Библиотека java книг - на главную
Авторов: 40426
Книг: 102185
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Игра света»

    
размер шрифта:AAA

Игра света

Лучший день в году

Как-то так завелось, что первый день нового учебного года для меня всегда начинался неудачно. Сначала в Обители знаний, где обучаются не- и одаренные маги начиная с 6 лет, для таких пустышек как я, постоянно устраивались пакости от более везучих одногодок и возрастали осуществляемые ими гадости в зависимости от социального статуса родителей. Чем богаче и аристократичнее — тем больше могут себе позволить. И, хотя я и обучалась на ограниченном отделении под названием «Домашнее обучение», масла в огонь подливал факт наличия у меня «проклятого» цвета волос. Из-за глупой легенды о черноволосой жене давным-давно покинувшего этот мир главы нашего городка, что предала своего мужа ради служения темной богине, считалось, что все дети с похожим на ее оттенком волос, являются потомками самого зла или очерненными, потому как преимущественно все северяне блондины или беловолосые. И все мои, да и остальных братьев по несчастью появления на ежегодные Дни Вступления, экзамены и Итоговые дни, были феерическими, сопровождаемые заклинаниями смены цвета кожи, размера ушей, носа, пугалки в виде взрывов над головой или перед глазами, проклятиями заплетающегося языка, вечной икоты и т. д. Наставники тогда закрывали на все глаза, а тех, кто решался дать сдачи, по тихому отстраняли. Помню как злилась, непонимала, ненавидела, а потом просто смирилась и готовилась. До сих пор традиция первого дня нового учебного года остаётся неизменной.
Поступая в Северный университет магических искусств, я не надеялась на изменение сложившейся ситуации. И все же немного удивилась. Столичные маги не слышали ни о каких легендах об очерненных и более того сами не гнушались изменять цвет волос от кислотно-желтого, светящегося в ночи, до прозрачного (как они этого добивались, да и зачем для меня до сих пор остаётся загадкой). Издевательства имели место быть, но не настолько распространены. В основном, среди аристократов, у которых можно было наблюдать некий принцип естественного отбора, когда более слабых из их ячейки выживали более могущественные. И для меня все было бы хорошо, если бы не Посвящение первокурсников. День, когда абсолютно все новопоступившие могли попасть под удар злых шуток. Организацией этого знаменательного события всегда занимались старшекурсники. Это был некий «прощальный подарок» выпускников и старались они на славу, показывая все наработанные за время учебы навыки и способности. Учитывая мой горький опыт, я предчувствовала что-то неладное и поэтому, когда во всех домах новеньких началось нашествие чешуйчатых крыс, не особо удивилась. Готовая ко всему, я вместе со всеми покинула ознакомление с интерьером внутренним и отправилась к изучению окружавшей нас флоры. Когда же все пытались перевести дух и успокоить визжащих девиц, вдруг из ниоткуда появился призрак короля, который до тогдашнего времени считался вполне себе живым, и набросился на нас с криками «Это вы очерненные, это из-за вас изменщики смерть пришла раньше предначертанного! Вы все будете уничтожены силой моего проклятия и бла бла бла…». Под конец нашей финишной прямой, что нам пришлось преодолеть, убегая от разъярённого властителя, все завершилось тонной липкого сладкого крема на наших головах и поздравлениями с поступлением. Что уж говорить, иллюзия была настолько добротной, что в качестве здешнего образования я больше не сомневаюсь. Мы же, совершенно шокированы и испуганы до потери сознания после всего происходящего, до сих пор обходим стороной пончики со сладким кремом и все портреты, изображающие короля Изюриона.
На второй год моего здесь обучения я расслабилась и приготовилась с затаенным удовольствием наблюдать за розыгрышем новых адептов. Я даже начала немного понимать избалованных учеников Обители с их «забавами». Разница лишь в том, что шутки в университете были традицией и никогда не приносили вреда. Только знала бы я тогда, что меня ждет. Старшекурсники приняли меня за новенькую и очередной забег оставил меня с абсолютной ненавистью к желе, темноте и гигантским гусеницам. В этот раз я уже понимала, что это был розыгрыш, но окружающая атмосфера безумия и паники отключила во мне любую рациональность. Как потом оказалось, из-за моей внешности меня просто-напросто перепутали с первокурсницей.
