Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42056
Книг: 105910
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Кузнец душ»

    
размер шрифта:AAA

Рин Чупеко
Кузнец душ

«Захватывающее продолжение «Костяной ведьмы», которое отправляет читателей в опасное интригующее приключение».
Foreword Reviews

«Книга поражает. Взрывоопасная и восхитительно романтичная. Серия имеет огромный потенциал и готова стать феноменальным явлением в жанре фэнтези».
RT Book Reviews

***

Посвящается Момофуку Андо, создателю лапши быстрого приготовления, которая поддерживала меня на протяжении множества долгих ночей, пока я боролась со словами и неуверенностью в себе.
С уважением к своему президенту

Все эти трупы она водила за собой для антуража. По равнине, раскинувшись на многие мили вокруг, за ней волочилась длинная безобразная ткань из сморщенной плоти и костей. Те, у кого не было ступней и ног, для передвижения пользовались руками и локтями; у лишенных ртов и языков стон вырывался из самого горла. Подходили еще зеваки, хватались за растянувшийся шлейф, и уже вскоре я не мог понять, где кончается ее платье, а где начинаются они.
– Страх, – заметив на моем лице отвращение, весело пояснила она. – Увидев свою судьбу в этих разложившихся лицах, люди перестанут воевать.
Я не стал с ней спорить и окончательно сдался, когда солдаты, ослушавшись приказов своих командиров, разбегались, лишь бы не видеть этих ужасов.
С тех пор как мы вступили в Даанорис, она опустошала каждую могилу, что попадалась нам на пути, ни один надгробный камень не остался нетронутым. Покинув море Черепов, она только увеличила свою силу. Каждый воскрешенный ею дэв высасывал из нее столько жизни, что к последнему она сама едва не стала трупом. И все равно с относительной легкостью поднимала из могил этих жалких упырей.
Насколько я помнил, аша достигает своего предела, воскрешая пять или шесть мертвецов. Даже самые сильные Костяные ведьмы не могли выдержать более дюжины в лучшем случае. Я понимал, что бесконечная сила этой девушки крылась в ее сердце, черном как самая темная ночь, тогда как у обычной аши оно светилось серебром.
Такое неуважение к невинным умершим людям приводило меня в ужас, и я умолял ее не тревожить их покой. Но на мои мольбы она отвечала стихом.
– Мертвым не нужен покой, – говорила она, – только живые думают, что смерть дарует умиротворение.
Поднимать такую армию мертвецов было незачем, и она это знала. Одних дэвов было бы достаточно, чтобы уничтожить все королевства. Семь необычайно послушных чудовищ, один ужаснее другого, шествовали рядом со своей хозяйкой. В былые времена они славились своей жестокостью, могли без труда проглотить целые армии. И тем не менее за всю дорогу до Даанориса ни разу не обратили внимания на убегающих от них мужчин и женщин. Проявляя невиданное милосердие, создания просто двигались дальше.
Людской страх был мне понятен. Я столько ночей провел в окружении этих демонов и всякий раз, разбивая лагерь, гадал, увижу ли рассвет. Успокаивало лишь присутствие Искателя смерти, лорда Калена, не более живого, чем толпа трупов, следующих за его возлюбленной. Но у него, как и у меня, вздымалась и опадала грудь, на лице не было видно ни капли мертвенной бледности, а в проницательных карих глазах светилась жизнь, и только отсутствие дыхания говорило об обратном.
– Пусть они бегут, – однажды ночью тихо сказал он. – Со временем ты все поймешь.
– Поведайте мне ее замысел, – потребовал я у него. – Она обещала рассказать свою историю. Так зачем держать меня в неведении?
