Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42056
Книг: 105910
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Домина»

    
размер шрифта:AAA

Фао Александр Александрович

Оконченное произведение. Полная первая книга
ДОМИНАТ

Глава I . Рухнувшие надежды.


Западная граница княжества Цитория .
Некротия. Замок Над е жд ы .
913 год со дня прихода некроманта.
Последний день года осени. ..

"Вот я и на ярмарке тщеславия" - так, подумал одинокий путник, остановившись после двух недельной утомительной дороги на невысоком пригорке, расположенном вблизи старого замка. С этого места открывался прекрасный вид на просторы его родины. Решив немного передохнуть, он издали наблюдал на входящие в ворота крепости бесчисленные процессии простолюдинов, торговцев и дипломатов разных княжеств одной, но такой особенной страны - Некротии.
Насколько хватало взора, перед странником расстилался зеленый ковер растительности, уходивший за горизонт. Но не стоило верить своим глазам и поддаваться завораживающему зрелищу, все это многие мили, заросших болот, в которых давно утонуло последнее дерево и только древнее укрепление стояло на единственном в округе сухом куске земли.
С высоты возвышенности виднелась длинная колона воинов Славии, самого западного и плодородного края Некротии, словно змея, растянувшаяся по остаткам некогда тракта ведущего прямиком в замок. В руках знаменосцев, стоящих во главе небольшого воинства развивались по ветру яркие, изумрудные знамена с пошитым изображением золотых колосьев пшена с тремя лучами солнца над ними.
За солдатами Славии шли и другие гости, которые своими разноцветными флагами и штандартами, плащами и нагрудными накидками, отражали столь пестрой геральдикой, всю живность своего края, от мертвых кабанов до лесных белочек и рыб. Фантазия у древних родов была богатой, каждый пытался подчеркнуть достоинства своей земли и проживающих на ней людей, дорогими цветными красками и особыми запоминающимися знаками.
Каждый из восьми древних родов некромантов, повелевал одним из княжеств Некротии. В них давно уже не осталось той крови, родоначальники которой придумали эти символы. Столетия интриг, предательств, гражданских войн, восстаний и заказных убийств сильно подкосили численность магов, повелевавших смертью. Приближение к себе новых некромантов из числа челяди не пошло чистоте их крови на пользу. Явно проигрывая в своих способностях детям, рожденных от представителей древних родов, отпрыски простолюдинов заняли отведенную им нишу мелкой знати, став многочисленными баронами или придворной свитой. Родившись некромантом, любой мог рассчитывать на крупицу дозволенной власти. Малочисленность и внутренний разлад среди правящих элит княжеств не помешал сохранить власть некромантов над другими людьми, не обладающих в этих краях даже мелкой крупицей, в том числе и мертвой.
Оглянувшись за спину, путник глубоко вздохнул и выгнал окутавшее его думы из головы. Вереница нескончаемых телег, принадлежащих знатному люду с комфортом расположившихся в своих паланкинах и каретах, стройные ряды, чеканящих шаг охранников, босоногой челяди и скота тянулась от самой кромки леса, который ещё недавно покинул путешественник, уходя, огибавшего возвышенность, в пасть самого большого и древнего замка Некротии - замок Надежды.
Эта крепость выступала прекрасным примером старого зодчества. Так, как строили предки, давно уже не возводят укрепления, о чем наглядно свидетельствует, например, отсутствие оборонительных башен.
Чертог имел для жителей страны сакральное значение. Девятьсот лет назад, сломленные поражением в религиозной войне предки нынешних жителей, гонимые из родных краев, уставшие от лишений многомесячного перехода, страдая от голода и потери родных, несмотря ни на что бросили все свои скудные силы на его возведение. Все, от мала до велика, участвовали в его строительстве, понимая, что это их последний рубеж, что тут вершиться их судьба. Сотни километров болот, окружавших крепость, даровали её защитникам великолепное стратегическое преимущество, что позволило победить в решающем бою своих неприятелей. Сдюжив под напором врага, отбросив его с плато, именно с этого места началось строительство новой мечты, нового государства.
