Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48456
Книг: 121000
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Остаться человеком»

    
размер шрифта:AAA

РАБ. КНИГА ТРЕТЬЯ. ОСТАТЬСЯ ЧЕЛОВЕКОМ

Пока человек чувствует боль – он жив. Пока человек чувствует чужую боль – он человек.
(Франсуа Гизо)

Глава тридцатая

Тамалия
Несколько дней пролетает в каком-то законсервированном состоянии. Никуда не хожу, ничего не делаю, ни с кем не общаюсь. Просто не могу. Разве что Келле ответила бы, но она молчит. Господи, какое наслаждение, Антер рядом, и, кажется, действительно начинает мне верить. Не боится, не шарахается, не смотрит таким взглядом, что сама себя ненавидеть начинаю, смеётся…
Между прочим, бассейн очень удобным оказался. Антер, правда, не любит света. Ну а кто любил бы, с этой чёртовой татуировкой? Ничего, родной, вот сведём, я тебе такой праздник на свету устрою – не забудешь!
Только Лайле в номер звоню. Всё-таки мы в ответе за тех, кто от нас зависит. Нужно будет ей отдельный коммуникатор сообразить.
Похоже, неплохо проводит время – смотрит фильм, что-то жуёт. Но моментально плюхается в позу покорности, начинает извиняться.
– Простите, госпожа, что не застали меня, я не знала… я вообще в тот страшный лаз не полезла, подождала немного, вы не возвращались, но разрешили же не дожидаться…
– Гулять поехала? – хмыкаю. Кивает:
– Ну, да, просто покаталась.
Отводит глаза.
– Сама? – уточняю. – Или кто-то из аристократов и их нахальных рабов приставал?
– Сама, госпожа, – уверяет поспешно.
Ладно, Халир с Варном со мной были, наверное с кем-то познакомилась, не сообщая, что рабыня. Я-то не требую ошейник носить. И всё бы ничего, пусть отвлечётся девочка, нормальной себя хоть немного почувствует, но ведь линия может прослушиваться и просматриваться. Поэтому изображаю недовольство.
– О том, почему тебя в номере не было, мы ещё поговорим, – сообщаю. – Полиция допрашивала?
– Конечно, госпожа!
– Что ты им без моего разрешения рассказала? – хмурюсь.
– У них же пульт, госпожа, – начинает плакать.
– Ладно, – говорю. – Я потребую копию записи, и если узнаю, что ты сказала что-нибудь нелицеприятное обо мне…
– Ничего, госпожа! – клянётся.
Надеюсь. А копию запрошу, чего это они с моей рабыней без моего согласия разговаривали? Я, конечно, понимаю, расследование и все дела, но неплохая возможность подтвердить свой образ. Хотя не слишком рассчитываю найти там что-нибудь полезное.
– Собери все вещи, поедешь в моей каюте на корабле. Я господину Климу сказала. Поживёшь немного у него, пока решу, где тебя разместить.
Обещает всё сделать, не рискую спрашивать, нужно ли ей что-нибудь, надеюсь, Клим позаботится. Звоню в участок. Выслушиваю уверения в том, что рады бы помочь, и если бы я была на месте, рабыню, конечно, расспросили бы непременно при мне и с моего дозволения, к сожалению, копию выслать не могут без чьего-то там разрешения, которое обязательно постараются получить.
И хорошо. Не хотелось бы сейчас смотреть, как к Лайле применяют пульт, и осознавать, что будь я там – этого не понадобилось бы. Такое состояние – ничего не в силах делать, даже отчёт почти не готовлю. Так, поскидывала всё на памку в редкие минуты, которые смогла урвать. Не хочу расставаться с Антером ни на миг.
Незапланированную идиллию прерывает звонок Райтера, опуская меня на землю, напоминая, где и для чего нахожусь.
