Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42552
Книг: 106930
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «На пороге иных миров»

    
размер шрифта:AAA

Аксюта
На пороге иных миров

1

Хейран-Ши мерил шагами внутреннее пространство своего рабочего кабинета. В драконьем исполнении это, простое в общем-то действие, выглядело весьма впечатляюще. Он неровно, неритмично то ускорял, то замедлял движения, время от времени переходил с двух лап на четыре, а то и вовсе останавливался. В абсолютно белом помещении, где в единое целое сливаются пол, стены и потолок это выглядело… Выглядело. Я сидела на полу в позе лотоса, уложив на колени хвост, и слушала рассуждения Старейшего.
— Нет-нет, это не особенность вашей расы, это просто ты ещё слишком молодая и неопытная.
Мы обсуждали мои попытки открывать подпространственные двери, пользуясь природными водоёмами. Открывались они отлично, причём для меня не имела подавляющего значения природность водоёма, лишь бы он был достаточно объёмным, чтобы погрузиться туда с головой и иметь возможность двигать руками, не высовывая при этом из воды разные части своего тела. Однажды у меня даже получилось открыть проход из ванной, где работники зоопарка отмокали после встреч с особо «душистой» инопланетной фауной. Вот только приводили все эти двери меня строго в одно место — в спальный бассейн Отшельника.
— Это не дефект, это особенность восприятия на данном этапе жизненного цикла. Ты подсознательно ищешь самое безопасное место и, соответственно находишь его у меня «под крылышком». С возрастом, когда твоя душа начнёт искать не только защиты и покровительства, а будет стремиться принять на себя ответственность за других, сможешь путешествовать, куда сочтёшь нужным.
— Куда захочу?
— Нет, именно куда НАДО будет. Когда твои желания будут отодвинуты на второстепенные позиции.
А что, логично. И тот единственный раз, когда мы попробовали перемещаться в изменённом состоянии сознания (два бокала вина на голодный желудок), и вынырнули где-то посреди безымянной речки-вонючки, похоже, ещё больше утвердил меня в осознании того, что тёмные своды драконьей пещеры, где в любое время суток маленькими звёздочками поблескивают кристаллики кварца — самое лучшее место на свете. А уходить оттуда самостоятельно не получалось, если только кто-нибудь из драконов не контролировал мои действия. Вот не получалось и всё тут, я всё равно оказывалась в том же водоёме, максимум в противоположной его части.
Отшельник сделал ещё один круг по своему рабочему пространству и завис прямо напротив меня:
— Я ожидал, что эта новость хоть немного тебя расстроит.
В ответ я замотала головой:
— Врать не буду, мне бы хотелось освоить такой способ путешествия. Это интересно. Но ты бы знал, как на меня наседали наши спецслужбы, пока не поняли, что бесполезно всё это! А возможность в случае чего унести ноги в самое безопасное место в мире всё равно остаётся при мне.
— Искать безопасность — это удел слабого, он не для тебя.
Я подобралась. Если я поняла это иносказание правильно, в нём содержится совет на тот вопрос, с которым я на самом деле пришла. Ничуть не сомневаюсь, что он уже в курсе последних станционных новостей и почти уверена, что знает и о той их части, что касается лично меня. А обсуждение результатов тренировок — это уже за одно.
— Значит, ты считаешь, что мне стоит согласиться?
— Мне казалось, ты уже приняла решение. Стоять на месте невозможно, и тот, кто не карабкается вверх, постепенно начинает скатываться вниз.
— Да. Но очень уж крутая горка меня ждёт.
— Но ты же будешь не одна. И рядом не соперники, а члены одной команды.
Да? А мне всё это видится как-то иначе. Но спорить не буду, Старейшему виднее. Хотя уже то, что он не просто советует, а практически подталкивает меня к определённому решению, может говорить о многом. И ведь попробуй так себя вести кто-нибудь из людей, да хотя бы даже мои родители, к мнению которых я всё-таки иногда прислушиваюсь, нарвался бы на отпор и неприятие, а этого, ничего, слушаю, скрытые смыслы разбираю. Чудеса. На запястье дёрнулся и коротко просвистел напульсник — сообщение пришло.
