Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42427
Книг: 106650
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Гнев короля драконов»

    
размер шрифта:AAA

Дж. Келлер Форд
Гнев короля драконов
Хроники Фолхоллоу — 2


— Нельзя бросить камешек в воду и думать, что ряби не будет, — король Гильдор


Глава 1
Эрик


Эрик сидел на краю кровати Трога, жестокие картинки войны и смерти задержались в его разуме, как черви в гноящейся ране.
Он был тут еще до рассвета, не мог спать, кошмары открывали ему глаза, стоило ему закрыть их. Он мог лишь испытывать снова ужасы прошлого месяца, и это повторялось столько раз, что он хотел удариться головой о стену.
Звуки, картинки, запахи. Они не пропадали. Он опустил голову и подавлял всхлипы, что хотели вырваться из него. Что нужно сделать, чтобы это прекратилось? Что нужно сделать, чтобы не слышать, как взрываются стены замка, чтобы не видеть пустые лица мертвых или выражения лиц тех, кто жалел, что не умер? Сколько еще он будет ощущать уколы боли в спине, напоминающие, где его ранил коготь Эйнара, забравший его с лошади, как рыбу из озера?
Он должен был умереть. Это было бы наказанием за то, что он не справился с задачей оруженосца. И не важно, помогал ли он при этом спасти короля от когтей дракона или боролся, чтобы спасти своего господина в бою. Оставалось фактом, что дракон все еще жил, и Дэвид, паладин и спаситель Хирза, лежал в плохом состоянии в своих покоях последние две недели из-за него. Потому что он не смог защитить. Волшебница, Славандрия, старалась утешить его, говорила, что коматозное состояние Дэвида — не его вина, что болезнь оставалась загадкой для всех приходящих целителей. Но Эрик знал лучше. Трог был прав. Он был лишь слабаком, и если бы он поступил, как должен был, Дэвид не остался бы заперт в своей тьме.
Последние четырнадцать дней Эрик проклинал свою судьбу, вымещал гнев, смятение и боль на уборке земель замка. Он почти ни с кем не говорил, мало ел, часто проводил ночи в лесу под звездами, надеясь, что его найдут и покончат с его страданиями. Но каждый день он просыпался от пения птиц, грохота телег с людьми и припасами и ощущением, что с миром все будет в порядке.
Но не все в мире было в порядке. Эйнар оставался там, ждал, замышлял, и следующая атака будет хуже первой. Многие умрут, и долг будет звать его на защиту дома и своего народа. Сможет ли он это сделать? Он не знал.
Эрик думал, что поможет разговор с Трогом. Объяснит, как мириться с разрушением и смертью. С войной. Все же Трог достаточно видел. Но Эрик смотрел, как он спал, и не нашел силы разбудить его. Он прошел сквозь ад и вернулся, рискуя жизнью ради короля и страны.
И сына.
Эрик подавил вспышку эмоций. Из всего, что произошло с нападения Эйнара, узнать, что Трог был его отцом, было как проглотить кусок пирога со стеклом — сладко, но больно. Трог сказал, что они скрывали правду, чтобы защитить его. Возможно, но предательство оставалось предательством, какими бы ни были причины.
И все же Трог чуть не умер ради него, он был готов умереть без сомнений. Эрик не был уверен, что смог бы сделать так же. Да, он сражался, когда было нужно, когда ему нужно было спасти свою шкуру или впечатлить господина, но намеренно пожертвовать жизнью ради жизни другого? Это было другой историей, и он надеялся, что никогда ее не напишет.
Топот сапог и повышенные голоса приближались по коридору. Эрик вскочил на ноги, сэр Фарнсворс ворвался в комнату, одежда была в беспорядке, словно он спал в этом наряде, волосы были растрепаны. За ними было четыре остроухих дуванских стража в зеленой кожаной броне, их темные длинные волосы ниспадали шелком ниже плеч, их лица были строгими и пустыми.
— Что происходит? — спросил Эрик. — Почему они тут?
— Они арестовывают его.
Фарнсворс хмуро смотрел на стражей, пока они пытались разбудить Трога.
Эрик сжал кулаки.
— Что? Почему?
— Подстрекательство. Измена. Все обвинения, которые могли придумать маги.
— И вы не помешаете им? С ума сошли? Вы знаете, что они с ним сделают! Он не переживет и ночи в тюрьме магов. Посмотрите на него!
