Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44662
Книг: 111280
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Путешествие за сортом»

    
размер шрифта:AAA

Рылов Г. П., Стеркин И. В
ПУТЕШЕСТВИЕ ЗА СОРТОМ

Сначала было слово
(вместо предисловия)

Приветствую тебя, мой добрый, старый сад,
Цветущих лет цветущее наследство!
С улыбкой горькою я пью твой аромат,
Которым некогда мое дышало детство
А. Фет
В истории любой науки есть имена, составляющие ее славу и гордость. Они всем нам хорошо знакомы. Так, каждый знает заслуги Д. И. Менделеева в химии, Н. И. Пирогова и И. М. Сеченова в медицине, И. В. Курчатова в физике, И. В. Мичурина в селекции.
Но рядом с этими, ставшими уже хрестоматийными, именами стоят имена людей, не столь известных широкому читателю.
Всю свою жизнь эти подвижники науки посвятили любимому делу, и, вспоминая их, мы хотим отдать им заслуженную дань уважения. К этой славной плеяде с полным правом можно отнести и Адама Станиславовича Гребницкого — человека, страстно желавшего украсить всю Землю цветущими садами, сделать ее бесконечно прекрасной. Гребницкий не был праздным мечтателем. На хуторе «Станишки» (ныне Дукштасский район Литовской ССР) он заложил чудо-сад с необыкновенным названием — «Рай». На территории в 15 гектаров ему удалось создать коллекцию из 1197 сортов плодовых культур народной селекции, а также присланных из разных стран Европы и даже с других континентов.
Надо сказать, что сад Гребницкого уже имел предшественника. В 1887 году крупный помолог Лев Платонович Симиренко создал первый в России помологический питомник и маточный сад. Термин «помология» требует расшифровки, и мы к нему еще вернемся. Пока же скажем, что это учение о сортах плодовых и ягодных культур.
Предметом изучения Л. П. Симиренко избрал свойства собранных им сортов, в частности их отношение к климату, почве, стойкость к вредителям и болезням, вкусовые качества и лежкость. Полученные результаты позволяли рекомендовать лучшие сорта для массового разведения в промышленных и любительских садах.
Л. П. Симиренко, а вслед за ним А. С. Гребницкий в результате своей деятельности пришли к выводу, что только правильный выбор сортов, вполне подходящих для условий данной местности, может обеспечить успех плодового сада.
Адам Станиславович многое сделал для выявления и изучения местного сортимента яблок. До сих пор пользуются неизменным успехом в Прибалтийских республиках и в Белоруссии зимостойкие сорта, получившие благодаря ему второе рождение: Ананас Бержаницкий (Ренет Гребницкого), Долголежское, Пепин Яна, Победитель Жвирко, Шлехтич, Понемунское белое, Сахарное литовское, Пепин литовский (Глогеровка), Малиновка Бержаницкая, Струмиловка (Серинка), Черногуз и другие. Собранный обширный помологический материал позволил Адаму Станиславовичу приступить к созданию капитального труда «Атлас плодов России». Выход в свет этого издания — значительное событие в истории отечественного плодоводства. Гребницкий не только редактировал «Атлас», ему принадлежит описание более трети помещенных в издании сортов яблони, груши, черешни, абрикоса и 33 цветных рисунка. Еще до первой мировой войны Адам Станиславович составил перечень сортов для различных областей России, то есть положил начало районированию сортов. Всего профессор Гребницкий написал и издал около 100 научных работ, из них большое количество осталось в рукописях, которые самоотверженно сохранила его дочь Мария.
Последние годы жизни были очень тяжелыми для Гребницкого — на старости лет он остался без средств к существованию: суровая зима 1939/40 года почти полностью погубила сад. Но вопреки всем невзгодам до последнего часа ученый верил: «Пусть пропадут тысячи плодовых деревьев, но если выживет одно, хорошее, то и это будет победой».