«Ты видела в зеркале свои испуганные огромные глазищи? Тут любой даже мысли бы не допустил, что ты со второго. Еще и форма эта деревенская. Одела бы юбку покороче как все нормальные ба… девушки — видать бы не перепутали!» — после этих слов одного из выпускников, я решила на этот, третий раз, последовать его совету, так, на всякий случай.
И вот сейчас, в полураздетом виде, что некоторые представительницы нашего факультета гордо называют формой, я затравленно оглядывалась, надеясь, что пронесет. Посвящение для нас проходило в отдельном от первокурсников помещении. Все многочисленные факультеты нашего заведения собирали ради неизменной со времен основания университета лекции, под названием «Введение». Она состояла из перечисления множества правил поведения на территории учебного заведения и предупреждений, что нас ждет в случае их нарушения. Пятикурсники и старше вообще уныло повторяли слова за ведующими. Хотя в этом году добавили кое-что новое.
— Что за?! Какой еще комендантский час? Мы уже совершеннолетние и сами можем распоряжаться своей судьбой. Как я теперь к своим мальчикам сбегать буду? — зашипела рассерженной фурией моя соседка Риири, как только мы выбрались из зала. Мальчикам? Я хихикнула в кулак, замаскировав это неуместным кашлем. Была у девушки страсть к мужчинам старше нее в два или три раза и мальчиками их называть язык просто не поворачивался. Не то, чтобы сбегать ей очень трудно, учитывая место нашего обитания, но если раньше Ри могла спокойно проходить сквозь защитный контур и уходить через территорию университета, то сейчас ей прийдется идти в город через лес, кишащий разнообразными монстрами.
— Да ладно тебе, не думаю, что твоей сообразительной голове это помешает. А с твоим многолетним опытом прогульщицы без последствий, я бы вообще не волновалась, — девушка на это только фыркнула. Вообще, блондинка редко пропускала занятия ради свиданий, но был у нее талант отпрашиваться с предметов, так еще и без негативных отметок и вмешательства Воспитательного комитета. Да и насчет сообразительности я не преувеличила: Ри действительно схватывала все на лету и при желании с лёгкостью могла бы занять первое место в рейтинге ее факультета. Правда, единственной ее целью было найти богатенького мужа, который бы исполнял все ее желания и подарил бы возможность пробиться в высшее общество. Я улыбнулась, глядя на ее сияющие золотые волосы, теперь уже короткие, до плеч. Как же я мечтала о таких каждый раз, когда меня провожали презрительными взглядами.
— Кстати, ты мне так и сказала, зачем отстригла свои прекрасные локоны? — я легонько прикоснулась к коротким прядям, мысленно отметив их невероятную мягкость.
— Да надоело! Нам, боевикам, они даже заложенные мешают и цепляются за все. Как представила, что опять в грязи и пыли валяться на практике, так сразу и отрезала, — вдруг она словно гончая, почуявшая добычу, резко развернулась в сторону Главного зала. — О, смотри, первокурсники выходят, сейчас начнётся, — Риири предвкушающе потерла ладони и злорадно улыбнулась. Сердце ухнуло в пятки, а внутри все кричало: «Нужно бежать». Ни форма, похожая больше на нижнее белье, ни мое внутреннее самовнушение не сработают. Я посмотрела на рядом стоящих магов. Все ожидали Посвящения первокурсников. Все, кроме меня.
— Эй, Леа! Все хорошо? Ты что-то побледнела, — она обеспокоено заглянула в мои испуганные глаза. Но я лишь неопределенно пожала плечами. — Ты что, боишься, что и в этом году спутают с молодняком? Да ладно тебе! Ты же вроде оделась «поприличнее» да и повзрослела за время каникул, — она критично оглядела меня с ног до головы, немного сощурившись и поджав свои пухлые губы. — Хотя лицо все равно как у ребёнка.
