Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44731
Книг: 111390
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Воля Зоны»

    
размер шрифта:AAA

Абвов Алексей Сергеевич
Воля Зоны (СИ)
Сталкер-2 — 4

Пролог

Вечернее мягкое солнце неожиданно опустило яркие лучики к самой земле, пробившись сквозь появившиеся редкие разрывы в плотных облаках. Самое начало осени ознаменовалось холодной погодой и продолжительными дождями. И, судя по заметному изменению облачности — мокрый и холодный период обещался ненадолго смениться неделькой «бабьего лета». Все уже успели позабыть про летний изнуряющий зной и с большой радостью подставляли лица под тёплые солнечные лучи. Две недели, всего две недели дождей, а как резко всё изменилось. Многие сталкеры уже опухли от скуки и посинели от водки. Ходить за хабаром по большой сырости опасно. У электрических аномалий заметно растёт радиус поражения, многие химические же становятся практически незаметными. На них даже детектор в КПК перестаёт реагировать. Зверьё ведёт себя тихо-тихо, порой подпуская на расстояние короткого молниеносного броска. Только самые прожженные топтатели Зоны выбираются в такую погоду из укромных убежищ на прогулки по окрестностям. Ну и ещё бесшабашные новички, просто не подозревающие о грозящих им многочисленных опасностях. К счастью в деревне Грязево за болотами новичков нынче хорошо натаскивали опытные наставники, потому обошлось без вполне «естественного» отбора прямо на моих глазах. Вот сейчас Гриня Охотник на пару с Санитаром учит народ уверенно ходить по самой границе поля аномалий. Это ведь куда полезнее, чем пытаться вытащить оттуда дешевый артефакт с большим риском для жизни. Да, они и это пытались проделывать в самом начале, однако те попытки едва не привели к трагедии. После чувствительной встряски со стороны потревоженных аномалий, Гриня Охотник признал то поле абсолютно бесперспективным по хабару. Я только ухмылялся и тёмными ночами наведывался к самому его центру, вытаскивая оттуда народившийся «металл» и ещё редкие «огненные шары». То по одному, а то и сразу парочку после очередного выброса. Чего-либо более ценного или полезного пока там не нарождалось. Для тех «шаров», «угольков» и «сгустков пламени» из моих запасов тоже нашлось активное применение, ибо с холодом и вездесущей сыростью народу приходилось активно бороться. К тому же всё свободное от сна и обучения сталкерскому мастерству время у него тратилось на подготовку к зиме. Требовалось расчистить и укрепить старые подвалы и погреба. Где-то нужно держать запасы продовольствия и прятаться от постоянно усиливавшихся выбросов. Хоть после совместных бдений под мою гитару народ и получил достаточный запас стойкости, однако о сём факте я им намеренно забыл сообщить. Потому надёжные убежища стояли для них на первом месте. Вдруг ещё агрессивный вертолёт прилетит — удастся от него укрыться. После погребов пришел черёд и старых домиков. Несмотря на почтенный возраст, деревенька относительно хорошо сохранилась. Когда-то давно на месте нынешнего болота был большой речной залив. Его крутой берег считался весьма удачным местом для поселения. Со временем залив заилился и превратился в непролазное болото, но деревенские жители приспособились к изменившимся условиям. И только после появления Зоны им пришлось покинуть свои дома, оставив их учёным, залётным бандитам, а теперь вот и сталкерам. И чтобы успешно перезимовать, тем требовалось привести старые жилища в относительный порядок, заделав дыры в стенах и крышах, а также вычистив и восстановив печки. С дровами в ближайшей округе всё плохо. Они растут в достаточном количестве только на другой стороне болота, откуда их хрен натаскаешься на своём горбу. А потому вместо дров с моей подачи предполагается использовать артефакты термических аномалий, благо я ими хорошенько запасся. Натурные эксперименты показали вполне удовлетворительные результаты, и теперь все печки переделывались под новый тип бесконечного в Зоне топлива. Плюс к тому все временно свободные руки мастерили походные плитки для приготовления еды на основе артефакта «уголёк» и двух «каменных цветков», в перспективе предполагая выставить их на продажу. Это ведь гораздо выгоднее, чем сдавать рядовые артефакты торговцам за сущий бесценок. К тому же сейчас со всеми торговцами возникли заметные проблемы. Даже Сидорович разводит руки в стороны, когда разговор заходит о чём-то большем, чем водка и рядовые консервы. Движения со стороны внешнего периметра Зоны практически нет. Все тропы для контрабанды теперь надёжно перекрыты. На горизонте уже маячит перспектива перехода на самообеспечение, начиная с еды, патронов и кончая необходимой электронной техникой, а также остальным снаряжением. Походу, внешние силы решили взять нашего брата-сталкера долгим измором. Зря они так... здесь же Зона с её опасностями, чудесами и небывалыми возможностями.

