Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44291
Книг: 110160
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Кион-Тократ»

    
размер шрифта:AAA

Кион-Тократ
Александр Воронич

Часть первая: Испытание духа.
Глава 1. Бои на арене

Кион-Тократ
«Сказание о Губителе: книга вторая»
В год Красного Дива[1],

Когда небеса зальются жестоким огнём,

И хляби небесные, страхом томимы,

Извергнутся чёрным дождём,

Родится Сын Хаоса – Тьмы Порожденье,

Древний Хранитель Теней,

Несущий со смертью Миру спасенье,

Презрев боль и страхи людей.

Из логова Тьмы он воспрянет душою,

В которой одна Пустота,

И пеплом покроется мир под луною,

И смерти не будет конца…

Пророчество Тёмного Менестреля
Часть первая: Испытание духа
Как долго ждал я момента, когда смогу получить зелёный пояс Шандикора[2]! Какими сладостными мыслями тешил я разум, представляя себя в облачении взрослого воина Токра, гордо смотрящего в лицо смерти. И вот этот миг наступил. Я сдал экзамены, получил статус студента, и, казалось бы, что жизнь улыбается мне. Тем более, что все учителя Дома единогласно поставили мне наивысшие оценки. Однако странная стычка с наставником, а затем его непонятное исчезновение, не давали мне покоя. Мой мозг трещал от обилия гнетущих мыслей. Неизвестность заставляла метаться по комнате, словно во мне засел дикий зверь. Мог ли я догадываться, что самые сложные испытания ещё впереди. Испытания не для тела, но для духа.
Потом, спустя несколько лет, я понял значение слов наставника Агно. Остаться невинным в той среде, где прошло моё детство, было невозможно. По крайней мере, для человека, не знающего другой жизни. Но я её знал! Ни кто иной, как Агно Свирепый показал мне эту жизнь, когда увидел во мне не тёмного убийцу, а маленького мальчика, жаждущего любви…
Но вот наставник покинул Орден, оставив меня один на один с жестокими нравами Покинутых. Мне пришлось самостоятельно узнавать ответ на вопрос, который я задал ему много лет назад: «что означает быть Токра». Лучше бы мне этого не знать. Полученный ответ потряс меня до глубины души, отбросив сознание в озлобленную пустоту. Я стал ненавидеть всех и вся. Но больше, чем кого-либо, наставника Агно, того, кто стал для меня много большим, нежели просто учитель.
Какая ирония судьбы! Мои гнев, злоба и ненависть — именно эти чувства дали мне силы противостоять жестокой морали Ордена. Я не смог полностью очиститься от тех пороков, что присущи каждому Покинутому, но, по крайней мере, я боролся с ними до конца. Моему «альтер эго» никогда не удавалось завладеть телом без долгого сопротивления с моей стороны. Честно говоря, слабое утешение для всех тех, кто познал поцелуй Охотника.
Артур Смилодон
Глава 1
Бои на арене
«Ученик, получивший пояс студента, обязан осознать истинную ценность Крови, и место, которое он занимает под солнцем, как воин Кион-Тократ. Во имя этой цели он должен научиться убивать быстро, хладнокровно и неотвратимо. Сие финальная стадия обучения Покинутого, которая призвана укрепить волю нерешительного и дух сомневающегося»
Устав Токра, 81-ое положение
— Смилодон, поторапливайся, — грубый окрик настиг Артура в тот момент, когда он выходил из спальни, на ходу поправляя Шершень и тяжёлый паладор, полученный им после экзаменов.
— Уже иду, учитель Тарчет, — вяло отмахнулся Смилодон, озабоченный другими мыслями. С тех пор, как наставник Агно внезапно исчез из его жизни, он не находил себе места. Юноша мучительно пытался понять, есть ли в том его вина, но не мог найти объяснений. Проклятый Тарчет, как и остальные учителя, не спешили просвещать его, будто сговорились все.
— Главный учитель Малициус! — внезапно рявкнул Тарчет, — обращайся ко мне, как положено, наглый мальчишка.
Артур промолчал. Лишь в пронзительно синих глазах отразилась насмешка.
Тарчет раздраженно прикусил губу. Что о себе возомнил этот чертёнок? Небось, с мастером Осирисом разговаривал бы по-другому. Хотя, нет! Тарчет припомнил недавний случай, которому он стал свидетелем. Тогда мальчик подстерег Осириса в коридоре с целью выяснить, куда пропал его наставник. Произошел короткий разговор, результатом которого стала вспышка гнева со стороны заместителя главы Шандикора. Он схватил Смилодона за грудки и оторвал от пола. На что юный Токра, словно издеваясь, сказал: «Если вам не сложно, мастер Осирис, трясите меня менее активно. Иначе я не могу гарантировать вам чистоту вашей куртки».