Если бы не история, если бы не память народа то, к сожалению, устаревший замок давно бы оставили на съедение дождям и ветру. В отсутствии внешнего врага содержать такую громадину непозволительная роскошь для одного княжества. Каменный гигант требовал постоянного обновления кладки, ремонта многочисленных арок и сводов, замены рухнувших перекрытий, крыш и полов в сотнях залах и комнат, что отрывало из хозяйства любого лорда десятки умных голов зодчих и сотни простых работящих рук.
Только раз в три года крепость раскрывает свои объятия для церемониального торжества, принимая делегаций князей восьми княжеств. Вот уже девятое столетие в ней проходит Великий собор. Содержание крепости в надлежащем виде, а также подготовка к мероприятию была возложена на княжество Цитория. Другие князья отряжали для его проведения декораторов, музыкантов, поваров, и строителей. Более богатые княжества откупали своих людей от трудовой повинности звонкой монетой.
Бравая мертвая лошадка, не знавшая усталости, как не знавшая и многих других чаяний и утех живых лошадей, нагло вклинила нашего путешественника в конец изумрудной колонны солдат Славии. Некроманты имели власть не только над душами людей, возвращая их после смерти в собственное безжизненное тело, но и над душами любых животных. Неутомимые, не нуждающиеся в еде и питье, не требующие дополнительного ухода, не знавшие страха и боли, восставшие домашние животные, имели безусловное преимущество над своими живыми собратьями, став серьезным подспорьем в хозяйстве жителей Некротии.
Конь слегка утопал в жирной грязи, которая разлетаясь из под его копыт, комками летела в зазевавшихся пешеходов. Несколько веков назад властитель Цитории принял решение разобрать вымощенный гладким морским камнем древний тракт, соединяющий крепость с остальными землями, поскольку его содержание в надлежащем виде обходилось слишком дорого. Старожилы рассказывают, что камни с этого пути до сих пор верно служат ногам горожан, живущих в городах предприимчивого князя. Так всегда бывает с достоянием погибших империй, строили все, а пользуется кто-то один.
Неизвестно чего в наследнице когда-то величественной дороги было больше, навоза живых вьючных животных, что везли ударившихся в дальнюю дорогу нищих крестьян или жирно взбитой тысячами конечностей грязи. Явно затянувшееся путешествие хотелось прекратить как можно быстрее, однако остальные спутники не спешили попасть внутрь каменного великана.
Скрипели не смазанные колеса повозок, мычали коровы и быки, блеяли козы, кричали, отдавая приказы, командиры отрядов, периодически кто-то заходился в безудержном кашле, а смех и ругань раздавались со всех сторон.
Запах окруживших странника грязных тел, неделями не знавших в дороге бани, а также гул сотен смиренно болтавших путников складывающийся в один разноголосый хор, первое время немного сбивали с толку. Такой живой, такой настоящий людской поток, казалось, выступал большим единым организмом.
Величественные ворота замка встречали гостей пустыми бойницами, завораживая гостей темнотой своих провалов. Отсыревшие факелы тянулись на всю глубину арочного входа, отсчитывая ровно двадцать шагов темноты. Отсутствовала когда-то неприступная стальная решетка, прутья которой достигали в своей толщине человеческой руки. Подъемный механизм давно разобрали, цепи переплавили. Складывалось ощущение, что входишь в широко раскрытый беззубый рот каменного монстра.
Путник, пройдя ворота и оставив за своей спиной темную арку входа, достиг конца своего путешествия, очутившись в бурлящем людском муравейнике. Хотя, если судить по всей гамме доходящих до его носа запахов, он сильно сомневался, что попал не в свинарник.
В центре огромного замка находилась цитадель. Она была окружена давно высохшим рвом и служила древним защитникам, последним рубежом обороны при осаде крепости.
