Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42550
Книг: 106900
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Отбор демона, или Тринадцатая ведьма»

    
размер шрифта:AAA

Витамина Мятная
Отбор демона, или Тринадцатая ведьма

Чирк! Чирк! Кряк… Спичка сломалась пополам.
Сдув с лица мышиного цвета челку, я достала еще одну спичку. Пара попыток, и на ее конце, заплясав, вспыхнул огонь. Обычный человеческий, оранжевый, как лиса, и теплый, как родной очаг.
Быстрее, пока не погасло!
Фитиль черной свечки фыркнул пару раз искрами, не желая разгораться, но, сжалившись, полыхнул зеленоватым демоническим огнем. Спирали дыма змеями взвились к потолку.
Шшкр-р-р… Шкр-р-р… Хрусть! Мелок сломался в пальцах. Я убрала прядь пепельных волос за ухо и, подобрав раскрошившийся обломок, вновь повела линию, не заметив, что в том месте, где палочка мела сломалась, остался маленький незакрашенный участок.
Десять минут пыхтения, ползания на карачках, и пентаграмма кровавым отсветом пылает во всей красе.
Встав, я залюбовалась своей работой. Настоящий магический круг!
Условно круглая пентаграмма неровным эллипсоидом кособочилась в сторону тумбочки с бельем, но в целом вид был совсем как в учебнике.
Теперь необходимо расставить магические маяки. Вчитавшись в строчки, я полезла в ящики комода, разыскивая нужные травы. С полными горстями вернулась к меловому рисунку и разложила все в соответствии с указаниями. Получилось очень симпатично, как разноцветная сухая полянка.
Я была собой довольна, следующий этап сложнее. Надо собраться с духом.
Вдох-выдох.
Взяв с комода маску, я нацепила ее, проверила узел, крепко ли держится. Яркие петушиные перья вызывающе топорщились во все стороны, наполовину скрывая мою невзрачную персону.
За все это пышное великолепие надо благодарить нашего петуха. Сейчас кочет, убитый горем, понуро расхаживает по двору, сверкая лысым задом.
Скрывать свое лицо в подобных делах просто необходимо, вызов демона – опасное предприятие и сильное колдунство. Недаром я готовилась несколько месяцев и ждала полнолуния – времени, когда ведьминские чары наиболее сильны.
Если коварный бес увидит твое лицо, то будет преследовать и мстить снова и снова. Как поговаривают некоторые ведьмы с мечтательным выражением на лице, иногда демоняки приходят «мстить» даже ночью… И уходят только под утро.
Что происходит в темноте во время мщения – я не в курсе. Возможно, нечто изощренное и коварное, свойственное всем жителям подземных измерений. В любом случае, я предпочитаю спать по ночам, а незваные гости мне не нужны.
Состояние инкогнито для всех ведьм – абсолютная защита. Маска скроет лицо и призванная нечисть не сможет отыскать вызывающего.
Если все получится, это будут самые крутые чары, которые наколдовали в нашем королевстве с незапамятных времен.
Книга выскользнула из дрожащих рук и с глухим хлопком упала на пол. Вечно я все роняю!
Вдох-выдох.
Подняла, неуверенно положила на старый бабушкин пюпитр, открыла обложку и… Фолиант вырвался из рук, страницы зашуршали, открывая нужную.
Я – потомственная ведьма. Моя прабабка была верховной ведьмой, бабка тоже состояла в звании ведьмы, моя мать ведьма. Все мои сестры дипломированные ведьмы, они могут зачаровывать метлы, варить зелья, предсказывать будущее по внутренностям животных и устраивать шабаши с колдовством. А я – последняя, тринадцатая – еще не совершила ничего важного и особенного. Да и магии у меня кот наплакал, вечно все роняю, разбиваю, путаю ингредиенты и взрываю.