Советское государство высоко оценило труды А. С. Гребницкого. Приняты меры по сохранению наследия ученого, восстановлению его сада. Здесь организован опорный пункт Витенайской плодовоовощной станции, открыты мемориальный музей и памятник.
Знакомство с жизнью этого удивительного человека, с близкими ему людьми, с его письмами и результатами его трудов не прошло бесследно для последующего поколения ученых-помологов.
Так, с 1957 года был проведен ряд экспедиций, организованных кафедрой плодоводства БСХА, по изучению местного сортимента плодовых и ягодных культур Белоруссии, в которых принимал участие и Г. П. Рылов — один из авторов этой книги. А в 1963 году он начал работу по закладке промышленного и помологического садов на Гродненской сельскохозяйственной опытной станции с использованием собранных в экспедициях сортов.
Несколько слов об истории этой опытной станции. В 1910 году по решению общего собрания членов Виленского губернского общества сельского хозяйства в деревне Беняконе Лидского уезда (теперь Вороновского района) была организована Виленская сельскохозяйственная опытная станция. Ее задачи формулировались весьма определенно: «Направление работ опытной станции должно быть строго применено к местным условиям сельского хозяйства и определяться нуждами местного земледелия. Рядом с теоретическими трудами, имеющими в виду будущность сельского хозяйства края, труды опытной станции должны быть главным образом направлены к научно-практической деятельности. Связь ее с практическим сельским хозяйством должна быть самой тесной, и прямая обязанность ее давать земледельцу указания, основанные на точных данных науки и на результатах собственных опытов, имея в виду способствовать увеличению производительности земли».
В 1939 году после присоединения Западной Белоруссии к БССР станция преобразована в Гродненскую государственную областную сельскохозяйственную опытную станцию при Наркомате земледелия республики, а в 1959 году ее центр перемещен в город Щучин. В настоящее время это комплексное научно-исследовательское учреждение, занимающееся вопросами земледелия, животноводства, садоводства и экономики сельскохозяйственного производства.
В коллекции помологического сада станции, расположенного близ Щучина, в Руткевичах, 3000 сортов яблони, 1200 — груши, 600 — сливы, 110 — черешни, а всего, используя терминологию ученых, 5000 сорто-образцов.
Благоприятные климатические условия (155–165 безморозных дней в году, достаточное количество влаги) подходят для выращивания сортов плодовых культур, типичных не только для средней полосы, но и для более южных и более северных зон. В саду «Руткевичи» на площади в 45 гектаров растут в добром согласии яблони из разнообразных, порой значительно отдаленных друг от друга географических районов, — Антоновка обыкновенная и Ренет серый французский, груши — Бессемянка и Любимица Клаппа, сливы — Очаковская желтая и Ренклод Альтана.
…Кстати, диковинки в этом саду поджидают вас буквально на каждом шагу. Например, часто ли вам приходилось видеть грушу, плоды которой по форме совсем не отличаются от яблок? А вот груша Майская ранняя, поспевающая одновременно с черешней, хотя водится здесь и черешня, плодоносящая в октябре. Еще одна груша, как ни странно, — соленая. В Японии, откуда она родом, специально занимаются разведением так называемых салатных груш: соленых, кислых, особенно ароматных. Плоды сливы сорта Великая синяя созревают к ноябрю и хранятся до Нового года. Хорошо чувствуют себя в саду и обильно плодоносят такие, казалось бы, исключительно южные культуры, как айва и абрикос.
Однако больше всего в саду яблонь. Вторую родину обрели здесь многие сорта, например выведенный в Казахстане сорт Заря Алатау, отличающийся отменными качествами: он морозостоек, не поражается паршой, скороплоден. Сорт Хасылдар, родом из-под Самарканда, называют «дважды плодоносящим». И действительно, в Узбекистане он успевает дать два урожая. В саду «Руткевичи» плодоносит только раз, зато на целые две недели раньше, чем у известного всем Налива белого, созревают его бледно-желтые, нежные, сочные, сладко-кислые яблоки. Сорт зимостоек и может найти распространение в садах любителей даже под Москвой.