– Ты же не пойдёшь с ним встречаться? – хмурится Антер, все улыбки мигом лицо покинули. Словно тоже очнулся. Вздыхаю. Вспоминаю прошлый раз, понимаю, что обманывать не смогу, да и не поверит. Проницательный и наблюдательный мой.
– Я ненадолго, – обещаю.
Райтер всё звонит и звонит, нужно ответить, никак не решу, то ли выйти из комнаты, то ли Антера это совсем добьёт. Отвечаю всё-таки.
Райтер улыбается, бросает взгляд на Антера, прозорливый такой взгляд, кажется, понял всё, зараза этакий… Впрочем, может, давно уже понял. Так и хочется пеньюар поправить, но удерживаюсь.
– Не отвлекаю? – ухмыляется, пожимаю плечами:
– Да нет, – говорю, – рада видеть! Зачастили вы к нам.
– Ради такой женщины стоит и зачастить, – кокетничает.
– Или ради успешного бизнеса, – хмыкаю.
– Не без этого, – соглашается. – Увидимся? Я буквально на пару дней.
– Увидимся, – улыбаюсь. – Мне тоже развеяться не помешает.
– Помните, где мы познакомились? – интересуется. Не нравится мне это. Киваю. – Подъезжайте, буду ждать.
Наскоро соображаю, если «подъезжайте», видимо, хочет в моей машине поговорить. Наверное, следят за домом. Чёрт. При Антере же не поговорим…
– Приеду, – соглашаюсь. – Часа через два.
Отключаюсь, смотрю на Антера.
– Послушай, – говорю, – я очень надеюсь, что он что-нибудь от Чары передаст. Я очень-очень быстро, туда и назад. Ладно?
– Меня брать не планируешь? – мрачно. – Мы же, вроде, хотели поинтересоваться теми его судами по контрабанде рабов.
Забираюсь на колени, обнимаю за шею, я просто не могу выдержать, когда ты так смотришь… Прижимает к себе, вдыхает запах волос, верь мне, родной. Ещё немного, и ты всё узнаешь, надеюсь, тогда никакие чипы и пульты будут не страшны.
Что там Райтеру понадобилось, не мог дождаться, пока сама позвоню? Хоть бы ничего серьёзного. И отчёт поскорее передать не помешает, да Немеза как раз портрет прислала. Пусть в конторе разбираются с несмешением. И художественной литературой.
– Не иди к нему, – произносит Антер. Прижимаюсь, целую, кажется, настроен решительно, что же мне делать?! Он же только-только забыл о том, что я «госпожа», дня три этого чудесного обращения не слышала!
– Я твоя, – шепчу. – Пожалуйста, верь мне. Я не смогу сидеть безвылазно дома до конца реабилитации.
Антер
Моя… Если моя, просто не отпущу, не ходи туда, я же не прошу безвылазно дома сидеть – просто не ходи к… Ну да, наверное, ревную, потому что именно он… вот такой сильный, свободный, вероятно, для вас красивый. Рядом с ним сразу же становится видно, кто я.
Рассматриваю взволнованное лицо. Разумеется, это не могло длиться долго, просто не хотелось задумываться о том, что потом. Что рано или поздно придётся выйти «в свет», благодарить «как положено» и прочие рабские обязанности исполнять.
– Антер, я так не хочу, чтобы ты… например, дверь держал. Надеялась, что до приезда Чары вообще из дома не выйдешь.
Ну да, убийственный аргумент. Я тоже не хочу при нём дверь держать. А ведь пришлось бы.
Может, он письма от подруги возит?
Провожу руками по гибкой талии, скидываю изводящий воображение пеньюар, сколько раз мечтал его с тебя снять – всё никак не могу поверить, что это уже не мечты. От одной мысли, что кто-то ещё может вот так тебя обнимать, ощущать приятную тяжесть твоего тела, хочется… не знаю что сотворить. Подключиться к розетке, чтобы выжечь к чёрту этот грёбаный чип, хоть бы и с мозгом вместе.