Предпоследняя сестра всего на год старше, а уже уехала из дома и стала деревенской предсказательницей. Но это не дает ей права воображать о себе и задирать меня, дразня Луизой-Нулизой.
Мои сестры преуспели в ведьмовстве, две из них практикуют в самой столице!
Все они относятся ко мне как к малышке, глупому несмышленышу, не способному зачаровать метлу и превратить жабу во что-нибудь путное и полезное. Да, с метлами у меня не заладилось, (я еще потолкую с этим непокорным веником), но по двору ходят несколько кур и одна корова, которые на самом деле являются парой-тройкой земноводных и одним вредным соседом.
Такую участь местный парень заслужил за неуважительное поведение в отношении моей пятой точки. С левой «буханки» до сих пор не сходит синяк от щипка, которым эта деревенщина наградила меня за сараем. А я его в ответ попотчевала стойким трансформационным заклинанием. Так что как бы ни дразнили меня сестры – за себя постоять я умею. Жаль, что ведьм не берут в боевые маги. Потому что чары у меня получаются в основном атакующе-разрушающие.
Парня пока не хватились, наверно, думают, что он где-нибудь в таверне с кружкой пива отлынивает от работы. Вымя ему к лицу, расколдую на следующей неделе, когда сойдет синяк с задницы.
Труднее всего колдовать на себя, лечить и снимать заклятья, но я и с этим справляюсь, недаром мне от прабабки достались магическая книга и старая метла. И вообще, весь чердак нашего кособокого замка после того, как старшие сестры уехали, предоставлен в мое полное распоряжение.
Наш замок – изумительное место. Здесь полно склянок с приворотными зельями, трав для ворожбы, учебников и тетрадок с записями чар, магических свечей и огрызков цветного мела для защитных кругов. Но главная моя ценность – магический фолиант, оставленный мне прабабкой.
Книгу она завещала последнему ребенку рода Макги. То есть мне.
Все источники магических знаний, остатки ингредиентов и прочее, что осталось от старших сестер, теперь мои, как платья, которые я за них донашиваю.
Уезжая из дома, они бросили все ненужное здесь, а я… Донашиваю.
Так что это полнолуние станет переворотным. Я покажу им всем, на что способна!
Книга раскрылась на нужной странице. Лунные лучи упали на коричневый пергамент. «Вызов высших демонов» – гласила витиеватая надпись в начале страницы.
Собрав волосы в конский хвост, чтобы не мешали читать, я проверила все в последний раз. Вроде бы ничего не упустила.
Вдох-выдох, вдох-выдох! Пора. Начали!
Первые магические слова сорвались с моих губ, и тут же черные свечи вспыхнули ярче. Зеленый потусторонний огонь столбами пламени впился в потолок. Некоторые травы задымились, распространяя вокруг пряные запахи.
Начерченная красным мелом пентаграмма поблекла, чтобы в следующий миг полыхнуть подземным пламенем. Свечи потухли, только магический круг пылал неземным светом, отбрасывая на стены резкие тени.
Дохнуло потусторонним холодным огнем, самым сильным пламенем в мире, беспощадным, сжигающим дотла, не оставляющим после себя ни пепла, ни праха.
В центре появилась маленькая светящаяся точечка.
Завоняло гарью и копотью. Дыра в подземные измерения открылась, и оттуда повалил удушливый дым.
Вот к этому я была не готова! Маленький чердак под остроконечной крышей вмиг наполнился смрадом. Стараясь не прозевать появление демона, я, чихая и кашляя, кинулась к маленькому окошку.
Дребезжащая створка раскрылась, хлопнув о каменную стену, в башню ворвался свежий ночной ветерок. Подхватил ядовитый дым и унес прочь.
Я обернулась. В магическом круге стояла фигура.