— Всё опять мечтаете...? — В наступившей темноте мы с Ларисой решили присоединиться к собравшемуся у большого костра народу, внеся в общую копилку изрядный запас дровишек.
Уставшие за день ребята и девчонки, тем не менее, находили после заката в себе силы на философские разговоры и мечтания. О том, как они вскоре заживут и не только. Далеко в Зону почти никто из них пока носа не совал, зато уже наслушались баек о чудесах и страхах, теперь пересказывая их друг другу с неожиданно появляющимися всё новыми подробностями. Опытные наставники же сидели молча в сторонке с довольными ухмылками на лицах. И наше совершенно неожиданное появление из темноты неизменно вызывало лёгкий шок и повышенный интерес собравшейся вокруг костра публики. Даже охранник Михась часто терялся, ибо мы научились эффективно маскироваться от обнаружения за счёт его ментального чутья.
— Расскажи нам о «Исполнителе Желаний». Есть он или нет? — Обратилась ко мне невысокая девчонка со звонким голоском, заметно смутившись сразу же после заданного вопроса.
— А с какой целью интересуетесь? — Я откровенно усмехнулся. — Неужели так хочется обрести всё и сразу, причём без особых стараний? — Встречным вопросом я смутил девушку ещё больше, да и остальной народ малость озадачил, судя по их лицам.
— Да вот мы тут спорили о том, что можно, а чего нельзя загадывать тому самому «Исполнителю Желаний»... — первым нарушил нарушаемую только треском прогорающих дров неожиданно возникшую тишину неформальный лидер всего этого коллектива Сергей.
— И до чего уже доспорились? — Мне стало интересно.
— Ну... — парень смутился, опустив взгляд к земле... — мы считаем, что нельзя загадывать ему чисто эгоистические желания. Нужно просить что-то для всех.
— Ага, «счастья всем даром и чтобы никто не ушел обиженным», так? — Я снова усмехнулся.
— Так, — Сергей кивнул, а многие в мерцающем кругу бликов света явно выражали согласие с этой позицией, хотя находились и те, кто определённо считал иначе.
— Вы хоть задумывались над вопросом — «а как этого счастья для всех достигнуть, если не прибегать к помощи тяжелых наркотиков»? — После моих слов опять возникла тишина, и лишь громкие щелчки прогорающих сырых дров в костре периодически нарушали её.
— В том-то всё и дело, что счастье оно для всех разное, — заметил кто-то из сидящих парней. — Нельзя всем угодить, — добавил он секунду спустя.
— А вот и нет! — Неожиданно встряла в разговор молчавшая до этого момента Лариса. — Хоть об этом и предпочитают помалкивать всякие там «продвинутые» восточные гуру, достигшие вершин просветления, однако у счастья есть простая и понятная формула, — после её заявления снова возникла тишина — мало кто мог поверить таким словам.
— Да неужели? — Снова девичий голосок, похоже, настырная мелкая девчонка решила всерьёз поспорить с умудрённой жизнью женщиной.
— Неужели! — Твёрдо припечатала Лариса. — Вот скажи, что бывает, когда ты вдруг чувствуешь, что счастлива? — Обратилась она к той девушке.
— Не скажу! Вот! — Так же твёрдо ответила девчушка и густо покраснела, а сидевший вокруг костра народ дружно рассмеялся, хотя кое-кто явственно смущался и сильно стеснялся.
— Ладно, я не тот восточный гуру, потому не стану вас долго томить, а просто расскажу... — Лариса решила сжалиться над изнывающим от любопытства и нетерпения народом, да и мне — признаться, тоже хотелось получить ответ на поставленный вопрос. — Счастье — это всего лишь чувство, эмоция, возникающая в момент получения вами того, что вы так сильно хотели. И чем сильнее хотели — тем более ярким будет чувство счастья. Но, как и все эмоции, оно проходящее. Получив одно — вы вскоре снова захотите чего-то другого, а счастье уйдёт, бесследно испарившись. Такова уж природа человека, — вздохнула женщина.
— А как же счастье в любви?! — Мелкой девчушке совершенно не хотелось сдаваться.
— Ты думаешь — любовь тут чем-то выделяется? — Ещё один вздох, вздох искреннего сожаления. — «Женское счастье — был бы милый рядом», так? — Процитировала Лариса строку из какой-то смутно знакомой песни, вопрошавшая девчушка подтверждающе кивнула. — Так вот, во время той самой «любви», которая на самом деле всего лишь обычная влюблённость, твоим самым важным и порой единственным желанием будет присутствие любимого или яркие мечты о близости с ним. Всё остальное отойдёт на второй и третий план. Дальше объяснять? — Спросила Лариса девчушку, но та лишь опустила взгляд к земле. — К сожалению, влюблённость тоже проходящая... — пояснила женщина для всех остальных.
— Но тогда всеобщее счастье вообще недостижимо! — Твёрдо заявил Сергей, а на его лице присутствовало заметное разочарование.
— Почему же... — Лариса персонально улыбнулась ему. — Просто нужно мечтать, желать и... достигать! Когда эмоции достижений становятся более-менее регулярными, то они создают ощущение общего фона. Того самого прекрасного фона радости и счастья. И больше всего счастья приносит человеку любимое занятие.
Снова возникла молчаливая пауза. Я тоже сейчас пребывал под большим впечатлением, совершенно не ожидая услышать от своей женщины столь глубокие философские откровения. С другой стороны — она же всё-таки учёный. Прочитала много умных книжек.
— Но тогда что просить у «Исполнителя Желаний»? — Спросил кто-то из круга.
— Интересных и трудных задач, — я наконец-то совладал со своими чувствами и мыслями. — Более того — вы все здесь их регулярно от него получаете. Так зачем искать тот самый «Исполнитель», когда вы уже добрались до него?
Судя по малость ошалелым лицам народа и по идущим со всех сторон эмоциям, стало понятно — дальнейших споров на эту тему здесь больше не предвидится. И, тем не менее — для меня всё равно остаётся открытым вопрос всеобщего осчастливливания. Уж очень многие это пытались сделать. И ведь, если хорошенько подумать — подобные попытки — суть чисто эгоистические желания. Построить рай на земле, чтобы самому жить в раю или что-то подобное. Про манию величия тоже вовремя вспомним — она тут самый первый советчик. Но не превратится ли насильственный рай в настоящий ад? Вот в чём вопрос. А для кого-то и в аду найдётся весьма интересное занятие, обеспечивающее его постоянным счастьем. И почему-то приходит твёрдая уверенность — Зона и есть такое интересное место. Открывая её тайны и секреты, хочется узнать ещё больше, зайдя так далеко, куда ни один мутант не отваживается залезать, хочется идти ещё дальше. А иногда приходит желание тихо просидеть пару суток в укромной норке, вдумчиво перебирая добытые сокровища, и словно Кощей чахнуть над златом с прочувственным удовольствием. Наше счастье исключительно в наших руках...