Выращивают в «Руткевичах» и сорта яблок с повышенной лежкостью: они могут храниться, словно картофель, в буртах, а то и просто в ямах, дно которых покрыто лапником и соломой…
Долго можно рассказывать о чудесах сада, но — немного терпения. Подробнее речь о них пойдет в следующих главах…
Создавался помологический сад по агроэкологической системе классификации, разработанной академиком Н. И. Вавиловым для полевых культур. Сад поделен на три сектора: холодного, умеренного и теплого климатов, где представлены образцы плодовых и ягодных культур всех широт умеренного пояса земного шара. По пять-десять образцов каждого сорта привиты на сильнорослые подвои Антоновки обыкновенной и лесной яблони. Сейчас здесь уже много корнесобственных растений.
Удалось заполучить в сад и 45 видов родоначальников, то есть диких форм яблони. Эти своеобразные доноры — носители определенных признаков — необходимы при селекции.
Каждое растение в саду имеет свою историю. Одно найдено в экспедиции, второе получено в результате обмена с другими научными учреждениями, третье совершило далекий путь из-за рубежа. Случались и трагикомические ситуации. Например, изучая как-то присланный из-за рубежа сорт яблони, ученые обнаружили, что зарубежной была лишь этикетка, с которой вернулся к нам наш отечественный сорт.
В связи с этим вот что хотелось бы заметить. До революции многие помещики, создавая промышленные сады, пытались использовать иностранные сорта, и порой только неудача заставляла их обращать внимание на местные. В то же время иностранцы, отдав должное русским сортам, в массовом масштабе вывозили их за границу. Так, в 1882 году профессор Д. Бедд из США и О. Джибб из Канады вывезли в Америку много русских сортов яблони. Американцы особое внимание обратили на Антоновку обыкновенную как на «главное яблоко русских степей», отметили ценность для севера Аниса розового, Хорошовки алой и белой. Высокая оценка, данная зарубежными учеными среднерусским сортам, была неожиданностью для многих русских садоводов.
Американский профессор Н. Гансен, неоднократно бывавший в нашей стране, в книге «Селекция плодовых культур в СССР и США» писал: «В течение последних 65 лет более 1100 форм яблок были вывезены к нам из России. Они принесли большую помощь американскому плодоводству в степных районах северо-запада, так как отличались большой зимостойкостью. От них было получено большое количество скрещиваний между ними и так называемыми «американскими сортами», которые на самом деле являются выходцами из Западной Европы».
Таким образом, американский сортимент яблок формировался на генетической основе русских сортов. Многим сортам, естественно, присваивались другие названия, и они возвращались на родину, в Россию, как иностранные.
Характерный пример: сорт Герцогиня Ольденбургская, или сокращенно Герцогиня, числится во многих помологиях как сорт американский. На самом же деле это весьма распространенный русский сорт Боровинка, интродуцированный в США из России в конце прошлого столетия. Русский сорт Налив известен в Штатах как Транспарент (Прозрачное) и до сих пор выращивается там под названием Йеллоу Транспарент. Сорт Склянка в переводе звучит как Гласс аппл — Стеклянное.
В помологическом саду «Руткевичи» все сорта находятся в одинаковых условиях, их не подвергают химическим обработкам, поэтому хорошо видно, «кто есть кто». Так, рядом с сильно пораженными паршой «князьями» многих садов Мекинтошем и Челини стоят малоизвестные, но устойчивые к заболеваниям Заря Алатау, сеянец Уэлси и многие другие.
И еще… В «Руткевичах» производится отбор сортов по определенным хозяйственно-биологическим признакам: слаборослые, скороплодные, суперранние, яркоокрашенные, с комплексной устойчивостью к вредителям и болезням, ароматические, целебные. Всего отобрано 60 сортов яблони, 35 — груши и 5 сортов айвы.