— Все хорошо, Эрик, — сказал Трог, кривясь, но вставая. — Бывало и хуже.
Эрик посмотрел на рану, что засохла и стянула кожу мужчины. Поражало, что он пережил атаку тенеморта, это перечило всему, что знали маги и люди. Рана тянулась на груди Трога от подмышки до пупка, оставалась красной, раздраженной, не залечивалась, несмотря на все зелья целителей и эликсиры сна, что расслабляли Трога.
— Но вы ничего плохого не сделали! — сказал Эрик.
— Разве хорошее и плохое существуют в политике, Эрик? Им нужен символ, показывающий их власть. Это я.
Эрик сжал кулаки, нервы пылали, а стражи сковали босые ноги Трога. Как они могли не дать ему хотя бы надеть рубаху и обуться! Он бросился вперед, попытался отцепить ладони эльфа, удерживающие его отца. Страж оттолкнул его на пол.
Эрик поднялся на ноги и бросился снова, но Фарнсворс впился в его руку, словно тисками. Рыцарь тихо заговорил, дыхание согревало ухо Эрика:
— Хватит так себя вести. Сообщи королю. Скажи ему, что случилось. Он поймет, что делать. Иди.
Эрик потер руку. Конечно. Король!
Он побежал из комнаты к королю Гильдору, но у его дверей стояли двое незнакомых часовых.
— Отойдите! — сказал Эрик, грудь вздымалась и опадала. Не было времени на вежливость. — Мне нужно увидеть короля! Это срочно.
Стражи пожали плечами.
— Его величество нельзя беспокоить.
— Он захотел бы услышать это, так что с дороги!
Он толкнул стражей, мышцы кричали, пока он пытался раздвинуть мужчин.
— Уйди! — стражи толкнули его к лестнице.
Эрик врезался в стену. В голове словно гремели молотки. Бам. Бам. Бам.
Сквозь боль он посмотрел на фарфоровую вазу с редкими камнями, она стояла на столике рядом с ним. Он поднялся на четвереньки, схватил ее и бросил в сторону дверей.
Стражи пригнулись. Ваза разбилась. Ценные камни разлетелись всюду.
Дверь распахнулась. Король Гильдор стоял на пороге, лицо было искажено.
— Что, во имя дыхания дракона, тут происходит?!
— Это паж, Ваше величество, — сказал один из стражей. — Он буйный, не слушается.
Эрик вскочил на ноги.
— Я не паж, идиот! — он посмотрел в глаза короля. — Ваше величество, простите за вмешательство, но вам нужно знать. Они арестовывают Трога.
Король прошел мимо стражей.
— Кто арестовывает Трога?
— Дуванцы. Они в его покоях, пока мы говорим.
Синие глаза Гильдора стали темными, цвета бури.
— Высший совет? Они здесь? Чертовы маги! — Гильдор ворвался в свою комнату. — Я говорил им не входить в мой замок, — он сорвал ночную рубаху через голову, надел черные штаны, лиловую рубашку и сапоги из мягкой кожи. — Как они посмели думать, что могут влезать, когда им захочется?! — он вырвался из комнаты, кричал стражам найти Славандрию.
На площадке шестого этажа их встретил советник.
— Ваше величество, — мужчина поклонился, — канцлер Высшего совета просит вашего присутствия во дворе.
— Ясное дело.
Гильдор обошел мужчину и зашагал дальше вниз по лестнице, стиснув зубы, глаза были темными и сосредоточенными.
Эрик давно не видел короля таким злым. Такой его настрой даже бодрил. От этого казалась приятной идея, что магов накажут.
Эрик прищурился, они вышли на яркое солнце и пошли по двору сквозь толпу, собравшуюся вокруг шестерых мужчин с лавандовыми волосами и в сапфировых мантиях — магов Высшего совета.
Стало ужасно тихо. Даже вьюрки не шумели в кустах, их утренняя песня сменилась зловещей тишиной. Эрик отклонил голову, прикрывая рукой глаза от солнца. Зеваки появились на балконах наверху, башни замка то появлялись, то пропадали за низкими облаками. На земле вокруг него стояли вместе аристократы, вассалы и жители города, плечом к плечу, прикусив языки. Их глаза были огромными.
— Как это понимать? — прогремел во дворе голос Гильдора. — На каком основании вы на моих землях и требуете ареста?
Невероятно высокий и широкоплечий маг в центре группы повернулся к Гильдору, уголки его рта приподнялись.