Как брошенный в воду камень волновал водную гладь, поднимая вокруг места падения волны, так и от цитадели расходились кольцами улицы. Они состояли из одноэтажных деревянных срубов и бараков, служа временным пристанищем для рабочих и слуг, обслуживающих каменного гиганта. Однако каждый раз этих построек явно не хватало, чтобы разместить всех гостей и перед взором странника предстало бесчисленное множество разноцветных палаток, шатров и навесов, занимавших все свободное жизненное пространство внутри укрепления. Пристанище воинов и служек, сопровождавших в пути знать, убежище от непогоды для крестьян, вывезших для развлечения своих домочадцев, место торговли для купцов решивших по случаю представить свой незамысловатый товар, а также сцена для слетевшихся, со всей страны жонглеров, шпагоглотателей, фокусников, гадалок и иных шарлатанов.
Не могли обойти стороной столь сочное празднество и лихие люди. Каждое утро в темных закутках, сливных канавах и колодцах находили мертвые тела ведущих праздный образ жизни людей. Безжалостные грабители, не оставляли следов преступления, убивая своих жертв они повреждали им голову, чтобы душа убитого не смогла вернуться в тело. В таком случае у стражи не получится воскресить жертву и провести дознание, дабы придать убийц суду. Самонадеянно рассчитывая на помощь патруля в случае беды, гости неосмотрительно сорили деньгами, оставляя без внимания хищные взгляды, обращенные на их кошельки, невольно становясь жертвами воров и разбойников.
Стоит отдать должное стражникам, ведь оставалось загадкой, как они ухитрялись при столь малочисленных силах, выделенных тайной канцелярией на охрану собора, обеспечить правопорядок хотя бы в дневное время. Каждый входящий внутрь крепости гость, проходил мимо нескольких изнеможенных правосудием преступников, висящих над землей в закрепленных к позорным столбам стальных клетях. Лишенные воды и еды они медленно погибали под ударами жары, жажды и голода. Хорошее назидание молодым людям, раздумывающим встать на кривой жизненный путь.
Представители же благородных кровей расположились в выполненных из камня, капитальных трех этажных домах, примыкающих задним фасадом к внутренней стороне стен замка. Дома, стоявшие практически вплотную друг к другу, тянулись по кругу вместе со стеной крепости. Рядом с ними проходила, единственная небольшая дорога, вымощенная для удобства знатных ног гладкими булыжниками. Крыши зданий были покрыты, сделанной из черной глины, дешевой черепицей, а небольшие окна закрыты двухстворчатыми деревянными ставнями. Через каждые три дома, строителями закрадывался небольшой промежуток, который занимала лестница с высоким шагом ступеней, служившая когда-то бывшим защитникам для обороны теперь же она позволяла любопытным посетителям взобраться на стену и насладиться прекрасными просторами болот.
Знать в замке развлекала себя как могла. Некоторые, пользуясь тем, что на празднество прибыли представители знатных родов даже из самых захолустных краев Некротии, устраивали смотрины для своих золотых деток, предвкушая выгодный союз, а кто-то в поисках плотских утех и романтических приключений посещал многочисленные баллы. Другие же участвовали в импровизированных рыцарских турнирах и дуэлях, играли в азартные игры или искали радость в вине.
Здания, отведенные для знати, также как и сама крепость, технологически устарели. Возведенные девять веков назад фронтоны считались безвкусными, лепнина и барельефы без должного ухода хозяйской руки были слабо различимы, а арочные своды дверных проемов выглядели слишком массивно.
После того, как путнику удалось вырваться из образовавшегося возле ворот людского затора, он сразу повернул коня на главную улицу, устремив его к нужному каменному дому.
Завтра ожидалось открытие и первое заседание Великого собора Некротии. Слуги Цитории уже устали протапливать комнаты и ежедневно готовить новые яства в ожидании его приезда. Мертвая лошадка размерено вышагивала по главной аккуратно забирающей вправо мощеной дороге, растянувшейся между прилегающими знатными домами и разбитого табора их слуг и других гостей.
