Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45218
Книг: 112463
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Преемники апаранса» » стр. 3

    
размер шрифта:AAA

Старый геолог, посвистывая, изучал гиганта. Зашуршала рация, веснушчатая рука застыла над ней. Фрэнк сознавал трудность предстоящих переговоров. Ему случалось сталкиваться с бюрократизмом восточных коллег. Да ещё этот лунный дворец. И всё равно он считал, что нудная и неудобная дипломатия лучше прагматичного милитаризма. Возможно, он покроет себя позором и попадёт под трибунал на Земле за то, что отдал все наработки чужой стране. Но это мало беспокоило Фрэнка. Чистые руки важней чистой репутации.
Впустили на базу без колебаний. В примыкающем к шлюзу ангаре следы переполоха — видимо, Фрэнк застал хозяев врасплох своим визитом. Услужливый персонал помог снять громоздкое снаряжение. Кейс с данными всё время оставался при нём.
Геолога сопроводили к просторной комнате и оставили ожидать. Шелковистые красные стены сглаживали звуки, создавали волшебную приглушенность. Тишина и покой. Даже ход времени утратил отчётливость. Остался только запах: в воздухе витал какой-то экзотический аромат с цветочными оттенками и вкраплением тлеющих листков — наверно благовония. И ещё это красное знамя, величественно смотрящее на гостя со стены.
Сложно сказать, прошло пятнадцать минут или весь час, прежде чем вошли эти четверо — руководство базы. Ламинированные лица с застывшим спокойствием, формально приветливые улыбки, за которыми сложно разглядеть настоящие мотивы.
— Для нас честь принять в нашей обители такого выдающегося учёного. Надеюсь Вы не испытали сложностей по пути? — Произнёс с акцентом первый, подавая руку на западный манер.
Фрэнку был знаком этот человек. Точней его работы и портрет под ними. Чжиган Кэ — именитый учёный, бывший министр науки Китая и нынешний глава экспедиции Шугуан. И, по всей видимости, приверженец длинно-пышных церемоний. Неизвестно сколько ещё отмерили под заигрывающие приветствия, но время поджимало. Фрэнк, не размениваясь на любезности, сразу перешёл к существенному.
— Уважаемые коллеги, Вам известна участь, постигшая нас. С ней связана цель моего визита. Конечно, для каждого учёного честь поднимать науку своей страны на новые высоты. Но каждый учёный прежде всего человек, которому не безразлична судьба товарищей. Потому я соглашаюсь на Ваши условия. Прошу принять эти данные. И если такова Ваша воля, примите и мою готовность остаться работать под вашим знаменем. В замен я прошу об одном: вместе с деталью, позвольте моим коллегам по возращению остаться на родине. Уверяю, Вы ничего не упустите: они все молоды и неопытны. («и им есть что терять, в отличие от меня» — недоговорил Фрэнк).
Подтверждая слова, геолог поднял увесистый кейс и положил перед собой на стол. Удивительно, но казалось, что китайское руководство было сконфужено. Все четвёро извинились, поклонились и синхронно вышли из помещения.
Во Фрэнке всё оборвалось. Все надежды и готовность идти на жертвы. Он был растерян и не понимал причин такого поведения. Может быть их возмутила наглость геолога, решившего выторговать свободу для коллег? А может прав был Марш и их настоящая цель — устранить конкурентов? Как ещё объяснить, что они не соглашаются на свои же условия? Ощущение близящейся смерти и пики вражды стали предельно осязаемы, кончики их лезвий, готовые проткнуть, уткнулись в тело. Вариант спасительного предательства — перекочевать в чужой лагерь и откреститься от товарищей — Фрэнк даже не рассматривал.
Двери фыркнули, руководство Шугуана вернулось. На их лицах ни следа озадаченности, что была сосем недавно. Лишь вновь вернувшаяся вежливая улыбка.
— Ваша решимость восхищает нас! Бесчестно отказывать ей. Так же мы полны тревоги за членов вашей экспедиции. Потому, мы можем пообещать, что помощь будет оказана. Так же мы с большой радостью примем Ваш дар, — господин Кэ замолчал и обратил взор на закрытый кейс.
Фрэнк, спохватившись, ввёл код, приложил руку к крышке кейса. Замки открылись. Внутри лежала стопка бумажных записей, какие-то колбы, два мутных запечатанных контейнера с пробами и четыре коробочки жёстких дисков.
— Мне представится возможность попрощаться с командой?
— Доктор Киби, мы до глубины души поражены Вашей отвагой и самоотверженностью. Вы — образец преданности своим товарищам. Образчик великодушия! Будет непростительно удерживать такого человека в заточении. Да и нет клетки, способной удержать сильный дух. Потому Вы сможете вернуться к коллегам в самом скором времени.
Второй раз за час ошарашило Фрэнка. Опасны такие волнения для немолодого организма. Только в этот раз волнение не тянуло в пучину отчаянья, а подбрасывало вверх к победной дымке. Не ища причин великодушия, он кланялся, жал руки, снова кланялся и искренне радовался успешной сделке. Господин, точней, товарищ Кэ позвал его с собой. Чжиган Кэ распорядился заправить ровер доктора Киби, а так же велел подготовить подарки: недельный запас национальной пищи. Фрэнк, довольно кивал, но тут его кольнуло.
— Мне кажется, Вы упускаете кое-что важное, — недоверчиво заметил Фрэнк, — деталь?
— Она уже направляется к Вашим друзьям. — Лукаво улыбнулся Чжиган.