Тали смотрит настороженно, как же она всегда видит, какие мысли меня тревожат?
– Почему ты не хочешь уехать со мной? – спрашиваю.
– Безумно хочу, – шепчет. – Но не могу. При первой же возможности отсюда сбегу. И сразу же тебя найду.
Тебе не придётся меня искать. Не отстану от твоей подружки, пока хотя бы не попытается найти другой вариант.
– Веришь? – спрашивает настойчиво.
– Верю, – шепчу. Больше ведь у меня ничего нет. Но просто так не отпущу!
Тамалия
Счастье моё ревнивое все два часа не выпускает из кровати, тут даже если бы до этого и строила планы, уже ничего не хотелось бы. Но он мой напарник, мой друг, тебе не нужно ревновать, родной. Убеждаю в этом как могу. Райтер подождёт, ничего ему не сделается.
Наскоро собираюсь, Антер посматривает. Молчит, не комментирует, но, по-моему, замечает, что я надела повседневные брюки с футболкой. Еле улучаю возможность заглянуть в сейф, чёрт, если так дальше пойдёт, вообще ничего не смогу делать. Мы же почти постоянно вместе теперь.
Снова обещаю вернуться очень быстро, нигде не задерживаясь.
Райтер уже ждёт, подъезжаю, улыбаюсь, приглашаю в гравикар. Отвешивает комплименты, отмахиваюсь:
– Можешь говорить свободно, тут чисто.
Рассматривает меня какое-то время, вдруг выдаёт:
– Ты там со своим рабом совсем уже сдурела?
– Не твоё дело, – огрызаюсь.
– Ну да, не моё. И так еле держишься, нужно было лишние эмоциональные привязки формировать.
– Угу, – говорю, – сидела и формировала. Пока они не сформировались.
– Так серьёзно всё? – вздыхает.
– Нет, – отвечаю. – Я же всегда по ерунде заданием и жизнью рискую.
– Хорошо хоть осознаёшь, какой это риск.
– Миллион раз осознаю, а Антера мне чтобы отсюда забрали!
– Да не кипятись ты, – прикасается вдруг пальцами к щеке. – Почему не взяла его? Познакомились бы нормально.
– Вот и познакомитесь. Не знает он ничего. Может, и догадывается, но… Не спрашивает, во всяком случае. А может и вовсе по-прежнему уверен, что ты работорговец.
– Да ладно, – не верит. Пожимаю плечами. Смотрит задумчиво.
– Ох, Талька, не было тебе забот на пятую точку.
– Заскучала, – говорю. Без забот-то. Только вот не нужно мне тут морали читать! Я и без тебя достаточно мучилась… Молчу, но Райтер без слов всё понимает.
– Не волнуйся, – успокаивает. – Вывезем, спрячем, ты главное досиди здесь нормально, чтобы потом заново не пришлось.
– Куда ж я денусь…
– На вот, – протягивает руку, скорее угадываю, чем замечаю на ней памку. Прижимаю свою, наладонник перетекает ко мне, мой – к нему.
– Задание? – спрашиваю.
– Неа, – улыбается. – Пульт отключите.
Секунду соображаю, потом с воплем прыгаю ему на шею.
– Ну, Талька, – смеётся, – сама же просила. Решили задачку, точно следуй инструкции. Если всё сделаешь правильно, потом можно будет многозначной комбинацией включать и выключать.
– Выключать? – хмурюсь. Это же на кнопки нажимать.
– Выключать немного сложнее: сначала залезть под крышку и разомкнуть один из контуров.
– Передай, что я всех обожаю и с меня пиво! – смеюсь.
– Да какое с тебя пиво, – хмыкает скептически. – Себя верни. И это… завтра будь готова, пожалуйста. В любой момент, возможно, понадобится быстро убегать. Сигнал знаешь, без вопросов на корабль и пытаешься взлететь.