Интересней всего, как всегда, жилось напротив стены - у черни. Крики, брань, запах жареного мяса, и пота от немытых тел. Застоявшиеся лужицы мочи и разбросанные кучки фекалий. Возле сотен палаток стояли, казалось никогда не видевшие щётки, чадящие котелки. В них периодически что-то помешивали женщины, пока вокруг сновали их шустрые дети, в то время как мужчины пили дешевое вино, расположившись на импровизированных стульях. Стулья были разные, от стопки деревянных палений или большого общего бревна до спины заснувшего в грязи пьяного товарища.
Десятки танцоров и музыкантов развлекали народ на небольших, деревянных помостах, разбросанных посреди палаточного городка. Конкурсы, вкусные угощения, азартные игры и бои, приправлялись дешевым алкоголем и жевательной коноплей или красной пылью.
Так каждые три года десятки тысяч людей, собранные в одном месте со всех уголков страны, отмечали создание нашего государства. После сбора урожая каждый крестьянин мог прийти на празднество и получить возможность не только отдохнуть, но и сменить неугодного ему хозяина. Возможность уйти под правление другого господина, даровалась простолюдину с того момента как только он войдет внутрь замка. Дальше он был волен уйти в любые земли. На посещение Великого собора простолюдинам отводился один месяц, в то время как представители знатных родов могли покинуть замок, когда им заблагорассудится.
Если по прошествии месяца тебя не бросили в сточную канаву с полученной в пьяной драке раной, то вернувшийся живым и здоровым к князю подданный изрядно тешил его самолюбие. Ведь раб-крепостной не покинул его, значит, он уважает и дорожит своим хозяином. Но, как правило, крестьяне редко использовали свое право на уход к другим лордам ведь все они практически одинаковые. Они одинаково безучастны в его жизни, так какая для него разница под какими знаменами пахать землю и умирать от голода отдав сборщикам почти весь собранный урожай? Или тебя обойдет цинга, если герб твоего хозяина бобер, а не лань как у соседа? Вряд ли...
Наш путешественник прибывает на подобное празднество уже не первый раз и хоть он сам был городским жителем, он до сих пор не привык к такому зрелищу и был недоволен его организацией. В замке собралась слишком разная и исключительно праздная публика, а не убежденные горожане, дорожащие чистотой своего дома. Они как саранча за этот месяц перебьют в округе всю живность, вырубят все деревья, перетрахают всех девиц и зазевавшихся парней, а их кони сожрут и вытопчут всю траву. Пришли они явно не давать, а брать. После них останется только разруха и дерьмо.
- Семь князей торжественно приветствуют Вас, лорд Домината! Прошу Вас пройти в свои покои, все готово для отдыха после долгого путешествия. Позвольте узнать, где расположатся Ваши войны и слуги, чтобы мы смогли помочь им развернуть лагерь по соседству с Вашим домом? Или они остались за стеной? - спросило нашего путника лопоухое светловолосое чудо лет шестнадцати, одетое в красный сюртук с гербом змеи на груди - дитя Цитории.
- Проследи, чтобы коня не украли, - устало ответил мальчишке путешественник - Мне нужна горячая ванна и обед.
- Будет исполнено! - поклонившись, участливо ответил мальчик.
Поднявшись на третий этаж, путник попал в свои временные покои. На первом этаже располагались комнаты слуг, а на втором - приемный зал.
Он достал из поклажи сменную рубаху и штаны, расстелив их, перед тем как одеть, на белых простынях большой двуспальной кровати. Практически сразу четверо слуг, все как один одетых в цвет Цитории, аккуратно втащили в его покои ванну полную горячей воды. Не разлив ни капли, по жесту хозяина комнаты холуи поставили её возле окна и тихо удалились.
Вода недолго будет оставаться горячей. Немедля ни секунды, распластался в ванне князь. Приятная теплая нега окутала его тело, а вкусно пахнущий цитрусовый аромат, добавленный в воду, помог отвлечься от долгой дороги. Некромант не заметил, как медленно погрузился в сон.