ДиТёрк открыл дверь шлюза, встречный поток толкнул его в грудь. Упираясь ногами в рассыпчатый грунт, он брел в темноте, ощупывая светом фонаря складки ландшафта. С большим трудом нашёл выброшенное оружие. Ружья успели покрыться рыжим налётом. Он примерился и решил, что за один заход их не унести: ружья вываливались из неуклюжих скафандровых рук, да и фонарь мешал.
На руке завибрировал хронометр. Выключив фонарь, ДиТёрк повернулся к краю горизонта и раскинул руки. Там вдалеке появились первые лучи занимающегося восхода. Следом осторожно выглядывали кружева тусклого солнца. Редкое для здешних событие — встреча с родной звездой. Встреча, что ценней любой валюты и наград, даже ценней двойной порции синтезированного мясца на обед. Лучи не грели сквозь скафандр, но тепло шло изнутри. «Ах, ещё бы пару глотков виски». Довольный ДиТёрк озирал горизонт, желая поймать каждый луч. Тогда он и заметил точку, быстро растущую и идущую прямо на него.

Командный зал Сцеволы оказался по ту сторону зазеркалья. Весь персонал театрально отыгрывал рабочие дружелюбие, приветливо вскидывал руки, перекидывал паршивые шуточки. Будто бы вчерашний день был иллюзией, коллективным сном. Натянутая доброжелательность хрустела картонной бутафорией.
Хрупкую идиллию разбил выкрик.
— Входящий аудиосигнал — доложил Гаррисон.
Марш с Зимом спешили к передатчику; они прилипли к динамикам, улавливая каждое колебание.
— Приветствую Вас, господа! Говорит Чжиган Кэ. Сообщаю хорошие новости. Мы с Вашим представителем — господином Киби благополучно достигли согласия. — Говорящего не видно, но слышно, как растянутая улыбка искажает интонации.
— Отвечает доктор Зим. Поясните содержание соглашения.
— Господин Киби поделился с нами данными исследований. Мы, в свою очередь, гарантировали, что Ваша экспедиция получит необходимую деталь.
— Так деталь у него?
— Не совсем так. Но она скоро будет у вас, можете на это рассчитывать.
— Что Вы имеете в виду? — вклинился Марш.
— Господа, я не желаю недопонимания, потому буду с вами откровенен. Получив вчера сообщение от доктора Зима, на него тут же откликнулся наш ведущий химик — Дэмин Ин. Но он не смог передать Вам своего намерения из-за помех [интересно, каких?]. Вместе со своим помощником он отправился с деталью к Вам. Думаю, в скором времени они должны прибыть.
— То есть он изначально ехал к нам на обмен? Мытарства Фрэнка не имели смысла? — спросил Зим.
Марш накрыл рукой микрофон: «Они недоговаривают. На сделку отпустили двух человек с товаром? На чужую базу? Так оперативно? Без согласования с Китаем? И отбросив одно из ранее выдвинутых условий — переход нашей экспедиции под их контроль? Брехня!», — он снял руку.
— Товарищ Кэ, разрешите утонить? Наш друг Фрэнк ещё не отбыл? — спросил Марш.
— Нет, господин Киби ожидает, когда мы подготовим ровер к обратному пути.
— Примите благодарности за труды. Но не хотелось бы множить неудобства, потому передайте Фрэнку, что бы поторапливался.
— Непременно. Простите, не услышал Вашей фамилии.
— Говорит куратор экспедиции.
— Что ж, замечательно, господин куратор. Мы будем ждать сообщения от нашего товарища об успешной передаче.
Марш опять накрыл микрофон: — Фрэнк в заложниках. Они боятся, что мы пленим их «товарищей» и потребуем вернуть исследования.
— Марш, да ты совсем спятил? У тебя горячка! Не приписывай свою шизофрению другим людям! — Брюзжал Зим.
Марш глубоко вздохнул. Он монотонно ответил в передатчик.
— Товарищ Кэ, сведения приняты. Мы подготовимся к встрече ваших людей. Остальные детали сделки обсудим с ними.
— Нет!
Зим выпучил глаза. За спиной стали шептаться.
— Поясните возражение?
— Наши товарищи не обладают актуальными деталями договоренностей.
— Не означает ли это, что Дэмин Ин вёз к нам деталь исключительно из альтруистических соображений?
— Дэмин Ин не уполномочен принимать такие решения и проявлять альтруизм. — В голосе китайской главы ни следа от былой самодовольной улыбки.
— То есть Вы попросту манипулировали Фрэнком? — возмутился Марш. — Ваш энтузиаст и так ехал к нам. Но вы не упустили шанс заполучить наши исследования!
— Прошу прощения, но я бы не рекомендовал высказывания такого рода. Вы просили нас об услуге и готовы были уплатить соответствующую цену. Мы не только пошли вам на встречу, но и на более выгодных условиях удовлетворили ваши нужды. Я не вижу причин для Вашего недовольства.
— Интересный у Вас Дао, товарищ.
Вдруг раздались глухие звуки, похожие на хлопки. Приборная панель запищала, переливаясь огнями ламп. На стороне Шугуан тоже происходила какая-то суматоха. Было слышно, как они начали принимать какой-то сигнал, после чего Чжиган объявил: "Конец связи", — и отключился. Весь персонал базы Сцевола ринулся к шлюзу. Там на мониторах они увидели происходящее снаружи. В сотне ярдов дымился неизвестный вездеход, к которому шёл ДиТёрк, неся в руках что-то похожее на ружьё.