Лучшие сорта отечественной и зарубежной селекции, изученные и выделенные из коллекции «Руткевичей», получили прописку в промышленных садах колхозов и совхозов республики. Например, в колхозе «Прогресс» Гродненского района энтузиаст садоводства агроном М. И. Сухоцкий заложил сад на площади 150 гектаров.
Другой талантливый агроном А. А. Большаков в совхозе «Рассвет» Брестской области заложил сад интенсивного типа на площади 1200 гектаров. Для посадки и в том, и в другом саду использовались сорта из коллекции помологического сада.
«Сад, хотя он до сих пор не известен даже многим специалистам, уникален. Он требует к себе отношения, как к национальному достоянию, заповеднику, памятнику природы, созданному людьми», — такую оценку коллекции в «Руткевичах» дала преподаватель МГУ кандидат биологических наук И. С. Исаева.
И еще одно авторитетное мнение — видного помолога профессора А. Н. Ипатьева: «Здесь (в «Руткевичах». — Авторы) находится важная часть мировой коллекции сортов, без чего теперь селекционная работа немыслима».
В книге, которую мы предлагаем читателям, пойдет речь о достижениях отечественной и мировой селекции в создании сортимента семечковых культур — яблони, груши, айвы — и о работе, которая велась с ними в помологическом саду «Руткевичи».

У калитки

Здесь от недугов любых средство открыто тебе.
Я полагаю, что сад — это неба частица, где правят
Боги: ведь травам дано самую смерть победить
Луксорий
Сады Семирамиды. Медведи-селекционеры. Первая классификация. Поговорим о терминах.
Прежде чем продолжить знакомство с сортами яблони, груши, айвы, собранными в «Руткевичах», задержимся немного, перелистаем страницы истории, вспомним значение некоторых понятий. Хотя сам термин horticulture — садоводство (от латинского hortus — сад и cultus — культивировать), как считают исследователи, появился сравнительно недавно (американский помолог Дж. Дженик в книге «Основы садоводства» указывает, что впервые этот термин встречается в трактате ботаника П. Лауремберга, написанном в 1631 году), то что мы называем садами, а следовательно, и садоводство имеют древнюю историю.
За несколько тысяч лет до нашей эры в Древнем Египте существовали сады с бассейнами. Вавилон и Ассирия добавили к технологии садоводства искусственно орошаемые террасы, сады и парки. Висячие сады Вавилона, известные больше как сады Семирамиды, считались одним из семи чудес древнего мира.
Их повелел соорудить вавилонский правитель Навуходоносор, правивший в VI веке до нашей эры. На террасах огромной башни был насыпан толстый слой плодородной земли, куда высаживали редкие растения. Ярусы садов поднимались уступами и соединялись широкими лестницами. Орошались эти сказочные сады при помощи сложной системы насосов.
В китайской Энциклопедии сельского хозяйства говорится, что еще в X веке до нашей эры была известна культура персиков, а 2000 лёт назад лишние завязи на деревьях удаляли, ударяя по веткам палкой, то есть, говоря современным языком, нормировали урожай. В древнеиндийском философском эпосе «Махабхарата» описаны сады, окружающие Индрапрастху — столицу пандавов, которая находилась на месте нынешнего Дели.
По приказу властителя Древней Персии Кира II Великого (VI век до нашей эры) дороги обсаживали плодовыми деревьями.
У древних римлян покровителями садов считались Вертумн и Помона. Вертумна всегда изображали с ножами для обрезки, ножницами и другими садовыми инструментами, а Помону — с фруктами и цветами.
Садоводство Западной Европы имеет глубокие корни. При раскопках свайных построек, возведенных 5000 лет назад, найдены крупные сушеные яблоки. Ученые утверждают, что это не дички, а плоды, выращенные человеком.