— Окружающий мир не хочет оставить тебя в покое.
Это прозвучало как вступление к прощанию, да фактически оно и было им. Я поднялась на ноги, церемонно поклонилась (неправда, что условности усложняют жизнь, иногда очень даже облегчают) и принялась вертеть головой в поисках выхода. Что было не так уж просто, если учесть, что в рабочем кабинете Хейран-Ши даже с направлением верх-низ помогал определиться только вестибулярный аппарат. Ага, вот оно, место, где лёгкой рябью бежит пространство, ступив в которое можно оказаться в любой из комнат драконьего жилища.

В полумраке гостевой плотным клубами стелился сизый дым, исходящий от двух кипящих и булькающих кальянов. Рефлекторно дёрнув хвостом, я нечаянно взбила его вверх, вдохнула и неожиданно сильно расчихалась. На произведённый мной шум с низких лежанок приподнялись двое. От неожиданности я даже перестала чихать и остановилась на полушаге. Ну, предположим, присутствие Ненни-Ро, любимой ученицы Отшельника, вполне объяснимо, она здесь в последнее время живёт. А вот что в её компании забыл мой Мика? И я бы не удивилась, если бы они собачились, как это часто бывало с Сааша-Ши, ещё одним нашим знакомым молодым драконом, но нет, с этой чешуйчатой дамой мой доктор общался вполне мирно. Сидят, курят каждый свой кальян, по Микиному лицу блуждает слабая, отрешённая улыбка.
— Что вы здесь делаете? — от растерянности я не нашла чего спросить поумнее.
— Экспериментируем, — отозвался Мика, сопроводив свой ответ расхлябанным жестом, обычно для него не характерным. Понятно. Укурки.
— Мика, ты здесь надолго?
— Да нет. Я, собственно, за тобой зашёл.
Он поднялся с лежбища, неловко покачнулся и, ухватившись за моё плечо, затряс головой, пытаясь разогнать туман заполнивший её. Я пока ещё не решила, как относиться к происходящему, но хвост уже начинал нервно и раздражённо подёргиваться.
— Ты пока не спеши с выводами, результаты появятся не сразу, — донёсся с соседней лежанки голос Ненни-Ро. — Дождись завтрашнего дня.
— Ладно.
И мы вышли из сумрака пещеры под купол станции. Мика приостановился и глубоко втянул в себя чистый свежий воздух, насквозь пропахший вереском. Освещённость купола снизилась до тридцати процентов от нормальной, в людных местах — у дорожек и рядом со зданиями загорелись уличные фонари, а здесь царили темнота и тишина. Чтобы прочитать сообщение, прервавшее нашу с Отшельником беседу, пришлось включить подсветку на напульснике. Ничего нового, очередное напоминание из отдела кадров, чтобы не тянула с принятием решения. Нельзя сказать, чтобы предложение перейти работать на новую станцию, стало для меня такой уж неожиданностью. Как и для многих моих коллег. Со стороны руководства это был весьма логичный шаг: начать комплектацию новой станции сотрудниками с тех, кто уже имеет опыт работы. А вот к тому, что структура сопутствующих служб и должностные обязанности работников будут отличаться настолько значительно, мы готовы не были. Я так точно.
— Тебе тоже пришло такое предложение? — Мика приобнял меня за талию, мельком глянул на текст сообщения и осторожно добавил: — По-моему, это интересно.
Вот и ещё один немаловажный момент: это раньше я принимала все решения сама за себя, а теперь вот приходится учитывать мнение появившегося в моей жизни мужчины. Неудобно. Не настолько неудобно, чтобы с ним расстаться. И, в общем-то, хорошо, что ему такое же предложение пришло: не придётся выбирать между работой и любимым мужчиной. Вот сейчас посовещаемся и вместе выберем.
— По-моему — тоже. И, по-моему, очень удачно, что и тебя туда приглашают.