Я ее практически не слушала, внимательно наблюдая за любыми изменениями и готовясь бежать, как только представиться возможность.
— Знаешь, я лучше пойду. Заскочу в библиотеку за книгами, пока там ещё никого нет, — я аккуратно начала выдвигаться в противоположную от будущего поля издевательств сторону.
Риири провожала меня скептическим взглядом, приподняв тонкую бровь и напоследок высказала:
— Я бы на твоем месте не боялась. Ну не может же тебе третий год подряд… — блондинка не успела докричать мне вслед свою мысль, так как внезапно под ногами образовался тонкий, но очень скользкий слой льда и каменные плиты под ногами приняли дугообразную форму. Пока я балансировала раскинув руки в стороны и проклинала всеми Темными духами, которых знала, наших выпускников, не заметила стайку испуганных первокурсников, несущихся ко мне на разных скоростях и частях тела. Быстро проанализировав ситуацию я поняла одно: опять перепутали, чтоб в них бездна плюнула — это раз; аккуратно соскользнуть в сторону не успею — это два и «Ааа!» — три. Но все же, кто не рискует, тот не пьет Шипящий напиток. Так быстро, как только могла, я переставляла ноги сантиметр за сантиметром к стеночке, мечтая слиться с ней в единое гармоничное целое и переждать несущуюся ораву. Видимо, здешние боги слишком злятся на меня за то, что я в них не верю. Потому как скрыться в безопасное место мне, естественно, не удалось. Правда, все же немного повезло, нескольких несущихся и орущих посвящаемых мне удалось обойти, изворачиваясь так, что казалось у меня сломался хребет. На мгновение я заметила, что некоторые недомаги приняли это за некое развлечение и со смехом взлетали вверх по горке, когда она выгибалась и радостно кричали, когда она прогибалась и мы резко падали вниз. Бедные, еще не осознали.
Как только я захотела перевести дыхание, какой-то парень схватил меня за плечи в желании найти точку опоры и заорал нечеловеческим визгом мне прямо в ухо. Все это стало последней каплей для моего стойкого равновесия и я, вместе с тяжеленной, но щуплой ношей уже на шее, повалилась на твердый лед, при этом больно ударив свою пятую точку. Оглушенная и дезориентированная, я несколько секунд пыталась придти в себя и успокоить висящего, все еще орущего парня. В итоге не выдержав, гаркнула на него, что есть силы и хотела отцепить руки, обнимающие мою голову. Но не успела, не увидела, лишь услышала, как рой неизвестных пищащих существ несется на адептов и судя по истошным воплям тех, кто уже не воспринимал это как забаву, твари были огромными. Немного отодвинув руку соседа по скольжению, чтобы открыть обзор, я увидела летучих мышей. Только увеличенных до размера десятилетнего ребёнка. Да уж, зрелище еще то. Существа начали кидаться на нас и игриво дергать за все, что по их мнению можно было дернуть. Привыкшая к подобному я лишь порадовалась, что парень у меня на руках возвышался надо мной и тем самым отвлекал внимание мышей на себя. Я бегло осмотрела его. На вид он оказался еще более щуплым, чем я ощущала, но все еще тяжелым. Со слезами в расширенных от ужаса глазах, он смотрел на меня и теперь уже держался за край моей короткой мантии одной рукой, а второй пытался отбиться от монстров. На миг мне даже стало его жаль, но еще один его визг мои барабанные перепонки просто не переживут и поэтому, увидев рядом скользивших обнявшихся здоровенных парней, с чувством выполненного долга впихнула щуплого товарища в их тандем и начала усиленно соображать, как выбраться из сложившейся невеселой ситуации. Наученная горьким опытом, я знала, что эти иллюзии не нападают, если их не бояться. Это дополнение было придумано ведующими, чтобы они могли присмотреться к будущим адептам на предмет догадливости. А после того, как некоторые из посвящаемых несколько лет назад смогли разглядеть иллюзии и выпутаться из этапов, ректор заявил, что лично будет обучать уникумов, которые повторят их подвиг. Хотя с тех пор никому это так и не удалось. Во мне жила надежда, что и мне это удастся хотя бы сейчас, спустя столько лет то.
