Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42056
Книг: 105910
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «На другой стороне»

    
размер шрифта:AAA

Наиль Эдуардович Выборнов
Метро 2033: Переход-2. На другой стороне

Посвящается моему деду,
которого не стало, когда я работал над этой книгой.

Объяснительная записка Анастасии Калябиной

Здравствуйте, дорогие друзья!
Ну что же, я снова с вами. Я очень полюбила писать объяснительные записки. Когда читаешь не ради чтения, вскрываются очень интересные смыслы и подтексты – книга открывается с совершенно другой стороны.
Вот новый роман Наиля Выборнова совершенно не похож на старый. Случается такое с продолжениями и именно в таких случаях люди говорят «удивительно, но вторая часть даже лучше первой». Минус любых продолжений в том, что их заказывают автору, с целью заработать побыстрее, пока интерес к первой части не остыл. Мы не подгоняли автора палкой и получилась добротная вторая часть. Потому что за два года изменился сам автор и смог изменить своих героев.
Мародер Нель снова с нами, но он уже не тот. Он нем, изнеможден, и, самое главное, он заработал интересное соседство – теперь в его голове обитает ментал. Очень интересный симбиоз получился. Выборнов переигрывает классические сюжеты, когда главному герою, обязательно молчаливому и брутальному, навязывают спутника, от которого никак нельзя отвязаться. Но это не случай Неля. Его монстр в голове неизлечим. Более того, чтобы выжить, Нелю нужен этот мутант. А мутанту нужен Нель. Казалось бы, классика, но…

В фильме выяснилось бы, что со временем Нель проникся к своему незваному гостю искренней симпатией, потерявши ментала, Нель пустил бы скупую мужскую слезу. Но в «Переходе» такого не будет, не ждите. Метро – это место для героев с характером, для несгибаемых – другие тут просто не выживают. И мы увидим, как через облака галлюцинаций Нель будет продираться к правде и не сдаваться до конца, или… А что, собственно, значит сдаться, если пока жив ты, жив и твой враг? Выборнов будет искать ответ на этот вопрос в своем романе, а вы посмотрите, что из этого выйдет. У меня осталось много вопросов, обсуждение, чувствую, будет горячим, как и сам роман.
Второй «Переход» – это бесконечная война. И Нель находится в ее эпицентре. Куда бы он ни бежал, где бы ни проходил – вокруг война, а главная бойня идет в его голове. Такая, как она и есть на самом деле, без выигравших, потому что в любой войне проигрывают обе стороны.
Мы с вами, друзья, погружаемся в мир лютого экшена, такого же драйвового, как и первая часть, но с мозгодробящим психологическим подтекстом.

Да начнется бой!
Что делать женщине, когда больше не хочется жить? Когда единственную дочь убили у нее на глазах. Когда во всем метро не осталось ни одного близкого человека. Когда тело отравлено смертельным ядом и лучевой болезнью, а в душе – только отчаяние и мрак. Что остается той, которую еще недавно считали профессиональной шпионкой, безжалостной охотницей за людьми и жестокой наемницей по прозвищу Гончая? Только отомстить убийцам дочери! Куда приведет ее неукротимая жажда мести? Превратит в беспощадное чудовище, подобное Пожирателю рухнувшего мира, или она найдет в себе силы противостоять Злу и откроет свое истинное предназначение?
Мы вновь возвращаемся в постъядерную Самару, описанную Сергеем Палием в романе «Безымянка». Рубеж открыт, но вдали стал виден загадочный светящийся купол. Думала ли юная Арина, выросшая в подземке, что именно ей доведется отправиться туда в поисках ушедшего отца? Ведь это же – сущее самоубийство. И хотя сопровождает ее легендарный сталкер по прозвищу Еж, кажется, он вовсе не намерен оберегать ее от малейшей опасности. Похоже, этому циничному типу просто интересно посмотреть, как далеко способна зайти девушка в своей решимости.