Тарчет мысленно усмехнулся, вспомнив, какое выражение лица стало у мастера, и сразу же повеселел. Да уж, не он один страдает от нахальства парнишки, и то хлеб, не так обидно. Пробубнив под нос пару проклятий, учитель вернул себе душевное равновесие, и продолжил движение.
— Главный учитель? Можно вас кое о чём спросить?
Тарчет обернулся и недовольно скривил губы:
— Хочется поболтать, Смилодон? Ну что же, валяй. Только не начинай одну и ту же песню. Пойми, ты уже не ученик. Студенты не имеют наставников. Считается, что они достаточно взрослые, чтобы их опекать. Вот почему ты уже всех достал своими расспросами.
— Тогда просто ответьте. Если не хотите, чтобы я вас доставал.
Тарчет ядовито осклабился.
— Это похоже на шантаж. Я смотрю ты не гнушаешься самых низких приёмов.
— С волками жить, по волчьи…
— Хватит, — Тарчет вроде разозлился по-настоящему. — Это уже не смешно!
— А вы видите, что здесь кто-то смеётся? — голос Артура был более чем прохладным.
Учитель Малициус остановился и пристально посмотрел на юношу. Увидев, что тот сохраняет ледяное спокойствие, учитель наконец понял, насколько важно для Смилодона знать ответ.
— Хорошо, тогда давай заключим сделку! Точнее пари. Если ты выиграешь, я расскажу всё, что знаю.
Артур не сомневался ни секунду.
— Какие условия?
— Я озвучу их чуть позже, а сейчас постарайся не отставать.
Тарчет продолжил путь, и Артуру ничего не оставалось, кроме как держаться за его спиной. В глубине души парень пообещал себе, что сделает что угодно, чтобы докопаться до сути.
Вскоре главный учитель привёл юношу в ту часть крыла Дома Шандикор, в которой ему ещё не приходилось бывать. Судя по настенным знакам Покинутые находились сейчас в одной из башен замка. Лестница, устланная тяжёлым ковром, привела к железной двери, на которой были дополнительные полосы металла. Это наводило на размышления. Зачем понадобилось усиливать защиту и без того бронированной двери?
— Пришли, — сухо сказал Тарчет. — Теперь поговорим. Как ты думаешь, зачем я привёл тебя в эту часть замка?
Артур пожал плечами. Честно говоря, его мало волновали соображения Тарчета.
— Не знаю, главный учитель.
— А я объясню, — криво улыбнулся Покинутый. — С сегодняшнего дня у тебя и всех твоих сверстников начинается специальный курс, который условно можно назвать так: «практическое применение полученных знаний».
Артур только хмыкнул. Интересно, а чем же он раньше занимался, если не практикой. Тарчет понял по лицу студента, какие мысли посетили его голову.
— Я не оговорился. Раньше ты изучал боевые техники, а также оттачивал свои физические навыки для одной цели — убить врага. С того дня, как ты одолел моего ученика Бергуса, прошло восемь лет. Всё это время ты постоянно доказывал своему окружению, что можешь больше, чем они. И это правда. Прямо сейчас ты сильнее своих сверстников. Но этого мало. С сегодняшнего дня начнётся новый этап твоего обучения. Ты испытаешь себя в настоящих сражениях, где от конечного результата будет зависеть, останешься ли ты в живых. Случай в Дан-Мире не в счёт. Тогда ты действовал неосознанно, без должного понимания своих действий. Но теперь у всех вас, вчерашних учеников, будет возможность в полной мере вкусить и ярость боя, и торжество победителя.
Артур заподозрил недоброе.
— Что вы хотите этим сказать?
— А ты всё ещё не понял? — улыбнулся Тарчет. — Конечно же, реальные поединки с настоящими противниками, которые сделают всё, чтобы убить тебя. Ты станешь первым в своей группе, кто выйдет на арену против врага с одним намерением — убить или быть убитым. За твоим боем будут наблюдать три судьи: я и два учителя из Мазадорга и Вентар. В конце боя мы вынесем экспертную оценку и определим, насколько хорошо ты провёл поединок. Как видишь, я не сомневаюсь в твоей победе, но учти, если ошибёшься, никто не станет тебя спасать. Таковы законы нашего мира. Выживает сильнейший.