Эрик затаил дыхание. Мастер Пасриг, пиромант с глазами будто аметисты, в которых сияла луна. Выжил только он из магов королевства Брэмар.
— Так решил я, — сказал мастер Пасриг, голос был тяжелым и вязким, как смола. — Добавлю, Ваше величество, что вы выглядите великолепно, учитывая вашу беду.
— Мне нет дела до вашего мнения обо мне. Где мой главный рыцарь и генерал? Что вы с ним сделали?
Маг указал пальцем на двери замка.
— Он уже идет.
Эрик стиснул зубы, стражи вели Трога к ним по дорожке меж каменных воинов и деревьев в горшках. Кровь усеивала каплями широкую повязку на его голом торсе.
— Снова кровоточит, — сказала девушка рядом с Эриком. — Почему рана снова кровоточит?
Бабочки трепетали в животе Эрика. Он знал этот голос. Он оглянулся через плечо и посмотрел на Шарлотту, девушку, которую встретил две недели назад, в день, когда Эйнар и тенеморты напали на низ в поле Валнор. От нее его душа пела так, как не было ни с одной девушкой, ведь они и не задевали его душу. И теперь эта мелодия звучала глубже в его груди.
Он хотел бы сказать, что его привлекали ее каштановые волосы, ниспадающие по плечам, или то, как искрились ее глаза, как голубое море Прилл, но в глубине души он знал, что его симпатия была куда глубже. Даже сейчас, когда она была не в наряде леди, а в коричневых панталонах, такой же жилетке и бежевой рубашке с дутыми рукавами, что заканчивались над ее локтями, его тянуло к ней как океан к берегу.
Но она смотрела не на него, а на Дэвида, темноволосого юношу рядом с ней, паладина, призванного спасти мир. Спаситель, что чуть не умер.
Когда он проснулся?
Схватка с Эйнаром две недели назад чуть не убила его. У него были сломаны почти все кости. Волшебница Славандрия часами восстанавливала его, и Дэвид будто был в порядке. Но посреди ночи с ним что-то случилось. Дэвиду стало плохо, поднялась температура. Он потерял сознание. Эрик и Шарлотта бросились к нему, но бледность кожи Дэвида напоминала Сестиана перед его смертью, и Эрик убежал, боль от потери лучшего друга все еще была свежей.
Он не хотел возвращаться к Дэвиду.
Шарлотта все время оставалась с Дэвидом, и, судя по ее взгляду на него, она будет с ним, пока он не прогонит.
Эрик подавил зависть и повернулся к отцу, стоящему гордо и крепко, как гора, стиснув зубы, высоко подняв голову. Все мысли о девушках пропали из головы Эрика, гнев сдавил его горло. Он подошел к королю, сжимая кулаки.
— Ваше величество, это нужно остановить. Нельзя отдавать его им. Он не виновен. Вы это знаете.
— Тише, Эрик, — сказал Гильдор. — Мы ожидали чего-то такого. Пока что нужно подыграть.
Король обошел его и встал перед дуванскими стражами, преградив им путь. Он на миг встретился взглядом с Трогом, а потом повернулся и обратился к мастеру Пасригу.
— На каких правах его арестовывают? Я хочу знать обвинения.
Пиромант вытащил свиток из рукава мантии и протянул королю. Гильдор развернул его и принялся читать, а маг обратился к толпе:
— Сэр Трогсдилл был определен как человек, заинтересованный в вашем исчезновении и атаке на Хирз. Возможно, он в союзе с Королем драконов и желает свергнуть короля, а то и убить.
— Это ложь! — закричал Эрик, гнев кипел в крови. Как эти маги, эти защитники могли быть такими испорченными? Обманывающими? Никто ведь не верил их словам? Он взглянул на лица вокруг, охваченные шоком и смятением. Сомнениями. Его сердце разрывалось. Нет! Они не могли верить в такое!
Гильдор повернулся и пронзил Эрика взглядом, что мог содрать кожу с сапога. Эрик закрыл рот и отвел взгляд, поражение давило его разум. Он не мог позволить этому победить. Просто не мог.
«Дыши. Просто дыши».
Мастер Пасриг ухмыльнулся и продолжил:
— Так что все подозрения в измене и подстрекательстве нужно проверить и передать для суда Сенату и Высшему совету.
Король Гильдор скрутил сверток.