Глава 1
В клетке

Резкий запах нашатырного спирта привел его в себя, перетряхнул содержимое его черепной коробки. Не открывая глаз, мародер попытался отшатнуться от поднесенного к носу источника запаха, но не смог.
Только тогда он понял, что крепко-накрепко привязан к чему-то. И едва сдержал разочарованный вздох. Он-то надеялся, что пытка, которой было его существование в мире после Войны, наконец-то закончилась.
Пришлось открыть глаза. С трудом сфокусировав взгляд на лице мужчины, державшего перед его носом пузырек с выцветшей этикеткой, мародер понял, что не помнит этого человека.
А это могло означать только очередное разочарование. Спасателями, доставшими его из-под завалов, были вовсе не друзья, ринувшиеся на поиски.
Он в очередной раз попал в руки врагов.
И хотя мужчина был одет в белый медицинский халат, Нель знал, что белый цвет одежды отнюдь не означал чистоты помыслов ее обладателя. Он и сам когда-то такой носил.
– Очнулся наконец-то, – констатировал медик, убрал пузырек нашатыря от носа мародера и завернул пробку. – Значит, можно будет работать. Олег!
Металлическая дверь, в которой мародер без труда признал дверь технических помещений переходов, отворилась, и в комнату вошел второй мужчина. Он был в выцветших от времени камуфляжных брюках и армейском же свитере со вставками на плечах и локтях.
Только тогда мародер понял, насколько же ему холодно. Он был практически голым, тело его прикрывал только эластичный бинт, намотанный на грудную клетку, да хлопчатобумажное трико.
Он попытался сказать об этом своим спасителям, но не смог.
Попытался выдавить из себя хоть какие-то звуки, но язык не слушался своего хозяина. Так он и сидел, разевая рот, будто рыба, выброшенная на берег.
– Слушай, а он точно очнулся? – спросил тот, которого назвали Олегом. – Сидит с открытым ртом, будто имбецил какой-то.
– Ну, так кто знает, сколько этот мужик под завалами пролежал? – спросил доктор, стянул с носа очки и принялся протирать их микрофиброй. Посмотрел на единственный источник света – тусклую лампочку под потолком, подышал на стекло и продолжил тереть очки. – Да и по голове его долбануло хорошо. Приложило его, но отойдет, наверное.
– Ждать некогда, – покачал головой военный, наклонился к лицу мародера и спросил. – Ну, ты понимаешь, о чем я говорю? Нам нужна информация, понимаешь?
Нельсон смог только беспомощно дернуться, попытавшись пожать плечами, но веревки слишком крепко впивались в тело, и не давали двигаться.
Однако, военный, кажется, неправильно понял мародера. Он отшатнулся от него, будто ожидал нападения, и положил руку на рукоять пистолета в кобуре.
– Веревки крепкие, – заметил врач, надевая очки. – Ему не вырваться.
Веревки действительно держали крепко, и у мародера даже не было мысли о том, чтобы вырваться, попытавшись разорвать их. Так же, как и попытаться сломать стул, как это обычно делают крутые герои боевиков.
Просто потому что стул был металлический. От прикосновения холодного металла к обнаженной спине по телу бежали мурашки.
– По крайней мере, он слышит, – сказал доктор. – Значит, можно спрашивать.
Он подошел к мародеру вплотную, дернул его за подбородок, повернув к себе, и заглянул в глаза. Нельсон привычно одарил доктора самой ужасающей из своих ухмылок, но на того это, кажется, не подействовало.
– Ты понимаешь, о чем я говорю? – спросил доктор.
Стоило признать, что одними улыбками тут не отделаться. Нель попытался открыть рот, чтобы обложить врача, но язык снова не послушался его.
– Отойди, – военный оттер врача от мародера. – Нам нужна информация. Сколько людей живет в городе, где они скрываются. Чем живут. Все, что знаешь.
Нельсону почему-то внезапно стало весело. Понятно, что выкопавшие его люди понятия не имеют о происходящем в городе. И, несмотря на то, что допрос они проводили в переходе, парни явно пришли откуда-то из-за пределов города.
