта находились на своих штатных местах. Инженер быстро зачитывал карту, командир также, не теряя времени, щелкал тумблерами и нажимал на клавиши, включая и контролируя бортовые системы «Союза».
Убедившись, что они исправно функционируют, он повернулся к инженеру:
— Готов?
— Да, можем отчаливать.
— Открыть замки.
— Открываю…
Корпус корабля передал вибрацию синхронно открывающихся стыковочных замков. Александр потянул на себя джойстик, тело «Союза» содрогнулось и плавно отошло от «Мира».
— Дистанция три метра… Пять… Семь… — диктовал инженер.
Командир посматривал на монитор, транслировавший картинку удалявшегося корабля, а боковое зрение помимо его воли фиксировало растущее облако распылявшегося по левому борту топлива. В лучах восходящего над Землей солнца облако переливалось и играло всеми цветами радуги. По мере отдаления от «Марс-экспресса» оно теряло краски, рассеивалось и темнело, сливаясь с чернотой космоса.
«Успеть бы! Только бы успеть!» — билась в висках единственная мысль.
Где-то в глубинах сознания жили и другие мысли. К примеру, о том, что обнищавшая страна потратила на проект «Марс-экспресс» последние и весьма существенные средства. И вот теперь — в эту самую минуту — мечта советского народа и всего человечества о пилотируемой экспедиции к загадочной Красной планете висела на тонком волоске. Мысль эта, заслоненная смертельной опасностью, была далекой, расплывчатой. Желание спасти «Союз», Серегу, да и самого себя перебивало все остальное.
— Десять метров. Двенадцать… — монотонно проговаривал напарник.
На слове «четырнадцать» он споткнулся, потому что слева полыхнуло зарево. Сама вспышка была беззвучной, но, разрастаясь, она шибанула по борту «Союза» с таким грохотом, что у обоих космонавтов заложило уши.
Оба иллюминатора взорвались ярким светом. Корабль сильно тряхнуло, закрутило.
— Стабилизируй, Саня! — крикнул инженер.
— Сейчас… Сейчас… — пытался тот поймать джойстик. — Не могу дотянуться…
Из-за быстрого вращения «Союза» космонавтов бросало внутри то в одну сторону, то в другую. Если бы не пристегнутые ремни, то обоих выкинуло бы из ложементов.
Крутило по часовой стрелке относительно продольной оси корабля — это Александр определил по мелькавшему в иллюминаторе «Марсу». Ухватив наконец ручку управления, он отклонил ее до предела влево.
Вращение стало замедляться.
— Кажется, получилось — спаслись, — попытался командир определить расстояние до «Марса».
«Марс-экспресс» отдалялся. До полной стабилизации «Союза» оставалось не более тридцати секунд.
— Получилось, Саша, — подал голос инженер. — Отойти бы еще подальше…
Отойти они не успели. Яркая вспышка у борта «Марса» погасла, оставив лишь бивший с переменной силой факел из-под люка топливной системы. А вот с «Союзом» начались проблемы.
Внимание командира привлекли оранжевые всполохи под иллюминатором.
— Серега, что это?!
Тот посмотрел влево, затем перевел взгляд на приборы…
По телу корабля пошла вибрация, под полом спускаемого аппарата что-то угрожающе загудело.
— Баки, — прошептал инженер.
— Что «баки»? — не понял командир.
— Топливные баки в агрегатном отсеке. Если они воспламенятся — нам…
Договорить он не успел. Снизу в спускаемый аппарат что-то ударило, послышались грохот, скрежет и шипение уходящего из кабины воздуха.
— «Орланы», я — «Заря»! «Орланы», ответьте «Заре»! Почему молчите?! — кричал руководитель полетов.
«Марс-экспресс», получив от возгорания топлива импульс вращения, так и остался на прежней орбите. А разваливающийся на части «Союз ТМ» с каждой секундой отдалялся от него в черноту открытого космоса…