Судя по пейзажу, мы уже далековато отъехали от главного здания университета и направлялись в парк. На первом этапе был небольшой, но все же шанс выбраться из очередной экзекуции. Внезапно ор усилился и я обернулась к братьям по несчастью, надеясь, что второй этап еще не начался. Но нет, просто в дополнение к мышам из земли начали появляться огромные шипы, вполне себе реальные и способные если не ранить, то порвать форму точно. Мда, как-то в этом году слабенькое начало. Я ожидала большего, но может они решили оставить лучшее на десерт. Проверять не хотелось…
К счастью, на горизонте начали появляться деревья и был шанс зацепиться за одно из них, вырываясь из последующего ужаса. Только вот как на большой скорости, на все еще выгнутой горкой дорожке и без соответствующих приспособлений это можно осуществить? В итоге, в голову пришла одна идея, но существует большая вероятность, что законы физики помешают ее осуществлению. Решив действовать без тщательного осмысления, я, с помощью крепкого каблука на моих любимых осенних ботинках, пододвинулась ближе к трио парней и схватила одного из них за руку, чтобы в последствии резко оттолкнуться от бугая с помощью рук и ног в сторону газона. Парни, видимо от шока, даже не обратили на меня внимания, а я уже летела спиной в неизвестность, прощально глядя на первокурсников и мысленно желая им удачи. А сама радовалась хорошему завершению ужасного дня. Но моим планам, как всегда, не суждено было сбыться. Я все ехала и ехала по скользкому льду, хотя по идее давно должна была слететь с дорожки. Даже знакомое трио осталось далеко за деревьями и криков почти не было слышно, а дорожка изо льда персонально для меня все продолжалась. И когда я уже пыталась обернуться и увидеть, куда меня все же занесло, лед кончился, а вместе с этим дорожка резко выгнулась вверх и я отправилась в полет. Не очень далекий, но довольно болезненный. В голове не было ни одной мысли, что удивило. Мне всегда казалось, что в такие моменты должна пролететь вся жизнь перед глазами или я мысленно попрощаюсь со всеми и пожалею, что не сказала родным как я их люблю. Но, видимо, мой полет не был смертельным, как и последующее падение о что-то твердое. Звезды посыпались из глаз и первые секунды я, кажется, перестала ощущать свое тело, а потом пришла боль. Я пыталась хоть как-то убраться с твердых корней, выступающих из-под земли, на которые сползла с этого чего-то твердого и с удивлением поняла, что ударилась о дерево. Огромное каменное дерево, что даже острейшие топоры и мечи закаленные самим северным огнем не могли разрубить. Вот почему так больно. Глаза начали слезиться, так как любое телодвижение отзывалось острыми уколами по всему телу. Я перестала шевелиться и просто расслабилась, чтобы боль хоть немного отпустила. Вот тебе и очередной «удачный» день Посвящения, можно ставить галочку в списке. Не знаю, сколько я так пролежала, может час, а может и 5 минут, но как только мир перестал вертеться и спина ныть, я тут же подскочила. Зря. Голова снова закружилась и в висках начало пульсировать. Я оперлась одной рукой о дерево-убийцу, чтобы опять не упасть и сделала пару глубоких вдохов. Полегчало. И как только я запланировала бежать из этой заброшенной части парка домой, как моя конечность провалилась сквозь кору дерева в самую сердцевину, пока не уперлась о внутреннюю стенку ствола. Кажется насыщенность событий этого дня совсем уничтожила во мне способность удивляться и мыслить разумно. Иначе как можно объяснить, что я, третьекурсница, которая знает, что в этот день нельзя вестись на все непонятное, ибо это может кончиться началом второго этапа, полезла рукой внутрь дерева в поисках неизвестно чего. И как возможно такое, что кто-то, а этот тайник абсолютно точно был сделан человеком, судя по его ровной квадратной форме, смог вырезать это в каменном дереве? Но все вопросы ушли на второй план, когда я нащупала внутри что-то маленькое, завернутое в бумагу. Словно очнувшись, я воровато огляделась, гадая, нет ли за спиной ожидающих веселья