Еще до нашей эры садоводство было известно и на территории России. Им занимались, в частности, проживавшие в средней части Дона скифы. Посетивший эти места греческий писатель Геродот, рассказывая о представителях одного из племен, писал: «Они имеют деревянные дома и храмы, возделывают землю, едят хлеб, имеют сады».
Древние истоки садоводства обнаружены в наших среднеазиатских республиках. Результаты исследований позволяют считать среднеазиатский очаг садоводства одним из самых старинных.
В Киевской Руси первые сады закладывались при монастырях. Славился сад Киево-Печерской Лавры, заложенный при Ярославе Мудром в 1051 году. Киевские князья Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский содействовали расширению садоводства во Владимиро-Суздальском и Московском княжествах.
Первые сведения о наличии плодовых культур в юго-западной части Белоруссии относятся к X–XII векам. В Статусе княжества Литовского (1588 год) предусматривалось наказание за порубку или выкапывание привитого плодового дерева.
Во время татарского нашествия садоводство пришло в упадок, восстанавливаться оно стало с превращением Московского княжества в сильное централизованное государство. В конце XIV века при Иване III в Кремле и напротив Кремля, на месте теперешней Софийской набережной были разбиты сады. В Аптекарском (теперь Александровском) саду, кроме лекарственных трав, выращивали и плодовые деревья.
В изданном при Иване Грозном «Домострое» среди всевозможных правил и наставлений, затрагивающих почти все сферы жизни горожанина, встречаются и сведения по садоводству.
Как свидетельствуют многие письменные источники, наибольшей популярностью пользовались вишня и яблоня. Были известны техника ведения этих культур и различные виды прививок.
Широко использовались в пищу также и плоды дикой яблони. Вот одна из бытовавших в то время рекомендаций: «Дикие яблоки» в печи печеные или вареные могут употреблены быть… или, выжав сок, делать яблоновку, которая с примесью садовых яблоков на вкус хотя жестковата, однако здорова и пить можно. Сей же сок можно употреблять в кушанье, наипаче рыбное, вместо уксуса».
В 1685 году по указанию царя Михаила Федоровича был создан большой сад в Рубцове (Покровское). «Наводили» его русские садовники Денис Матвеев, Иван Каверин, Авдей Романов, Кирилл Сергеев и Сергей Иванов.
В романе-эссе «Память» Владимира Чивилихина есть строки, которые, нам кажется, уместно здесь процитировать. «Все мы слышали о висячих садах Семирамиды, но что вы знаете, дорогой мой любознательный читатель, о московских висячих садах? Они когда-то украшали кручи кремлевского холма, покоясь на каменных сводах и свинцовых поддонах. Есть документ, свидетельствующий, что после пожара 1637 года из пруда было вынуто 176 пудов и 10 фунтов расплавленного свинца. В 1685 году при хоромах царицы Натальи Кирилловны был устроен «висячий» сад, на поддон которого пошло 639 пудов свинца, а просеянная садовая земля насыпалась толщиною в аршин и площадью в сорок квадратных саженей. И как знать, не вернутся ли наши архитекторы при завтрашнем градостроительстве к своего рода «висячим» садам на крышах и ступенчатых этажах?».
Один из таких садов в Кремле занимал пространство от Архангельского собора до Боровицких ворот и имел 62 сажени (132,28 метра) длины и 8 саженей ширины.
В царствование Алексея Михайловича были созданы два больших сада в Измайлове под Москвой. Специально для этого у крестьян села Ясенево «закуплено 100 деревьев слив, за что уплачено 12 рублей 25 алтын».
В судебнике Алексея Михайловича «Уложение» в главе X имеется специальная статья, предусматривающая наказание за воровство яблок и порчу деревьев.
Большое развитие садоводство получило при Петре I. Для содействия развитию садоводства по приказу царя появились образцовые сады в Петербурге (нынешний Ботанический сад), в Москве (Ботанический сад Московского университета), в Чугуеве, Киеве, Воронеже, Дербенте и некоторых других городах.