***
Гон в пяту



ДиТёрк не понял, почему на него напали и связали руки. Первая мысль: «враги окружили!» Но после непродолжительной борьбы он, всё же, признал свою команду. Протесты и просьбы освободить игнорировались. Прям так — в скафандре, его бросили в одно из технических помещений. Тем временем другая часть команды осматривала поверженный вездеход.
Ужас сковал дыхание, и что-то горькое подступило к горлу, когда они увидели разорванный двумя огромными дырами китайский скафандр. Деталь, которой тайконавт прикрывал тело, разлетелась на осколки. На бирке написаны иероглифы, под ними транскрипция: "Дэмин Ин". Водитель был жив, но без сознания. Вероятно, черепно-мозговая. Его отправили в лазарет под надзором двух врачей экспедиции. Обнаружили, что в шлеме водителя продолжал работать микрофон. Ясно, какой сигнал получили на Шугуане. Сам же вездеход остался на ходу, хоть и утратил герметичность. Его перетащили к базе.
В этот же день пришла запись от Шугуана.
"Мы требуем сообщить нам о состоянии наших людей. Требуем доставить их вместе с транспортом на нашу базу. Член вашего экипажа находится у нас в безопасности. Мы свяжемся с правительством для дальнейшего урегулирования".
Запись подняла бурю споров, которой вторила разразившаяся буря за стеной. Поднятая пыль закрывала небо. Бурый купол, непроницаемый для света и сигналов. Темнота сгущалась.
Та же темнота обволокла внутренности бывшего склада. Технические помещения не предназначалось для проживания — это подтверждало отсутствующее отопление. Сейчас ДиТёрк был рад тому, что с него не успели стащить скафандр, иначе бы окончательно окоченел. Хотя какая сейчас может быть радость. Оборонявшийся от наступающего неприятеля, избитый соратниками, брошенный командиром, преданный другом, он сидел один в темноте, слушал жужжание роя мыслей, ощущал прикосновение тысяч мелких ножек. Дополнительное неудобство причиняли связанные и жутко оттёкшие руки.
Дверь темницы распахнулась, впустила шлейф света, больно ударившего по глазам. Они, отвыкшие от света, не разглядели входящего.
— Кто здесь?
— Не узнаешь друга?
От голоса Хайдера лицо ДиТёрка исказилось.
— Чего молчишь? Не рад друга видеть?
— Друга? Какой ты друг? Ты понимаешь, скотина, что наделал? Ты всех предал! Это ты меня сюда упёк! Тебе хватает духу здесь появляться? — сплюнул ДиТёрк.
Теперь уже молчал Хайдер. Обвинения больно ударили под дых.
— Ты прав. Я виноват. Если бы я был решительней и раньше рассказал доктору… Я виноват, я струсил. Если бы не побоялся выйти наружу и не попросил бы подменить меня… этого бы не произошло.
— Знаешь в чём беда, Хай? Ну, помимо того, что ты слизняк. Беда в том, что это уже произошло. Шёл бы ты отсюда. Херово в этом карцере. Нытьё ещё твоё слушать.
Хайдер, уходя, задержался в проёме: — Не ты убийца. И не я. Нас обманули. И я верю, что виновный ещё ответит. — Он вышел, оставив друга одного в сводящей с ума темноте.