— Это не удача, — Мика снисходительно улыбнулся и потрепал меня по ушам — я рефлекторно отдёрнулась. — Составляя списки, психологи в отделе кадров учитывают, кто с кем, чтобы из-за личных симпатий и антипатий ценный сотрудник не отказался от места. Посмотришь потом, сколько ещё «парочек» заманчивое предложение получили.
— Так меня туда пригласили в нагрузку к тебе, — мгновенно взбеленилась я, позабыв, что минутой раньше вообще сомневалась, а так ли оно мне надо.
— Есть у меня подозрение, что скорее наоборот, — он иронично хмыкнул, но развивать тему не стал. — Так ты уже решилась?
— Почти, — меня с новой силой охватила неуверенность. — Только как-то страшно срываться с насиженного места.
— Ой, — он приподнял брови и заломил их «домиком». — И это говорит девушка, отправившаяся работать на комическую станцию, предварительно не побывав там даже на экскурсии?! Откуда бы вдруг появиться страху перемены мест?
— Ты прав, дело не совсем в этом. Сюда я приехала и просто включилась в уже налаженною работу. А там всё придётся организовывать с самого начала, причём именно мне. С какого-то перепуга там, — я дёрнула подбородком, указывая вверх, — решили, что на новой станции одного-единственного ксенолога будет достаточно.
— Да не с перепуга, не беспокойся. Там обычно всё очень неплохо просчитывают.
Взявшись за руки, мы медленно брели сначала по жёсткому, несминаемому мху, на котором, сколько бы посетителей не забредало к Отшельнику, тропинка не протаптывалась, потом вышли на одну из закатанных в прозрачный пластик окраинных пешеходных дорожек. Несмотря на поздний час, спать ничуть не хотелось, зато для начавшегося важного разговора медленное передвижение по парковой зоне рекреации подходило как нельзя лучше.
— Новое ответвление от галактических трасс, сектор, где основная часть поселений — человеческие колонии. Сомнительно, что там будет много инопланетнков, это пока ещё новые дорожки протопчутся! Зато наплыв людей ожидается приличный. Потому и строят там сейчас большой медцентр, для оказания услуг переселенцам, склады и гостиницы, а не такой развлекательный центр как у нас.
— И ты согласен работать одним из многих, а не «сам себе начальник», как это было здесь? — заинтересовалась я и вопросительно заглянула ему в глаза. — Мне не кажется эта перспектива такой уж заманчивой.
— Это, смотря с какой стороны посмотреть. Знаешь, все эти наши приключения ещё больше убедили меня в том, что правильно я выбрал себе профессию. Я врач и врачом быть собираюсь. А там у меня появятся компетентные коллеги, к которым в случае надобности можно будет обратиться за советом, да и просто подсмотреть, кто как что делает. Чужой опыт перенять.
Стремление к профессиональному росту — это мне понятно. Сама, как только заполучила новенький имплант, принялась пересматривать и перечитывать кучу литературы до тех пор откладываемой «на потом». И записывать, копировать, вставлять, систематизировать. В общем, в работу погрузилась с головой.
— Но я-то как буду работать? — вернулась к животрепещущей теме, уже почти согласившись с новым поворотом судьбы.
— Как я здесь работал. Самостоятельно определяя круг своих ежедневных обязанностей и постоянно на связи с диспетчерской. Только тебе ещё и немного проще будет: не обязательно на каждый вызов мчаться лично, консультации можно и по коммуникатору давать.
Угу, много ты понимаешь в моей работе, будь оно так можно было бы на месте ксенологической службы поставить автомат-автоответчик, предварительно закачав в него базу данных побольше. И особенно на первых порах, когда пока не поговоришь с человеком, не посмотришь своими глазами на результаты деятельности службы сопровождения, не поймёшь, в чём была проблема. А то, что я там буду практически единственным компетентным специалистом, означает круглосуточный режим работы и это за те же деньги, заметьте. Разве что на перемещения со станции на станцию и на Землю льготы имеются, но на иных условиях, полагаю, никто бы туда и не завербовался.
— Зато там рядышком, на Лидре Дэн, Йорик, Норд, Юкои и, конечно же, Сааша-Ши. Неужели тебе не хочется посмотреть, как они устроились? — продолжал соблазнять перспективами Мика.