* * *

Стояла и пылала! Огнем! Ярким. Над фигурой уже начинали дымиться стропила.
Горящий взгляд незнакомца уперся в меня, я не сильно его заинтересовала, взор скользнул дальше.
Демон с интересом осматривал место прибытия. Поддев когтем, и наклонив, заглянул в пустой котел. Нахмуренно вглядываясь в линии, потер когтистой лапой мел на полу.
Скользнул глазами по стенам, придирчиво осмотрел все углы и, не найдя никого, снова остановился на мне.
На его лице расплылась зубастая улыбка. И какие это были зубы! Острые, словно иглы, и росли в несколько рядов, как у хищных рыб. Я забыла, как дышать, замерла, притворяясь деталью интерьера.
Огненный тип нагло ухмыльнулся и шагнул вперед.
Ужас-ужас-ужас!!! Пылающий демон поднял ногу и легко переступил через линию.
Кошмар-кошмар-кошмар! Он вышел из пентаграммы! Что я сделала не так? Он же должен быть прикован к ней, и покидать не имеет права!
Ноги подогнулись от страха, и я осела на пол.
– Здравствуй, сладкая мышка! – Огненный демон, как удав над кроликом, навис надо мной. В узком пылающем лице и вправду было что-то хищно-змеиное.
Щелчок пальцев, и лента в моих локонах вспыхнула, превратилась в пепел, волосы рассыпались по плечам. А вместе с ними съехала и маска, закрыв половину лица и почти весь обзор! Я ошалело таращилась на горящий ужас единственным незакрытым глазом. Потустороннее страшилище щеголяло костюмом диких людей!
Мой предательский взгляд, как на буксире, тащило к одному определенному месту, расположившемуся там, где у всех деревенских парней обычно расходятся штанины. Но вызванная нечисть, к моему шоку, брюк не носила, предпочитая свежий ветерок, обдувающий все части голого тела!
Пылающий шагнул еще ближе и присел на корточки. Между нами практически не осталось места. Демон нагло уставился в мой не прикрытый маской глаз.
Секунду я соображала, а после выдала:
– Назад! – Лицо монстра удивленно вытянулось. – Ты… ты… – запинаясь, пропищала я, – не можешь ослушаться меня! Делай, что приказываю!
Огненный подумал, почесав щеку.
– А подчинить демона ты не забыла? Прежде чем приказывать?
Мой глаз метнулся к книге, там ничего не было про подчинение. Я думала, что после того, как потусторонний тип окажется в круге, все произойдет само собой! И вызванный будет выполнять все приказы.
– Значит, хочешь подчинить меня? – рассматривая свои длинные когти, пряча и выпуская их, как кот, мурлыкнул демон. Это было сказано тихо, безразлично, как бы между делом, но внутри у меня все похолодело от страха.
– Да! – как безумно храбрая мышь, пискнула я.
Демон придвинулся снова. Я отползала дальше. Лопатки уткнулись в каменную кладку. Все, бежать больше некуда!
– Ну, начинай! – Зубастый, не вставая с корточек, снова подъехал вплотную.
– Хорошо, – пискнула я и осталась сидеть на месте, ничего не предпринимая.
– И? – выжидающе потребовал пылающий тип. По его мнению, что-то должно было происходить. Я не понимала, что именно, но и демон был удивлен тем, что ничего не происходит.
Хотя должно.
– И? – проблеяла я.
– Тяжелый случай, – определил демон, кинув взгляд на жмущуюся в нерешительности меня.
Рука, сжатая в кулак, ударила за моей спиной по стене, камень хрустнул и пошел трещинами.
– Ну хорошо, вот ты вызвала демона. И что ты будешь с ним делать? – Во рту у призванного сверкнули острые зубы.
– А что тут сложного? Подчинять! – быстро сообразила с ответом я. Любой стал бы активно шевелить мозгами, увидев такой оскал.
– Как? – спросил демон.
Я не знала.
Секунды бежали. Подземный гад сдался первым.
– Темнота… Серость… Чего ж вас всех просвещать-то надо?! – закатил глаза к потолку разочарованный зубастик, и тут же две когтистые хапалки подхватили меня на руки.
Я сжалась от ужаса, но сразу же расслабилась. Горящие ладони не обжигали. Они были просто теплыми. Тем не менее, огонь вспыхнул вокруг, обвив, словно кокон. Языки пламени бежали по рукавам старенького платья, не сжигая ткань.
Демон потянулся к маске, чтобы снять ее, но я, памятуя об инкогнито, откинула голову далеко назад, стараясь не дать пылающей лапе сорвать мою последнюю защиту. С гортанным урчанием горящий тип нагнулся и впился обжигающими губами в шею, терзая нежную кожу. Дыхание подземного жителя было не так безобидно, как его пламя.
Раскаленный воздух нестерпимым клеймом ложился на шею, полз по коже, отмечая неведомые дорожки.