— Это лишь слова. Предъявите доказательства немедленно или отпустите его.
— Вы получите доказательства на суде, который пройдет сегодня через час после полудня в Авалине, — маг поманил дуванцев вперед.
Гильдор повернулся и рявкнул стражам:
— Стойте! Сэр Трогсдилл никуда не уйдет с вами, — он повернулся к Пасригу с властным видом. — По законам этой земли придворный, которого обвиняют в прегрешениях против королевства, должен быть заперт в замке до суда с бесстрастными судьями.
— От ваших законов нет толку, — оскалился мастер Пасриг, — а данное преступление связано с людьми и магическими силами. Отойдите в сторону.
Гильдор нахмурился.
— Нет.
Эрик сглотнул. Челюсть болела от того, как он скрипел зубами.
Толпа шепталась.
Мастер Пасриг поднял ладони на уровне груди. Шарики огня плясали на его пальцах.
— Не бросайте мне вызов, Ваше величество, ведь вы проиграете.
Сердце Эрика с болью билось о ребра. Он нападет, но на кого? На короля? На толпу? Ему нужно было остановить это. Он посмотрел на ноги Пасрига. Броситься! Сбить его с ног! Но голос Гильдора оборвал его размышления:
— И что вы задумали с этим? Подожжете меня на глазах моего народа?
Мастер Пасриг рассмеялся.
— О, нет. Не вас. Их.
— Не-е-ет! — взвыл Эрик.
Маг тряхнул рукой, огненный шар пронесся над землей. Крики наполнили утренний воздух, зеваки разбегались, как крысы, направляясь к дверям и по ступенькам во двор ниже. Визг девочки пронзил шум, подол ее платья загорелся. Женщина сорвала шаль с плеч и тушила ею огонь.
Эрик застыл, потрясение как болезнь растекалось по его телу. Почему? Как?
Тощий мальчишка, не старше той девочки, побежал к фонтану, вернулся через секунды, вода плескалась в деревянном ведре в его руках. Он потушил девочку, взглянул на мастера Пасрига и побежал, брошенное ведро докатилось до ног Эрика, подпрыгивая на брусчатке. Из отступающей толпы вышли шестеро мужчин, сжимая кулаки, глаза были темными и яростными, как бушующее море.
Страх трепетал глубоко в Эрике. Он судорожно вдохнул. Что делать? Они не могли одолеть магов, которыми еще и управлял Пасриг. Ему нужно было остановить их, пока они не пострадали.
Но его ноги стали тяжелыми, словно их пригвоздили, и предупреждение застряло во рту. Два мага встали на пути мужчин, пряча руки в рукавах, лица скрывались в тени капюшонов их мантий. Они произносили заклинание, и слова разносились, как гром, вместе с ветром. Мужчины тут же застыли. Их глаза закатились. Один за другим, они упали на колени, лицами ударились о брусчатку раньше, чем рухнули их тела.
Нервы Эрика были на пределе. Он глубоко вдохнул, сердце трепетало, как птица, застрявшая в дымоходе. Как маги посмели нападать на невинных людей! Он заставил ноги двигаться, сделал шаг.
Гильдор оттащил его в сторону и повернулся к пироманту с красным лицом и пылающими глазами.
— И вы решили получить, что хотите, нападая на слабых? На подчиненных?
Мастер Пасриг ухмыльнулся.
— Все будет зависеть от вас. Вы хотите подвергнуть их опасности из-за одного человека?
Гильдор поджал губы.
— Прочь с моих земель. Живо. Это не просьба. И заберите с собой своих гончих.
Эрик сглотнул, сэры Фарнсворс, Крон и Говран подошли к Дэвиду и Шарлотте сзади, сжимая рукояти мечей. Он потянулся за своим и возненавидел себя за то, что оставил меч на кровати.
Мастер Пасриг улыбнулся.
— Это вряд ли, — еще взмах, два огненных шара слетели с его рук.
Сияющие шары полетели вокруг двора, разворачиваясь широкими лентами огня, закрывая стеной огня оставшихся зевак.
Крики ужаса били Эрика в самое сердце. Кем этот маг себя возомнил?
Мечи с шипением покидали ножны. Говран, Крон и Фарнсворс бросились вперед, но боевые кличи сменились криками боли. Их оружие звякнуло о землю, огонь лизал их плоть.
Эрик не выдержал. С него хватит. Он устремился вперед, отвел руку назад. Он выпустил кулак, словно камень из рогатки.