— Да хочу, конечно, — отмахнулась я от него, вспомнив кое-что интересное. — Кстати, о друзьях и прочих знакомых. Чем вы там обкурились с Ненни-Ро? Да ещё таким, что должно подействовать не раньше, чем завтра?
— Ну и выраженьица у тебя! Обкурились. Как будто мы там чем-то предосудительным занимались! — наигранно возмутился он.
— Не знаю, не знаю, — я добавила в голос недоверия и решила немного его поддразнить. — Выглядело оно именно так. И вообще это какая-то нехорошая тенденция: с драконами ты пьёшь, с драконихами куришь…
— Нашла что вспомнить! Это же Сааша-Ши был, он кого хочешь, на любую авантюру подобьёт. А в последний раз это вообще был творческий процесс передачи фамильных рецептов особо крепких алкогольных напитков. Я ему когда-то обещал показать, чем угощал в первый день нашего знакомства.
— И этот коктейль ему так понравился, — подхватила я, — что он даже на Землю за тобой отправился, чтобы выведать его рецепт.
— Зато Ненни-Ро сама предложила мне состав для улучшения памяти и восприятия, — вернулся Мика к изначальной теме. — Я не оставляю надежды договориться с собственными имплантами. В конце концов, я почти ни чем не рисковал — у солеран накоплена большой массив знаний по нормальной и патологической физиологии людей. Совсем уж ядовитую смесь она бы мне не подсунула.
— И с чего это тебя потянуло на эксперименты?
— А ни с чего. Сидели вдвоём, скучали, потом разговорились на разные темы. Потом она предложила попробовать, а я согласился на эксперимент.
— И ка-ак? — протянула я. Нет, правда, интересно же.
— Занятные ощущения. Словно цвета, запахи и звуки собираются передраться в борьбе за моё внимание к ним, — он вновь помотал головой, словно надеялся с помощью этого нехитрого жеста вытрясти слишком острые ощущения. — И если я хотя бы теоретически могу реже вдыхать, прикрыть глаза и заткнуть уши, то в тепловом зрении никаких вариантов его отключения не предусмотрено, а обострилось оно до того, что я даже теплоту растений начал чувствовать, чего в норме со мной не происходит. О том, чтобы сосредоточиться на загруженной в импланты базе данных, речь не идёт.
— А это не слишком? — забеспокоилась я и, забежав на пару шагов вперёд, испытывающее заглянула в его лицо. Что я там пыталась рассмотреть? Тёмно-карие глаза широко распахнуты и вглядываются в надвигающуюся ночь, тонкие губы расслаблены и чуть приоткрыты, вид имеет в целом… одухотворённый. Как бы он там не описывал своё состояние, похоже, особо неприятных ощущений оно ему не доставляет.
— Нормально. Ненни-Ро предупреждала, что такие побочные эффекты вполне возможны.
— Слушай, а зачем они тебе нужны, такие эксперименты? Неужели нельзя было договориться с родителями, и кто там ещё занимается воспитанием будущих бойцов спецподразделений? и как-нибудь по-быстрому пройти все этапы нормальной активизации имплантов?
— Теоретически можно. Но, во-первых, это процесс длительный, может растянуться на год-полтора, в течение которого мне пришлось бы безвылазно сидеть в Тергойском центре. Во-вторых, делать это подпольно, договариваться и напрягать множество разных людей. Ну и потом, всё это время мне будут потихоньку капать на мозг о том, какую большую пользу я могу принести людям, если мои способности использовать правильно. Не хочу.
— А как-нибудь дистанционно?
Мы сошли с парковой дорожки, которая свернула влево, в сторону одной из гостиниц, предназначенных для инопланетников, и пошли напрямик, прямо по тщательно подобранному цветущему луговому разнотравью в сторону ближайшей стенки гигантского тора, в котором сосредоточены все основные службы пересадочной станции и жилые модули её сотрудников. Здесь было уже довольно людно — в любое время суток общественная жизнь на станции не затихает и пусть на рабочих местах остались только те бедолаги, кому выпало ночное дежурство, зато все возможные увеселительные заведения чаши широко распахнули свои двери. Как никогда начинаю понимать Отшельника, предпочитающего тишину и одиночество.