– Что такое? – мрачнею.
– Не важно. Буду кое-что пробовать, тебя это пока не касается. Просто будь наготове.
Смотрю на памку. Ладно, раз мне знать не надо, не лезу. Стараюсь не нервничать.
– За тобой следят?
– В доме обнаружил одно устройство, – кивает. – Может, и другие есть, не слишком искал. Пусть последят немного, потом придумаю, как нейтрализовать.
– До Леркиного приезда ещё увидимся?
– Не знаю.
– Сведения с «жучков» смогли забрать?
– Нет пока. В твою сеть проникаем, но как-то… странно.
– Аристократического слоя не видно, – констатирую. Поднимает бровь. – На памке, – указываю глазами на руку, – наши с Антером гипотезы о слоях. И вот тебе портрет на память. Уникальная таринская техника андифф, не уверена, что можно вывозить.
– Спрячу, – кивает, рассматривает с любопытством. – Какие-нибудь тонкие поля?
– Антер предположил, что они научились оставлять жидкости не смешивающимися.
– Ты же говорила, он ни о чём не догадался? – смотрит пристально.
– Ну и что. Он иногда такие идеи выдаёт… Не вздумайте там его вербовать. Он заслужил свободу.
– От хозяйки? – кидает шпильку.
– И от хозяйки тоже, – вздыхаю. Понятия не имею, в какой момент Антер прозреет, но не хочется терять ни минуты.
– Не переживай, я прослежу за ним.
– Не смей. Только безопасность обеспечь. А остальное… пускай сам решает.
Молчим немного, Райтер поглядывает с удивлением, но не комментирует.
– А как… – начинаю, сразу же отвечает:
– Пока есть два варианта. Лерка расскажет, на каком остановимся. Мы чип заполучили, сейчас с ним работаем. Возможно, разберёмся, как экранировать. Но обещать не могу. Идеально было бы «похитить» из дома, но слишком уж явное совпадение с приездом Чары. Может быть, логичнее сразу же её обвинить, чтобы не пали подозрения на тебя.
Эх, это означает, что Лерку я тоже до конца задания больше не увижу. Зато она могла всё «планировать» ещё с прошлого приезда – увидела раба, позавидовала, себе захотела. А я пойду искать утешения у Олинки. Да уж.
– Хорошо бы его статус на «экспортного» сменить. Хоть на время, – вздыхаю. Но мы же с этими сетями никак не разберёмся.
– Хорошо бы его вообще «убить».
– И лишить шанса вернуться домой? К друзьям, наследству родителей?
– А что важнее? – разводит руками.
– А если имитацию сигнала? Чип экранируем, вывезем, я ещё недельку с имитатором посижу, а потом выключу и заявлю… Ну, что Амира украла.
Райтер посмеивается, тоже хихикаю. Представляю себе Амирушкину реакцию.
– Ладно, всё обработаем, выберем наилучший по исходным вариант. А там уж как получится.
– Что с возможностью приземлиться вне космопорта?
– Вторая версия, пока в работе.
– Рассчитываю на вас, – улыбаюсь.
– Рассчитывай, – соглашается. Рассматривает меня, словно хочет что-то добавить. Надеюсь, не напомнить об осторожности.
– Ну и для чего тебя в итоге туда повезли? – интересуется. Пожимаю плечами, стараюсь не выдать смущения:
– Не знаю. Пришлось уехать чуть раньше, возможно, Келла планировала задержать меня или познакомить с кем-то. Она пока не появлялась: после турнира проходят всякие государственные совещания среди правящих семей.
Молчу, что по дороге нас Рабыня пыталась перехватить – возможно, не пустить? А потом это «беги». Сам в отчёте прочитает. Пусть аналитики разбираются, вдруг со стороны обнаружат нечто, не заметное мне. А то сейчас всё это пересказывать – много времени уйдёт.
– Постарайся до Леркиного приезда сидеть тихо, не встревать ни во что.