Бах!!
Его костяшки попали по челюсти мага. С тем же успехом можно было бить гору. Кости захрустели, боль поднялась от ладони Эрика к плечу. Он согнулся и баюкал запястье другой ладонью, в голове крутились мысли о переломе.
Маг отшатнулся, аметистовые глаза затуманились.
— Дебил! Незначительный смертный дурак! — огромный огненный шар появился на его ладони. Взмах руки, и шар полетел к Эрику.
Заряд голубой энергии попал в грудь Эрика, сбивая его с ног, он отлетел на спину. Над ним пронесся поток воды, будто река без берегов. Она попала по огню и потушила его. Вода обрушилась и промочила Эрика.
Он перевернулся на четвереньки, откашливаясь, лужа вокруг него превратилась в спираль и пролетела по двору, чтобы затушить весь огонь. Краем глаза Эрик заметил, как приближается женщина с лавандовыми волосами, что шуршали за ней по земле, будто плащ. Ее босые ноги выглядывали из-под опалового платья с каждым шагом.
Славандрия. Королева Южного леса и дочь самого сильного мага всех времен.
Эрик провел рукой по лицу, вытирая влагу. Он с трудом поднялся на ноги, глядя на сверкающие нити, что тянулись из пальцев волшебницы и обвивали дуванских стражей, создавая одиночные коконы, бьющие зарядами энергии. Как ощущалась такая власть? Такая сила? Это вызывало уважение.
Она повернулась к пироманту.
— Здравствуй, Пасриг. Не ожидала увидеть тебя тут, среди мусора.
Эрик повернулся к магу. На его лице появилось нечто новое. Тревога? Страх?
— Уйди, ведьма.
Голос Пасрига подрагивал. Эрик услышал это. Это был звук трусости.
Славандрия улыбнулась.
— О, я никуда не уйду. А ты покинешь эти земли, пока у тебя еще есть шанс.
Губы мастера Пасрига дрогнули. Буря аметистового огня пылала в его глазах.
— Как ты смеешь узурпировать мою власть! Отойди, или я заберу пленника силой!
— Тронь его хоть как-нибудь, и я уничтожу тебя на месте.
Сердце Эрика колотилось о ребра. Он хотел двигаться, убраться подальше от дуэли, но не мог отцепить ноги от брусчатки.
Мастер Пасриг шагнул к Славандрии.
— Ты не посмеешь напасть на меня.
Славандрия выгнула бровь.
— Хочешь рискнуть? — она обошла мага по кругу, ее платье шуршало. — Знаешь, — сказала она так тихо, что Эрик с трудом расслышал, — я знаю о тайне Совета, желающего подставить Трогсдилла. Я знаю о подброшенных письмах, угрозах тем, кто отказался участвовать в вашем с мастером Камденом плане.
Горло Эрика сжалось, гнев ядом растекался по венам, он вспомнил письма, что нашел у Сестиана. Как они смели так играть с жизнями? Мерзавцы!
Ноздри мастера Пасрига раздувались.
— Я не знаю, о чем ты.
Славандрия замерла и посмотрела в глаза мастера Пасрига.
— Не ври, — она шагнула ближе к магу, их носы почти соприкасались. — И если ты хочешь лучшего для себя, то откажешься от таких связей и отпустишь сейчас сэра Трогсдилла. Иначе, боюсь, тебя будет ждать утомительная беседа с моим отцом, где ты попытаешься объяснить свое вмешательство. Думаю, мы оба знаем, чем все закончится, верно?
Эрик сглотнул. Только дурак стал бы ей перечить.
Мастер Пасриг стиснул зубы. Уголки его рта дрогнули.
— Как ты смеешь пытаться запугать меня?! Мы все знаем, что и ты виновна, ведь вмешиваешься в дела этих… людей.
— Но я же не нападаю на невинных? — она все смотрела ему в глаза.
Тишина. Тяжелая тишина.
— Время истекает, — сказала она.
— Ах! — оскалился мастер Пасриг. — Отпусти моих стражей, и мы уйдем, но послушай меня. Но не расслабляйся. Однажды тебе сильно потребуется помощь отца, а его не будет рядом. А вот я буду рядом, увижу твой последний вдох и порадуюсь твоей смерти.
Улыбка затронула глаза и губы Славандрии.
— Жду этого мига. А теперь забирай прихвостней и уходи из замка. И если я увижу или услышу, что ты ступил на территорию Гиллена, больше ты сделать этого не сможешь. Договорились?