                                                                                     Глава первая

Российская Федерация; Москва Здесь и далее — наше время
— Я все понимаю, Роман Аркадьевич, и готов вас выслушать. Но сегодня, к сожалению, не могу, — монотонно говорил в телефонную трубку глава «Роскосмоса». По всему было видно, что общение не доставляло ему удовольствия. — Может быть, завтра? Перед обедом у меня будет получасовое «окно»…
— Игорь Александрович, я тоже человек занятой, но дело у меня к вам серьезное, — настаивал Велесов. — Очень серьезное и срочное. И, кстати, довольно выгодное для вашей корпорации.
Игорь Воробьев понял, что избалованный и нахальный миллиардер так просто не отвяжется. Он всегда шел напропалую, лез по головам и был не из тех, кто считал такт с деликатностью лучшими союзниками в переговорах.
— Роман Аркадьевич, дело в том, что через полтора часа я должен быть в Кремле на расширенном совещании кабинета министров, — признался Воробьев, искренне надеясь, что хотя бы эта новость оградит его от настойчивости Велесова.
Не тут-то было.
— Я могу поговорить с любым из ваших заместителей, — тут же нашелся он. — Поверьте, мое предложение станет для вас приятным сюрпризом.
Воробьев поскреб чисто выбритую щеку.
— Хорошо. Я пришлю Анатолия Андреевича Образцова. Это моя правая рука… Вы, должно быть, слышали о нем.
— Да, припоминаю.
— Где вам удобнее с ним встретиться?
— Я еду в вашу сторону; минут через тридцать буду на Щепкина. Можем побеседовать в моей машине.
— Договорились. Он выйдет к вам…
Положив трубку на аппарат, Воробьев связался с секретарем и попросил пригласить к нему заместителя. Вскоре тот вошел в кабинет.
— Анатолий Андреевич, у меня к тебе просьба, — сказал глава «Роскомоса». — Присаживайся…
— Слушаю, Игорь Александрович, — устроился тот сбоку от рабочего стола.
Наедине они всегда общались запросто, по-дружески, ибо знали друг друга много лет. При подчиненных всегда переходили на «вы».
— Я через десять минут отбываю в Кремль на совещание, а тут Велесов нарисовался.
— Велесов, — нахмурился заместитель. — Это не тот, который олигарх?
— Тот самый. Владелец заводов, газет, пароходов. Точнее — шестипалубных яхт.
— И что ему от нас нужно?
— Понятия не имею. Сказал, будто есть выгодное предложение. Обещал скоро подъехать к центральному входу. Ты уж сделай милость — спустись и переговори с ним. Он, к сожалению, не тот человек, перед носом которого можно захлопнуть дверь, — поморщился Воробьев.
— Точно — не тот. Он с премьером-то почаще встречается, чем мы с тобой.
— В том-то и дело. В общем, возьми на себя обязанность выслушать этого сноба, а я попробую разжалобить на совещании высокое начальство и выбить хоть какие-то крохи для нашего бюджета.
— Было бы неплохо, — кивнул Образцов. — На два очередных запуска «Прогрессов» к МКС наскребли, а что делать дальше? Либо падать в ножки вице-премьеру, либо возвращать экипаж и консервировать наш сегмент. А это… сам понимаешь.
— Понимаю. Ладно, пора собираться…
Спустя пару минут они простились на крыльце главного входа: глава «Роскосмоса» уселся в свой служебный автомобиль, а его заместитель достал сигарету, подпалил ее и, прохаживаясь под козырьком, принялся ожидать появления кортежа известного олигарха…
* * *
Отец Романа скончался от цирроза печени в последний месяц двадцатого века. Характер папаши был несносный и заносчивый. Обычный самовлюбленный мелкий чиновник поселковой администрации с большими связями, для которого все прочие — мусор под ногами. По этой причине его смерти обрадовались не только сотрудники Пенсионного фонда, но и большинство коллег и родственников. И только юный Ромка горевал с той искренностью, на какую была способна его черствая душа. Горевал, потому что потерял единственного покровителя, неоднократно спасавшего из дурацких переделок.
Вначале Роман реально испугался, думая, что остался один в пустыне бессмысленности и безрассудства лихих девяностых. Помогли взрослые дружки из соседнего города, где молодой оболтус проводил большую часть свободного времени. Вначале «помогали» залить горе спиртным, после втянули в банду.
Впрочем, Рома особо не сопротивлялся. По гороскопу он был Тельцом. А что из себя представляет Телец? Если его угораздит свернуть с правильного пути, то он быстро превращается в расчетливую сволочь. Вопрос: «Ты соображаешь, что натворил?» — для него не имеет смысла. Еще как соображает. Заранее все рассчитывает до мельчайших деталей: сколько раз и куда побольнее ударить, что и у кого отжать.