— Никак не получится, — Мика приостановился, чтобы снять обувь. Я подбила хвостом лютики-колокольчики и не решилась последовать его примеру. Нет, я тоже люблю пройтись босиком по сухим тёплым сосновым иголочкам или песчаному пляжу, но продираться сквозь траву, местами дорастающую до моего колена, рискуя нарваться на усыпанный колючками стебель ползучего малинника или острую, режущую кромку тонкого листа осоки? Нет, такие удовольствия не для меня. — Весь процесс проходит под плотным контролем специалиста. Не говоря уж о том, что на некоторых этапах требуется применять гипноизлучатели — самостоятельно баловаться такими вещами небезопасно. А потому, что само собой всплыло в памяти — то твоё, радуйся и жди, пока ещё чем-нибудь осенит. Слушай, давай о чём-нибудь другом. Ну их, эти мои проблемы. Надоели.
Действительно. Не хочет — и не надо, что нам, в самом деле, поговорить больше не о чем? Вот хотя бы решить, у кого мы сегодня ночуем, у него или у меня? Кстати, ещё один «плюс» в пользу перехода на новое место работы — там можно будет сразу занять два соседних модуля и не бегать из одного в другой, через треть станции. Можно было бы и здесь подать заявку на совмещение жилого пространства, но к ней нужно приложить нечто весомое. Например, свидетельство о регистрации брака. По менее значимому поводу, из пустого баловства, никто не станет беспокоить кучу народа, сдвигая пару отдалённых друг от друга жилых модулей.

Утро получилось поздним. Вчера, заболтавшись, мы дотопали до самой стенки тора и ближайшего вертикального лифта в ней (очень приличное расстояние), а потому домой доползли хорошо за полночь. Да и потом спать легли далеко не сразу. Зато проснулась я бодрой и готовой излучать оптимизм. Почему это вчера мне казалось, что я могу с чем-то там не справиться? Очень даже справлюсь. В конце концов, такой шанс выпадает раз в жизни. Ну да, ответственность и нагрузка приличная, особенно первое время, пока жизнь не войдёт в рабочую колею, но когда я смогу ещё получить такое повышение по службе, не прикладывая к этому никаких усилий?
Я подскочила с постели, готовая немедленно включиться в суматоху дня грядущего, но наткнулась взглядом на своего ненаглядного, и остановилась. Мика сидел на постели, покачиваясь и обхватив голову руками. Кажется, с момента пробуждения он так и не сменил позы.
— Похмелье? — я осторожно потрогала горячий лоб и потянулась за аптечкой, судорожно вспоминая, что из того, что там содержится, может помочь при отравлении куревом неизвестного состава. На то, что это может сделать сам Мика, надежды было мало. Много ли насоображаешь на больную голову?
— Если бы! Это ещё можно было бы пережить, — он помолчал секунду. — Драконье зелье начало действовать.
— Это как? — не поняла я.
— Как и было запланировано. Разблокирован доступ к информации на имплантах. Теперь всё, что там записано, пытается пролезть в активную память, — он с силой провёл ладонями по лицу, растёр виски, прошёлся по ушам, особо остановившись на их кончиках. — Уф. Надеюсь, сегодня никому врачебная помощь не понадобится, а то у меня такой винегрет в голове!
— Говоришь, так и было запланировано? — засомневалась я. Чего-чего, а разгильдяйства и безответственности за моим Миком не числилось. В самом деле, случись сейчас что, помощи от него никакой, а медик на станции он по-прежнему единственный.
— Примерно. Правда я не ожидал, что успех будет настолько… сокрушительным.
— Я могу чем-нибудь тебе помочь?
— А что тут можно сделать? Буду ждать, пока само всё в голове не уляжется, — он выглянул из-за прикрывающих глаза ладоней и азартно ухмыльнулся. — А потом можно будет эксперимент и повторить. Я сейчас столько всего интересного «вспомнил»!