Мастер Пасриг зарычал в ответ. Славандрия щелкнула пальцами, и магия на дуванцах пропала. Мастер Пасриг рявкнул одно слово и пропал в облаке лилового дыма, стражи и маги ушли следом. Король и рыцари окружили Трога.
Эрик выдохнул. Магия Славандрии все еще покалывала на его коже. Он не хотел бы ощутить на себе ее гнев. Никогда.
— Эрик Рейн Хамден! — он посмотрел в ее глаза, ее взгляд мог разбить стекло. — Чем ты думал, ударяя члена Высшего совета?
Упс. Поздно. Он оглядел двор, сотни глаз смотрели на него, словно он был опасным. Его желудок сжался. Эдрик сдавленно вдохнул и прижал кулаки к бедрам. Он хотел прикусить язык. Сказать, что ему жаль. И все закончилось бы. Он ощущал унижение. Отчаянно хотелось забраться под камень и остаться там.
— Я жду ответа.
Что-то в требовательном голосе Славандрии, ее позе возмутило его. Одно дело ругать его наедине, но как она могла унижать его при всех? Он расправил плечи, поднял голову и раздраженно посмотрел ей в глаза.
— Я поступил так, как считал верным, ваша светлость. Учитывая его действия, я не мог ответить овациями стоя.
— Не играй со мной, молодой человек. Ты понимаешь, что подвергал опасности не только себя, но и короля, как и всех во дворе? Ты не думаешь перед действиями?
— Полегче, Славандрия, — Дэвид шагнул вперед. — Ты не справедлива. Больше никто не пытался остановить того парня. Что ему оставалось? Ничего нее делать? Как по мне, того парня нужно было сбить на землю и превратить в блинчик. Если бы не ударил Эрик, это сделал бы я, ведь я был уже близко, — он показал пальцами, насколько близко.
Эрик повернулся к Дэвиду, удивленно вскинув бровь. Почему Дэвид заступался за него? Они не были друзьями, даже не испытывали симпатии друг к другу. Какой бы ни была причина, он не мог отказаться от такой поддержки в споре с волшебницей. Может, в паладине было что-то еще. Время покажет.
Голос Славандрии ударил по нему холодным ветром гор Доменгарт.
— Заслужил или нет, но нельзя прыгать в яму с ядовитыми змеями, не подумав, как из нее выберешься, — Славандрия притихла на миг, прижала пальцы ко лбу. Она вздохнула и опустила руку. — Я не всегда могу вас спасти. Они, — она указала на Фарнсворса, Говрана и Крона, — не всегда будут готовы вас защитить. Вам нужно научиться, где сражаться, а где отступить. Он мог убить тебя одним словом, понимаешь?
Душа Эрика сжималась под ее взглядом, ее тревога ударяла наждачной бумагой по его сердцу. Почему она отчитывала его как мальца? Он заступился, сделал то, что никто не решился сделать. Он защитил короля. Народ Хирза. Он гордился этим в сердце. Но желудок сдавило от чувства вины. Он хотел накричать на нее, сказать, что она ошибалась. Чтобы она поняла, что он сделал. Вместо этого он пнул носком землю и сглотнул.
— Прости, — пробормотал он. — Я только пытался помочь.
Она подняла его подбородок, все в нем сжалось от ее пристального взгляда. Любовь, страх, тревога… всего было почти слишком много. Почему всем казалось, что с ним можно как с ребенком? Нянчиться? Он в этом не нуждался. Это уже было в прошлом.
Но все же…
— Я не хочу извинений, — сказала Славандрия. — Я хочу, чтобы ты был осторожным, — она склонилась и прошептала ему на ухо. — Ты уже не просто оруженосец, помнишь?
Эрик кивнул, желая забыть. Одно дело узнать, что Трог был его отцом. Совсем другое — узнать, что он был еще и братом короля, что делало Эрика принцем и будущим наследником престола Хирза. От этого ему было не по себе. Он. Король. Ха. Это звучало так же глупо, как сельдь, ведущая щук.
Славандрия оглянулась через плечо на Трога, которого король и королева вели в замок. Она повернулась к Эрику, обхватила его правую ладонь. Тепло, а за ним ледяное покалывание пробежали по его плоти и костям. Она гладила его ладонь, чтобы он разжал пальцы. Исцеление заняло всего пять минут. Закончив, она сказала, словно ничего и не произошло.