А я маленькая и дрожащая в его руках, зажмурившись, терпела прикосновения, надеясь, что кожа выдержит и не обуглится.
Пылающие лапы ползали по телу, щупали мою грудь. Наверно, огненный гад из подземных измерений пытался соблазнить меня.
Я не была уверена в этом, с парнями в деревне у меня тоже не сложилось. Вероятно, у демонов такое поведение – норма. Я пыталась сообразить, как бы побыстрее подчинить огненного, но действия демоняки заставляли мысли растекаться жидкой лужицей, а тело превращаться в желе.
Когда демонические губы нашли какую-то особенно чувствительную ямочку на шее, я выгнулась и застонала. И тут же послышала такой же сдавленный стон, сорвавшийся с губ горящего типа.
– Нет! – зарычал демон, содрогаясь. Он отстранился от меня на безопасное расстояние. Похоже, прикосновения к моей коже заставляли его рычать. Может быть, подземным тоже больно ощущать человеческие касания, и наши тела кажутся им холодными?
– А, к бездне! – прорычал ненасытный гад и уткнулся мордой между моих пышечек. Задушенный голос из района моей груди известил:
– Лишний источник энергии не помешает, а старая игрушка уже надоела. Если серая мышка смогла вызвать меня, Асмодея, силы в ней с избытком.
Я ничего не поняла из невнятного бормотания, потому что его лицо в это время находилось где-то глубоко, вжимаясь в мои прелести, а страшные зубы покусывали округлости. Небритая, пылающая щека терлась сквозь ткань, губы нащупывали пуговку соска и не находили.
Руки разжались, и я с визгом полетела вниз. Меня поймали в каком-то сантиметре от земли.
– Тсс! – прижил палец к губам демон и осторожно уложил меня на дощатый пол. Кажется, в меня играли, как кошка тешится с мышкой, подбрасывая свою добычу, наслаждаясь процессом и испугом жертвы.
Взмах когтей, и мое штопаное платьице узкими лентами разлетелось по всей комнате. Пылающая ладонь вцепилась в завязки лифа.
Между демоном и мной оставалась хрупкая и тонкая преграда в виде корсета, нательной рубашки и панталончиков с заплаткой на пятой точке.
«О боже! – подумала я. – Кажется, я сейчас узнаю, как мстят демоны, на дворе-то ночь!»
От свистящих в воздухе когтей потустороннего хищника пал последний барьер – корсет. Демон не справился со шнуровкой и располосовал все на дотлевающие полоски.
Куда исчезли панталоны, я не заметила.
Горячее и большое дотронулось до меня. Кажется, кончик у этого странного предмета пылал демоническим огнем, как факел.
Эти действия как-то не походили на месть.
– Что… Что… вы делаете?
– Ммм… – облизнулся демон длинным раздвоенным языком. – Подчиняю ведьму… Будешь моей любовницей!
В мозгу заметались мысли: «Что? Меня? Как? – И уже более возмущенное: КЕМ?» Значения слова я доподлинно не знала, но подозревала – это что-то нехорошее. От демонов ничего приличного ждать не приходилось. Всем известно, что они еще те охальники!
Зубастый гад всунул свое колено между моих колен, не встретив сопротивления, раздвинул их. Нечто упругое, такое же обжигающее, как дыхание демона, втиснулось между моих ног и наткнулось на преграду. Я дернулась.
«Больно!»
Я истошно завизжала в остроконечное ухо. Демон на мгновение замер. Потом в шоке отпрянул.
– Еще и девственница! – завопил в ответ пылающий.
Наклонив голову набок, он вертел пальцем в оглушенном остроконечном ухе. – Подземные боги! И за что мне такое наказание? День не задался с самого утра! – Аристократическое лицо упало в демоническую ладонь. – Ладно, живи, мышка! – Меня презрительно отбросили, как игрушку, в которой разочаровались. Я больно ударилась копчиком о доски.
В следующее мгновение взрыв сотряс здание. На том месте, где только что стояла высшая нечисть, образовался пылающий вихрь. Столб огня вырывался из дыры, пробитой в подземные измерения. Призванный демон рвался из пленившей его пентаграммы, стараясь вернуться в родные пенаты. Как только огненный чертеняка перестал меня касаться, я тут же почувствовала жар огня.
Испуганная обжигающим пламенем, я сделала шаг назад, пятка наступила на нарисованную линию на полу.
Магические знаки вспыхнули. Мы с огненным поменялись местами, я упала назад в круг, отбив пятую точку, а освобожденный демон, ревя, вырвался на свободу.
Дыра в подземные измерения широко открылась, в ней мелькнул хвост с пылающей кисточкой на конце.
Портал схлопнулся. Мир превратился в сияющее пространство.