Быстрым шагом я приближалась к своему рабочему кабинету. Вообще-то он не мой личный, а один на всех ксенологов, но поскольку работаем мы посменно и в служебное время почти не пересекаемся, я привыкла считать его своим. Правда, как раз сейчас там должен находиться старейший из нас — коллега Мийрон, с которым у меня не самые благожелательные отношения, но раз уж я собралась отсюда уходить, все текущие дела нужно оставить в идеальном порядке. И лучше всего этим заниматься на предназначенном для работы месте.
— Стой, — на плечо опустилась тяжёлая рука. Ещё один мой коллега — Ксан (как это я его не заметила, орясину под два метра ростом?!), молодой оболтус, старающийся не слишком напрягаться на работе. Фатальной ошибки до сих пор не совершил то ли благодаря счастливому стечению обстоятельств, то ли из-за вбитого в легкомысленную голову превосходного образования. Всё-таки Институт Прикладной Ксенологии и Межрасовой Дипломатии (ИПКиМД), заведение хоть и платное, но за просто так там дипломы не раздаёт.
— Что случилось? — вот-вот, очень интересно, чего это он забыл здесь не в свою смену.
— Посмотри, а лучше послушай. Там сейчас интереснейший разговор идёт.
В его громадной лапище появился крошечный пульт управления минироботом (считается детской игрушкой, можно приобрести здесь же, на станции, в сувенирном ларьке). Небольшое, похожее на многосуставчатого краба создание шустро подбежало к двери и приоткрыло её ровно настолько, чтобы можно было в щёлку увидеть двух собеседников, а с тем, чтобы их услышать проблем не было вообще никаких. Разговаривали коллега Мийрон и начальник станции Кей Гордон присутствующий здесь лично, воплоти. Когда две недели назад закончились все регенерационные процедуры, и он смог встать и на своих двоих оббежать все подведомственные территории (ух как ругался мой Мика, на этого трудоголика, переборщившего с нагрузками!) большая часть сотрудников, до сих пор видевшая его только через внутристанционную систему связи, испытала шок. Не знаю, чего такого любопытного услышал во всём этом Ксан, а я и раньше знала, что коллега Мийрон не слишком высокого мнения о молодёжи, доставшейся ему в сотрудники вообще и обо мне лично. Не стало неожиданностью и то, что он, не стесняясь в выражениях, выкладывает всё это нашему общему начальству. Зацепила меня только одна фраза, не слишком относящаяся к делу, но видно у коллеги другие аргументы уже закончились:
— …а чего мне стоило добиться, чтобы она перестала раскрашивать рабочее помещение всякими анимированными картинками!..
Занятно, он что, за всё то время, что на потолке висят обои изображающие океанское дно, с гонимыми неумолимым течением струйками песка и тенями проплывающих глубоководных рыб, ни разу не посмотрел вверх? Я подалась назад. Вот ещё, не хватало, как маленькой под дверями подслушивать! Да чтобы меня ещё кто-нибудь за этим делом застукал!
— Чего это он так разошёлся? — как не неприятно всё это было слушать, а причину сегодняшнего скандала узнать хотелось.
— Расстроился, что ксенологом на новую станцию назначили тебя. Он сам очень на это место рассчитывал, — недобро ухмыльнулся Ксан.
— А оно того стоит? Работать придётся много, а деньги почти те же, — я недоумённо пожала плечами.
— Ну, ты даёшь, подруга! А перспективы? Это на первых порах ксенолог там нужен только один, а когда направление достаточно «раскрутится» ты рискуешь перерасти в начальника станционной ксенологической службы.

2

А новая станция на первый взгляд показалась такой же, как старая. Разве что по коридорам бегает меньшее количество народа. На протяжении всего пути от «гриба» приёмной кабины до складов, где нас с Миком поджидали наши вещи, отправленные немного раньше и грузовым порталом, нам встретилось от силы человек десять таких же торопыг, спешащих по своим делам. Воровато оглянувшись по сторонам, я подключила с напульсника программу навигатор-экскурсовод, которая не только рисовала на полу большую и яркую стрелку — направление на склады, и дополнительную поменьше и побледнее с подписями, куда ведёт какое ответвление. На земной пересадочной станции так никогда не делала — всё равно из-за запруженности коридоров народом почти невозможно пользоваться этой функцией, да и вроде как для работников и старожилов станции такие подсказки считались чем-то неприличным.
