Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46992
Книг: 116720
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Развод»

    
размер шрифта:AAA

AlmaZa
РАЗВОД

Возвращение

POV г-жа Ким.

— Удачного дня, Джесоб, и веди себя хорошо, ладно? — я поцеловала сына и проследила как он, выпрыгнув из машины, пошагал с поднятой вверх головой к школе. Подтягивая лямки рюкзака, он остановился перед дверью и пропустил вперед свою одноклассницу, принявшись рассказывать ей что-то с видом привыкшего быть в центре внимания. Весь в отца. В своего биологического отца. Хотя воспитание немного скрашивает генетические позывы.
Улыбнувшись, но покачав головой, я завелась и поехала домой. Пока Йесон был в командировке, сына в школу отвозила я. Из загородного дома не так-то просто ребенку добраться до места учебы. Мы уже подумывали над тем, чтобы перебираться на сезон в город, тем более в следующем году в школу пойдет и Донмин, наш младший сынок. Но пока все это откладывалось из-за постоянной занятости Йесона. Он собирался открывать свою компанию, постепенно оставляя должность финансового директора в «Эйдж хоум», где проработал больше десяти лет, и организовывая собственную строительную империю, выходящую на международный рынок. Но первым шагом был совместный филиал корпораций «Эйдж хоум» и «Бэст-сити» (владений давнего друга нашей семьи — господина Сона), чей офис планировался в Сингапуре, куда мужа всё чаще и надолго уносили переговоры и встречи с компаньонами. Я уже не помнила времени, когда он долго был здесь, с нами, никуда не отлучаясь.
Заехав в магазин, я не спеша выкатила на трассу — водитель я была осторожный и правильный, — и взяла курс к особняку. За младшими присматривала бабушка, так что можно на полчаса забыть о материнских обязанностях и насладиться ездой. Хотя я не тяготилась положением домохозяйки. С тех пор, как вышла замуж, я перестала работать и осела с детьми, но мне это было в радость. Я всегда мечтала именно о такой жизни, с семейными тихими и скромными днями, совместными завтраками по выходным (которые чаще всего были без Йесона), прогулками по парку в кругу детей, и тому подобной сентиментальщиной, за которую меня высмеет любая молодая девица.
Припарковавшись под тентом, я не стала заезжать в гараж — всё равно вечером забирать Джесоба. Достав пакеты с заднего сиденья, мне пришлось придавить один из них коленом, чтобы вставить ключ и попасть домой. Скинув обувь, я побрела на кухню, чтобы выложить еду в холодильник. Выйдя из-за угла, я вздрогнула, увидев черную тень, но тут же опознала в ней Йесона и, опустив ношу на пол, поспешила вперед.
— Ты приехал! — я угодила в его распахнутые руки, и он прижал меня к себе, поцеловав в висок. Обняв его за шею, я тоже ответила поцелуем в щеку и отстранилась. — Почему ты не предупредил, что возвращаешься, не позвонил?
— Ты же знаешь, сюрпризы — мой конек. — он изогнулся назад и дотянулся до кнопки на кофеварке, нажав её. — Теперь могу пить кофе, не хотел в одиночестве.
— Сюрпризы, говоришь? — я прищурилась, игриво его разоблачая. — Полторы недели не был дома и вернулся без звонка? Господин Ким, вы никак надеялись поймать меня с поличным в постели с любовником?
— Милая, как я мог такое о тебе даже подумать? — оскорблено прижал он ладонь к груди. — Не для этого же я устанавливал скрытую камеру у ворот.
— Ах, ну да. — он шутил, конечно, но я переняла его манеру, легкомысленно усевшись ему на колени. — Но ты же не думаешь, что твоя жена так глупа, чтобы приводить кого-то сюда? Все мои любовники ждут меня за порогом дома.
— Правда? Очень интересно. — Йесон напрягся, хотя всё это было юмором. Он был до фобии нетерпим к другим самцам рядом со мной. Иногда это пугало, но чаще осчастливливало. — И где же ты их успеваешь встречать отсюда до школы? Подбираешь на шоссе?
— Зачем же? У Джесоба прекрасный учитель по математике. — заверила я.
— Смех смехом, а ты человеку, может, своим комплиментом жизнь погубила. — цокнул языком Йесон. — Я же просто обязан теперь взглянуть на него.