И единственным языком, которого они умудрились достать, оказался мародер, который неизвестно почему вдруг разучился членораздельно говорить.
Да и нечленораздельно тоже, чего уж греха таить.
Кажется, на лице мародера слишком явно отразилась радость, что очень не понравилось военному. Он отодвинулся, коротко размахнулся и ударил кулаком в и так сломанный нос Нельсона.
Глаза мародера затянуло кровавой пеленой и из них брызнули слезы. Он попытался открыть рот, чтобы хоть что-то ответить своему мучителю, но тот решил не останавливаться на достигнутом и нанес удар левой рукой по подбородку.
От неожиданности Нель прикусил кончик языка. Вот это было действительно больно.
Рот наполнился кровью. Мародер весь сжался в ожидании третьего удара, и не ошибся. Действительно, зачем бить дважды, если можно ударить три раза?
И как бы ни пытался Нель приготовиться, вжимая голову в плечи и напрягая мышцы шеи, но после третьего удара в глазах окончательно потемнело, и он вырубился.
И снова его привели в чувство с помощью нашатырного спирта. В этот раз мародеру было гораздо хуже. Болел язык, болел нос, по лицу в две струи текла кровь, во рту чувствовался солоноватый привкус.
В общем, интуиция говорила мародеру, что нужно колоться, а потом уже думать, что делать дальше, и как сбежать к своим.
Потому что не будут его убивать. Иначе не пытались бы лечить, не перетягивали бы сломанные во время последнего боя ребра. По-быстрому привели бы в чувство, да допросили бы прямо там, где нашли.
Экспресс-допрос, так сказать. Сел бы этот самый Олег-военный на грудь, да стал бы медленно выдавливать глаза. И тут Нель рассказал бы все, что знал, и даже то, чего не знал, уж фантазией его природа не обделила. А потом его бы добили.
В общем, нужно было колоться и рассказывать все, пытаясь по мере сил дезинформировать пришлых, стараясь переврать все, что нельзя было проверить по-быстрому.
Только вот не получалось. Язык не слушался. И Нельсон не понимал, почему.
Нужно было придумать, как дать допрашивающим понять, что он хочет, но попросту не имеет возможности рассказать им обо всем.
И придумать какой-то еще способ коммуникации.
– Ну, продолжим наше знакомство, – вновь заговорил Олег и подул на рассеченные костяшки пальцев. – Ну, ты будешь говорить?
Мародер исподлобья посмотрел военному в глаза и не придумал ничего лучше, кроме как кивнуть. Кажется, это понравилось Олегу, он ухмыльнулся, сделал шаг вперед, вновь наклонился и сказал:
– Вот и славно. Как тебя зовут?
Нель уже не пытался воспользоваться не слушающимся его языком. Он просто покачал головой, уже ни на что особо не надеясь.
Военный расстегнул клапан нагрудного кармана куртки и вынул из него оторванную нашивку с фамилией, группой крови и резус-фактором.
– Измайлов, да? Рядовой Измайлов, вторая положительная группа крови, – он выдержал короткую паузу и вдруг изменил интонацию. – Слушай, рядовой, я тоже военный. И служил в той же самой армии, что и ты двадцать лет назад, правда, чином повыше был. И дам тебе совет, не пытайся запираться, лучше расскажи все, как есть. Мне тебя бить никакого удовольствия не доставляет.
Нельсон только тяжело выдохнул. Это была не его нашивка. Все снаряжение мародера осталось у исламистов, захвативших «ДК Энергетик». Кроме автомата, который удалось отобрать.
А Измайловым был один из рядовых, застрелившихся в первую неделю после того, как упали бомбы. Совсем молодой парень, татарин родом из соседнего города, который никак не мог поверить в то, что произошло.
А после того, как поверил, не смог с этим жить. Его комплект снаряжения остался на складах «Домостроителей». Судьба повернулась так, что его выдали Нельсону взамен утерянного в тот самый день, когда исламисты пошли на приступ.