* * *

Крыша башни испарилась, как дым.
Стены после взрыва причудливо раскрылись в разные стороны, подобно оплавленному каменному цветку.
Маска, догорев, осыпалась на пол пеплом. Я шокировано натягивала на себя обгоревшую по краям скатерть, прикрывая неглиже.
Вся прокопченная и обугленная, я сидела в центре бывшего чердака. Брови и ресницы ушли в том же направлении, что и крыша.
Меня защитил магический круг: каким бы кривым он ни был, чары сработали. Пентаграмма выдержала, не треснув и не пропустив губительную энергию взрыва. Только вот башне не повезло.
– ЛУИ-И-И-ИЗА!!! – услышала я возмущенный вопль со двора. Подойдя к краю, посмотрела вниз.
Мой отец, притоптывая ногой в тапочке и уперев руки в боки, возвышался над всеми, кисточка его ночного колпака была взъерошена. Вокруг него стояли разбуженные взрывом родственники.
– А ну спускайся сюда! Немедленно!

* * *

Мои щеки пылали при одном воспоминании о ночном приключении, а вовсе не от стыда за несанкционированные чары, как думали мои родственники. Причиной этого стал некий пылающий соблазнитель. Между генеральной помывкой и заслуженной взбучкой я успела сгонять в чулан и найти пару книг по анатомии демонов. Картинки и краткие надписи заставили пылать не только мои уши, но и щеки, шею, грудь… В общем, краска стыда залила меня до самых пяток и спадать отказывалась наотрез.
Я сидела на высоком стуле посреди кухни. Это же помещение одновременно использовалось как прихожая, гостиная, столовая и приемная для больных. Вдоль окна стояли столы с колбами и ретортами – рабочее место моей матери, потомственной ведьмы-лекарки Меган О`Коннор, в замужестве Макги. Мне строго-настрого запрещалось подходить к варящимся там зельям и декоктам.
Наш семейный замок, сильно разрушенный временем, достался нам от дальнего родственника, мелкого чародея Генри Макги. Моя мать – знахарка, деревенская ведьма, а отец – чародей в отставке.
Я последний ребенок в семье, маленькая неожиданность, как называет меня прабабушка. Потому что чаще всего у меня все получается неожиданно и вдруг. Правда, это не мешает мне быть прабабушкиной любимицей. Остальные дети уже давно выросли и разъехались кто куда, с родителями оставалась жить только я. Считая дни, когда мне исполнится семнадцать, и я смогу так же, как сестры, покинуть отчий дом.
Все ведьмы в семнадцать лет обязаны оставить родной очаг и зажечь свой. Мне осталось вытерпеть половину лета и начало осени. В октябре, аккурат на Черный Самайн, мне стукнет семнадцать. Я свободная, как птица, вылечу из гнезда. Самая младшая из Макги покинет этот старый разрушенный дом, чтобы построить свой.
Мой отец гневно расхаживал из угла в угол в ночном колпаке, мать, закутанная в шаль, колдовала возле своих столов. Дед с бабкой устроились у камина, взяли себе по мешку хлебных сухариков и приготовились смотреть шоу.
Щаз что-то будет… Отец не сможет долго держать в себе возмущение, с минуты на минуту рванет.