— Успокойся, это женщина. — засмеялась я, поцеловав его ещё раз и обняв крепче. Я очень соскучилась за дни разлуки и теперь всем существом хотела воссоединиться по всем супружеским законам.
— Женщина? Я всегда говорил, что ты со странными склонностями. — улыбнулся Йесон, расслабившись. Его руки уже заскользили под моей кофтой и, приподняв меня и встав, муж посадил меня на стол, устроившись между моих ног. Руки тут же сплелись в жарких объятьях и губы соприкоснулись с жадным аппетитом. Я начала расстегивать пуговицы его черной рубашки, торопясь коснуться желанной плоти. Отбросив сомнения, Йесон сорвал с меня кофту через голову и откинул на пол. Впившись в мою грудь, он помог мне избавить себя от рубашки и, обнаженный до пояса, завалил меня на спину, забравшись сверху. Что ж, это был не первый раз, когда мы экспериментировали на кухонном столе. Вытащив из пряжки ремень, я принялась освобождать Йесона от брюк. Наши губы не переставая целовали друг друга.
— Я думала, что ты сначала с дороги чего-нибудь поешь… — оставив стон в горле, пробормотала я.
— Сначала кое-что покусаю. А потом, может быть, и съем. — подтверждая слова, он укусил меня за мочку уха и, прогнувшись в спине, я обхватила его плечи.
— Но я не успела ничего приготовить… ни гарнира из чулок, ни соуса из кружевного нижнего белья…
— Хоть сырое, хоть не посоленное и не поперченное. — разомкнув застёжку лифчика, он обхватил губами сосок и втянул его в себя так, что я тихо взвизгнула.
— … и очень недожаренное. — притянула его лицо к своему я и страстно поцеловала любимые уста.
— Так я дожарю. Отжарю. И пережарю. — стягивая вниз мои джинсы, Йесон схватил мои бедра и, прижавшись к ним своими, запустил между ними свою руку. Его пальцы тут же скользнули в трусики и коснулись самого чувствительного места, запылавшего от ощущения его касания. Введя два пальца внутрь, он налег на меня и придавил всем телом, покрывая поцелуями мои скулы, шею, плечи. Постанывая, я старалась не усиливаться в звуках, чтобы они не донеслись до второго этажа. Но на первом тоже уже мог кто-нибудь ходить, поэтому конспирация должна быть максимальной. По-хорошему, нам следовало бы пойти в спальню и закрыться там, но сил терпеть до неё не было. Мы оба захотели здесь и сейчас!
— А я думала ты эстет, а согласен на такое простое блюдо… — прошептала я ему в ухо.
— Я не эстет, — Йесон ущипнул меня за клитор, заставив сжать зубы. Но чем сильнее я сдерживалась, тем сильнее он его теребил. — Я извращенец. Это совсем разные вещи.
Стянув мои джинсы с трусиками до колена, он обнажил свой член и уже готов был войти в меня, когда где-то из глубины дома послышался крик:
— Мам, ты приехала?! — а следом за ним нарастающий топот ножек Донмина.
— Черт! — воскликнула я и, скидывая Йесона с себя, натягивая одежду обратно и в панике не попадая крючками бюстгальтера в скобы, затрепыхалась возле стола.
Муж уравновешенно опустился на землю — во всех смыслах, — и, накинув на себя рубашку, с видом некормленого тигра демонстративно вжикнул молнией на брюках обратно. После этого он вырвал у меня концы лифчика, с которыми я не справлялась и, застегнув его, помог натянуть кофту. В этот момент в кухню, на всех парах, влетел наш шестилетний мальчик.
— Ой, папа, ты вернулся! — обрадованный, он бросился к отцу и тот, подкинув его и поймав, чтобы поцеловать, поставил ребенка обратно, но лицо его с трудом приняло безмятежное выражение. — Пап, а мы пойдем сегодня гулять? Ты надолго? Пойдем на американские горки? Мама меня туда не пускает!
— Донмин, солнышко, — оттянула я его чуть назад, — Папа устал, ему отдохнуть надо.
— Почему это ты не пускаешь его на горки? — удивился Йесон.
— Но это же опасно! — эти мужчины вечно не понимают простейшего!
— А ты хочешь, чтобы у нас хлюпики и трусы выросли, а не сыновья? Пусть катается и привыкает рисковать.