А мародер не стал отпарывать нашивку. То ли потому что группа крови совпадала, то ли просто поленился возиться с хорошо пришитым куском ткани, решив, что он все равно никак не мешает, и ладно.
Мародер уже сам толком не помнил почему. Тогда он был на пределе сил, выкладывался по полной. И сейчас события тех дней были как в тумане.
– Так что лучше говори, Измайлов, – снова сказал Олег. – Иначе ничем хорошим это для тебя не кончится.
Нель от безнадеги снова попытался что-нибудь сказать, но у него вновь не получилось. Объясняться жестами также не было возможности, так как руки были крепко-накрепко скручены за спиной.
– Ну, как знаешь, Измайлов, – военный вздохнул и перестал строить из себя добряка.
– Олег, погоди, – сказал доктор. – Тут что-то не так.
– Что тут вообще может быть не так? – спокойно спросил Олег и тут же впечатал кулак в солнечное сплетение мародера.
Из Нельсона выбило дух, он судорожно открыл рот, пытаясь перехватить хотя бы немного воздуха, но следующий удар не дал ему этого сделать. От него болью вспыхнули недавно сломанные ребра, а глаза вновь затянуло уже привычной пеленой.
Военный мордовал его, с каждым ударом распаляясь все сильнее. Нельсон продолжал балансировать на грани потери сознания и, возможно, рад был бы перейти ее и, наконец, потерять чувствительность, но заботливый доктор раз за разом подносил к его носу пузырек с адским снадобьем.
В нос шибало вонью нашатыря, сознание вновь становилось ясным, и пытка продолжалась.
И когда Нельсону подумалось, что она будет бесконечной, когда ему стало казаться, что в его теле не осталось ни одной целой кости, его мучения, наконец, прекратились.
Кто-то размотал веревки, отвязав мародера от стула, и поволок его полубесчувственное тело по полу, будто мешок с мусором. Да, честно сказать, Нель в тот момент и чувствовал себя мешком с мясом и костяной крошкой.
Он не мог поднять головы, чтобы посмотреть на своих мучителей, и, несмотря на то, что был относительно свободен, не мог даже подумать о том, чтобы попытаться дать отпор. Все, на что мародеру хватало сил – держать открытыми глаза, и смотреть на покрытый трещинами бетонный потолок коридора, по которому его волокли.
Время изменило свой бег, растягиваясь и принимая причудливые формы.
Скоро Нелю стало казаться, что его волокут уже несколько часов, что вот-вот, и коридор выведет их на поверхность, где-нибудь за пределами города.
И почему-то ему дико захотелось за город.
Перед глазами вдруг появился чудесный вид.
Он был на лугу, на синем без единого облачка, небе светило яркое солнце. Вокруг летали бабочки и стрекозы, казалось, протяни руку и ты сможешь дотронуться до одной из них.
Но сквозь синее небо, зеленую траву и разноцветных насекомых мародер по-прежнему видел серый потолок в паутине трещин.
Лабиринт закончился. Нельсона бросили на пол в комнате, размерами едва ли больше, чем два на два метра. За спиной лязгнула несмазанными петлями металлическая дверь и дважды провернулся ключ в замке.
– Не кормить ублюдка, – послышался знакомый голос. – И не поить. Полежит пару дней и заговорит.
Мародер хотел застонать от досады, но не смог.
Но его не волновали ни кормежка, ни питье. Нельсона расстроило то, что чудесный вид пропал, и не было больше ни зелени, ни неба, ни бабочек, ни солнечного света.
Под потолком, едва освещая комнату, горел слабый диод, а по полу к мародеру ползла уродливая зеленая муха. Будто заметив, что человек смотрит на него, насекомое на секунду остановилось, пару раз потерло друг о друга передние лапки, и вновь поползло.
С осторожностью, боясь вспугнуть муху, мародер поднял руку и резко опустил ладонь, размазав летающую тварь по бетонному полу.
Это отняло у Неля последние силы, и мужчина потерял сознание.