Артур с трудом скрыл волнение. Больше всего на свете ему не хотелось обнажать клинок против другого разумного существа, которое к тому же лично ему не сделало ничего плохого. Но высказывать эти мысли вслух было бы крайне глупо, и Смилодон промолчал.
— И кто же будет моим противником? — глухим голосом осведомился он.
Тарчет почувствовал борьбу, происходящую в душе студента, и нахмурился.
— Увидишь. Всему своё время. А теперь о нашем пари. Официально в поединке тебе дозволяется использовать короткое оружие. Я имею в виду твой кинжал. Однако если ты справишься без него, я расскажу тебе, всё, что ты захочешь узнать. В противном случае, ты навсегда отстанешь от меня и других учителей и перестанешь задавать все эти нелепые вопросы.
Лицо Смилодона вспыхнуло. При одной мысли о том, что придётся убить кого-то ради баллов на экзамене или ответов на вопросы, его охватила ярость.
Улыбка исчезла с лица Малициуса. С неожиданной серьёзностью он заявил:
— Ты не можешь отказаться от боя. Пойми уже наконец.
Артур кивнул. Он знал, что у него действительно нет выбора. Или есть?
Студент снял со спины меч и бросил его на стойку. Затем пришел черед Шершня.
— Нет, кинжал оставь. Иначе, какой мне смысл заключать с тобой пари? Ты должен иметь возможность в любой момент принять решение, а потом, в случае необходимости, передумать.
Артур равнодушно пожал плечами. Эти игры его мало заботили.
Учитель достал ключ и после некоторых манипуляций, открыл железную дверь. Жестом он предложил Артуру пройти внутрь. Тот не стал затягивать и перешагнул порог. Дверь тут же с лязгом захлопнулась, не оставляя сомнений: до конца поединка выйти наружу невозможно.
Первым делом Артур огляделся по сторонам. Помещение представляло собой приплюснутый купол, в основании которого лежал круг средних размеров. Стены плавно перетекали в потолок, вызывая чувства замкнутости и дискомфорта. Твёрдое покрытие из белого мрамора искрилось в свете магических ламп в центре купола. Напротив двери, через которую Артур попал внутрь, находились три выхода, огражденные решётками. В темноте за прутьями ничего нельзя было рассмотреть. Но ведь Смилодону не нужны были глаза, чтобы почувствовать противника. Звериное обоняние, дарованное ему сакральным зверем, сразу же распознало среди дикой какофонии запахов, наполняющих арену, два специфических, доминирующих над остальными. Первый принадлежал к животному миру, дух нескольких сильных особей, испуганных и одновременно разъярённых. Прямо сейчас они затаились в своих камерах за решетками, с напряжением ожидая развязки. Артур так и не разобрал, что это за создания. Он впервые встречался с таким запахом.
К слову сказать, второй запах, будучи вполне обыденным для Смилодона, тем ни менее прямо сейчас вызывал у него куда большее удивление. Оно и понятно. Нос студента упрямо обнаруживал в одной из трёх камер кого-то с запахом фераши[1]. Очевидно этот человек периодически злоупотреблял бальзамом Грёз[2]. Артур отчётливо слышал примесь шалфея и дурман-травы, которые использовались как ингредиенты обезболивающего зелья. Судя по всему, сейчас тот находился рядом с опасными существами, и это не могло не обескураживать. А может это не фераши, а те самые судьи? Хотя нет, что-то не сходится.
Внезапно невидимые лебёдки внутри стен заскрипели, и решётка одной из камер начала подниматься. Артур осторожно отступил на шаг, автоматически сжимая рукоять Шершня на бедре. В следующий момент он, будто ошпаренный, убрал руку с кинжала, вспоминая условия пари с Тарчетом.
Артур отвлёкся только на мгновение, но и этого оказалось достаточно. С яростным рыком из камеры вырвалось чудовище, достойное стать страшилкой для малых детей на сон грядущий. Оно двигалось подобно лесному хищнику, целя острыми когтями прямо в шею студента. Подчиняясь скорее не обдуманному решению, а бессознательному порыву, Артур ушёл в сторону, на самую малость избежав травмоопасного исхода. Чудовище же не справилось с инерцией и впечаталось в стену, не сумев сдержать болезненный визг.
За эти секунды Смилодон смог наконец рассмотреть своего противника. Это была взрослая особь мужского пола, причём весьма человекоподобного вида. Сильные конечности были покрыты редкими жёсткими волосами, лоб скошен назад, а челюсть наоборот выпячена вперёд. В пасти желтели острые зубы, которым, очевидно, было не впервой вспарывать шкуру убитых зверей, добираясь до сочного мяса.