Былую наигранную идиллию командного зала смыло пролитой кровью. Треск голосов метущий искры споров, оголенные нервы — смесь становилась взрывоопасной. Посреди действа Марш, как взведённый боёк. Таким команда ещё не видела: разъярённого, выжигающего криком, перебивающего ор, обращающего оппонентов в пепел.
— Чёрт вас всех дери! Как вы можете спокойно сидеть, когда Фрэнк остался в заложниках?
— Сказано, что он в безопасности. Ты, видимо, забыл, что у нас тоже есть один из них? — ответил Зим.
— Да как ты смеешь сравнивать? Мы этого китайца пальцем не тронули, помощь оказали. А что они сейчас вытворяют с Фрэнком? Одному богу известно!
— Марш, не нагнетайте. Произошёл инцидент. Я уверен, через диалог мы найдём решение. Будем надеяться на гуманизм.
— Зим, ты кажись, не понимаешь. У них на уме месть и диктат режима. Какой, к черту, гуманизм?
— Вы сошли с ума! Как вы можете говорить такое? Шугуан выслали нам средство спасения. А ваш человек устроили бойню!
— Старик, ты ни хрена не понимаешь!
— Ох, я-то хорошо всё понимаю! Я понимаю, что мы — исследователи, а не военные. Я понимаю, что мы представляем нашу страну и наши действия могут спровоцировать войну. Не только здесь, но и на Земле. А ещё я понимаю, — продолжал доктор, но Марш уже не слушал.
Рот доктора продолжал двигаться, но Марш пропускал слова. Он оценивал возможные последствия. Оправдан ли риск? Этично ли ставить на кон будущее экспедиций?
"Это только твоя жена" — прозвучал голос в голове Марша. Кулаки сжимались, мысли всё стремительней чередовались.
Миллиарды невидимых глаз смотрели на него, и он прекрасно сознавал перед ними свою ответственность. И перед правительством. Престиж, прогресс и будущее страны зависят от его решений. "Это только твоя дочь" — произнёс голос. Кера и происходящее на ней — отразятся событиями на Земле. Прямо сейчас, в этом зале решается будущее всего мира.
"Никто им не поможет кроме тебя" — голос звучал всё настойчивее. Ярость колючим кольцом сжала грудь, срывая дыхание и карябая рёбра.
— Поэтому, Марш, ты долж…
Кисть взметнулась. Щелкнуло. Зим схватился за обожжённую щёку. В оторопевшие глаза доктора взирал сам дьявол, принявший обличие командира.
— Я отстраняю Вас с руководства. С этого момента командование беру на себя. — Объявил Марш.
Доктор учащённо моргал, не способный выронить и слова. Смит взял его под руку и вывел из зала. Марш начал раздавать приказы оставшейся дюжине человек. С неуверенностью, наполняя лёгкие страхом, один за другим, они начали исполнять, повиноваться.
Приказано наладить и заправить китайский вездеход; привести туда пленённого водителя, связанного. «И освободите, наконец, ДиТёрка — направьте в лазарет!»
Марш отвёл Смита в сторону: — В Шугуане не знают, ни о потери детали, ни об убитом учёном. Думают, что явившись без спроса, спровоцировали нас на оборону. Иначе бы они уже обо всём доложили Китаю, а не просили нас доложить и привезти людей с техникой. Что ж, мы их послушаемся. Возьми двух человек и будь готов выезжать немедля. — Голос звучал как никогда уверенно.
— Сэр, обращаю внимание, что герметичность транспорта нарушена. Нам придётся расходовать лишний кислород. Не говоря о вероятности выхода из строя вездехода в пути. К тому же буря в самом разгаре. Если отправимся сейчас, мы точно собьёмся с курса. И если это случится, выбраться или переждать не получится. Не хватит заряда, топлива и кислорода. Мы попросту не доедем — задохнёмся или замёрзнем. Я рекомендую перенести операцию.
— Исполнять! — рявкнул Марш.
Смиту ничего не оставалось, кроме как отдать честь и уйти чеканным шагом. Марш поспешил к своей комнате. Не включая свет, на ощупь достал металлическую пластинку. Положил во внутренний карман. Теперь готов.
Транспорт с разорванным корпусом ждал своего последнего отчаянного боя. Вездеход неистово рванул в гущу бушевавшей стихии. Ножу подобно вспорол трепещущее брюхо бури.