– Чтобы ты постепенно переборол свой страх, – ответил он и посмотрел на дэвов, резвящихся где-то в темноте со своей хозяйкой. – Привык к одному злу, прежде чем мы познакомим тебя с другим.
Его слова наполнили меня дурным предчувствием. Что же такого намеревалась сделать аша в столице Даанориса?
Я наблюдал за ними: некромантом и ее фамильяром. Замечал ее быстрые взгляды, брошенные тайком в его сторону, когда он, как ей казалось, не замечает этого.
– Я неприятен тебе? – не отводя глаз от костра, спросил он. – Я так сильно изменился?
– Нисколько, – тихо ответила она.
– Как ты смогла меня воскресить? Ведь серебряное сердце…
– Я не воскрешала. – Она опустила взгляд. Ее руки дрожали. – Меня… меня настолько переполняла Тьма. Я чувствовала себя такой могущественной, что могла остановить солнце. Так оно и произошло.
Тогда он опустился перед ней на колени и обхватил ее личико в форме сердца своими большими ладонями.
– Ты злишься на меня? – Впервые я увидел ее страх. – Обижен, что я вернула тебя в этот хаос?
– Я пообещал тебе с последним вздохом, поклялся своей кровью и твоим сердцем в моих руках вылезти из могилы и убить каждого, кто встанет между нами, – с этими словами он склонился к ней и впился губами в ее губы.
Она с жадностью приникла к нему в поцелуе, лаская руками его шею. Он крепче прижал ее к себе, будто этих объятий всегда будет мало. Я отвернулся.
На следующий день, когда мы двинулись дальше, на шее Костяной ведьмы красовались слабые отметины, а глаза ярко блестели. У Искателя смерти повреждений заметно не было, только устремленный на нее взгляд, который всякий раз наполнялся нежностью.
Вскоре перед нами предстала столица Даанориса, Сантянь. Я оценил ее высокие стены и укрепленные башни. Рассмотрел подрагивающие факелы размещенных в них гарнизонов солдат. Даже издали был виден их нарастающий – выше поднятых знамен – страх.
Фамильяр потянулся к девушке и обвил руками. Расслабившись, Темная аша прильнула к нему – она редко показывала свою ранимость.
– Даанорийцы так просто не сдадутся, Тия, – сказал лорд Кален.
– Это неважно. Их врата все равно падут. Сегодня передохнем здесь, а завтра начнем наступление. У них будет время увести женщин и детей, а также завершить все свои дела.
– Еще не поздно. Мы можем уйти – куда угодно. Они нас не найдут.
На миг я разглядел в ее глазах сильное желание поддаться искушению, которое вызвали его слова.
– Ты же знаешь, что они точно так же будут поступать со всеми Костяными ведьмами. Это никогда не закончится.
Искатель смерти наклонился к ней, их лбы соприкоснулись.
– Тогда мы будем сражаться.
Девушка обернулась к своей преданной свите мертвецов.
– Спасибо вам, – тихо произнесла она, как если бы рассказывала ребенку сказку на ночь. – А пока поспите.
Мертвые дружно вздохнули – этот пугающий звук сорвался с уст ближайшего упыря, ухватившегося за подол ее платья, и эхом пролетел до самого последнего покойника на много миль позади.
А после они все разом рухнули. Как вода просочились в землю, которая поглотила их без остатка. Орда из тысячи трупов обратилась в маленькую кучку. Дэвы разразились прощальным воем.
Аша опустилась у поваленного бревна, сгребая в кучу камни. Искатель смерти взмахнул рукой, и на месте груды камней вспыхнул огонь. Она жестом пригласила меня присесть рядом с ними, я повиновался.
– Ты должна рассказать мне, что было дальше, – попросил я, зная, что это далеко не конец истории.
– Да. – Она задумчиво смотрела на костер, языки пламени пробивались из-под камней. А потом как ни в чем не бывало произнесла: – Мне кажется, неприятности снова начались тогда, когда я попыталась воскресить короля из мертвых.