Артур растерялся.
«Кто же это?» — удивлённо подумал он.
Монстр развернулся и снова бросился на Покинутого. Артур машинально увернулся, не переставая судорожно размышлять. Наконец он вспомнил. Ну конечно, это же тарлинг или, как иначе называли этих полудиких существ, тарл[3]. Чародей Френэ подробно описывал на своих уроках каждую из рас, так что ошибиться было невозможно. Но тем удивительней была догадка. Дело в том, что тарлы обитали только на одном континенте — в Шакре, которая находилась за тысячи лиг от Варума. Переправка этих злобных существ из Пепельного Континента в долину Солнечного Дня должна была влететь Дому Шандикор в копеечку.
Неожиданно тарл совершил нечто, напоминающее выпад ногой, и угодил прямо в грудь Смилодона. Артур опрокинулся наземь, и в тот же миг чудовище бросилось на него сверху. Два тела сплелись в один яростный клубок и покатились по каменному полу. Артур сжал руки врага подобно клещам, но опасность была не только в руках. Похожий на зверя, тарл лязгал зубами почти у самого лица юноши, стараясь изо всех сил дотянуться до горла.
В такой борьбе прошло несколько бесконечных секунд. Уроки учителя Турчедума не прошли впустую. Заломив руки противника, Артур освободился от захвата. И несмотря на то, что свирепый дикарь был почти в два раза тяжелее студента, Артур рывком отбросил его в сторону. Чудовище злобно уставилось на юношу, но больше не спешило нападать. Теперь в его маленьких глазках помимо ярости затаился лёгкий страх. Монстр явно не понимал, как этому хрупкому человечку удалось почти без труда освободиться из его объятий.
Артур смотрел на тарла, не зная, что предпринять. Оружие по-прежнему находилось в ножнах. Спина юноши слегка саднила. При падении на пол он ободрал её о шершавый камень. Впрочем, Смилодон обращал на боль не больше внимания, чем на досадную мелочь. Токра был максимально собран и готов к любой, самой неожиданной реакции дикаря. И тарлинг не заставил себя ждать. В могучем рывке он взвился над полом, с явным намерением приземлиться на дерзкого человека, чтобы разорвать его в клочья. А затем всё закончилось. Два сильных удара рёбрами ладоней — и тарлинг со сломанной шеей опустился на землю. С его уродливых губ, оттопыренных двумя выпирающими клыками, стекала струйка слюны. Артур с ужасом посмотрел на свои ладони, и понял, что только что лишил дикаря жизни. В голове юноши помутнело. Но расслабляться было рано.
Снова раздался скрип цепей где-то внутри стен и решетка средней камеры исчезла в проёме. С некоторым равнодушием Смилодон наблюдал за тем, как из темноты появляются фигуры тарлов. Один, два, три, четыре. Всё верно, дикари осторожно приближались к парнишке, очевидно наученные опытом своего погибшего товарища.
Что-то не сходится, мелькнула мысль. Почему в первой камере был только один, а здесь сразу четыре?
Но времени на сомнения уже не было. Покинутый понимал, что справиться голыми руками сразу с группой таких опасных противников явно за пределами его возможностей.
Когда двое из тарлов прыгнули ему в ноги, Смилодон не колебался. Молниеносный росчерк кинжалом, и он перерезал сонную артерию сначала одному, затем второму. Следующее действие вытекало из предыдущих, остановить свои рефлексы Покинутый уже не мог. Проход в ноги третьего врага закончился его конвульсиями, и буквально через долю секунды Шершень на взлете выбил глаз последнего тарла.
Всего за пару-тройку секунд дикари были уничтожены. Лишь один из них всё ещё бился в предсмертной агонии, но вот и он успокоился, смирившись с неизбежным.
Юноша, с трудом сдерживая мучительный позыв желудка, прислонился к стене и сполз по ней на пол.
***
Когда Тарчет наконец выпустил его из арены, Артур почти пришёл в себя. Он был зол и не мог контролировать свои мимические мышцы. Увидев лицо студента, Малициус сделал неосознанный шаг назад.
— Теперь мне понятно, почему вы устроили этот цирк с нашим спором, — дрожа от ярости, процедил Смилодон.
— Что же тебе понятно?