***
Аз есмь



Из всех экспедиций самый многочисленным состав был у Шугуана. Сорок человек против двадцати двух и трёх. Такое преимущество позволяло ударным темпом перемалывать плоть Керы и возводить лунные замки. Поток людей на сменах не утихал, станция не знала сна.
Не спал и её глава. Чжиган вторые сутки не смыкал глаз: тревога в сердце и дурное предчувствие отгоняли сон. Американец, спящий сейчас в одной из комнат, так ничего и не рассказал. Если произошло недоразумение, почему американцы не выходят на связь? Почему не ответили на просьбу доставить экипаж? Конечно, могла помешать фонящая буря. Но она не объясняла молчания Фрэнка Киби.
— Товарищ Кэ, к главному шлюзу прибыл вездеход. — Сообщил вбежавший помощник.
— Чей?
— Не можем точно идентифицировать. Похож на наш, но…
— Но что?
— У него дополнительные пластины на корпусе.
К дверям шлюза стеклась малая часть персонала с Чжиганом Кэ во главе. Остальные, отдёрнутые руководством, остались на рабочих местах. В проёме возникли силуэты. Человек в китайском скафандре впереди; за ним двое с американскими нашивками несли чёрный мешок. Толпа расступилась. «Как? Вы хотите сказать, что это… это? О нет!». Чжиган застыл потрясённый — перед глазами возникло лицо коллеги, виденное совсем недавно, вспомнился нелепый разговор на кануне и … и ненароком пришли мысли о том, какие записки нужно будет сжечь, что нужно написать, что бы партийное руководство не узнало, не догадалось. Что бы прикрыться, что бы обошлось, вот только… Вот только вблизи Чжиган обратил внимание на подозрительную форму пакета и опущенное зеркальное забрало тайконавта. Когда он понял причину, было уже поздно.
Оборотни выхватили из мешка гауссовы ружья. Чжиган крикнул помощнику — тот скрылся, быстрей, чем американцы среагировали. В шлюз вошли ещё два иноземца. Захватчики жестами преодолели языковой барьер и китайский народ под ударами пал на каменистый пол. Пленники уловили, какую мысль пытаются донести звёздные демократы. Один за другим люди легли на пол, завернув руки за спину. Щёки обжигал холодный камень, колени тряслись, с глаз лились слёзы. Сгущалось понимание грядущего.
С тайконавта сняли зеркальный шлем — во рту торчал кляп. Сбежавшего помощника отыскали в командном зале у работающего передатчика. Всех арестантов посадили в просторном холле под надзор караульных. Освобождённый Фрэнк Киби сидел здесь же — маргиналом между пленниками и стражей. Марш и Смит тщательно прочёсывали базу. Обыски дали скорые результаты. Выпотрошенный склад выплюнул ящик водяных чипов и искомую деталь АН453-С.
Следующие по списку наживы — исследования китайских учёных. Массивы данных поражали объёмами. Жаль чужой язык делал их нечитаемыми. Обыск закончился с наступлением рассвета. Вместе с ним, поднималась необходимость заключительного решения.
— Сэр, что прикажете делать с… — осёкся Смит, — с ними?
— Ты и так знаешь. Если на Земле узнают, последствий не избежать.
— Я Вас правильно понял?
— Абсолютно. — Слова Марша обожгли холодом, не спас и скафандр.
Нерешительность Смита длилась доли секунды. Сомнения схлынули, стоило только посмотреть в пылающие глаза командира. Забытое отладчиком чувство, воющее, рвущееся, как зверь в мешке со дна колодца. Это страх.