1

«Не такой уж он и жуткий, – убеждала я себя, глядя на искореженное разложившееся тело перед собой. – Я подчиню его себе. Сломлю его волю. Удивительно, что Микки в нем нашла».
Уже не первый раз я обманывала себя таким образом. Как и не первый раз поднимала короля Ванора из могилы. Мне казалось, что, повторяя эту мантру сотню раз, я смогу наконец поверить в эти слова.
Мертвый король отказывался смотреть на меня и глядел куда-то вдаль. Королевские усыпальницы строили так, чтобы внушать страх и благоговение тому, кто сюда спускается. Но я уже привыкла к спокойным каменным лицам, безмолвно взирающим на меня с высоты. Однако всякий раз затянувшееся молчание короля Ванора меня раздражало – и даже больше, чем мне хотелось бы.
– Один мудрый философ сказал, – раздался из темноты протяжный голос Фокса, – повторение одних и тех же действий в надежде получить другой результат – признак глупости.
– Я для чего тебя взяла?
– Ну, один мудрый философ сказал…
– Заткнись. – Брату даже не нужно было говорить, что мое предприятие безнадежно. Множество Темных аш, гораздо опытнее меня, предпринимали подобные попытки. Но я должна была сделать хоть что-то.
– Ты явно сегодня не в духе. Снова Кален отчитал на тренировке?
– Если тебе здесь не нравится, почему бы не пойти в город и не пофлиртовать с какими-нибудь дамами?
– Не в Ода… – Он осекся. – Тебя это не касается. Может, уже закончим?
Я снова повернулась к мертвецу.
– Где ты спрятал сердце Микаэлы?
Ответа не последовало. Исполинские статуи, охраняющие катакомбы, ответят быстрее, чем этот мерзкий король.
– Отвечай! Что ты сделал с ее сердцем? Где ты спрятал его? Почему ты так ее ненавидишь? – Головная боль усилилась. В ответ на злобу где-то в глубине моего сознания заметалась тень. Перед мысленным взором предстала зеленая мутная вода, а после видение исчезло.
Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Боль ослабла, и, как только я взяла себя в руки, тень отступила.
– Зря теряем время. – Фокс сложил руки на груди. Казалось, мой брат находится в самом расцвете сил, хотя и был не живее королевского отпрыска перед нами.
На этом их сходство заканчивалось; телу Ванора, дабы сойти за человека, не помешало бы больше кожи и сухожилий. Но это уже я постаралась. Воскрешая его первые несколько раз, я действовала со всем почтением и изо всех сил стремилась сделать его тело таким, каким оно было при жизни.
Сейчас же наградила количеством мышц и плоти, достаточным лишь для того, чтобы шевелить челюстью.
– Он не будет говорить, Тия. Ты это знаешь, я это знаю, и он явно это знает.
– Я заставлю его говорить.
Много лет назад моя сестра-аша влюбилась в это жалкое подобие короля. В обмен на ее безоглядную преданность он забрал у нее сердце и спрятал так, что никто не может его найти.
С тех пор минуло более десяти лет, и теперь Микаэла умирает. Она больше не может вернуться в Кион. Ее здоровье ухудшилось настолько, что она вынуждена держаться как можно ближе к своему сердцу, погребенному где-то здесь в Одалии, в городе Нив. Быть Костяной ведьмой очень непросто; удивительно, как она вообще продержалась так долго.
Я схватила короля за то, что осталось от его плеч, и дернула на себя. От него разило смертью и упрямством.
– Отвечай! – Мой голос эхом отскочил от колонн. – Неужели ты ни капельки ее не любил? Или ты настолько мелочный, что позволишь ей страдать весь остаток жизни? Она умирает. Какую обиду ты затаил на нее, что так сильно ее ненавидишь?
– Тия.
Я замерла. Фокс тоже.
О своих еженедельных походах в королевские усыпальницы я никому не сообщала. Даже своей подруге Полер, которая, узнай обо всем, тут же надрала бы мне уши, а госпожа Пармина обрекла бы на пожизненную чистку туалетов. В мою тайну был посвящен только Фокс, который, несмотря на опасения, согласился держать ее при себе. И меньше всего мне хотелось, чтобы узнала Микаэла.
За последние несколько лет, с тех пор как сестра взяла меня под свою опеку, она стремительно постарела. В золотистых волосах прибавилось седины, а на лице появились морщинки. Спина немного ссутулилась, словно под тяжестью невидимой ноши. И куда бы она ни шла, везде опиралась на палку, не доверяя собственным ногам.
– Микаэла, – пролепетала я, – тебя же не должно быть здесь.
– То же самое я могу сказать о тебе, – ответила она, не сводя с короля Ванора взгляда, полного страдания. Тот с серьезным видом, без тени стыда или вины, взирал на нее, и во мне снова закипела злость. Сколько же раз моей сестре-аше приходилось воскрешать этого короля, только чтобы встретиться с его отказом открыть рот?