старшекурсников, но ответом мне было лишь тихое ворчанье лесной флины и шум ветра, гуляющего по кронам деревьев. Тогда я медленно развернула бумагу и опять шокировано застыла. Это была руна Ас, выпаленная на маленькой круглой деревянной пластинке. Я нахмурилась, не понимая, что это может значить. Обучаясь на самом незаметном и ненужном факультете Рунописцев, я, само собой, понимала значение этой руны: дубовое дерево — давно исчезнувшее и существующее ныне лишь в легендах. Руна здешнего бога Равновесия — Эра, означающая жизнь и рост, как естественный и нерушимый процесс. Также были и другие, более глубинные значения, но их использовали чаще всего в гадании и в данной ситуации они были неактуальны. Хотя даже вдаваясь я в детали всех толкований, все равно бы ничего не поняла. На всякий случай еще раз взглянула на дерево с тайником. Обычное каменное дерево: твёрдая черная кора имела слегка металлический отлив, ветки направлены четко вверх, словно под линейку, крупные листья мерно покачиваются на ветру, издавая мягкий стук при столкновении друг с другом. Точно не дуб, я видела его на страницах Книги Жизни еще давно, в детстве, и почему-то четко запомнила рисунок дерева. Оглядев руну со всех сторон я задавалась вопросом, зачем прятать ее в дереве? Ведь Ас даже не запрещенная. Она лишь составляющая алфавита ныне мертвого рунического языка. Взгляд зацепился за бумажку, которая осталась в руке. На ней виднелись символы, уже нашего, северного языка. Развернув, я нахмурилась, прочитав слова, что навсегда изменят меня и всю мою оставшуюся жизнь:
— Дорогу осилит идущий.

Встреча с Тенью

Быстрым и незаметным шагом я направлялась обратно в сторону главного здания нашего университета, туда, откуда меня наглым образом вынесло волной первокурсников. Сжимая в одной руке руну и записку с таинственным посланием, я нервно покусывала губы.
Признаться честно, до сих пор в голове билась мысль, что это такое своеобразное приглашение к последующим традиционным издевательствам, но отчаянные визги и всхлипы где-то в районе тренировочного бункера, говорили об обратном. Тогда что это может быть? Чей-то неудачный розыгрыш или что-то действительно стоящее внимания? Моя интуиция вопила о втором варианте и так как своему внутреннему радару неприятностей я доверяла безоговорочно, решила все же попробовать что-то выяснить. Для начала, нужно было сбегать в библиотеку, пока там еще нет наплыва студентов и найти одну, не совсем разрешенную книгу по рунам, а дальше составлю план по ситуации. Я была уверена, что смогу достать нужную информацию и Книжный Дух без вопросов поможет мне. В прошлом году он застукал меня за фолиантом «О рунах первого порядка. Методы использования без вреда для писцов», который является очень запрещенной или просто единственной интересной рунической книгой в университете, и взамен на то, чтобы сообщить ректору, дух предложил сделку. Мне всего лишь нужно было сделать многоуровневую руну Подавления воли и Уменьшения магического влияния. Много энергии, несмотря на их сложность, они не отнимают и я с радостью согласилась. К слову, дух по имени Альсергуки оказался веселым и с помощью первой руны издевался над адептами, подавляя их сознания и внушая им вещи от «я должен сказать учителю, что он пустоголов» до «а почему бы мне не поцеловаться с деревом на глазах у всего университета». Ну а с помощью второй, он мог освобождаться от принудительной магии, что держала его в библиотеке и улетать в город, чтобы опять развлекаться с руной Подавления воли…
Библиотека находилась на втором этаже главного корпуса, в котором у нашего факультета пар никогда и ни за что быть не могло. В самом красивом здании всего университета обучались лишь белые и черные маги, еще был некий факультет «избранных», которые отличались особым даром и способностями. Их курировал сам ректор, а это уже кое-что значит. Ведь он — самый сильный маг нашего мира, хотя не совсем нашего, нагонял страх даже на королевскую семью. Сама, к счастью, я его за все 2 года не видела, но говорят, это страшный человек.