— Вы знали, что мне придётся воспользоваться кинжалом. Поэтому и заставили взять его с собой на арену.
— Я понимаю, почему ты так думаешь, — хмуро ответил учитель. — И мог бы не оправдываться. В конце концов, здесь тебе не пансион благородных старух. Однако, я всё-таки хочу объясниться. Дело в том, что произошла непонятная мне накладка. Вероятно, какой-то технический сбой.
— Что вы имеете в виду?
— Ты должен был сразиться только с первым тарлом. Остальные ждали своих поединков с другими студентами. Не думай, что Дом Шандикор готов потратить на одного тебя три сотни дублонов. Другими словами, этот инцидент весьма неприятен не только для тебя. Ведь именно мне придётся отчитываться перед лордом Ахарисом о произошедшем. Ладно, тебя это не касается.
Артур и хотел бы не поверить учителю, но не мог. Он и сам чувствовал некий подвох в случившемся. А ещё этот человеческий запах внутри камеры с тарлами. Кстати, перед тем, как покинуть арену, он заглянул в центральную камеру. Там никого не было. Лишь в соседней, крайней из них, клацали из-за решетки зубами ещё трое приговорённых.
— Хорошо, Смилодон. Будем считать, что ты выиграл в споре, — Малициус был по-настоящему расстроен. — Первого дикаря ты прикончил голыми руками. Вот почему я удовлетворю твою просьбу и расскажу то, что знаю сам. К слову сказать, это совсем немного.
Артур даже теперь, будучи в некотором помрачении сознания, не мог не испытать прилив радости.
— Ты спрашивал, куда пропал Агно Серканис. Что же, вот тебе ответ. Лорд Ахарис отправил твоего наставника в Ариф-Кангуран, назначив его мастером-управителем нашего Дома в Огненном Городе. Это значит, что ты ещё не скоро увидишь его. Такую должность, как правило, быстро не покидают. Так что лет тридцать-сорок, возможно, вы ещё не увидитесь.
Артур ошеломлённо застыл, не веря своим ушам.
— Вы шутите? — растерянно произнёс он, желая чтобы так и было.
— Не говори глупостей, Смилодон. Я никогда не шучу. И не стой с выпученными глазами, словно увидел привидение.
— Но почему лорд Ахарис назначил наставника на эту должность?
— Ты считаешь, что верховный глава нашего Дома станет отчитываться передо мной? — в голосе учителя прозвучала злость. — Не задавай глупых вопросов, и не отвлекай больше меня. Если тебе недостаточно этой информации, спроси у самого Безликого. Ты у нас парень дерзкий, глядишь и прихлопнет тебя лорд Ахарис, как назойливую букашку. Мне же легче будет. А теперь прошу извинить. Мне ещё разгребать это дерьмо с мёртвыми тарлингами. Чтоб им пусто было.
***
Кстати, судьи-наблюдатели не очень высоко оценили поединок Артура с первым тарлингом. — Ты слишком долго возился с ним, — прорычал учитель Дома Вентар, когда объявил юноше судейскую оценку. — Запомни на будущее, мальчик, нельзя играться со своей жизнью, будто ты бессмертен. Ты должен был сразу достать свой кинжал и вырезать из туши этого аборигена кровавые ремни. Если бы на его месте оказался более опытный противник, тебе бы не поздоровилось.
— Учитель Вульф говорит правильные вещи, Смилодон, — не моргнув и глазом, вставил Малициус. — Вспомни, сколько дней ты провалялся в кровати после встречи с драугами. Лучший, не тот, кто сильнее, а тот, кто победил. Так что, мотай на ус, малец.
Артур в ответ только пожал плечами. Его глаза были тусклыми, а мысли в голове вялыми. После убийства группы тарлингов он чувствовал себя совсем расклеенным.
На следующий день, когда сознание прояснилось, студент наконец обдумал ситуацию и решил действовать, как предложил учитель Тарчет. Точнее, Тарчет даже помыслить не мог, что его слова будут восприняты всерьёз. Однако Смилодон далеко выходил за рамки его представлений о молодых Токра, исполненных уважения к мудрости и опыту. Он посчитал, что личный разговор с таинственным владыкой Дома Шандикор не такая уж и плохая идея. Юноша знал, что каждый в Ордене опасается Безликого, и даже магистры Магикора воспринимают его за равного себе. Чем, кстати, не могли похвастаться ни лорд Диртанис — глава Вентар, ни лорд Сальвос — глава Мазадорга. Однако этот опасливый пиетет не мог остановить Артура, когда тот уже принял окончательное решение.
Дождавшись завершения тренировки, поздним вечером, юноша отправился в Чёрный Шпиль.