***


Человеческое государство Партос .
Деревня Моизен. Двор Доминатусов.
902 года назад...

Лирий Доминатус, так звали нашего героя. Представитель самого древнего рода некромантов, что правили Некротией. Его далекий предок Август Доминатус был правой рукой и лучшим другом основателя страны - Александра Кротуса, самого сильного в современной истории некроманта.
Подверженный гонениями за свой врожденный талант возвращать затерянные души в тела мертвых, Александр погиб, ведя генеральное сражение с Церковью, объединившей армии королевств людей против него и его сторонников. Погибнув, он защитил исход своих последователей от праведного гнева людей, считавших их сектантами. Почти год длился их путь. Дойдя до окраины цивилизованных земель, сотни тысяч сторонников некромантов, взобрались на высокое, слабо исследованное, окруженное с севера и юга горами плато, основав на нем первые поселения.
Девять веков назад на этой возвышенной равнине проживали лишь малочисленные дикие племена кочевников, только - только познавших огонь. Судьба занесла сторонников Кротуса в этот богом забытый людьми край, дабы спастись и основать свое государство.
Западнее княжеств некромантов до сих пор простираются бесчисленные страны, герцогства, баронства и графства людей. Отделяет их друг о друга, простирающаяся вдоль обрыва плато на многие сотни миль великая стена, так же как и замок Великого собора построенная древними зодчими для защиты от внешних врагов. Она давно находилась в запустении, люди не интересовались жизнью сторонников некромантов.
Как говориться в первом писании, Александр Кротус считал, что проявить его талант помог несчастный случай, произошедший с ним, когда он был подростком.
Слишком уж сильно он был потрясен смертью сестры, скончавшейся от пневмонии. Оставшийся без родителей, десятилетний сиротка так убивался горем от смерти единственного близкого ему человеку, что не заметил, как его желание воскресить сестру изменило прочные ткани бытия. Держа сестру на руках мальчик увидел как дух, уже однажды покинувший бездыханное тело сестры вновь вернулся в него. Невозможно передать словами его удивление от произошедшего, он не понимал в тот момент, как изменил судьбу мира, уповая на божье проведение.
Кротус еще не знал, что он был виновником воскрешения сестры. В тот миг он был окрылен счастьем. Последняя слеза, раздирающая его душу от безвозвратной утраты, еще не успела упасть на землю, а в глазах уже стояли новые слезы радости. Сестра после пробуждения с непониманием уставилась на своего маленького братишку, она не ощутила произошедших в ней изменений, ведь умерла она в болезненной горячке, сон-полубред унес из неё жизнь навсегда. Она не поверила словам брата о своем воскрешении. В истории человечества были чудесные случаи воскрешения, описанные Церковью Света, но любой здравомыслящий человек относился к этим историям, как к красивой сказке. Она посчитала, что впечатлительный мальчик просто сильно испугался потери родного человека, а сама она была в глубоком сне.
Шли недели, знаменательное событие постепенно стало уходить в забытье, ведь быт невозможно остановить, а за каждодневной мирской суетой со временем сгладиться любое происшествие. Однако постепенно в голову сестры Александра стали закрадываться сомнения. Она перестала помнить, когда в последний раз уставала, её сон стал невероятно чутким, скорее даже она перестала спать, а погружалась в легкую дремоту. Однажды, довольно глубоко порезав на летней кухне руку ножом, она заметила, что из её раны не течет кровь, а сама рана не заживает. Скрывая от глаз брата под повязкой глубокий порез, сестра не решалась ему рассказать о своих догадках. Постепенно она пришла к мысли, что после болезни с её телом произошли необратимые изменения, и если верить братишке, то это случилось после чудесного воскрешения.
Страшная догадка её настолько сильно испугала, что у девушки захватило дух, сердце так быстро стучало, что казалось, оно вот-вот выпрыгнет из груди. Но это был обман мозга, не приспособившегося к произошедшим изменениям в теле юной девушки, ведь с самого момента воскрешения сердце её не билось...