Основная масса садов в окрестностях Петербурга была заложена саженцами из центральных губерний. Только за один 1714 год управитель садовых дел в Москве отправил в Петербург 10 тысяч саженцев яблони.
Петр I поощрял всех, кто желал заниматься садоводством, отводом земель и разными льготами. Везде, где останавливался царь во время поездок по России, он собственноручно сажал плодовые деревья. Так, во время посещения Киева, в 1706 году, при нем заложили «регулярный» сад и виноградник. Петр знал и ценил сад Киево-Печерской Лавры, иноки которого исстари занимались садоводством. Накопленные ими знания, собранные и записанные, вошли в руководство, озаглавленное «Общеполезное руководство древнего упражнения блаженных иноковъ». Это было первое пособие по садоводству, написанное в России. В приложении к книге описаны способы лечения разных болезней плодовых деревьев, садовый календарь и календарь изменений погоды, есть там правила огородничества и разведения душистых растений. Этот важный памятник отечественной садоводческой литературы интересен не только с точки зрения истории, но и как практическое наставление, не утратившее своего значения до сегодняшнего дня.
Конечно, в руководстве для иноков не упоминалось слово «селекция». Да и термина такого в то время не существовало.
Слово «селекция» в переводе с латинского означает выбор, отбор. Но это буквальный перевод. На самом деле понятие «селекция» значительно шире. Конечно, отбор — важная часть селекционной работы, но не единственная. Академик Н. И. Вавилов писал, что селекция представляет собой эволюцию, направленную волей человека.
Существует мнение, что первыми «селекционерами» были… медведи, кабаны, птицы. Выбирая в лесу самые крупные, самые спелые, самые сладкие плоды, они способствовали их размножению.
Человек в процессе своей деятельности тоже старался сохранить хорошие плодовые деревья, а в некоторых случаях даже пересадить их поближе к своему жилищу.
Древние садоводы размножали плодовые деревья, и в том числе яблони, семенами или корневыми отпрысками. Они заметили, что яблони при размножении корневыми отпрысками хорошо передают свойства материнского дерева потомству, уже на второй-третий год вступают в плодоношение, а будучи повреждены морозами, быстро восстанавливаются.
Как считает советский ученый В. В. Пономаренко, корневые отпрыски стали первым посадочным материалом, использованным при размножении яблони, а сам метод получил название древней примитивной селекции.
Надо заметить, что до сих пор существуют сорта яблони, которые сквозь века пронесли и сохранили удивительные свойства: они прекрасно размножаются как корневыми черенками, так и семенами, сохраняя при этом генотип материнского растения. Так уже в те далекие времена на отбор смотрели как на средство сохранения ценных свойств при размножении растений или как на средство улучшения их потомства.
В трактате немецкого философа Альберта Великого (XII–XIII века) «О растениях» наряду с наблюдениями, вполне справедливыми и сегодня, есть и такие, которые отражают характерные заблуждения плодоводов того времени. Судите сами: «Когда черенки сливы или вишни, или другого какого фруктового дерева, имеющего плоды с косточкой, прививают на ствол ивы, то получают плоды без косточек… Есть еще один способ прививки, состоящий в том, что виноградную лозу сажают около вишни или груши, либо яблони, причем в названных деревьях проделывают отверстие, через которое протягивают побег лозы. И когда дерево и лоза настолько срастутся, что их древесины сольются в одну, отрезают лозу со стороны ее корня так, чтобы она питалась исключительно через корень и ствол подвоя, — тогда виноград созреет вместе с плодами вышеуказанных деревьев. И великое множество подобных изменений могут наблюдать те, кто тщательно испытывает разные прививки».