Киваю. Если бы это ещё всегда от меня зависело!
– Когда с подружками тебя знакомить? – хмыкаю.
– Надеешься, кто-нибудь из них избавит от необходимости выходить за меня? – смеётся.
– Конечно! – улыбаюсь.
– Не сейчас. Давай сначала с твоим разберёмся.
Давай. Дождаться не могу.
– Пора мне, – вздыхаю с сожалением.
– Я-то думал, скучаешь, – хмыкает.
– Скучаю, – соглашаюсь. – Только Антер там…
– Да понимаю я, – улыбается.
– Куда тебя подбросить?
– Домой давай, помелькаю.
Киваю, разворачиваю гравикар.
– Если вдруг что – звони, я почти всё время буду тут.
– Если вдруг что, – отвечаю, – вероятно, придётся Антера с собой взять. Сегодня отпросилась, но… имей в виду.
Снова пристальный взгляд, молчу, улыбаюсь. Надеюсь, этого не понадобится.
Довожу до дома. Вот уляжется немного, сразу же попытаюсь выбить Марку разрешение на вход за стены.
– Береги себя, – обнимаю. На секунду сжимает меня, после всё так же ухмыляется:
– Я-то бережливый, ты там давай не кисни.
Не хочу его оставлять, осознаю, что-то серьёзное будет пробовать. Неужели через стену попытается перелететь? Но и Антера надолго оставлять не хочу. Изведётся же. Господи, когда я уже смогу ему всё рассказать?!
Смотрю, как скрывается за дверью подтянутая фигура. Нет уж, я тебя на растерзание этим мегерам тоже не отдам, лучше сама твою жену отыграю. Съедят ведь.
Не в силах удержаться, поглаживаю памку. Пожалуй, не буду пока Антера обнадёживать, ночью попытаюсь разобраться, если получится – тогда и скажу. А то вдруг загорится надеждой, а у меня не выйдет.
Снова не удерживаюсь, просматриваю инструкцию прямо в машине. Вроде бы ничего сложного, только точно нужно сделать, чтобы нигде не заглючило.
Умру от волнения.
Антер
Ревную. Странно, но, кажется, ещё сильнее, чем раньше. Вроде бы и верю, и логически убеждаю себя, а всё равно. Лезет всякое в голову. Раньше просто представлял, а теперь ведь уже знаю. Что ожидает счастливца. Не хочу об этом думать, не может её нежность быть ненастоящей, для всех. Только моя.
Ничего не могу делать, сижу как дурак, мечтаю. Как Тали бежит ко мне, а не к нему, как встречаю её… откуда-нибудь. По-нормальному. Посматриваю на схеме дорог за гравикаром – не для того, чтобы следить, а просто… будто рядом нахожусь.
С трудом заставляю себя хоть чем-нибудь заняться, к студентам заглянуть, например.
Надо же! Он всё-таки выслал учебник по информатике, правда, скопировать нельзя – только просмотреть. Времени, оказывается, мало осталось. Извиняюсь, что уезжал.
«И что?!» – приходит возмущённое. Неужели у них тут есть доступ, даже если выезжают за пределы стен? Это Тали, что ли, не дали полного? На всякий случай пишу – улетал с планеты, извиняюсь, что не предупредил, мол, неожиданно. Обещаю поскорее разобраться.
Кажется, я много на себя взял. Открываю, там всё такое незнакомое, вариант попроще бы для начала.
Ладно, попробую. Ищу что-нибудь понятное, от чего оттолкнуться. Вдруг какое-то виртуальное движение настораживает, заставляет встрепенуться.
Демон, похоже, в нашей сети ещё кто-то есть. Такое странное подключение! Мелькает и тут же исчезает. Сколько ни всматриваюсь, больше ничего не могу обнаружить.