Я уже подняла палец, собираясь нарисовать руну, которая вернула бы Ванора обратно в царство мертвых, как Микаэла вскинула руку.
– Ванор, – тихо заговорила она, – давно не виделись.
Разложившийся труп ничего не ответил. Только изучал ее взглядом диким, голодным и злым, полностью подходящим этому бесстрастному лицу.
– Я прошу прощения за свою своенравную ученицу. Когда ее приняли в мой аша-ка, она уже отличалась упрямством и непокорством, и с тех пор мало что изменилось. Пожалуйста, покойся с миром. Тия, отпусти его.
Слова Микаэлы вонзились в мое сердце стальным ножом. Пролепетав извинения, я завершила заклинание, и обратившееся в прах тело короля Ванора рухнуло в открытый гроб. Все то время, пока его лицо осыпалось, он не сводил глаз с Микаэлы.
– Закрой крышку и верни камень на место, – приказала она. За ее спокойствием трепетала злость. – Даже скажи я королю Телемайну запечатать гроб, тебя это не остановит. Как ты вообще позволил ей это сделать, Фокс?
Брат пожал плечами, смущенно улыбаясь, как нашкодивший ученик:
– Я ее фамильяр. Таковы издержки моего существования.
– Быть фамильяром не дает тебе права быть идиотом! А ты? Зачем вздумала призывать мертвого короля посреди ночи?
– Я хотела помочь. – С Микаэлой мои оправдания звучали слабее, чем с Фоксом. – Подумала, раз уж теперь я умею управлять дэвами! Ты же сама говорила, что ни одна Темная аша такого раньше не делала! Вот почему… почему я…
Микаэла вздохнула.
– И отсюда ты сделала вывод, что чем-то отличаешься от предыдущих Темных аш? При наличии способностей, Тия, тебе не хватает мудрости. Нельзя подчинить себе умершего без его согласия. Разве не таков был мой первый урок, когда ты воскресила Фокса? Самонадеянность не красит тебя, сестра.
Сдерживая слезы, я потупила взгляд. Неужели я из одной самонадеянности хотела ее спасти? Темных аш и обладателей серебряных сердец, в отличие от Фокса, невозможно воскресить, и такая перспектива меня очень пугала.
– Прости. Я правда хотела помочь. Я чувствую себя такой беспомощной.
Она приблизилась ко мне, я почувствовала, как ее ладонь легла на мою голову и пригладила волосы.
– Чувство беспомощности иногда полезно. Оно учит нас тому, что некоторые события неизбежны, поэтому мы должны то недолгое время, отведенное нам, проводить с самыми дорогими людьми. Ты меня понимаешь, Тия?
– Да, – всхлипнула я.
– Тия, я еще не умерла. – Она пальцем приподняла мой подбородок. – И буду признательна, если и ты перестанешь так считать. Я так просто не сдамся, но мы должны найти другой способ.
– Мне очень жаль.
– Надеюсь, это действительно так. Но ты больше не станешь никого воскрешать в королевской усыпальнице, какими бы благородными твои намерения ни были. Обещай мне.
– Обещаю, – пробормотала я.
– То же самое касается и тебя, Фокс.
– Обещаю, миледи.
– Хорошо. А теперь помоги мне подняться по лестнице. Мои ноги уже не те, что были раньше.
Фокс наклонился и взял Микаэлу на руки.
– Так будет быстрее, – пояснил он. – Ты потратила уже достаточно сил, отчитывая нас.
Старая аша усмехнулась.
– Да, если подумать, это занятие всегда было утомительным. Может быть, вам стоит направить свою энергию в более полезное русло, чтобы я меньше уставала?
– Как ты узнала, что мы здесь? – спросила я.
– Я люблю прогуливаться по ночам. Решила вот заглянуть к Тие, а ее комната оказалась пуста. Поблизости чувствовалась пульсация рун, и я просто пошла к ее источнику.
– Я не хотела тебя тревожить.
Лестница вела обратно в сады одалийского дворца. Последние два месяца мы с Фоксом гостили у короля Телемайна, путешествовали по королевству и лечили больных. Многие жители, как и раньше, боялись и недолюбливали Костяных ведьм, но уже без прежней горячности. Ведь непросто таить злобу на того, кто вернул тебе здоровье.
По приглашению короля Микаэла могла сколько угодно жить в его замке, но с каждым днем все слабела. Я боялась, что этот дворец может стать для нее последним пристанищем.
– Поверь, Тия, у меня хватает и других поводов для тревог. Насколько мне известно, сейчас повторно рассматривают прошение Лика, да?
Сообщество аш отказало ему в просьбе присоединиться к ним, однако Полер вспомнила какой-то малоизвестный закон, позволяющий Искателям смерти тренироваться в квартале Ив до наступления пятнадцати лет – нынешнего возраста Лика.
Микаэла бросила поверх плеча Фокса последний взгляд на катакомбы и отвернулась.
«Она до сих пор его любит», – подумала я, и внутри вспыхнула ярость.
– Мне правда очень жаль, Микки.
Она улыбнулась.
– Как я уже сказала, надеюсь, это действительно так, Тия. А теперь отдыхай. Завтра у нас трудный день.