Сестра так и не решалась рассказать брату о его правоте, сказать что она нежить, ведь нельзя просто так сознаться, что ты неживая, особенно на землях входящих в лоно Церкви Света.
Во многих церковных сказаниях нежить упоминалась, как напасть и проклятие человечества. В незапамятные времена, до создания государств, когда еще не было городов и сел, когда люди жили как дикие звери в лесах и пещерах, шаманы нескольких племен почитающих загробный мир, обращали в своих изуверских ритуалах поверженные соседние племена в нежить, превращая порабощенных в безвольные куклы. Гонимые в неизведанные края жаждой новых завоеваний они несли впереди себя лишь горе, рабство и смерть. Весть о странном племени, не чтившего таинство смерти, призвавшего на свою сторону войско мертвых, разлетелась среди других племен с невероятной быстротой.
Испуганные люди в поиске более привлекательных для проживания земель покидали стоянки своих предков, чтобы убежать как можно дальше. Вожди бежавших племен понимали, что когда-нибудь им все равно придется дать отпор завоевателям, чтобы защитить своих родных и близких.
Разрозненные, гонимые страхом племена в конечном итоге объединились. Так разразилась война древних людей. За десятки лет противостояния, племена почитающие Смерть были повержены и оттеснены в болота, где там и сгинули, без еды и крова от болезней и голода.
Дарованное соглашением союза вождей единоначалие полководцу, служившее целям победы над врагом, позволило одному человеку консолидировать власть в своих руках. Так появился первый институт власти - воевода, боевой вождь, предводитель племен во время войны.
После победы над дикими племенами почитателей Смерти власть воеводы не рухнула, за десятилетия кровавых войн люди привыкли к сложившимся устоям. Они знали, что ведет их единый для всех лидер, преследующий исключительно цели благоденствия и процветания. Так власть воеводы после победы над общим врагом закономерно переросла во власть государя. Объединенные единой волей племена, под единой властью одного человека образовали первое протогосударство людей - Ехон. Просуществовав несколько столетий, оно развалиться на множество мелких стран.
Верные сподвижники государя Ехона I стали основателями первых знатных родов, стоя у истоков начинающегося социального неравенства. Идеологи зарождающейся Церкви Света основали самые первые коммуны уверовавших в Свет людей, со временем лишь прирастая сторонниками. Так возникла Церковь Света. Это её истоки, истоки борьбы с нежитью.
Но брату все равно было суждено узнать о настоящем состоянии сестры. Все тайны раскрыл дождь. Девушка немного не успела добежать до входа на околицу их небольшой хижины, попав под настоящий ливень.
Александр вышел искать сестру, поскольку не понимал, куда она могла запропаститься в такую погоду. Только переступив порог дома, чтобы отправится на её поиски, он застал её остолбеневшей. Уже дома, после того как он уложил девушку на её кушетку Кротос понял, что сестра не дышит, а сердце её не бьётся.
Только подумав, что он вновь навсегда потерял единственного близкого ему человека, как девушка немного пошевелила пальцами. Легонько-легонько, почти незаметно, но пошевелила.
"Если сестра опять умерла, то почему она не упала замертво на улице? - думал в тот момент мальчик. - Почему у неё шевелятся пальцы, хотя сердце не бьется?"
Но у парня не было ответов на эти вопросы. Оставив её лежать на своей кровати, мальчик покинул маленькую комнатку девушки сев поближе к очагу в главной комнате хижины. Почти до самого утра он не мог уснуть, вспоминая первую смерть сестры, которая казалось, была так давно. За этими думами сон настиг его с первыми лучами солнца.
Сестра очнулась также внезапно, как и при первом своем пробуждении, только через неделю. Александр за все это время так и не решился похоронить её.
Она застала его в своей комнате, сидящим на плетеном стуле, слабый свет лучины озарял его лицо.
- Привет - неожиданно сказала сестра.
- Привет - спохватившись, ответил Александр - Ты попала под дождь и целую неделю...спала.
- Я не знаю, что со мной случилось, помню только что бежала под крышу нашего дома, а дальше провал в памяти, как отрезало.
- Когда ты последний раз ела? Что за рана у тебя на руке? - не давая сестре опомниться, спросил Александр.