— Йесон, ты не… — «прав», хотела сказать я, но он приложил палец к моим губам и, натянуто улыбнувшись, наклонился, чтобы его слышала только я. — Никогда не оспаривай моих решений при детях. Нечего подрывать авторитет отца. Поговорим об этом после.
— Ладно, — протянула я, задетая тем, что о воспитании со мной постоянно спорили. Да, может быть я и была немного мягкосердечной и чрезмерно заботливой, но разве не такой должна быть мать? И вообще, это я с ними целыми днями, не мне ли виднее, как и что нужно делать? Поговорим, обязательно после поговорим!
— Мы сходим с тобой на любые аттракционы, только позже, хорошо, сынок? — Йесон потрепал Донмина по волосам, наконец-то открыто улыбнувшись. Видимо переборол возбуждение и оно откатило.
— А сейчас папе надо позавтракать. — усадив его на стул, чтобы не мешал наливать кофе и подать к нему что-нибудь, я вернулась к одному из вопросов мальчика. — А правда, ты надолго?
— Нет, вечером улетаю обратно. — я почувствовала, как скрутило недовольством и нервами всё нутро. Опять, опять, опять! Когда же у нас будет время, когда он отдохнет? — Но я улетаю не один.
— В смысле? — подала я ему чашку и замерла.
— Ты тоже летишь. — беспрекословно изрек он.
— Что? — подув на челку, я прислонилась к столешнице. — Как я могу ехать? А дети? Они тоже отправятся с нами?
— Нет, за ними присмотрят мои родители. — Йесон отпил кофе, не отводя от меня взгляда.
— Но… но как же… Сонхва такая маленькая ещё, как я её оставлю? Нет, Йесон, ну а дом? На твою маму столько всего оставить как-то нехорошо, да и я без них… я всё время буду думать о дочке, как я поеду?
— Девочка моя, тебе не кажется, что нам нужно побыть хотя бы неделю без детей? — с нажимом напомнил он мне об инциденте двух минутной давности. Я замолчала. Конечно, в этом он прав, мы уже слишком давно не ощущали достаточной свободы, не ощущали полной интимности, раскрепощенности. Но сколько лет я уже не разлучаюсь с детьми? С тех пор, как приходилось оставлять Джесоба у родственников, семь лет назад, я как-то предпочитала всегда держать всех их при себе. — В общем, это решено. Так что нечего и думать. В Сингапуре будет официальное открытие филиала, банкет, ужины с партнерами и компаньонами. Я должен быть с супругой. Ты должна быть там.
— Ох, час от часу не легче! Я ещё должна буду таскаться по мероприятиям? Да я каблуки года два не надевала! — взмахнула руками я, посмотрев то на мужа, то на сына.
— А я купил тебе изумительное красное платье. — Йесон указал пальцем наверх. Судя по всему, оно ждало меня в спальне. Он обратился к Донмину. — У нас ведь самая красивая мама на свете, правда? Она должна выйти в свет, чтобы папе завидовал весь Сингапур.
— Да! — мощно кивнул Донмин, довольно посмотрев на меня.
— И папа бы потом устроил техасскую резню, — пропела я себе под нос. Нет, правда, иногда я совершенно не знала, на что он способен, и где пролегают границы его адекватности. Я доверяла ему целиком и полностью, но о его прошлом до меня, я до сих пор не знала, и даже не очень интересовалась, зная, что ему неприятно о нем было бы говорить. Ему было двадцать восемь, когда мы поженились. Много ли мужчина может успеть наломать дров за столько лет? Кроме того, что до меня он уже был однажды женат, мне ничего неизвестно.
Йесон допил кофе и поставил чашку.
— Вылет в девять вечера, мне ещё нужно заехать в офис в Каннаме, так что оттуда приеду сразу за тобой. Будь готова, хорошо?
— А когда же я заберу Джесоба из школы? — продолжала находить препятствия я, хотя самой уже сладко манилось оказаться подальше, где-то в жаркой стране, в гостинице, где всё делают горничные, а мне делать ничего не нужно будет вообще. Не то чтобы мы не могли позволить себе этого тут, но я принципиально не доверяла чужим людям и не хотела их в дом. Лучше всё сама, чем не пойми кто рядом с детьми.