— Боишься заблудиться? — прокомментировал мои действия Мика. — Брось, последние лет двести солеране копируют свои станции без изменений. Во всяком случае, то, что касается схемы расположения помещений.
— Всё равно, здесь всё выглядит как-то не так. Непривычно. И уж лучше я адаптируюсь к ней сейчас и поскорее, чем потом буду иметь с этого проблемы, — я содрогнулась, вспомнив первые месяцы работы, когда найти конкретное помещение было трудно, а выставлять себя салагой страх как не хотелось. Мика только пожал плечами — у него таких проблем не имелось.
— И вообще, до меня доходили слухи, что главные отличия будут не внешними, а внутренними.
— Это как?
— Какие-то изменения в структуре соподчинения. Уточнять не буду, вдруг оно на стадии разговоров так и осталось.
Не осталось. Это стало очевидным, стоило нам только ступить на территорию склада — выдачей багажа и материалов занимался человек. Да-да, обычный живой человек, не андроид, не киборг какой-нибудь. Он со скучающим видом выслушивал очередного клиента, что-то отмечал в своём планшете, удалялся в ряды полок и развалы контейнеров и возвращался оттуда, толкая гружённую тележку. И так раз за разом.
— Это что такое? — горячо зашептала я на ухо своему кавалеру, голос по помещению разнёсся гулко и неразборчиво. — У нас что, не хватило денег, чтобы поставить нормальную автоматику?! Зачем же человека на такой тупой работе использовать?
Я перебрала в памяти всех своих знакомых и их профессии. Ну не занимается сейчас никто настолько неинтеллектуальным и нетворческим трудом. Ведь даже официантки в баре у Лиарлин Мэнсон, имеющие дипломы психолога, не столько напитки разносили, сколько создавали атмосферу комфорта для клиентов заведения. А вот это: сверил, отметил, притащил — это работа для автомата, не для человека. Крайне нерациональное использование ресурса. Как там в той древней поговорке говорится, про гвозди и микроскопы?
— Это программа реадаптации жителей окраинных миров и привлечения их к работе на станции. Политика. Раз мы висим в их области космоса, значит, они должны иметь свою долю в этом бизнесе.
— Этот циркуляр я тоже читала, — перебила я, его недослушав. — Его всем рассылали. Но я не думала, что их распределят на ТАКИЕ должности! Неужели не нашлось чего поприличней?
— Значит, не нашлось. Возможно, среди соискателей не оказалось людей с мало-мальски подходящим образованием, вот для них и создали должности, на которых нужен низко квалифицированный труд. По крайней мере, других причин для этого безобразия я придумать не могу.
Прекратив шушукаться, мы двинулись в сторону кладовщика, уже начинавшего поглядывать в нашу сторону настороженно и подозрительно. «Джед Карсон» — гласила табличка на его спецовке, обычный такой дядя, белобрысый и светлоглазый, ничуть не производящий впечатления какого-нибудь ущербного. Вот разве что непривычно и даже как-то неловко было принимать подобные услуги от человека. Да и то, что он целенаправленно старался на нас не смотреть… Под конец я не выдержала и задала вертевшийся на языке вопрос в лоб:
— А смотреть прямо на человека вам религия запрещает или как?
Он вскинулся, посмотрел мне прямо в глаза и кривовато улыбнулся:
— Нас заранее предупреждали не пялиться на эти ваши, — он одним взглядом ухитрился обвести Микины и мои уши и мой роскошный, пушистый хвост. Я тут же им дёрнула нервно и пренебрежительно.
— Оно то так, — Мика вернул Джеду усмешку. — Только столь демонстративное игнорирование выглядит ещё более невежливо. А к повышенному вниманию со стороны внеземлян мы уже привыкли.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.