Бросив школу и окончательно подавшись в большой город, Роман прожил там довольно долго. Заработал авторитет среди таких же отбросов, поднакопил деньжат, добытых с помощью криминальных схем. Не брезговал и такими фирменными бандитскими приемами, как вымогательство, грабеж, рэкет.
Шли годы. Страна и жизнь в ней постепенно менялись. Времена, когда народ безоглядно верил «Первому каналу», канули в вечность. В отмороженных злым детством мозгах Романа назрело решение перебраться из большого города в огромный. Имея на кармане хорошие бабки, эта затея не казалась недостижимой. И он перебрался.
Решив сменить имидж, Ромка стал Романом Аркадьевичем. Удачно прикупил домик в элитном районе, начал интересоваться финансами и активами крупных компаний. Занятие оказалось несложным и даже интересным, ведь успех в нем тоже зависел от глубины кармана. К тому же Рома обнаружил в себе задатки талантливого коммерсанта, способного запросто продать небольшой подмосковный город, ближайший вторник и любую составляющую воздуха.
Тонкая прослойка рублевских россиян встретила пополнение с радостью. Так на свет божий родилась еще одна тупорылая акула российского бизнеса.
Бизнес Романа Аркадьевича весело разрастался. Довольно скоро трехэтажный особнячок стал маловат и перешел в разряд гостевых, а рядом вырос роскошный дворец в имперском стиле. Каждое утро с обширной вымощенной римской брусчаткой территории выезжала кавалькада из пяти-шести джипов, черных и блестящих, как полированные гранитные глыбы. Кавалькада уносилась в один из деловых районов Москвы, где подпирало небо огромное офисное здание, принадлежавшее Велесову.
Следуя лучшим традициям российских олигархов, вскоре Роман Аркадьевич стал счастливым обладателем недвижимости в Соединенном Королевстве. Ведь страдать и переживать за Родину гораздо удобнее из престижного лондонского Челси.
Папаша на смертном одре предупреждал: «Будь осторожен, сын. Не зарывайся и не высовывайся. Чем меньше людей будет узнавать тебя на улице, тем дольше проживешь». Рома и сам догадывался о том, что птицы высокого полета, как правило, заканчивают жизнь в первой ступени турбокомпрессора двигателя реактивного лайнера.
Но остановить себя уже не мог. Большой бизнес все крепче срастался с властью. И та, подобно блудливой девке, томно улыбалась, подмигивала, намекала, звала…
* * *
Через четверть часа к входу центрального офиса корпорации «Роскосмос» подкатили три автомобиля. В одном из них находился Велесов, в двух других — вышколенная и молчаливая охрана под началом колоритного азиата.
Пригласив Образцова в салон роскошного бронированного лимузина, Велесов на всякий случай представился:
— Роман Аркадьевич.
— Анатолий Андреевич, — не остался в долгу Образцов.
Оба не раз встречались на совещаниях, торжествах и прочих мероприятиях различного уровня, знали друг друга в лицо, но знакомы не были. Отныне данный пробел был устранен.
Впереди рядом с водителем уселся тот самый азиат — молодой, крепко сбитый охранник.
— Это мой Брюс Ли, — с улыбкой кивнул в его сторону миллиардер.
Образцов вопросительно вскинул брови.
— Мой личный телохранитель и начальник службы безопасности. При нем можно говорить на любые темы. Выпить не желаете? — открыл Велесов крышку бара.
Образцов на миг прищурился от вспыхнувшей подсветки и разнообразия дорогих напитков.
— Благодарю, — мотнул он головой. — После совещаний в Кремле шеф имеет привычку собирать руководство «Роскосмоса» в своем кабинете. Поэтому нужно быть в форме.
— Понимаю. Тогда к делу?
— Да, конечно. Слушаю вас.
— Анатолий Андреевич, мне тоже неоднократно доводилось встречаться с высшим руководством страны, сидеть на скучных совещаниях, дремать на конференциях. Слышал я и выступления вашего шефа — Воробьева. Я, конечно, мало что понимал в его докладах, но…
— Что «но»? — Образцов машинально потянул из кармана пачку сигарет.
— Из множества его речей я извлек лишь одно: вашей конторе катастрофически не хватает финансирования. Из-за этого срываются запуски, исследования и эксперименты на орбите. Я прав?
— Подобный вывод сделать не сложно, — снисходительно улыбнулся зам главы корпорации. Вспомнив о сигарете, спросил: — Я могу курить?
— Да, пожалуйста, — выдвинул Велесов из широкого подлокотника пепельницу. — Так, значит, вам нужны деньги?
— Странный вопрос. Кому они сейчас не нужны?
— Так вот… я готов вложить некоторую сумму в один из ваших проектов. К слову, приличную сумму.
— Готовы вложить?.. — растерялся Образцов.
— Да. Но не в любой проект, а в такой… скажем, очень значимый. Громкий. Такой, от которого у наших с вами сограждан буквально захватит дух.
— Да, но все современные проекты нашей корпорации сводятся к полетам на Международную космическую…
— Это исключено, — отрезал олигарх. — Меня интересует что-то более серьезное.