Закутанная в теплое одеяло, с полотенцем на голове, искупанная в лохани с самым сильным мылом, что нашлось в овчарне (с первого раза отмыть от копоти меня не удалось), я сидела, опустив ноги в ведро с мыльной водой, и шевелила пальцами от удовольствия. Это было другое тепло – убаюкивающее, нежное и домашнее, а не опаляющий жар потустороннего огня.
Мама суетилась вокруг. То микстуру в меня вольет, то примочку на ожог наложит, то пластырем ссадину залепит. Мало-помалу, подлатав где-то магией, а где-то заботливой материнской рукой, она привела меня в нормальное состояние и почти божеский вид. Только брови с ресницами вернуть не удалось. И волосы все еще попахивали серой.
Краснолицый, пышнотелого сложения чародей продолжал мерить шагами кухню.
– Неслыханно, чтобы несовершеннолетней ведьме позволялось колдовать без диплома! – разразился грозой с проливным дождиком отец. – Тебе еще нет семнадцати! – Деревянные стропила зазвенели от богатырского возгласа. – Закон запрещает любую ворожбу до совершеннолетия!
– Но па-а-апа! – заныла я.
– А если бы ты пострадала? Если бы замок рухнул?
Мы все посмотрели на сорванную взрывом башню, и мне стало совсем стыдно. Хлюпнув носом, я выпятила вперед губу и зарыдала, стараясь разжалобить строгого отца.
Скулила я и до этого, когда с меня жесткими мочалками отдирали гарь и копоть, но тут я завыла в голос.
– Не поможет! – отрезал чародей. Из моих глаз уже катились особо крупные слезы, предназначенные для очень серьезных проступков. – Ну, не реви, говорю же – не поможет! Я мог бы закрыть глаза на исчезнувший чердак, но отдача от магического взрыва такой мощи обязательно привлечет внимание.
Я тоскливо всхлипнула и закрыла слезогонный кран. По лицу отца видно: действительно не поможет. Мне удалось натворить что-то запредельное, на этот раз избежать наказания не получится, сидением в старом дровяном сарае не отделаюсь – поняла я.
За окном захлопали крылья. В стекло постучались. Мы дружно вздрогнули. Мановение властной руки отца семейства – и створки открылись, впуская пернатую гостью. В клюве у птицы зажат свиток пергамента, перевязанный лентой и скрепленный восковой печатью. Сова была крупная и белоснежная. Явно редкой породы.
– Час от часу не легче, – произнесла хозяйка замка, отобрала письмо у птицы и, передав его отцу, вернулась к домашним хлопотам.
Маг долго вчитывался в пергамент и наконец вздохнул.
– Мать! – прокричал он через всю кухню жене. – Жди гостей со дня на день.
Четыре пары любопытных глаз уставились на отца семейства.
– Верховная ведьмесса едет к нам в гости. Хочет взглянуть на наших дочерей.
– Что ж, – невозмутимо проговорила потомственная ведьма, строгая и неизменно заботливая мать семейства, – зато наша семья соберется вместе под одной крышей. – И вспомнив, что часть крыши отсутствует, женщина вздохнула.
Покорно достав двенадцать конвертов и листы бумаги, Меган Макги села писать письма своим дочерям. Спустя некоторое время из дымовой трубы вылетели три почтовых совы, несколько летучих мышей и один голубь.
Отец повернулся ко мне:
– А ты под домашним арестом! И никакой магии до Черного Самайна!