Внезапно вся электроника забилась в эпилептическом припадке, лампы зашлись в светопредставлении и так же резко всё погасло. За стенами послышался гул. Следом раздался жуткий рёв. Шум раскатами бежал по отсекам станции, усиливаясь по приближении к шлюзу. Марш и Смит, спотыкаясь во тьме, рванулись к источнику звука. На месте обнаружили святящуюся раскалённым металлом арку, выплавленную в стене. Под сводами алой дуги стояли трое в скафандрах. За ними — два автономных бота, заваривающих свежую дыру в стене. Оружия при них не заметили.
Не думая дольше требуемого, командир поднял перед собой винтовку, прицелился и нажал на курок. Потом ещё раз. И ещё. Но оружие впало в беспробудную спячку.
Марш и Смит застыли в оцепенении, лихорадочно осмысляя произошедшее, оценивая намерение неизвестных. Не мешая мыслям руки поползли за спину к эльборовым ножам, а ноги напружинились. Считав узор движения, один из трёх — тот что справа — поднял руку с красным жезлом. Луч прошёлся под ногами неоконкистадоров, оставив за собой след расплавленной породы. Желания узнавать, как на этот луч отреагирует плоть, не было. Как и не было смысла рассчитывать на сиюминутное появление остальной части команды. Видимо, пришло время дипломатии.
— Кто вы такие и каков ваш резон? — грозно спросил Марш.
Трое потянулись к покрытым патиной шлемам — те, шипя, отстали от массивных горловин. Из-под матового стекла выпали седые бороды. Великорослые старцы с заросшими лицами и ясными глазами, без оттенка злобы. Их силуэты, очерченные жёлтым ореолом, были единственным источником света в зале, а возможно на всей станции. В образах этих читалось что-то не здешнее, иррациональное, не принадлежащее этому миру. И энергия. Удивительная энергия лучилась из этих лиц, и казалось столь многое сошлось в перекресте черт: и тёплая лучистая аура просветлённых лиц, как на иконах; и глубина постигнутых истин, как на портретах, весящих в каждом классе; и взгляд, набатом зовущий к новым победам, как на забытых статуях. Обычный человек преклонил бы колено, но Марш продолжал стоять твёрдо.
- Не горячись, молодой человек. — Ответил средний старец.
— Зачем вы вторглись?
— Ради чистой совести. — Спокойно ответил средний.
— Давайте без лирики! Что вы тут забыли?
— Кровь запекает уши. Мы пришли спасти людей.
Марш не понимал почему, но кричать на старцев ему давалось сложно. Словно переступая через себя, он пытался раздуть неприязнь к врагам. Но против его воли, заряд гнева уходил в землю.
— Прошу внимательно выслушать. Мы не будем спорить. Мы расскажем, какое предстоит будущее. — Продолжил средний.
Слова текли, омывали былое, показывали настоящее, уносили к будущему. Из сказанного стало ясно, что перед Маршем стоит русская экспедиция — та, что здесь дольше всех, та, которую все успели забыть и списать. Но долгое пребывание на луне Эреба принесло плоды. Притом давно. Ещё три года назад был добыт образец таинственного вещества. Проводились долгие, тщательные испытания, и вещество поддалось — явило разгадку природы. Оставалось лишь воспроизвести реакцию. Над этим работали последние годы. Но одно обстоятельство стояло порогом: в малых объёмах реакция не устойчива, а в больших она грозит цепью разойтись, что поглотит всю Керу.