— Что именно? — волнуясь, Анатолий Андреевич забыл о тлеющей сигарете.
— К примеру, полет на Марс или к его спутникам. Их, если не ошибаюсь, два.
— Совершенно верно — Фобос и Деймос. А вы осознаете, сколько стоит подобный проект?
— Сколько?
— Полет автоматической станции для облета Марса с минимальным набором исследовательских функций обходится американцам минимум в десять миллиардов долларов.
— Автоматической?! — с кислой миной переспросил Велесов. — А если с космонавтом на борту?
Вопрос заставил Образцова улыбнуться.
— Мы этот вопрос прорабатываем лишь теоретически, так как у нас на сегодняшний день для его воплощения нет ни технологической базы, ни средств, ни времени. A NASA подобную экспедицию оценивает в астрономическую сумму — от четырехсот миллиардов до одного триллиона долларов.
— Охренеть… — прошептал владелец «Роллс-Ройсов» и футбольных команд. — Я полагал, что сумма выглядит скромнее.
Анатолий Андреевич понемногу пришел в себя.
— А сколько вы собирались вложить в… так называемую экспедицию? — спросил он.
— Ну… скажем… полтора миллиарда.
— Долларов?
— Разумеется.
— Приличная сумма. На эти деньги можно три года летать на МКС.
— Нет-нет, — в голосе олигарха опять прозвучали категоричные нотки. — МКС исключается. Нужно другое.
— Простите за любопытство, но зачем вам это, Роман Аркадьевич?
Помолчав, словно решаясь расстаться с чем-то сокровенным, тот признался:
— Люди мы с вами взрослые, беседа предстоит серьезная, поэтому буду говорить прямо, без двусмысленности. Я намерен выставить свою кандидатуру на предстоящих выборах Президента Российской Федерации.
«Ого, куда замахнулся, прохвост! — подивился про себя Образцов. — Далеко пойдет. Даже если не выиграет гонку — в проигрыше не останется».
— …Команда профессиональных политтехнологов, помощников и пиарщиков собрана, средства тоже есть, — продолжал миллиардер. — Отрицательный бэкграунд и компромат, конечно, имеются — куда ж без них, но все это спрятано глубоко и надежно. Позиционировать себя «человеком из народа» в предвыборной гонке глупо — никто в эту клоунаду не поверит. Как не поверит в стандартное предвыборное балабольство, за которым ничего не последует. Поэтому мне, Анатолий Андреевич, необходима «бомба» в виде конкретного и яркого действия. Я рассмотрел несколько проектов. Строительство тоннеля на острове Сахалин, спонсирование предстоящего чемпионата мира по футболу, возведение самого высокого в мире небоскреба в моем родном городе — Тольятти…
— И что же? — осторожно поинтересовался Образцов. — По-моему, каждый из этих проектов достоин внимания.
Велесов отмахнулся:
— С тоннелем и небоскребом я попросту не успею к выборам — это дело непростое и канительное.
— А чемпионат мира?
— Да вы в своем уме?! Наша сборная опять все прое… В общем, не выйдет из группы, и этот провал только разозлит электорат, перечеркнув все мои усилия.
— Да, пожалуй, вы правы — на наш современный футбол полагаться не стоит.
— И поэтому, Анатолий Андреевич, остается сенсационная победа в космосе. Мы ведь уже порядком отстаем в космической гонке от Штатов. Верно?
— Есть такое дело. Лет на двенадцать, а то и пятнадцать.
— Вот и отлично! Здесь мне и нужна громкая победа. Такая громкая, чтоб у всех уши заложило! А к полетам на МКС народ давно привык. Даже если ваш Воробьев объявит на всю страну, что я оплатил пятнадцать полетов к Международной станции — ни один избиратель и ухом не поведет. Мои деньги будут тупо выброшены из окна на ветер…
Образцов слушал фразы Велесова — рубленые и резкие, словно удары топора, и удивлялся: «А как же, господин потенциальный президент, такие понятия, как патриотизм, любовь к Родине и к своему народу, забота о науке и техническом прогрессе?..»
Увы, за тридцать минут, проведенных в салоне роскошного автомобиля, Анатолий Андреевич не услышал об этом ни слова. Ему очень хотелось оборвать самодовольного наглеца на полуслове, сказать что-нибудь обидное и, хлопнув дверцей, уйти, но… задание от шефа звучало несколько иначе. Да и полтора миллиарда долларов на улице Щепкина просто так не валялись.
— Ну так что мы с вами решим? — вернул его из размышлений вопрос Велесова.
— Да я, собственно, не уполномочен принимать решения — Воробьев попросил встретиться с вами и выслушать, — пояснил Образцов. — Дождусь его возвращения из Кремля, передам суть беседы, тогда и подумаем, что вам предложить. Такой вариант устроит?
— Вполне, — протянул Велесов визитку. — Позвоните мне, когда решение созреет. Только не затягивайте и по телефону ни слова.
— Само собой…