- Я не помню, за несколько дней до произошедшего у меня пропал аппетит. Получается, я не ела больше недели.
- А когда ты пила последний раз?
- Алекс, я знаю, к чему ты ведешь! Я не труп! Слышишь! Я не хочу быть мертвой! - в истерике закричала сестра. - Нет! Нет! Нет!
- У тебя нет дыхания, тебе не нужна еда и питье, рана на твоей руке не заживает, ты впала в оцепенение на неделю, попав под простой ливень. Ты мертва сестра - резюмировал Александр, не поднимая взгляда с пола.
Девушка отвернулась, показывая, что не собирается больше продолжать разговор и попыталась заплакать, но слез не было. У мертвых не бывает слез.
- И что теперь? Ты выдашь меня Церкви? Меня посадят в клетку и покажут как дикое животное всем жителям Партоса, а потом сожгут!
- Нет, я никогда этого не сделаю - поднявшись со стула закончил разговор юноша.
Шли месяцы, дети больше не возвращались к неудобному разговору о том, что сестра нежить, они боялись и ждали, что с ней произойдут неизгладимые изменения. Боялись, что появится трупный запах или пятна, боялись, что как сказано в писаниях Церкви Света, она начнет испытывать желание убивать людей, захочет съесть их сердца и будет нести горе в семьи других. Однако нечего подобного не происходило. Сестра продолжала оставаться той самой милой девушкой, которая всегда заботилась об Александре с самой гибели их родителей.
Поменялся только быт. Сестра больше не нуждалась в воде и пище, она практически не спала и совершенно не уставала. Пользуясь таким преимуществом, она стала вязать дома сети для рыбаков, плести корзины для фруктов или шить одежду, чтобы занять себя и скоротать уйму освободившегося времени.
Их хижина располагалась внутри одно из дворов небольшой деревни, что стояла на берегу маленькой речушки. Объединению отдельно стоящих домов в деревнях Партоса во дворы способствовали бесконечные войны, развернувшиеся между феодалами. Военная служба в их стране была пожизненной и начиналась у самого мелкого феодала - барона.
Каждый год война забирала из семей одного мальчика шестнадцати лет отроду. Смышлёные крестьяне Партоса и так обдираемые всевозможными поборами до нитки, не могли позволить, кому бы то ни было лишить себя пары рабочих рук. Для обмана столь суровой воинской повинности крепостные стали строить свои жилища вплотную друг к другу. Выходы из домов, а также иные хозяйственные постройки, обращались вовнутрь, на свободной площадке между домами, как правило, располагая колодец и летнюю кухню. Окончательно огораживался от внешнего мира двор невысоким забором и воротами.
Никто из жильцов их двора пока не знал о случившемся с сестрой Александра чудом. Толковали, что девушка часто болеет, что только недавно оправилась от сильной простуды. Кротусы зарекомендовали себя как очень добрые и отзывчивые соседи. Люди старались помочь им по мере своих сил. Кто принесет краюху свежего хлеба, молока или грибов, иной подбросит копченую рыбку или даже дорогой мёд.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • yUrEc о книге: Сергей Залевский - Лабиринт на орбите
    Кто скаачал поделитесь пож. mixaluj@meta.u

  • Gaidelia о книге: Анастасия Александровна Ягужинская - Знахарка для… [СИ]
    мило, хороший, легкий слог. куча ошибок. от сюжета хотелось больше эмоций.

  • Bad_Jul о книге: Мария Ранимая - Академия Голондана
    Если в книге вас интересует только линия секса, то читайте, если интересует еще все остальное - даже не пытайтесь, книга не понравиться. Вроде автор пытался еще в начале, как-то где-то трепыхаться, но только пытался. За секс и оргии - пятерка, за все остальное тройка с огромным минусом(и это за старания). Очень скомкано, конец вообще непонятно что, какое-то черти-что. Очень странная книга. Максимально.

  • o.v.zaytseva1969 об авторе Мелани Хансен
    Замечательный роман, жду продолжения

  • Aurianne о книге: Джейд Дэвлин - Жаркий отпуск для ведьмы
    Надо ввести закон, чтобы русские СИшные гении литературы не могли брать себе псевдонимы вроде Джейд Дэвлин. Открываешь книгу, ожидаешь, что это произведение зарубежного автора, а тут сюрприз в виде СИшного говна.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.