***

Я дождалась, пока шаги брата стихнут, и тайком выбралась из комнаты во второй раз. Попутно впустила внутрь своего разума притаившиеся тени. Они, укутав мое сознание, образовали внутренний барьер – многие месяцы он не позволял Фоксу узнавать о моих тайных мыслях и чувствах, подобных сладкому вину, которым не хочешь ни с кем делиться. Я просто не могла. Пока что.
В конюшне меня ждал Вождь. Одинокая женщина на лошади не вызвала никаких подозрений, так что мы спокойно выехали из города и скрылись из виду в роще. Там я спешилась, приказала коню ждать моего возвращения и двинулась в глубь леса, в сторону полянки, служившей местом нашей встречи.
Я снова мысленно потянулась к надвигающейся тьме. Шрам на правом бедре горел и в ночной прохладе казался обжигающим, но боли я при этом не чувствовала.
Несмотря на свои размеры, существо умудрялось прятаться в тени. Словно из ниоткуда оно возникло рядом со мной там, где еще секунду назад никого не было. На меня уставились три пары прищуренных глаз, подрагивали раздвоенные языки. Оно расправило крылья, и меня накрыло темнотой, приятной и успокаивающей.
«Хозяйка?» Его голос не был похож на голоса в человеческом представлении. Наша связь дарила понимание, простирающееся за пределы языка.
Я протянула к нему руку. Его чешуйчатая шкура на ощупь напоминала грубую кору и шероховатую наждачную бумагу.
«Поиграем?» Пока я забиралась чудовищу на спину, оно стояло неподвижно.
«Да».
В мгновение ока мы взмыли высоко в небо и уже парили над лугами и зелеными полями. «Поверни», – подумала я, проверяя границы своего контроля, которые сформировались за последние несколько месяцев. Ази повиновался и выгнул крылья в сторону горизонта. Я рассмеялась – мой радостный, полный свободы смех подхватил ветер, – и одна из голов с урачанием ткнулась мне в щеку.
«Нет, это не эгоизм, – говорила я себе, – а ответственность». Микаэла лишь отчасти права: я своевольна и самоуверенна, но совсем не похожа на остальных Темных аш. Ни одна из них не сумела укротить ази. И пока в ночной тишине я летала на дэве, он не разорял города.
И все же я понимала, что встречи со своим спутником мне следует держать в тайне. Потому что по сравнению с воскрешенным королем дэв-фамильяр был гораздо большим злом. «Я должна его подчинить», – подумала я и тем самым предопределила свою судьбу.