Тали подъезжает к достопамятному пабу. Смущаюсь, вспоминая первую встречу с Марком. Чёрт, я-то решил, они там посидят, а машина снова движется, и не домой – куда-то в другую сторону. Стараюсь не представлять, что они сейчас вдвоём. Что лучше бы с ней поехал. Как жить, если думать, будто она меня обманывает, всё это не по-настоящему – просто забава с глупым рабом.
Пугаюсь, а вдруг через сетевик кто-то следит? Никого больше не вижу. Пытаюсь просмотреть контуры, но Талина сеть так скрыта – не подступиться. Чтобы не привлекать нежелательного внимания, сосредотачиваюсь на информатике. Знать бы ещё, что все эти термины означают. Разбираюсь.
Тали останавливается у дома Марка, не могу себя успокоить. Хочется всё бросить и рвануть туда. Жаль, далеко пешком. Да и за стены не пропустят. Или позвонить. Не успеваю придумать предлог, как машина отъезжает. Может, завозила его просто, а я…
Ненавижу своё положение. Сейчас бы… сколько всего совершил, если бы не грёбаный чип.
Кажется, домой едет, быстро как. Жду. Выхожу на всякий случай из сети, рассматриваю те пару страниц учебника, что остались в окошке. Интересно, если попробую найти способ их сохранить, нигде ничего не сработает?
Информация в голову не поступает, заканчиваю гиблое дело, не могу дождаться.
Открывается дверь, выхожу навстречу, Тали бросается ко мне – совсем как представлял. «Соскучилась», – шепчет. Я и сам словно год тебя не видел. Какая уж тут информатика.
Тамалия
– Слушай, – вспоминаю, в очередной раз приходя в себя в его кровати, – я же тебе ещё не рассказала самого интересного. После того, как выстрелила в лео-пуму, угадай, кто выскочил из моей сумочки.
А может, после сообщения Рабыни. Но сказать этого не могу. Машинально ощупывает руку, целую грудь. Снова не в силах оторваться от него.
– Кто? – не понимает Антер, однако почти сразу соображает: – Одноглазый?
– Угу, – киваю.
– Откуда?
– Понятия не имею. Когда я убирала парализатор, его там не было. Идеи будут?
– И куда он делся?
– Шмыгнул в сторону пещер. Не следила – не до того, знаешь ли, было, – улыбаюсь. Трётся щекой о мои волосы, прижимает покрепче.
– Странно, – говорит. – Никогда не слышал об органических устройствах.
А я слышала… Но не мог же Райтер мне его подбросить и не сообщить. Хотя, кто знает.
– Или местные зверьки тоже… передвигаться умеют, – продолжает. – Из точки в точку.
– Природная способность? – предполагаю. – Но местный зверёк был бы в справочниках. Наверное. Да и зачем ему моя сумка?
Молчим какое-то время.
– Мне показалось, в твою сеть кто-то заглядывал.
– Когда? – настораживаюсь.
– Когда ты ехала к своему… передал тебе что-то от подружки?
– Ага.
Так на меня смотрит, до чего уже успел догадаться, что придумать? Судя по тому, как снова ко мне прикасался – любое неосторожное движение может очередной откат спровоцировать. А мне же ещё двигаться и двигаться… Стараюсь не показывать, что заметила: всё по-прежнему, любимый. Кажется, расслабляется слегка.
– Ничего особенного, – сообщаю легко. – Чуть-чуть покатались, поболтали.
– По-моему, он ухаживает за тобой. И совсем не так, как принято на Тарине.
– Зато в отличие от местных, он не псих, – улыбаюсь.
– Только рабами приторговывает.
Вздыхаю.
Не успеваю ничего ответить, как подаёт позывной входной коммуникатор. Ну да, аристократы уже вернулись, Олинка первым делом ко мне ринулась. Вместе со Свеллой, надо же. Впускаю, куда деваться. Наскоро одеваюсь, целую Антера.