— Я сам за ним заеду. Привезу его, заберу тебя. — Йесон начал обходить меня и направился к выходу, остановившись за моей спиной и положив ладонь на моё бедро. — Проверю половую принадлежность его учителей.
— Какой же ты!.. — не закончила я. — А что я буду делать в этом Сингапуре, когда ты будешь мотаться с договорами и делами? Никого знакомого, одиночество в номере!
— Там будет Донун с женой, например. — успокоил меня муж. — Такая компания устроит?
— Что ж, кажется, доводов против не осталось. Куда ты опять так быстро? Даже не поешь?
— Да я в другом плане голоден… — вдохнув мой запах в районе загривка, он тронул его губами, отчего по мне побежали мурашки. — Но то вилку не дают, то изо рта вырывают. До вечера, родная!
— До вечера… — с грустью проследила я его уход и обернулась к Донмину. Хоть он и прервал родительскую бурную встречу, я не могла на него злиться. Разве мог он предполагать? Что ж, неделя в Сингапуре должна была послужить неплохим вознаграждением.

* * *

Йесон и Донун вышли из кабинета финансового директора, обсуждая последние нюансы перед отлетом. У обоих было приподнятое настроение, потому что им светило совместить приятное с полезным.
— Поскорее бы уже выехать из Сеула, — Йесон посмотрел на часы. — Я замотался с подготовкой к открытию, а после ведь работы только прибавится… привык не высыпаться, но так редко видеться с семьёй — это слишком!
— А надо было по-умному организоваться, как я. — засмеялся Донун. — Жена — финансовый директор. Везде вместе. А, и кто самый сообразительный?
— Вот заведете детей, посмотрим, как она с тобой везде полетает. — хмыкнул награжденный опытом господин Ким.
— Мы в процессе. — со знанием дела поправил белоснежные манжеты наследник «Бэст-сити». — Нравится нам процесс их создания, чего торопиться?
— Нет, серьёзно, сколько вы уже в браке?
— Пятый год скоро. — Донун хотел сыронизировать что-нибудь о консервативном мышлении товарища или о модернизированных отношениях, но, подумав, пожал плечами. — Я её почти уговорил. Но ты же её знаешь: всё должно быть тщательно продумано, систематизировано и по графику. Вот сейчас она в клинике по планированию семьи. Проверяет свой организм на все недочеты. И меня уже анализами замучила. Надо забрать её и ехать дособирать вещи.
— Йесон! — оба обернулись на оклик генерального директора «Эйдж хоум». — Хорошо, что ты ещё не уехал. Срочное дело, позвонили из американского отделения, там неправильные расчеты были. Нужно провести переоформление и съездить в банк…
— Это всё просто замечательно, но у меня скоро самолет. — хладнокровно напомнил Йесон.
— Перенеси на следующий рейс! Ты что, не понимаешь, что это очень серьёзно?
— Я всё понимаю, но у меня есть и другие дела…
— Пока ты ещё сотрудник нашей компании, ты должен на первое место ставить наши проблемы! — оборвал его мужчина, обведя пальцем холл. — Это всё дало тебе дорогу в жизнь и при нашем содействии ты отправляешься в вольное плавание. Где твоя благодарность? Я прошу тебя задержаться на пару часов, не больше.
— Господин директор, я лишь утром прилетел в Корею, я даже толком детей своих не видел и, кстати, одного из них мне нужно забрать из школы.
— Ну, это уже совсем смешно! У тебя для этого водителя нет? Кто угодно может забрать ребенка, не будь глупым, Йесон. Идем, мне некогда тут тебя уговаривать.
— Но…
— Всё нормально, — оборвал его Донун, похлопав по плечу. — Я заберу Джесоба, давно его не видел. Иди, разберись со всем, может, и успеешь на самолет.
— Донун…
— Не волнуйся, уж мне-то ты доверяешь? — зная о подозрительности и в целом нелюдимости Йесона, риторически спросил молодой человек и, попрощавшись, потопал к лифту.

POV г-жа Сон.