Я поднялась по витиеватой кремовой лестнице на нужный этаж и привычно рассматривала беглым взглядом картины, что заполняли стены длинного коридора. Не знаю, на счет человеческих качеств, но чувство искусства у нашего ректора определенно было. Помнится, впервые увидев всю эту прелесть, что состояла из работ моего любимого Натуралистического периода в художественном мире, я чуть не обомлела от изумления. Даже в Королевской галерее нет такого количества столь известных работ. В этом коридоре я провела по меньшей мере месяц, изучая каждый мазок и оттенок, радуясь возможности лицезреть это вживую. Поэтому точно знала очередность расположения картин. Вот «Радужная феерия» Эрликия Искры, дальше «Сны ветра» Паралмеи Ки а за поворотом…
— Невероятно… — выдохнула я, замерев на месте. Это же…
— Нравится? — услышала я басистый голос сзади, но обернуться и посмотреть на говорившего была просто не в силах.
— Это же «Бережность» Гелея Вейки. Самая известная его работа и самая чувственная, — это был мой любимый художник. Его талант открывать через пейзажи глубокие человеческие эмоции, несравненен. Если бы кто-то спросил меня, как выглядит любовь, я бы посоветовала взглянуть на эту картину. Удивительные сочетания теплых и холодных оттенков, сумевшие открыть все грани этого возвышенного чувства, никого не оставляло равнодушным. В то время пока мои глаза бегали по картине, рассматривая каждую деталь, загадочный мужчина, казалось приблизился, потому как на плечи словно тяжесть навалилась.
— Удивительно. Не думал, что кому-то может настолько нравится эта мазня, — насмешливый тон моего собеседника настолько возмутил меня, что резко развернувшись, я не постеснялась высказаться:
— Мазня!? Да вы хоть знаете, сколько лет писался этот шедевр? А какие чувства изображены здесь? Знаете, что каждый оттенок красного означает страсть самого художника, белый — чувство спокойствия и гармонии от обретения чего-то важного, а черный и серый скорбь о закате жизни единственной любви художника. Да это не просто картина, это дневник чувств, история великой любви. И называть это мазней может либо глупец, либо абсолютно бесчувственный чурбан! — когда злость перестала застилать мне глаза, я наконец рассмотрела мужчину. Его насмешливая улыбка, после моей речи стала лишь шире, выделяя четко очерченные скулы. В глазах, глубокого изумрудного цвета, плясали смешинки и я лишь сильнее сжала зубы, вздернув подбородок еще выше, так что мышцы шеи начали болеть. Высокий, наглец, и это ужасно мешало уверенно строить из себя оскорбленную невинность. Развернувшись обратно к картине, я постаралась выбросить мужчину из головы и сконцентрироваться на прекрасном. Но где-то на задворках сознания не давала покоя одна мысль. На нем не было формы ни одного факультета, да и выглядит он слишком взрослым для студента, а темные, как сама ночь, волосы, были явно не крашены. А значит незнакомец либо один из ведующих, либо гость, что тоже в сложившейся ситуации не очень-то радует. Так как недопустимый тон в адрес старшего может повлечь за собой серьезное взыскание. И хорошо, что сейчас этот человек (хотя если это ведующий, то скорее всего не человек) не видел моего лица, потому что мои глаза, по мере осознания всего случившегося, постепенно расширялись от ужаса. Мне было не по себе даже не из-за возможного наказания, а по причине того, что лишнее внимание сейчас мне категорически нельзя привлекать к своей грешной персоне. Ведь если меня найдут, то…
Внезапно мои размышления были прерваны смехом. Я даже опешила и снова оглянулась на мужчину. Тихо посмеиваясь, он смерил меня более благосклонным взглядом и произнес:
— Приношу свои извинения за оскорбление столь высокочувственного произведения, мне просто стало любопытно, измените ли вы свое мнение о картине после моих слов, — такая резкая перемена вынудила с сомнением покоситься в его сторону.