— То есть, вы знаете ответ загадки аномалии? — не веря ушам, спросил Марш.
— Да.
— И вы до сих пор не передали данные на Землю?
— Нет.
— Но почему?
— Мы должны были узнать потенциал. Не повторить ошибок Резерфорда.
— А сейчас? Что изменилось?
— Одни реакции катализируют другие. Мы направим.
— Чёрт возьми, не пудрите мозги! Что конкретно вы намерен делать?
— Мы освободим всех. Отправим знания. Нет нужды находится здесь. Летите домой.
— То есть, мы проиграли? Первенство за вами?
— Не слушаешь, молодой человек. Мы освободим всех. Сделаем знания и возможности общими.
От этих слов Маршу сбило дыхание, он стал задыхаться от возмущения. «Каким это общим? Что за общность такая? Кто о ней просил?».
— Вас всех упекут под трибунал! Или куда страшней. Вы нарушите равновесие, вы сломаете систему, вы вручите мощь отрепьям, маньякам, странам-изгоям! Вас никто не просил! Вы угробите наш мир!
— Мы летели долгие десять лет. Все годы мы не спали. Годы постигали. И поняли. Увидели. Как направить силу, как получить общие знания, общую энергию, общие средства. Как стереть границы и оковы. Как сделать общими Мы.
— Бред. Это блеф! Россказни. Ментальные искажения. Как я могу поверить в это?
— Не нужно верить. Мы отправим знания. На базы тоже. Мы оставим образцы — приходи на нашу станцию. Всё увидишь сам.
— Даже если так. Зачем это? Что вам нужно от нас? Чего вы хотите?
— Будьте людьми.
Тысячи вопросов щебетали в голове, но так и остались без ответа. Ничего больше не объясняя, трое развернулись и ушли. В этот раз через двери шлюза. Желтящее свечение ушло вместе с ними, оставив станцию в темноте, но вскоре по всей базе зажегся свет. Марш стоял в недоумении. Начиная верить старцам, он утрачивал веру в реальность происходящего. Будто бы странное видение. Словно во сне Марш с командой освободили членов Шугуан, передали слова русских учённых. Забыли даже извинится, или что-то потребовать. Оставили все трофеи, прихватили только Фрэнка.
Вышли на поверхность. Изумительный должно быть здесь вид, когда светло и нет бурь. Из-за гряды северных гор показался столб огня. Русская ракета улетела домой. Это была не ложь.
— Смит, бери команду. Собирайтесь, не откладывая. К концу дня вы полетите домой.
— Но как же вы, командир?
— А мне предстоит прогулка. — Марш кивнул в сторону огненной полосы — Раздобуду образцы, а потом прокачусь на китайском ракетном такси до дому. — Он подмигнул отладчику.
— Сэр, могу я посоветовать Вам… — начал Смит, но его перебил командир.
— Пожалуйста, сделай, как прошу.
Смит ширил глаза, не узнавая командира. Куда делись дьявольские огни, когда распрямились складки? Разве был обряда экзорцизма или очищения? Сейчас не командир, а Харрис стоял перед ним — спокойный и таинственно улыбающийся. И словно с чем-то смирившийся. Задавать сейчас вопросы — что скоблить слои Джоконды — кощунственно и неуместно. Харрис протянул руку. Теперь и Смит его понял. Он протянул руку в ответ.
— Ким.
Они пожали руки и разошлись.