Подружки во дворике, Олинка на только-только замененный гамак улеглась, раб рядом на земле пристроился. Поводок в её руке в такт движениям гамака то натягивается, заставляя раба наклоняться, то ослабляется. Весело, ничего не скажешь.
Свелла поприличнее – на диване сидит, Анита рядом. Ну, хоть не выгнали. Взгляд, правда, такой сосредоточенный, ни намёка на улыбку. Видимо, наказание было внушительным.
– Ты зачем сказала папе, что я Антера обменять хотела? – возмущается Олинка, едва видит меня. Да уж, что какая-то там напавшая лео-пума по сравнению с выговором от папани.
– А ты зачем жаловалась, что я его тебе наказать не дала? – отвечаю тем же тоном. Смотрит на меня сердито.
– Но ты же не дала, – говорит.
– Но ты же хотела, – отвечаю резонно.
– Да ладно вам! – вклинивается Свелла.
– Тебе ладно, а за мной папа стал следить, никак не вырвешься. Сегодня хоть на заседание своё поехал, а то вообще насел!
– Ты же первая ему пожаловалась! – упрекаю с обидой. Олинка молчит, не знает, что ответить. Зато Свелла продолжает:
– Лита… я тут решила… в общем, хочу себе постельного завести. Ты же говоришь, помогает. – Вот чёрт, не было печали, откуда я знаю, помог ли бы он в такой ситуации, или наоборот? Молчу, слушаю. – Поедешь со мной выбрать?
– Да я же не умею! – теряюсь.
– Никак не могу решить, то ли нормального элитного, то ли как у тебя – бывшего вольного.
– Это ты у Олинки спрашивай, я же ничего не знаю! – отбиваюсь.
– Ты Антера вон как выдрессировала, может, что-нибудь и мне подскажешь.
– Ну что тебе, сложно съездить? – сердится Олинка.
– Да мне-то не сложно… Просто боюсь не то подсказать, у меня же опыта нет.
– Решение я всё равно буду сама принимать, – сообщает Свелла. – А твоё мнение просто послушаю.
– Хорошо, – сдаюсь. Не помешало бы на торгах побывать, информацию пособирать, но я до сих пор не решилась на такую поездку. Раз уж прямого указания не было. – Когда собираетесь?
– Сейчас, – отвечает Свелла с недоумением. – Вот забежали тебя захватить.
Очень мило, а позвонить? Ладно, молчу, не ругаюсь.
– Ты как вообще? – добавляет. Неужели. Пожимаю плечами:
– А как ты думаешь? На тебя бы лео-пума набросилась…
– Так и не узнали, откуда она там взялась?
Снова веду плечами. Выслушиваю возмущения по поводу того, как их всех опрашивали. Олинка пытается заикнуться о подробностях нападения, но Свелла одёргивает. Видимо, госпожа Кларна сказала не напоминать.
– Антера захвати, – не забывает Олинка.
– Зачем он нам там?
– Ну ты странная, такое впечатление, что он тебе нигде не нужен! Продала бы тогда, что ли?
– Обойдёшься, – фыркаю. – Ладно, как раз новый гравицикл опробую.
Который до сих пор нераспакованным в подвале лежит. Хорошо, что я его всё-таки заказала на всякий случай, вот и пригодился. Вдруг завтра убегать придётся – так и не разузнаю деталей, как здесь рабов продают.
– Зачем? – не понимает Свелла.
– На нём так классно! Ладно, пойду собираться, – встаю, перебивая их возражения. – Если голодные – поищите чего-нибудь на кухне!
Жаль только, «Браги» мне не продали, пришлось аренду продлить. Не могу расстаться с «покровителем», словно действительно его дух нас уберёг.
Пока подружки не надумали воспользоваться кухней или гостиной, наскоро заглядываю в сейф – скинуть памку и взять микросетевик с микромедиком. Надеваю в гостевой душевой, возвращаюсь к Антеру. Парализатор в сумочке, дес-шокер на руке. Вроде бы готова.