Глава 1
Изоляция

Пришедшее на мой наладонник короткое кодированное сообщение оторвало меня от сосредоточенного набивания особых патронов. За две недели дождей мне на пару с Ларисой удалось проделать многое, но в планах сделать ещё больше. Пора реализовать накопленные возможности и разобрать отложенные в долгий ящик дела. Сначала я занялся взломом и вытягиванием информации с доставшихся трофейных КПК. Столько нового и интересного в их начинке и содержимом накопителей. Хоть чего-то особого в конструкции аппаратов, даже похожих на смартфоны, я не нашел, зато повозился с большим удовольствием, быстро разобравшись, как долезть до вожделенных данных. И даже аппаратное шифрование оказалось бесполезным, после удачного взлома системы авторизации владельца. Мне достались карты с пометками схронов, убежищ, аварийных закладок и контролируемых границ неформальных территорий кланов. Тропы, переходы между локациями Зоны, контакты с важными персонами и многое другое. Впрочем, извлечь заметную пользу из той информации сейчас вряд ли удастся. Всё слишком сильно могло поменяться за последнее время. Но что-то да пригодится. За трофейной электроникой дошли руки и до боеприпасов. Требовалось восстановить растраченный боезапас и заодно наделать нового. Тех же «Зона Специальных Усиленных», дабы уверенно потягаться с местными «танками» обвешанными защитными артефактами как новогодняя ёлка игрушками. «Пробивные пули» у меня есть, оставалось подобрать под них нужную навеску «твёрдого воздуха» и «киновари». Заодно на основе той же «киновари» изготовил и сотню мощно взрывающихся при попадании в цель пуль. По результатам натурных испытаний пришел к заключению, что взрыв шестнадцатиграммовой пули с «киноварью» примерно соответствует трёмстам-четырёмстам граммам обычной химической взрывчатки. Теоретически имелась возможность ещё сильнее уплотнить «киноварь», но я опасался получить слишком нестабильную субстанцию, опасную уже для меня самого. В планах стояло ещё много чего — разработка и изготовление той же электроники из аномальных материалов, к примеру, но пока до этого не доходили руки. И вот теперь ещё от дела отрывают.
«Так, и кто у нас там?» — мысленно спросил сам себя, хотя мог и не спрашивать — сейчас до меня мог «дозвониться» только один абонент. Придётся идти встречать, ибо сам он на мой остров пройти не сможет.
— Ого! — Непроизвольно вырвалось у меня при первом взгляде на фигуру Димки Красавчика, низко пригибающуюся под весом здоровенного туристического рюкзака. — И где только столько добра набрал? — Ехидно усмехнулся, подходя к нему ближе.
— Да вот, кое-какие бывшие дружки надарили... — оскалился тот, перехватив сползший с нагруженного плеча ремень дробовика и повернув голову в мою сторону.
— Надарили?! — Я несказанно удивился. — Неужели они тебя сумели признать? — Вот это было действительно интересно, ибо от себя прежнего он теперь отличается практически всем, и даже тембр голоса изменился.
— Был у нас там один крендель, Нюхачом из-за давнего пристрастия к коксу кликали, вот он действительно признал, — Димка покрутил головой, высматривая, есть ли рядом кто-либо кроме меня. — Правда это мало ему помогло, — и такая плотоядная ухмылка. — Веди на остров — там всё и расскажу! — Потребовал он.
Я лишь вздохнул для порядка и поманил за собой в слабо мерцающий в моём зрении проход тайной тропы.