Затягивать Образцов не собирался — подобных предложений от богачей в «Роскосмос» еще не поступало. Воробьев вернулся из Кремля около семи вечера; все заместители, начальники служб и ведущих отделов собрались в небольшом конференц-зале, где обычно проводились планерки и совещания.
Увидев заместителя, шеф вопросительно вскинул бровь.
Образцов кивнул и показал взглядом в сторону выхода в коридор: «Расскажу после совещания…»
* * *
Поздно вечером в кабинете главы корпорации присутствовали трое: Воробьев, Образцов и технический директор — Сергей Ильич Филин. В этом составе, как правило, собирались и советовались по самым важным вопросам.
— Неужели Велесов хочет поделиться с нашей корпорацией своими деньгами? — изумленно спросил Воробьев, когда заместитель передал суть переговоров.
— Способность делиться, Игорь, осталась только у простейших, — охладил тот его ожидания. И озвучил условия, за выполнения которых толстосум намеревался отдать свои «кровные».
— Однако, — откинулся Воробьев на спинку кресла.
— М-да, — постучал пальцами по лакированной столешнице Филин. — Вот же времена настали! У государства денег нет, зато заявляется какой-то проходимец и предлагает баснословную сумму за программу «поострее»…
Сергей Ильич был одним из самых возрастных сотрудников «Роскосмоса». Начинал на Байконуре рядовым инженером, готовил старты «Союзов», «Востоков», «Молний», «Циклонов» и «Космосов». В марте восьмидесятого едва не погиб на космодроме Плесецк, когда взорвалась ракета-носитель «Восток-2 М». В общем, великолепный человек. Таких больше не делают.
Воробьев без особой надежды поинтересовался:
— Так что же мы можем ему предложить?
— Автоматический полет к Луне, — неуверенно ответил Образцов.
— Устроит ли он Велесова? Что в нем такого… «остренького»?
— К примеру, видео- и фотосъемка поверхности в максимальном на сегодняшний день разрешении. Последний американский автоматический зонд LADEE в 2013 году изучал атмосферу Луны и проводил испытания оптической связи. Китайские автоматические станции «Чанъэ-5 Т1» и «Manfred Memorial Moon Mission» в 2014-м испытывали возвращение на Землю спускаемого аппарата. То есть съемкой лунной поверхности в высоком разрешении еще никто не занимался. Мы могли бы стать первыми.
— Что ж, возможно. Примем это как один из наиболее интересных вариантов.
— У данного варианта имеется один большой изъян, — выдернув из губ сигарету, сказал Филин. У его голоса был приятный низкий тембр, а слова он выговаривал медленно и с еле уловимым кубанским акцентом.
— Какой же? — озаботился Воробьев.
— В означенную сумму мы уложимся, а вот времени на подготовку полета катастрофически мало. Как и шансов на успех.
Образцов вздохнул:
— Согласен. Велесову необходима громкая победа, а не громкий провал. Поэтому спешка при разработке и сборке аппарата исключена.
Заложив руки за спину, Воробьев прошелся по кабинету.
— Что мы еще можем предложить?..
* * *
Дискуссия продолжалась до глубокой ночи. Обсудили программу «Ликвидатор», или как ее чаще называли в корпорации — «Дворник». Проект сбора космического мусора с орбиты Земли был относительно дешев, но находился на стадии разработки и поэтому тоже не устроил. Как не устроили и другие варианты: дистанционное зондирование Земли, испытательный полет сверхтяжелой ракеты для Марса и запуск российско-немецкой обсерватории высоких энергий «Спектр-РГ».
— Не то. Все не то! — сокрушался Образцов. — Велесов настроен на что-то сенсационное, необычное. Это для нас выведение на орбиту телескопа eROSITA для изучения черных дыр и галактических кластеров — событие чрезвычайной важности. А для него — пустая трата денег. Его устроил бы полет к Луне, но мы ограничены низкоорбитальной зоной Земли. У нас попросту нет подходящего корабля!
Филин все больше молчал; временами даже казалось, будто он дремал, уронив голову на грудь. Однако после исполненной трагизма речи Образцова он тяжело поднялся с кресла; кряхтя, распрямил спину. Воробьев подумал было, что старик устал и намерен покинуть малопродуктивное совещание. Но тот подковылял к раскрытому окну, вдохнул свежего воздуха и вдруг сказал:
— Есть подходящий корабль.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • зозозо об авторе Андрей Викторович Стрелок
    Ох и хрень же.Какую книгу ни возьмешь, везде одно и то же, мешанина всего, что только можно придумать, постапокалипсис, вампиры, боги с пантеноном, демоны с преисподней, параллельные миры, инопланетяне с бластерами, киборги и андроиды с процессорами, а самое главное в книгах это массовые расстрелы. Годзиллы разве что с трансформерами не хватает. Одну книгу прочитал нормально, вторую кое как дочитал, попробовал прочитать что нибудь с другой серии, там все то же самое, разве что имена у героев другие. Скучно.