Я стояла у регистратуры и листала свою медицинскую карту. Донун где-то задерживался минут на пять и я бы позвонила ему в другой раз, но сейчас я в десятый раз перепроверяла все свои показатели, все свои гемоглобины, билирубины и другие непонятные для меня слова. Все они были в норме, почти идеальном состоянии. Это и нужно было для того, чтобы завести ребенка. Материнство — безумная ответственность, это смена ритма жизни, а беременность… для меня это представлялось чем-то страшным! Хорошо было Донуну говорить «давай заведем ребенка?», не ему ходить как ожиревшая свинья полгода! А до этого три месяца мучиться каким-нибудь токсикозом. Или не мучиться, но что-то в любом случае изменится, будет некомфортно. Короче, меня колошматило при мысли о беременности, но решиться было нужно. Тем более со здоровьем у нас обоих всё в порядке.
Сверив с нормой последнюю строчку, я осталась довольна и оглянулась на входные стеклянные крутящиеся двери. За ними я увидела Донуна и тут же отвернулась, чтобы уложить бумаги в порядок и убрать.
— Наконец-то… — пробормотала я.
— Ваши? — спросила меня женщина из регистратуры. Не поняв множественного числа, я обернулась через плечо ещё раз. Мой любимый вел с собой старшего сына Йесона. Где ему его успели дать в нагрузку? Мальчик подрос и вытянулся за то время, что я его не наблюдала. Уже год, наверное, не были у них в гостях. Я кивнула женщине, собираясь уточнить, что муж-то мой… — Ой, а сын у вас вылитый папа, ну просто один в один! Оба красавцы.
Разлив по лицу фальшивую улыбку, я промолчала, в третий раз обернувшись. Они шли рядом. Донун и Джесоб. Я ещё с первого взгляда когда-то заметила, что на Йесона мальчик не похож. Совсем. Но сходство с Донуном мне открылось только сейчас. Они действительно были очень похожи. Да нет, это всё ерунда. Такого не может быть! Эта незнакомая регистраторша ляпнула, а я себе уже готова надумать. Чтобы у Йесона был сын не от него и он это проглотил? Ради Бога, только мне это не рассказывайте, я знаю этого собственника и ревнивца. Ему невозможно изменить так нагло. И Йесон достаточно умен, чтобы проверить на тесте ДНК, допустим. О чем я вообще стою и думаю? Забыли. Джесоб не сын Донуна. Пусть даже Донун и был влюблен в жену Йесона, их хитросплетения забытое прошлое, я не знаю и не хочу знать, что конкретно там было. В том-то и дело, что не знаю. Я как-то пыталась задуматься над датами событий жизни Йесона (в ту пору, когда была в него влюблена) и там многое не состыковывалось. Например, Джесоб был старше, чем брак четы Ким… старше, чем брак четы Ким… Я посмотрела на подошедшего Донуна, чмокнувшего меня щеку.
— Ну что, всё, поехали?
— Здравствуйте. — галантно поздоровался со мной Джесоб и в его глазах я въявь увидела глаза Донуна.
— Привет… да, сейчас, сейчас поедем… — я отвернулась, чтобы избавиться от наваждения. Нет-нет, это галлюцинация. Я слишком много думала о детях, в целом и в частности от Донуна, вот и началось. Не настолько же он сам дурак, чтобы не знать, не видеть, что у него есть сын? Что это его сын? Или он знает, но скрывает от меня? Не дай Бог, я же никогда не прощу такой лжи! — Подожди минуточку здесь!
Быстрым шагом я ушла за угол и остановилась, потрогав загоревшиеся щеки. Ещё не забеременела, а уже какие-то припадки и паранойи! Мог ли Донун спать с женой Йесона до него? Ведь Йесон изнасиловал свою супругу… а если он это сделал, когда она встречалась с Донуном? Встречались ли они? Я начала строить безумные предположения. Потом включила свой прагматизм. Он никогда меня не подводил. Я находилась в дорогой престижной клинике, которой пользовались все люди Сеула, у которых было много денег. Семья Йесона, я знала, тоже пользовалась услугами именно этой больницы. А за те годы, что я бываю здесь, я успела сдружиться с заведующей, которая была лишь слегка меня старше. Не в силах удержать себя, я направилась в её кабинет и, постучав, дождалась разрешения и вошла.
— Привет, получила результаты анализов? — она знала, какую подготовку я веду на этих территориях, иногда мы даже созванивались, чтобы мне узнавать всё по телефону, а не по электронке или приезжая сюда. К тому же, иногда она сразу объясняла мне с компетентностью, что к чему.
— Да, там всё хорошо, но я не об этом. — присев на стул на углу её рабочего стола, я положила на него ладони. — Как можно узнать, кто отец ребенка?