— Пусть целители займутся ранеными, в том числе и стражей короля. Проследи за этим и приходи ко мне в личную столовую короля, — она оглянулась. — Дэвид, идем. Многое изменилось, пока ты болел, и нам нужно кое-что обсудить перед твоим путем домой. Возьми с собой Шарлотту.
Сердце Эрика сделало сальто, как рыба без воды. Домой? Нет. Они не могли уйти домой. Не сейчас. Еще столько всего не сделано. Он нуждался в Дэвиде, паладине, спасителе, чтобы одолеть дракона, спасти их мир и победить в войне. Он не мог сделать это один. А Шарлотта вызывала у него смешанные чувства, и часть его хотела убежать к холмам, а другая приказывала связаться с ней. Если она уйдет, он так и не узнает, какая сторона победит. Ему нужно было заставить ее — их — остаться. Незнание сведет его с ума.
Ему нужно было скорее понять, как это сделать.

Глава 2
Дэвид


Дэвид прижал ладонь к шее сзади, король и королева в сопровождении рыцарей прошла в небольшую столовую. Он опустил взгляд от веса их взглядов, жар на щеках растекался быстрее огня. Кем они были и почему смотрели на него, будто он был точкой на заду осла? Он постучал пальцами по бедрам. Присутствие Шарлотты немного утешало, но не могло прогнать пустоту, растекающуюся внутри.
Взгляд Славандрии лишил его уверенности в безопасности. Шарлотта сжала его руку и шепнула в его шею:
— Увидимся внутри, Огнелис.
Мурашки пробежали по спине, стали жаром, расходясь по его шее. Она использовала его прозвище. Она не делала так с… их поцелуя в Халисдоуне.
Воспоминание вспыхнуло как фейерверки. Они были так близко, их разделяла только одежда, и даже этот барьер начинал рушиться. Он слышал, даже ощущал, как их сердца бились в унисон, такие быстрые и сильные. Время пропало. Все в нем пылало. Ледяная клетка вокруг его чувств, которую он создал сам, начала таять, и в тот миг больше ничто не имело значения. Мир мог взорваться, а ему было бы все равно. Он хотел только затеряться в ней. Сказать ей, что любит ее. Три слова вспыхнули в его голове. Они были на кончике языка, готовые сорваться.
Но рухнули от холодной плиты с вопросом «Что я творю?».
Он вспомнил, как она смотрела на него в смятении. Слезы в ее глазах так и не пролились. Позже, сквозь закрытую дверь она сказала ему, что любила его, и его сердце разбилось. Он мог представить ее лицо — нежное, понимающее, так она смотрела на него и сейчас.
Он отпустил ее руку и отошел, прислонился к ближайшей колонне. Расстояние. Ему нужно держаться на расстоянии, чтобы не обнять ее, осыпая поцелуями. Он сам сказал ей, что они просто друзья. Но ее улыбка и ее присутствие продолжали терзать его. Если бы она знала, как тяжело и неровно он дышал из-за нее, как все в нем болело внутри и снаружи. Как она приклеила его душу и кожу, не давая никуда уйти.
Может, она знала. Может, Трог был прав, когда сказал, что она должна принять решение для себя.
Нет. Это был не ее бой. Она была в Фолхоллоу из-за него. Если бы она не попыталась защитить его, то была бы дома, защищенная от войны и смерти. От драконов.
Она оглянулась с почти печальным выражением лица, пропала за тяжелыми резными дверями. Его сердце стало лужицей. Он закрыл глаза и ударил себя кулаком по лбу.
— Ты все еще не сказал ей?
Дэвид поднял голову и встретился с пронзающими душу зелеными глазами Трога. Пряди волос, еще мокрые от быстрого мытья, прилипли ко лбу рыцаря; рана от тенеморта была надежно скрыта под синим дублетом с золотой вышивкой. Он сглотнул от пристального взгляда, но вспомнил балкон в Гэбле, когда Трог дал ему пару отцовских советов. А Дэвид решил не принимать эти советы.
— Вы знаете ответ, — сказал Дэвид, — так зачем спрашивать?
Трог почесал щетину на щеке.
— О, не знаю. Просто подумал, что после всего, что вы прошли вдвоем, ты должен был немного поумнеть и передумать.
Дэвид постукивал носком по плитке, взгляд рыцаря пронзал его.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.