  • iwanow321 о книге: Кристи Кострова - Брачный ритуал [СИ]
    69 килобайт. никто ничего не потеряет, если не прочитает.
    переместилась, корявилась, дала согласие на свадьбу, помолвка. 69 кб на свадьбу уже не хватило.
    если что - это рассказик, не рОман.

  • alesh.nat о книге: Марина Эльденберт - Межмировая няня, или Алмазный король и я
    Очень наивный,скучный сюжет!В ггероиню влюбляются с первого взгляда,хорошо не с первого раза.

  • Zvolya о книге: Ольга Герр - Желанная
    Мне понравилось, хотя сюжет о переселенцах в средневековье не нов, но в этот раз было интересно. Взрослые и живые герои, хороший слог, полное отсутствие розовых соплей и Богов(Богинь). Ггероиня порадовала искренними материнскими чувствами, Ггерой- заботой и вниманием, несмотря на "предательство" первой Алианны. Пошла читать следующую историю про исполнение желаний.

  • iwanow321 о книге: Кристи Кострова - Невеста из проклятого рода. Книга 1
    замечательно! о никчёмных растениях аж две книги! тупые тли, что мужчины, что дамочки.
    "герцоги" и "короли", что позволяют своим мамкам хамить и натравливать прислугу, нормально. герцогствами и королевствами управляют, а прислуга может делать всё, что угодно, обхамливая приглашённых в гости?

    и никто не стал заморачиваться, что привезённые с далёкого малообитаемого острова дочери проклятого рода, в общем-то, ни в какие компаньонки никому не годятся, и им самим компаньонки нужны? девицы никогда ни при каком дворе не были и балов у них не было. и светскую жизнь они не знают абсолютно. какие они кому компаньонки? афторша, ты о чём пишешь-то?

    и ещё, афторша, с помойки нищебродного райцентра: прислуга не просто треплется, а - МНОГО ТРЕПЛЕТСЯ. и камердинер, и управляющий, и экономка, и старшая горничная герцога ОБЯЗАНЫ БЫЛИ ПОСТАВИТЬ В ИЗВЕСТНОСТЬ хозяина о самоуправстве его мамаши в натравливании на приглашённых обслуги.

    мало того, первое, что сделал бы любой родитель привезённых на смотрины невест: стуканул бы герцогу о его мамаше МОМЕНТАЛЬНО. замучился бы этот герцог выслушивать.

    и последнее, афторша. главное. если мать какого-то парня, мужчины, жениха - стерва последняя, хамло подзаборное, тварь раздолбайская: БЕГИТЕ ДЕВУШКИ! сынуля у неё - дрянь неперевоспитуемая. повеситесь, при отсутствии разводов, через неделю после свадьбы. от осинки апельсинки не рождаются.

    и, как я понял, первая книга - это всё описание всевозможного г., которое напридумывает и вводит в жизнь мамуля жениха-герцога. и - неистощимая на гадости афторша, тоже.

    спасибо, кострова кристи, за удаление этого бреда. нечего нормальным девочкам такому учиться и следовать.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.