* * *

– Открой глаза, – послышался голос.
Он был знаком мародеру. Низкий и одновременно мягкий женский голос, как-то был связан с прошлым Неля, но он не слышал его несколько лет. Или десятилетий.
То ли голос матери, которой здесь оказаться не могло, то ли…
Марины. Которой здесь быть не могло тем более. По крайней мере, мать мародер сам не хоронил, и с какой-то долей вероятности она могла оказаться среди загадочных пришельцев.
– Открывай, – голос стал требовательнее, теперь он уже не просил, а приказывал.
Нельсону не оставалось ничего, кроме как подчиниться. Он разомкнул слипшиеся от засохших слез и крови веки и посмотрел на того, кто тормошил его.
– Забавно, – сказал мародер, про себя удивившись, что язык снова подчиняется ему. – Уже столько лет прошло, а я все еще помню твой голос.
Это была она. Марина. Такая, какой он ее помнил еще до того, как болезнь высушила ее тело. Круглые щечки, длинные светлые кудрявые волосы.
– Зато ты забыл кое-что другое, – обвиняющим тоном ответила жена. – Забыл, что обещал мне.
Она отошла к стене и уселась прямо на холодный бетонный пол. Почему-то Марина была одета в мужские черные брюки и дурацкую оранжевую рубашку. Хотя Нельсон ни разу не видел на жене таких вещей.
– О чем ты? – устало спросил мародер.
– О твоих связях с этой шлюхой, Кариной. Которая легла под тебя на второй день после знакомства.
– На третий, – поправил Нель. Ему не хотелось отрицать очевидное, ведь факт супружеской измены был налицо.
– Какая разница? – раздраженно спросила женщина. – Лично для меня никакой. Стоило мне отлучиться, как ты нашел замену. Знаешь, как это называется?
– И как же? – устало спросил мародер.
Он больше не смотрел на жену, предпочитая разглядывать пятна засохшей крови на полу. Они складывалась в уродливую маску, напоминавшую китайского демона. Как бы мародеру не хотелось этого признавать, но эта маска, как никогда точно отображала его внутреннюю сущность.
– Предательство, – суровым голосом ответила Марина, надув губки. – Предательство, и больше никак.
– Но ведь ты умерла, – мародер на секунду отвлекся от кровавых разводов и бросил взгляд на жену. – Умерла от болезни, которой я тебя заразил. Я лично вынес твое тело из перехода, отнес в одну из квартир. Положил на диван, укрыл, пытался сделать все более-менее…
– И ни разу не пришел, – перебила его женщина, поднимаясь с пола. – Вообще ни разу. За столько лет. А потом взял и нашел себе бабу на четырнадцать лет младше себя. А мне, между прочим, обидно. Я на тебя лучшие годы своей жизни убила.
Мародер фыркнул. Громко, так, что корка из засохшей крови выскочила у него из носа и упала на пол.
Наверное, сложно было назвать лучшими годы, проведенные в подземном переходе после ядерной войны. Когда наверху бушуют радиоактивные штормы, а твари, рожденные свихнувшейся природой, скребутся в гермоворота, пытаясь вскрыть эти «консервы» с человечиной внутри. Именно это Нельсона и рассмешило.
– И ты еще смеешься? – обвиняюще спросила Марина.
Она положила ладони на пояс и, слегка прищурившись, посмотрела на мародера. Нельсону внезапно стало не до смеха, он обожал это ее выражение лица, хотя оно и означало, что на него по какой-то причине обиделись. Тогда он называл ее «обвиняшкой», она смеялась, они мирились, и все становилось как раньше.
Просто не могла она на него дуться больше пяти минут. А он старался не давать поводов. Да и не было у них разногласий, единственный повод для спора – работа Марины на дезактивационном пункте. Нельсон изо всех сил старался дать ей понять, что такое занятие не для нежной девушки, и что он вполне способен обеспечить семью за счет вылазок на поверхность.
А она не слушала. Обижалась, говорила, что не хочет быть нахлебницей, потом они мирились, и жили душа в душу ровно до следующего спора.
А потом все закончилось.
Слезы вновь полились из глаз мародера, но на этот раз не просто рефлекторно. Нель перевернулся на спину и закрыл глаза руками. Его тело затряслось от рыданий.