– Чего они хотят? – поднимается навстречу Антер.
– Едем Свелле раба выбирать, – вздыхаю. – Собирайся. Так что с сетью?
– Показалось, кто-то подключился. Но сразу же исчез. То ли меня заметил, то ли просто…
Надеюсь, ты не мой сетевик, который я отдала Райтеру, засёк. Или кто-то снова последить пытается? Или Рабыня?
– Ты там осторожнее, – прошу.
Нужно будет проверку контуров устроить.
Антер
Демон, как ехать не хочется. Одеваюсь, конечно.
– Кнут придётся взять, – рассуждает Тали.
– Что мы там делать будем? – бурчу, кажется.
– Советы Свелле давать, – хмыкает. Всё-таки твой поцелуй перед выходом заставляет почти смириться. – Не хочу на тебя никакие поводки надевать, – шепчет. – Не отходи от меня, хорошо?
Киваю. Олинка со Свеллой уже в гостиной, жуют фрукты, решают, куда податься. Кажется, выбирают тот торговый центр, где меня купили. На счастье, мол, вдруг второй такой же попадётся.
– Внутри стен неэлитного сложнее найти, их сюда только при хозяине пропускают, – объясняет Олинка, Тали кивает. Зачем им неэлитный?
– А экспортные там продаются? Вдруг я, например, захочу кому-нибудь подарить? – интересуется Тали. Кого это она одаривать собралась? Пытаюсь сообразить, для чего спрашивает.
– Экспортные отдельно продаются. А кому ты дарить планируешь? Кому попало ведь нельзя, сама понимаешь. Истории покупателей и прочих потенциальных владельцев всегда изучаются. У папы на фирме целый этаж под такой отдел отдан. Этому своему за стенами?
– Ну… – Тали мнётся, даже не смотрит на меня, ты что, про Марка ей рассказывала?! – Ведь таринских, наверное, нельзя.
– Чужому-то? Никто не позволит вывезти таринского раба. Вылетать могут только элитные и только с аристократами.
– Лайлу, значит, тоже не смогу подарить?
– Вряд ли. А зачем ему рабыню дарить?
– Ну так… знак внимания оказать.
– Я могу у папы спросить, но думаю, нет.
– Да не надо, это я просто, вы меня на мысли натолкнули. А вообще, обойдётся.
– Ты уже нормально знакомишься? – интересуется Свелла.
– Заставляю себя, – вздыхает Тали.
– Ну и как?
– Отвратительно. Но надо же что-то делать.
– Надо, – соглашается Свелла.
На этой оптимистической ноте покидаем, наконец, дом. Тали отправляет меня за гравициклом – и когда только успела заказать? Сколько же дней я не занимался, в спортзал не ходил? Аристократки уговаривают ехать с ними в салоне – Олинкин гравикар и правда огромен.
Но Тали непреклонна. Убираю кнут в специальный отсек сбоку на сидении, подсаживаю её, короткие шорты и обтягивающая футболка на тонких бретельках сводят с ума. Волосы собраны в хвост – не будут мне в лицо набиваться. Как бы так удержать руки, нельзя же без прямого хозяйского приказа.
Вечереет, но день сегодня жаркий. Лежать на берегу моря. Или в бассейне…
Сажусь сзади, обнимаю, кладу руки на руль, осторожно стартую. Подружки провожают нас взглядами – судя по Олинкиному, похоже, Тали новую моду ввела.
Надо же, тут есть защитное поле, Тали включает, делает непрозрачным. Ветер сразу исчезает, держаться тоже необходимость отпадает – поле не даст свалиться при всём желании.
Делаем круг над домом, дожидаемся, пока машина поедет, пристраиваемся за ней, чуть сверху. Тали запускает автопилот, облокачивается на меня, откидывает голову.
– Ты уже всем про Марка рассказала? – неожиданно для себя выдаю.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.