– Что мы делаем в Даанорисе? – снова спросил я, когда она замолчала. – Почему ты мне не говоришь?
– Потому что ты, Бард, нужен мне не только как слушатель, но и как свидетель. Если я поведаю тебе все свои замыслы, ты не сможешь оставаться беспристрастным.
– Ты призвала меня. Я иду за тобой. Мое мнение мало что изменит.
– Ты славишься своей справедливостью, Бард. Я доверяю твоей мудрости и своему благоразумию. И здесь в Сантяне я хочу тебя кое с кем познакомить.
– С кем?
– Его называют Кузнецом душ. – Она одарила меня озорной улыбкой. – Мне с трудом верится, что ты с огромной радостью встанешь на мою сторону после той нескончаемой череды трупов, которые я призвала по пути сюда. Или после того, как я сообщила тебе о своем намерении захватить Даанорис. Не так-то просто скрыть отвращение. Для чего я пришла сюда? Да просто потому, что могу. Такая причина не приходила тебе в голову?
– Тия, – одернул ее Кален, в его тихом голосе послышались веселые нотки.
Девушка рассмеялась.
– Хорошо, я продолжу свой рассказ, пока у нас есть такая возможность.
На деревья наползали тени, в лесу медленно растворялись дэвы, ступавшие бесшумно, несмотря на свои размеры. Ни единого звука: ни щебета птиц, ни гомона белок. Был слышен только шелест листьев на ветру, потрескивание костра и голос аши.

2

– Ты уже целовалась с мальчиком? – поинтересовался советник Людвиг, отчего я чуть не подавилась чаем.
Мы сидели в нивианской чайхане «Заколдованный дуб» – в одной из редких чайных Одалии, куда допускались аши. Она сильно отличалась от изысканных чайных Киона, но нравилась мне своим неформальным подходом. Фокс отправился на тренировку с одалийскими солдатами, а я, посетив за сегодняшний день несколько приемов, решила провести свое свободное время с советником – по праву истинным главой Истеры. Я ожидала услышать от него очередной урок истории или острую критику в отношении нынешней политики. Но точно не это.
– А почему, позвольте спросить, – выговорила я, после того как вытерла со стола пролитый чай и откашлялась, – вас это так волнует?
Советник Людвиг усмехнулся, из-за чего показался моложе своих семидесяти с лишним лет.
– А разве я не могу узнать, как обстоят дела у моей лучшей ученицы? Даже у более молодых аш в романтических отношениях опыта больше, чем у тебя, при этом для Киона они сделали гораздо меньше. Я сам раз или два во времена своей молодости целовался с хорошенькими ашами.
– Мне… мне некогда об этом думать.
– Чепуха. – Советник отщипнул кусочек хлеба из танура. – Необходимо соблюдать баланс. Ты еще очень молода, моя дорогая, но тебе грозит переутомление, если ты будешь все время зависеть от госпожи своего аша-ка. Наслаждайся юностью. И не позволяй этим грымзам вроде Пармины убеждать тебя в обратном. Кроме того, – добавил он, задумчиво пережевывая хлеб, – у меня есть замечательный племянник. Он всего на пару лет старше тебя…
Я застонала.
– Спасибо, советник, но мне с головой хватает и других отношений, чтобы к ним добавлять еще новые.
– Так, значит, у вас с принцем наметился прогресс?
– Вовсе нет! – Мои щеки сделались пунцовыми. – Он же принц! А я просто… я…
Костяная ведьма. Которую боялись и ненавидели везде, кроме Киона. Но и там к нам в первую очередь относились как к развлечению, а уж потом как к людям.
Советник только кивнул. В мире политики он существовал дольше, чем я жила на свете, а потому знал истинное положение вещей.
– Но тебя влечет к принцу Кансу.
– Ну, он добрый. И единственный, помимо брата и Микаэлы, кого не волнует, что я Костяная ведьма. Он заботится о своем народе. Действительно заботится, а не просто болтает, лишь бы успокоить своих подданных. Он искренне относится к тому, во что верит. И он очень… – В этом было непросто признаться. – У него очень приятное лицо. Не только лицо – все. То есть…
Старик усмехнулся.
– Я понимаю. Между прочим, браки между королевскими особами и ашами случались и раньше. Даже с Темными ашами. Так что это не редкость.
– Все равно. Ему и без того хватает хлопот – помогать своему отцу в управлении Одалией. – «К тому же в голове у меня живет ази, милорд, – добавила я про себя. – Всем известно, что дэвы – оружие Безликих, а я владею самым опасным из них. Не нужно сюда впутывать еще и принца». Тени в моей голове одобрительно зашевелились.
– А какие у тебя отношения с другими мальчиками при дворе? Например, с принцем Халадом?
Только советник Людвиг до сих пор называл брата Канса принцем, несмотря на то что способности Кузнеца душ лишили его притязаний на королевский трон. За последний год, как я окончательно стала ашей, мы с Халадом очень сблизились, и ни одна аша не удостаивалась его уникального дара – получать из их воспоминаний новые стеклянные сердца.
– Замечательные, – ответила я, – только Халад все время занят работой больше меня.
– А что насчет Калена?
Я уставилась на советника, а потом рассмеялась.
– Кален? Да он до сих пор меня ненавидит.
– Ненависть – сильное слово, Тия.
– Но это так. Он при любой возможности игнорирует меня, а когда это невозможно, разговаривает со мной таким снисходительным, безразлично-агрессивным тоном, что просто выводит меня из себя. Послушать его, так я вообще ни на что не годна. Дай ему волю, он разлучит меня с принцем Кансом, а потом ждет, что я стану безропотно выполнять все его требования.
– А ты не могла чем-то вызвать его неприязнь?
– Ну, я точно не пыталась скрывать своего недовольства, – угрюмо призналась я. – И иногда могла пренебрегать его приказами, когда он вел себя как полнейший дурак.
Я замолчала. Советник Людвиг с веселым выражением лица смотрел куда-то позади меня. Сделала глубокий вдох.
– Полагаю, он сейчас у меня за спиной.
– Надо же, угадала с первой попытки. – Кален стоял, прислонившись к двери и сложив руки на груди. Как подобает Искателю смерти, он был одет во все черное, будто этот цвет придавал ему внушительности. На шее сверкало серебром стеклянное сердце. Он коротко, в знак уважения, кивнул истеранскому государственному деятелю.
– Лорд Людвиг, рад снова вас видеть.
– Взаимно, Кален.
– Как поживает король Рендорвик?
– Как и всегда, не слушает моих советов. А как там принц и его отец?
– Хорошо. Передавайте мое почтение его высочеству. – Кален обернулся ко мне. – Тебя хочет видеть Канс, – коротко бросил он и ушел.
– Советую тебе все же не злить его, – произнес советник Людвиг, когда я осторожно, стараясь не запутаться в подоле платья, поднялась. – В конце концов, Кален – ближайший соратник принца Канса. Возможно, если ты откроешься ему, он все-таки сменит гнев на милость.
Вздохнув, я склонилась к советнику, чтобы обнять, и быстро поцеловала его в щеку.
– Учитывая, что причина его недовольства кроется во мне, это маловероятно.