Вездеход гремел на ухабах. За спиной осталась половину пути. Впереди ждал склон, растянувшийся на десяток миль, усыпанный массивными булыжниками. Техника карабкалась, выла с натуги. Дальше подъём круто взмывал вверх к подножию горной гряды. На этот вызов вездеходу ответить было нечем.
Здесь где-то должен быть кулуар или жёлоб. Осталось его найти. Странное, однако, чувство: все годы вгрызаться вглубь, а теперь вот так карабкаться наверх.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Rose-Maria о книге: Светлана Ледовская - Беглянка в космосе
    Мне очень понравилась книга. Особенно финал. Написано хорошо, читается легко. Чем-то напомнило Новые виды Л. Доннер. Не могу сказать, что работать тут не над чем, но все равно очень понравилось.

  • f-lyubov@bk.ru о книге: Тайга Ри - Грозовая охота
    Очень тяжело после таких произведений найти что-то стоящее почитать, слишком высокая планка
    С нетерпением жду проду

  • zayachko0608 о книге: Елена Звездная - Город драконов. Книга вторая
    Да уж! По сравнению с 1 книгой - слабенько! Такое ощущение, что автор вспомнила о детективной линии только ближе к концу, отношения между главными героями не развиваются никак - их здесь просто нет, да и вообще, главные герои здесь - это экономка, повар, конюх, дворецкий и т.д., с которыми героиня носится, как наседка. Легкий юмор из первой книги здесь скатился к третьесортному водевилю и, да, с кровотечениями у девицы явный перебор...

  • Innabl о книге: Александра Лимова - Экспроприатор
    Начала с 6-й книги, потом пошла читать с первой... Такое ощущение, открывая каждый роман, что уже лучше предыдущего быть не может... Да ничего подобного!!! Каждый роман поражает своей особенностью и уже машинально открываешь следующий. Роман потрясающий!!! Согласна с предыдущим коментом - книги не относятся к разряду "прочитал и забыл".

  • gilla о книге: Елена Назарова - Подарок судьбы [СИ]
    занудство, дочитать не смогла

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.