— Ну… — смутилась и замешкалась она, но поняла, что я говорю не о себе. — ДНК-тест, как же ещё?
— А как его сделать? Как скоро будет результат?
— Он делается около недели. Нужно сдать соответствующие…
— Подожди-подожди, а просто по крови там, по данным медицинским, этого никак не понять?
— Нет, конечно. — развеселила её моя непросвещенность.
— А если я хочу узнать это анонимно?
— То есть как? Не поняла.
— Ребенок и его родители не должны знать, что их ребенка проверяют.
— Нет, так нельзя, нужно согласие родителей. — серьёзнее заверила она. — Что за мошенническую аферу ты придумала?
— Да это не мошенничество… это очень личное.
— Каким бы личным не было, а без осведомления людей, у которых берутся анализы, такого не провернешь.
— А можно ли узнать, делался уже такой тест на ребенка или нет? — настаивала я.
— Если знать, в какую клинику и лабораторию обращались, то почему бы и нет?
— Мне нужно знать, был ли запрос в вашу клинику. Ты можешь посмотреть по базе? — она удивилась моей настойчивости и одержимости. Я и сама ими была поражена. Прошла целая вечность, когда меня что-то так интриговало.
— Это врачебная этика, медицинская тайна. Мы не можем так вот взять и сказать о чьём-то ребенке…
— Да пойми ты! — я стиснула кулаки, сжала губы. Воспроизвела перед взором Донуна и стоявшего с ним Джесоба. Разомкнула пальцы и взяла её за руку. — У меня есть подозрения, что у моего мужа есть ребенок. Что бы ты сделала на моём месте? Я заплачу любые деньги, только проверь.
Она посмотрела на мои руки, держащие её. На моё лицо. У неё была дочка, она сама была замужем. Каково бы было ей подозревать, что у мужа на стороне дети? Хотя если Джесоб как-то связан всё же с Донуном, то это и стороной-то не назовешь… ведь до меня было. Задолго до меня. Ему было двадцать лет, когда Джесоб родился!
— Ладно, я посмотрю, был ли в нашей клинике тест на нужного тебе ребенка, но результат разгласить я не могу, не проси! Это незаконно.
— Мне достаточно будет, если родители сами сомневались. Пожалуйста. Ким Джесоб, родители Ким Йесон и…
— Сын Ким Йесона? — она откатилась на стуле назад. — Ты мне смерти желаешь? Если он узнает, что я лезла в его личную жизнь и трепалась о ней, он меня в реку Хан с перерезанным горлом бросит. Когда он жену привозил рожать, мы громко разговаривать боялись, все по струнке ходили. Нет, ты шутишь!
— Не такой уж он и грозный, брось! Никто ничего не узнает, я прошу тебя! — мы бы долго ещё спорили, наверное, если бы меня не прервал звонком Донун, спросивший, как долго я ещё буду отсутствовать. Пообещав, что уже иду, я положила трубку. — Юби, пойми, от этого зависит мой брак и наше будущее. Если окажется… я сама уже говорю тебе то, что не хотела бы, чтобы знал кто-либо во всем мире, так вот, если окажется, что их сын… что это сын Донуна, то я не смогу родить от него, я не буду! Я не хочу, чтобы у моего мужчины были с кем-то ещё общие дети! Я не смирюсь с этим. Никогда не смирюсь. Мне это очень важно знать.
Молча, но всё ещё неохотно, она вернулась к компьютеру и стала там что-то набирать. Я затаилась, ожидая результата. Секунды шли, как минуты. Мои ладони вспотели и голова едва не пошла кругом. Что же будет, что же будет? Я хотела знать правду, но я молилась, чтобы сходство с Донуном у Джесоба было насмешкой природы. Юби остановилась и, сняв с носа очки, посмотрела на меня.
— Несколько лет назад такой тест на Ким Джесоба был.
На мои глаза стали наползать слезы, губы затряслись. Я замотала головой и, хотя Юби обещала не выдать мне дальнейшее, я не выдержала и выдавила жалобное:
— И?..
— И Йесон ему не отец. — сдалась, казнив меня, Юби.