[1] Фераши — древнетуранское название рабов, имеющее дословный перевод «потерявший жизнь на рудниках».
[2] Бальзам Грёз — наркотическая настойка, применяющаяся для облегчения тяжёлых болевых синдромов.
[3] Тарлы или тарлинги. Обитают на островах близ Шакры, а также на самом Пепельном Континенте. Представляют собой гуманоидных особей с ярко выраженной надбровной дугой, широкой костью и шерстью по всему телу. Могучие мускулы и длинные сильные ноги делают их превосходными бегунами; при желании могут догнать даже лошадь. Тарлы хорошие охотники. Их обоняние не хуже, чем у диких зверей. Прирождённые хищники. Интеллект 47 баллов по Гронволлу Мозгоправу. Средняя продолжительность жизни 50 лет (Записки Садоя Дидро).
Глава 2. Интриги лорда Ахариса
Глава 2
Интриги лорда Ахариса
«О, верные слуги Саранага, отныне ваше имя — Ищущие. Иннас, Тварь Онароя, явил мне видение. Наш Бог предупреждает нас: в Мир спущена бешеная собака, дабы уничтожить мировой порядок, веками хранимый в Саул Тай. Имя этой собаки — Губитель, единоутробный брат Апокалипсиса.
Мы не должны допустить того, чтобы планы Чудовища Хаоса превратились в жизнь. И посему я приказываю: ищите его, ищите там, где только может обитать человек, эльф или дварф. Ищите везде, где может выжить разумное существо. Ибо Губитель должен быть уничтожен! Так угодно Терфиаде, так угодно Великой Пятёрке…»
Речь Мухтара Бенсала Лариони, записанная в анналах Чёрной Церкви
Пока Артур держал путь к лорду Зерату, в помещениях для рабов Шандикора произошёл инцидент. Крупный мужчина в одеждах фераши держал другого раба за горло, стараясь придушить. Это ему почти удалось, когда его маленький противник нащупал в кармане опасную бритву и полоснул здоровяка по руке. Тот не ожидал такого и отпрыгнул назад, отпуская тщедушное тело недруга.
— Я тебя прикончу, Слит, будь ты проклят. Кто ты такой, чтобы отдавать мне приказы, жалкий слабак.
— Успокойся, Гурвал, — попробовал остановить разъярённого раба один из наблюдателей, собравшихся вокруг. — Попроси прощение у Слита, пока ещё не поздно.
— Что? Ты с дуба рухнул, Тумил. С какой стати этот ущербный смеет отправлять меня с поручениями. Я его сейчас придушу.
— Ты недавно здесь и ещё не в курсе всех правил. Пошли, я тебе всё расскажу.
— Стоять! — прошипел тощий раб, наконец отдышавшись. — Куда это вы собрались, детишки? Я не давал такого разрешения.
Гурвал с некоторым испугом наблюдал, как на лице Слита по прозвищу Мерзкий Язык появилась хищная ухмылка. Он явно не хотел, чтобы конфликт был исчерпан так быстро. И Гурвал понял, что попал в передрягу.
Слит медленно подошёл к нему почти вплотную. На фоне Гурвала он казался пигмеем, и тот снова обрёл уверенность. Но не надолго. Фигура Слита внезапно подёрнулась рябью, и как будто поплыла в тумане. Через секунду она исчезла, и по комнате пробежали удивлённые шепотки.
— Куда он пропал? — пробормотал здоровяк, а затем вдруг испытал резкую боль в правом ухе.
Зарычав от гнева и страха, он бросился к стене, зажимая ухо ладонью. Сквозь пальцы сочилась тёплая кровь. Обернувшись, Гурвал увидел улыбающегося Слита, который держал на весу двумя пальцами его отрезанное ухо. Другой рукой Слит мастерски поигрывал опасной бритвой. И широко улыбался, довольный своей проделкой.