Горько ему стало. Горько и обидно, за то, что не смог, за то, что не удержал свое счастье.
– Прости меня, Марина, – заговорил он. – Прости за то, что так вышло. Но ты ведь не одна тогда умерла. Я в тот день тоже умер, понимаешь? Я тогда в той квартире не только твое тело оставил, я душу свою оставил, бросил, похоронил. И шатаюсь теперь пустой оболочкой по земле, по поверхности.
Не открывая глаз, мародер отнял руки от лица, встал и рухнул на колени, сильно ударившись ими о бетонный пол.
– Прости меня. Я ведь с тобой остался. А умереть не могу. Ни пули, ни радиация меня не берут, мутанты не жрут, брезгуют, наверное, падалью, – мародер все продолжал говорить, и никак не мог остановиться. – А я ведь падаль и есть. Иначе и не скажешь. Ты прости меня, Марина, прости, родная, что мне еще делать? Разве что просить помощи у Бога, но я не верю ни в одного из них.
И вновь Нельсон зашелся в рыданиях. И раз за разом он просил прощения. А девушка только гладила его по успевшим немного отрасти волосам и ничего не отвечала.
А когда мародер поднял голову и посмотрел на Марину, то увидел, что ее голубые глаза превратились в желтые, кудрявы волосы стали прямыми, и вот перед ним уже была Карина. Нель перестал понимать, что происходит. Явление давно мертвой жены уже было чем-то из ряда вон, но ее превращение в Карину могло означать только одно.
Он в бреду. А, значит, все это не по-настоящему. Конечно, хотелось верить в реальность происходящего, в то, что мертвые восстанут, но это было невозможно. Как невозможно превратить одного человека в другого.
Как невозможно выбраться из камеры-одиночки с крепкой металлической дверью без ключа.
– Почему ты плачешь? – печально спросила девушка. – Тебе больно?
– Вся моя жизнь – это боль, Карина, – ответил мародер.
Слезы немного размягчили кровавую коросту на лице мародера. Он поднял руку и вытерся тыльной стороной ладони.
– Если ты думаешь только о боли, то так оно и будет, – девушка пожала плечами и продолжила водить ладонью по голове мародера. – Мы все рождены, чтобы быть счастливыми.
– Я не знаю, что такое счастье, – ответил Нельсон.
– Я могу показать, – произнесла девушка.
– Я не знаю, что такое счастье, – повторил мародер. – Когда-то знал, но уже не помню.
– Просто вернись домой, – ответила девушка. – Пожалуйста, вернись домой, и все будет хорошо. Ты будешь счастлив, я обещаю. Клянусь.
– В детстве я думал, что счастливым меня сделает домашнее животное. Потом, что хорошая девушка. Потом я поступил в университет, и просто болтался по жизни. Ходил на пары, гулял, пил пиво с приятелями и больше не думал ни о чем глобальном.
– У меня никогда не было питомца, – Карина поджала губы.
– У меня тоже, – ответил Нель. – А когда я мог позволить себе держать животное, то уже не хотел. Может быть, я бы и завел себе крысу, а может, даже три или четыре, но ведь это все равно не сделало бы меня счастливым.
– Счастье – это когда тебя любят, Нельсон, – ответила девушка.
Мародеру было нечего на это ответить. Он пошевелил языком, дотронулся до зубов и не удивился тому, что три или четыре шатались и были готовы вот-вот покинуть свои законные места.
Во рту вновь появился солоноватый привкус. Нельсон сплюнул на пол кровь, поморщился, а через пару секунд теплые и мягкие ладони, которые гладили его голову, исчезли.
Мародер поднял голову и не увидел в помещении никого. Вообще, сомнительно, что в такой комнатушке мог бы поместиться кто-нибудь еще кроме и так достаточно крупного мужчины.
За спиной послышался лязг металла о металл. Нель резко развернулся и увидел в зарешеченном окошечке знакомое детское лицо. В маленькой ладошке был ключ, ребенок сосредоточенно водил им по прутьям решетки, явно пытаясь обратить на себя внимание мародера.
И Нельсон знал этого ребенка. Мальчишка всегда пытался добиться внимания мародера, которого, похоже, считал невообразимо крутым. Коля, самый старший из воспитанников Ильи. Развитый не по годам, умный и одаренный ребенок, которого ждало бы большое будущее в мире до Войны.