Отлёт

Мне хотелось немедленно выяснить всё с Донуном, спросить, знает ли он, догадывается ли? И если да, то почему молчит? Нет, он не может быть не проинформированным в таком важном вопросе. Что же он, если спал с женщиной, не мог посчитать, сколько времени спустя она родила ребенка? Госпожа Ким не походила на особу, которая могла бы параллельно встречаться и спать с несколькими. Да и Йесон бы вряд ли такую полюбил… но он её вообще изнасиловал… так сильно хотел? Стоп, стоп, что-то всплыло в моей памяти… всплывало постепенно… ведь то изнасилование было групповым, разве нет? Но… да нет, это уж совсем бред. Донун в жизни бы в таком не поучаствовал. Мой избалованный, но такой нежный и в чем-то несмелый супруг? К тому же, весьма щепетильный. Нет, этот неспособен на насилие, нечего и думать. Взять бы и заговорить об этом прямо сейчас, но мы везли Джесоба домой, и я не могла открыть рта, чтобы развеять все свои сомнения. Мальчик сидел сзади, и они весело болтали с Донуном, как старые друзья. Мой милый обожал этого ребенка, сколько его помню.
— И как у тебя дела в школе? — интересовался Донун, поглядывая то назад, то на дорогу.
— Нормально, я хорошо учусь, но мне это скучно. — вздохнул Джесоб.
— А что же тебе не скучно?
— С девчонками общаться. — мечтательно произнес мальчик. Мне стало давить голову. Вот уж точно, у Йесона бы такой не родился. Как, как я раньше этого всего не замечала? Как мама Джесоба постоянно отправляла его куда-нибудь, когда мы приходили или приглашала нас, когда его не было дома, когда он был у её матери в провинции. А в последний год и вовсе им всё было некогда. Не связано ли это было с не родством сыном Йесона?
— Ну, и ты целовался уже с какой-нибудь? — подмигнул Донун в зеркало заднего вида.
— Чему ты его учишь?! — не выдержала я. — Знаешь, сколько ему лет?
— Да всё нормально, — улыбнулся муж, пожав мою руку, которую я нервно отняла, отвернувшись. — Я и наших мужиками воспитаю, вот увидишь.
— Может именно поэтому, я и не хочу их заводить! — гневно бросила я в сторону окна.
— Зай, ну что ты опять?
— Нет, я ещё ни одну не целовал. — покачал головой Джесоб, высунувшись между нашими сидениями. — Они очень неприступные. Возраст у них такой.
— Так, как я тебе говорил, помнишь? Не бывает неприступных крепостей…
— … бывают плохие осадные орудия, — закончил мальчик.
— Молодец, дай пять! — Донун развернул ладонь назад, и они отбили друг другу. Я мрачнела с каждым проезжаемым километром. Он взглянул на меня. — Что с тобой? В больнице что-то не так было?
— Нет, просто болит голова. — я прикрыла глаза. Ресницы дрожали, но я старалась держать себя в руках. Муж привернул музыку и они стали меньше гоготать с маленьким пассажиром. Никогда так не хотелось поскорее добраться до дома, никогда так не хотелось, чтобы мои мысли оказались ошибочными, ведь я не любила ошибаться. Но нынче возникла совершенно иная ситуация.
Когда Джесоб был довезен и выгружен, я боялась даже посмотреть ему на прощание вслед. Не хотелось увидеть и жену Йесона. Я просто вжалась в сиденье и ждала, когда мы тронемся домой. Донун молчал, приняв за чистую монету мою головную боль, а меня тяготила эта тишина. В ней я могла думать четче и сильнее, что мне было сейчас во вред. Я должна думать о чем угодно другом, но не получалось. Как подойти к волнующему вопросу? Черт возьми, мы уже четыре года женаты, разве нужно вихлять и стесняться что-то спрашивать? Это же всё тот же мой супруг, с которым мы говорим обо всем на свете, от видов оргазма, до методов их достижения. Мы всегда были абсолютно честны друг с другом. Если не считать моей тайны, что я переспала с Йесоном, который был моим первым мужчиной. Кто мог гарантировать, что таких же тайн нет у Донуна? Если он спал с госпожой Ким… мы гребанная компашка свингеров.
— Ты спал с женой Йесона? — надумав, выдала я, и поджала губы. Не слишком резко и внезапно? Да нет, очень в тему, просто-таки по всем правилам такта и этикета. У Донуна нога слетела с педали газа и автомобиль дернулся.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.