Замечательным литературным памятником средневековому садоводству является опубликованная на французском языке книга «Сельский дом». В разделе, касающемся яблони, говорится о таких приемах, как удобрение, обрезка, прививка, переработка, рассказывается о селекции, карликовых формах яблони.
Вот несколько строк из этой любопытнейшей книги, составленной III. Эстьеном и Д. Либо: «Имеется бесконечное число сортов и названий яблок как естественного происхождения, которые приобрели собственную гармонию без помощи человека, так и созданные искусством человека, которые относятся к другой расе, чем первые: каждое из них имеет какое-либо качество, которого нет у других…»
В 1762 году в селе Дворяниново Тульской губернии начал практическую работу по плодоводству Андрей Тимофеевич Болотов. А через восемнадцать лет в работе «О яблоках» он изложил свои принципы помологической системы.
«Сей плод (имеется в виду яблоня. — Авторы), — писал Болотов, — должен рассматривай быть с четырех сторон, и описывающий должен примечать и рассматривать, во-первых, его наружность, во-вторых, внутренность, в-третьих, совершенства и несовершенства, в-четвертых, прочие побочности».
Есть у Болотова еще один труд, озаглавленный «Изображение и описание разных пород яблок и груш, родящихся в дворяниновских, а отчасти в других садах». Рукопись этой работы в семи томах, написанная рукой Болотова, и три тома рисунков плодов были переданы в 1837 году его сыном Павлом Андреевичем Российскому обществу любителей садоводства. Но лишь в 1861 году редактор «Журнала садоводства» А. К. Грелль начал публиковать ее в сокращенном и переработанном виде.
Позднее, в 1900 году значительно более полное извлечение из работы Болотова сделал уже знакомый читателям А. С. Гребницкий в книге «Плодоводство в России».
Вот некоторые положения классификации, предложенной Болотовым. Он разделял признаки, по которым можно различать сорта яблони, на существенные и случайные. К существенным, по его мнению, относились: строение верхнего углубления, или темени; строение нижнего углубления, или так называемой воронки; толщина и гладкость кожицы; твердость, вкус и прочность мякоти (тела); строение камер (гнезд), находящихся внутри яблока; величина и форма семян яблок; способ гниения их. Болотов подчеркивал, что существенные («характеристические») признаки, чрезвычайно немногочисленны.
Говоря о величине яблок, Андрей Тимофеевич справедливо подмечал: «Даже на одном дереве в разные годы бывают яблоки разных размеров. Это зависит от добротности почвы, количества соков в дереве и от многих других случайных условий». Для себя Болотов делил яблоки на пять классов. «К первому из них я отнес самые мелкие, не превышающие по величине никогда куриного яйца; ко второму классу — те, которые бывают с куриное яйцо или немного более; к третьему — имеющие величину посредственную, с яйцо индейки или несколько большую; к четвертому — имеющие величину с гусиное яйцо и более, и наконец, к пятому — самые крупные сорта 6–8 вершков в окружности».
В своих описаниях сортов яблони Болотов пользовался терминами: мелкие, малые, посредственные, крупные, большие.
В результате межсортовых скрещиваний с последующим отбором А. Т. Болотов создал сорта яблони Андреевка, Дворяниновка, Ромадановка и некоторые другие. в.
Первые читатели высоко оценили труды А. Т. Болотова по помологии. Уже упомянутый нами Грелль подчеркивал: «В глухом уголке России, в деревне одного из малоизвестных уездов Тульской губернии жил в конце прошедшего столетия человек, который мог бы назваться отцом научной помологии и который начертал свою собственную систему сортов яблоков и груш в то время, когда в остальной Европе систем не существовало».
Заметным событием был выход в свет в 1868 году «Русской помологии» доктора Э. Регеля, содержащей описание 225 сортов. Огромную роль в дальнейшем развитии этой науки в нашей стране сыграли И. В. Мичурин, М. В. Рытов, А. С. Гребницкий, Р. И. Шредер, В. В. Пашкевич и другие.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.