— Теперь я считаю, что инцидент исчерпан, — заявил он, глядя на здоровяка и Тумила. — Перевяжи ухо, если не хочешь истечь кровью. И да, лучше сегодня тебе не появляться перед господами Покинутыми. Глядишь, ещё не сдержатся и осушат тебя досуха.
Увидев испуганные глаза недавнего противника, Слит наконец почувствовал себя лучше и направился к себе в комнату. Бросившись на кровать, он глубоко задумался. Недавний план, который казался таким удачным, полетел к Ситасу. Миссия провалилась. Он недооценил мальчишку, считая что пятеро взрослых тарлов, каждый весом сто двадцать — сто тридцать килограмм, не могут проиграть одному подростку, пусть даже тот считается лучшим студентом в Ордене.
А как всё было удачно продумано. Навыки, позволившие когда-то стать в ряды ассасинов Тихой Смерти, не подвели и теперь. Он просочился в камеру тарлов, и те даже не почувствовали его присутствие. Разобрался с простым механизмом лебедки и натравил дикарей на Чудовище Хаоса. Эх, а ведь, если бы получилось, можно было бы рвать когти из Ордена хоть сегодня. Архиепископ Лариони по достоинству оценил бы службу своего верного Ищущего.
Сколько уже лет он здесь, в долине Солнечного Дня? Четырнадцать? Пятнадцать? Слит сбился со счёта. И каждый чёртов день он размышлял над тем, как уничтожить цель, ради которой когда-то проник в Логово Зла.
Вчерашняя неудача бесила его даже сильнее, чем он мог представить. И этот неуклюжий деревенщина, взбрыкнувший против порядков, устоявшихся среди рабов, пришёлся как нельзя кстати. Слит почувствовал, что его отпустило. Кровопускание оказалось весьма действенным. Жалко, что он не мог убить Гурвала, чтобы остальным не повадно было. Всё-таки, аж целый раб — подотчётная единица, которая значится в кастелянской книге Шандикора.
***
Это дело оказалось немного сложнее, чем он предполагал сначала. Найти путь в апартаменты Безликого, располагавшиеся в Чёрном Шпиле, было не самой тривиальной задачей. Надменного лорда Ахариса, прячущего лицо за маской, боялись не только ученики, но и учителя Дома. Вот почему, когда Артур попробовал пару раз поинтересоваться у пробегающих мимо Токра, в каком направлении идти, ответом ему были лишь изумлённые взгляды.
Наконец он нашел правильную дорогу, и спустя пару десятков минут оказался у нужной двери. Здесь Смилодон замер, вспоминая все нелепые слухи, ходившие о Зерате. А вдруг они не такие уж нелепые? Юноша упрямо сжал челюсти и начал подниматься по узкой винтовой лестнице. Сейчас не время отступать.
Путь вёл прямиком в логово Зерата, и с каждой ступенькой юноше казалось, что его ноги наливаются дополнительной тяжестью. Впереди показалась резная дверь, чуть-чуть приоткрытая. Главному мастеру Дома не было нужды беспокоиться о кражах. Кто рискнёт зайти в покои Безликого?
Смилодон рискнул.
Неуверенно потоптавшись, юноша заставил себя перешагнуть порог и оказался в огромном помещении, заставленном винными и книжными шкафами, стойками с оружием, пустыми бочками. Первый ярус Шпиля не сильно впечатлял. Однако лестница уже вела студента дальше.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.