Асмодей

Я думал, что одержу очередную легкую победу… Соблазню глупенькую дилетантку, выпью ее энергию, став могущественней в разы, завоюю следующий круг Ада и поднимусь на очередную ступень власти. Но что-то пошло не так… Я еле-еле вывернулся из державшей меня пентаграммы. Круг силы явно сделан на коленке, тем не менее после возвращения я обессилено рухнул на пол в своем адском дворце.
И вот я пребываю во вверенной мне подземной провинции несолоно хлебавши, с фингалом под глазом, глухим ухом, зазря потраченными на соблазнение усилиями и с потерей энергии. Насильно ВЫКАЧАННОЙ ИЗ МЕНЯ, а не из этой дилетантки! В общем, полное фиаско. Такое со мной за последние пятьсот лет происходит впервые.
Обычно даже опытные ведьмы постарше падают в мои объятья, гроздьями вешаются на шею. Без усилий с моей стороны прыгают в постель, а после сами складируются в штабеля. Они становятся моими любовницами и отдают дармовую энергию взамен на изощренно искусную «ночную месть».
А это… Это позор какой-то: не суметь соблазнить девственницу и получить от нее все, что полагается мне по праву высшего демона! Я слишком мягко с ней обошелся.
Серую мышку, конечно же, жалко, но я не мог позволить какой-то соплячке пленить первого демона Ада.
Многие ведьмы мечтали. Многие хотели. Многие пытались накинуть на меня поводок, окрутить и женить на себе. Заставить прыгать по их указке через обруч. Только ни одной за тысячу лет пока не удалось соблазнить и привязать меня.
Все дело в полной луне, она делает меня сентиментальным. Увидев глупенькую наивную ведьмочку, я расчувствовался, вот и пощадил ее… Непростительная халатность.
Рано или поздно мне придется пуститься на поиски – энергия необходима демонам, как воздух, без нее мы никто.
Слишком многого я добился в подземных измерениях, чтобы отказаться от влияния и власти.
Выдохнув, я потух и перевоплотился в одну из моих ипостасей. Огненный демон с горящими чреслами – это для мечтательных прыщавых девиц. В повседневности я предпочитаю другой образ.
Надевая длинную, тянущуюся мраком по полу мантию, я широким шагом шествовал по своему каменному дворцу, тревожные мысли не оставляли меня.
Мое отражение скользило в отполированном до зеркального блеска камне. Длинные волосы, спускающиеся до середины спины, черные глаза.
«Где же мне взять нужную энергию?»
Я посмотрел в свое отражение.
«Не знаю», – ответила тень. Я пошел дальше.
«Ведьмы, – мысль мелькнула и погасла, как робкий огонек свечи. Снова вспышка. – О чем я только что подумал?»
«Ведьмы», – прошелестела тень и умолкла.
Ведьмы – дармовой источник энергии. Ведьмы – чистая магическая сила. Легко отнять, легко использовать, но все быстро кончается. Их магия завязана на природе и женском начале. Они – как рог изобилия. Пока колдуньи в гармонии с природой, их сила растет и накапливается. Адепты природной магии живут долго, не стареют и не болеют. Но стоит отнять эту силу, и они становятся подобны высушенной яблоне. Бесполезная труха, отсутствие листвы и плодов, медленная смерть, да и только. Приходится искать следующую ведьму.
И так на протяжении тысяч лет, год за годом.
Я вышел на широкий балкон. Внизу струились лавовые реки, их медленные потоки, огибая серые утесы, уходили к горизонту. С багровых небес падали пемза и пепел.
На вросшем в пол каменном пюпитре лежит книга, постамент утыкан шиповидными наростами, а сам фолиант вмерз в большой кусок ежесекундно обновляющегося льда.
Над книгой веет жаркое марево. Задумчиво я открываю обложку, ища в старинных записях ответ на свои вопросы.
Страницы начинают пылать, в книге мало текста, зато много картинок. Раскаленный мираж колышется над изображениями сплетенных тел, лед тает только от одного содержания древнего источника могущества демонов.
Перелистывая страницы, я продолжаю думать. Приемы соблазнения я знаю наизусть. Мне не надо освежать свои знания. Науку демонического обольщения я познал в совершенстве. Любая будет моей, стоит только захотеть.
Ответ приходит неожиданно, когда взгляд натыкается на изображение светящейся женской фигуры на фоне черной луны. Задерживаю свое внимание на этой странице.
«Время от времени рождаются тринадцатые ведьмы, отмеченные знаком черной луны. Бездонные колодцы силы. Черпай оттуда сколь угодно – энергия никогда не кончится».
– Вот такая-то мне и нужна! – возликовал я. – Если я хочу, чтобы мои планы по завоеванию Ада воплотились в реальность. Правда, тут есть одна загвоздка. Подобные ведьмы сами могут охотиться на демонов и, соблазняя их, подчинять. Как? Неизвестно, но не один великий демон был приручен и укрощен тринадцатой. Что ж, поиграем в эту интересную игру – поохотимся на охотника.
Я широко улыбнулся, сверкнув острыми зубами и облизнул губы раздвоенным языком, – некоторые демонические признаки не скрыть.
Будущее представлялось завораживающе интересным.
ТРИНАДЦАТАЯ ВЕДЬМА СТАНЕТ МОЕЙ ЛЮБОВНИЦЕЙ!

Луиза

Во сне мне виделся обжигающий огонь, скользящий по моему телу в виде двух смутно знакомых наглых ладоней. Испугавшись пламени и еще чего-то неизведанного, я резко проснулась.
Яркое утреннее солнце светило мне прямо в глаза. Играя, солнечные зайчики прыгали по стеганому покрывалу на моей кровати. Полупрозрачные зверьки ярко-желтого цвета, словно только что вылупившиеся цыплята, не издавая звуков, играли в лапту. Лапки и хвостики задорно подрагивали, и вообще, малышня веселилась вовсю, прыгая через спинки друг друга.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.