Хотя сомнительно, что в мире до Войны он смог бы вырасти таким. Те дети были избалованы щедро расточаемым вниманием родителей, росли капризными и плаксивыми. И никто из них, думаю, не пытался бы повторить подвиг маленького мальчика, который чуть не взял в плен Халифа.
Хоть это и был очень глупый поступок.
Время рождает таких детей в периоды потрясений. Они бегут на фронт, чтобы биться наравне со взрослыми, становятся «сыновьями полка», совершают подвиги. Короче, был он из той же когорты, что и Гайдар, Тарновский, Каманин, Валя Таран и Маша Щербак.
Нель почувствовал запах свежей крови, смешанный с вонью содержимого кишечника. На секунду мародер даже подумал, что его вырвет, но сумел сдержаться, встать с колен и подойти к двери.
Это был тот самый мальчишка. Такой, каким Нельсон его запомнил, в распоротом ОЗК, с разрезанным животом и вываливающимися наружу внутренностями. Мародер был уверен, что, закрыв глаза, сможет описать каждую деталь той жуткой картины, которая открылась ему, когда он бросился в погоню за Халифом.
В свое время Нель видел первую серию «Ходячих мертвецов», где главный герой, тогда еще бравый шериф Рик Граймс убивает маленькую девочку-зомби. Сцену называли провокационной, потому что тема насилия над детьми была табуированной. Все этот эпизод обсуждали, говорили, что это из ряда вон, но сериал продолжили, и потом там даже было что-то подобное.
Почему-то Нельсону подумалось, что если бы вместо той симпатичной девчушки показали бы Колю в том виде, в каком он явился к мародеру, то сериал закрыли бы, съемочную группу разогнали, а сценариста с режиссером вываляли бы в смоле и перьях. Которые потом подожгли бы.
– Привет, Нельсон, – поздоровался ребенок с мародером, поднял повыше ключ и добавил: – Смотри, что у меня есть.
– Откроешь дверь? – спросил Нель, даже не ожидая положительного ответа.
Уж такие злобные призраки его мучили, что от них точно не следовало ждать помощи.
– Неа, – мотнул головой Николай. – Хотя… Если ты пообещаешь сделать меня своим учеником и научишь ходить по поверхности, то я освобожу тебя.
– Я не могу сделать тебя своим учеником, Коль, – устало ответил мародер, которого порядочно утомило общение с галлюцинациями. – Ты же мертв. Я сам выстрелил в тебя, чтобы добить. Чтобы ты не мучился.
– Не-а, – снова тряхнул головой Коля. – Со мной это не сработает. Извини, но тебе придется согласиться, иначе я тебя не выпущу. Так и будешь здесь сидеть.
– Значит, буду, – пожал плечами мародер.
Он отошел от двери, шагнул к противоположной стене и уселся на пол. Внезапно ему стало дурно, желудок будто сжала невидимая рука, а пищевод то растягивали, то отпускали, словно резиновый эспандер.
Мародера вывернуло. Нель не ел так давно, что даже не понимал, сколько именно, его желудок был пуст, и от этого спазмы становились только мучительнее.
Кислота ударила в пазухи носа, вновь выбив из глаз слезы, мародер с огромным трудом втянул в себя воздух и, что лежит лицом в луже из рвоты и натекшей крови.
– Это все твое воспаленное сознание, – послышался со стороны тихий шипящий голос, мгновенно напомнивший Нельсону мутантов из храма Преподобного Серафима.
Мародер повернул голову и встретился взглядом с бездонными черными глазами мерзкой твари.

Глава 2
Связаны

– Чего? – переспросил мародер, и вновь удивился тому, что может говорить.
Нельсон подумал, что он слишком много раз получал по голове за последнее время и поэтому вновь бредит. Мужчина огляделся вокруг, пытаясь придумать, как отличить галлюцинации от реальности, но не смог.
Зато заметил другое. В стальном полотне двери не было окошка, через которое он мог бы общаться с мертвым воспитанником Ильи.
– Это все твое воспаленное сознание, – повторил монстр, другим голосом, несколько очеловечившимся. – И нет, это не галлюцинации. Сейчас не галлюцинации. Ты снова можешь говорить, но только со мной. Потому что я у тебя в голове.
– А еще говорит, что меня не глючит, – ответил Нель и, застонав от боли, попытался подняться на ноги.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.