***

– Подожди! – пытаясь догнать, окликнула я Калена, шагающего к замку, чем привлекла несколько любопытных взглядов прохожих. – Прости за все, что я сказала, но в этом не только моя вина. С тех пор как мы познакомились, ты постоянно резок со мной.
– Я не обязан перед тобой оправдываться, – сухо сказал он.
– Я думала, мы пришли к некоторому взаимопониманию. – Что было правдой. Несколько недель после битвы с ази на озере Стрипник он был почти дружелюбен со мной, после чего эта временная доброжелательность испарилась, и парень снова принялся критиковать, как я дерусь, что делаю и говорю.
– Ты неправильно думала.
Я сердито посмотрела на него:
– Ладно, выкладывай.
– Выкладывать что?
– Ты же слышал, как я назвала все качества, которые мне в тебе не нравятся. Не очень благородно с моей стороны, знаю. Теперь твоя очередь. Назови все, что тебе не нравится во мне.
– Сейчас не самое подходящее время и место…
– Будь все в этой жизни по-твоему, эти подходящие время и место никогда бы не нашлись, потому что ты такой же непробиваемый и непреклонный, как Стена Митры. Видишь? Делиться своими чувствами не сложно. Ну же, выскажись. Назови мне всего три пункта…
Он стал закипать, но наживку заглотил.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.