— И почему же я должна менять свое мнение? — озвучила возникнувший в сознании вопрос.
— Многие меняют. — Просто ответил он, пожав плечами.
— Видимо вы имели честь общения с людьми, не способными отстоять свою точку зрения, — или просто от страха за свою шкуру эти «многие» боялись рисковать. Все таки энергетика вокруг мужчины была устрашающая и почему-то ощутила я это только сейчас. Легкий озноб прошелся по затылку и чтобы отвлечься, я вновь вернулась глазами к картине. Раньше на ее месте висел «Бал Тишины» Джэрона, тоже известная, но немного мрачная картина. Я глянула на следующий пейзаж — «Освобождение», а где же Джэрон?
Не заметив, я озвучила свои мысли, опять-таки тот же голос ответил:
— Кажется, я видел, как эту картину переносили в кабинет ректора. Вам она тоже нравилась? — пытливо глянул на меня брюнет.
— Не то, чтобы нравилась, но она почти единственная отражала негативные эмоции среди всей коллекции и дополняла ее. А любовь между эйфорией и свободой теряется. Как по мне «Бережность» гораздо разумнее разместить в конце коридора, перед «Счастливым концом», тогда у этого будет интересное логическое завершение, — пока я размышляла вслух, неосознанно повернулась всем корпусом к мужчине и теперь вся скрытая за плотными доспехами мощь его силы давила на меня, захватывая в тиски. Браслеты на руках нагрелись, предупреждая о наличии Тьмы, а что-то внутри тянулось к его силе. Странные ощущения привели в чувство, заставляя вспомнить о руне, все еще зажатой между пальцами.
— Благодарю за занимательную беседу, вынуждена откланяться, — даже не глядя на незнакомца, постаралась быстрее ретироваться. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся, уж слишком пугающим он был. Но почти поворачивая к библиотеке, я услышала его слова.
— Погодите, как вас зовут? — уверенный голос словно стал холоднее, но глаза все еще хранили тень улыбки. Я гадала о причине перемен. Неужели обиделся, что я так быстро ускользаю? Хотя, с чего бы, может вспомнил о моем гневном тоне и решил нажаловаться ректору. В таком случае, нельзя называть ему свое имя.
— Называйте меня «Девушка, которая разбирается в искусстве», — и прежде чем исчезнуть за углом, я заметила как он наклонил голову, в попытке спрятать улыбку.

Встреча с Тайной

— Нууу, Альсергуки, ну пожалуйста, последний раз, — заныла я, сложив в мольбе руки и состроив моську.
— Я этот последний раз уже десятый раз слышу, — полупрозрачный библиотекарь на мои попытки оставался равнодушным, продолжая все также стирать несуществующую пыль с книжных полок.
— Не десятый, а девятый. И вообще, я тебе жизнь, призрачную, спасла, освободила, а ты… А тебе книжки жалко, — обиженно насупившись, я наблюдала исподлобья, как призрак красноречиво закатывает глаза.
— О, Боги, как вы позволили столь талантливому рунописцу обладать столь незаурядным умом? — тихо взмолился этот неблагодарный, но я все равно услышала.
— Что? — возмущенно протянула. — Да чтоб я хоть раз еще…
— Адептка Лейлани, прекратите этот вздор, — рыкнул на меня Гуки, бросая тряпку со злостью на пол. Оная же, не долетев, просто растворилась в воздухе. И сразу же перешел к обычному неформальному обращению: — Ты что, не понимаешь? Сейчас в институте ректор и очень велика вероятность, что он шастает здесь, проверяет. Вот как я ему объясню твое здесь нахождение, да еще и в компании с запрещенным фолиантом? — уперев руки в бока, теперь уже он возмущенно уставился на меня.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.