Оказавшись на острове, мы подошли к открытому верстаку за моим гаражом, куда Димка решил выложить содержимое рюкзака. Но для начала он долго разминал затёкшие плечи и шею, едва скинув с себя на землю лишний вес.
— Сказал бы раньше — выдал тебе «золотую рыбку», — участливо предложил ему, взвесив рукой принесённый рюкзак — по моим ощущениям там набралась минимум сотня кило.
— Да вот как-то не собирался я тяжести таскать... — оскалился Димка, — но своя ноша, как ты помнишь — не тянет, — легонько попинал он стоявший на земле большой рюкзак носком сапога.
— Так чего ты там притащил-то такое тяжелое? — Поинтересовался я.
— Эх, закурить бы сейчас... — мечтательно пробормотал бывший бандит, поднимая очи к небу, — но я бросил! — Твёрдо припечатал он в конце фразы. — Значится так! — Он решительно скинул клапан рюкзака, начиная доставать оттуда на верстак завёрнутые в грязную одежду автоматические дробовики. — Три, пять, восемь, — он разворачивал оружие, скидывая тряпки на землю. — Хоть и поношенные, но все в идеале. Следак заставлял своих отморозков буквально языком вылизывать стволы.
— Следак?! — Я едва удержался на ногах от большого изумления. — Может Следопыт?
— Следак, Следак, что тут такого? — Удивился моей эмоциональной реакции Димка Красавчик. — Да, самый настоящий бывший следак из известных всем органов, хотя по нему колония плакала чуть ли не с самого детства. Блатной дядя с большими связями в годы оны пролезший в большой бизнес, вовремя пропихнул своего непутёвого сынка в самое логово врага уголовного мира. Или не врага, а компаньона — тут всё зависит от точки зрения, — ехидно усмехнулся бывший бандит. — Оны годы прошли, спалился тот на какой-то мелкой ерунде и за него крепко взялась собственная безопасность. Сидеть бы ему долго, да папочка вытащил сынка из камеры, но не сумел полностью откупить. Тот, не будь полным дураком, быстро сдристнул на Украину, но и там плохо прижился, сцепившись с известным авторитетом. Гонористый был больно. Всё пытался копировать папашу, да куда там. А вот тут в Зоне сумел развернуться. Что ни говори — а организаторского таланта ему звёзды малость отсыпали. Но сукой он был ещё той! — Выдал Димка категоричное заключение.
— Личный враг? — Я уже о многом сумел догадаться.
— Можно и так сказать... — зло оскалился бывший бандит. — Кровушки эта сука у многих попила, но я первый сумел крепко подержать его за горлышко. Как ты знаешь — всё это время я терпеливо пас братву, стараясь лишний раз не попадаться ей на глаза. Но тут просто не сумел удержаться, — в глазах Димки блеснул характерный злой огонёк. — Следак обычно занимался внутренними делами всей банды — крысами, стукачами и прочей швалью, но тут его кореша случайно перехватили парочку каких-то залётных лошков. У тех при себе нашлась хитрая шпионская электроника, потому он решил их лично потрясти за пределами крепости, вдруг привалит что-то особенно ценное, чем с братвой не придётся делиться, — Димка быстро заметил мой интерес и продолжил рассказ: — Те электронные хреновины я тоже притащил, потом достану. Так вот, пока он жарил тем бедолагам пятки на костре, я тихонько передушил всех его шестёрок. Они, типа, внешнее охранение выставили, пока их шеф развлекался с пленниками. Наверное, уставов хитрых начитались! Ха-ха-ха, — Димку просто распирало от собственной крутости и чужой глупости одновременно. — В общем, Следак быстро остался один и узнал каково это вдыхать ароматный дымок жарящегося шашлыка из собственных пяток, при этом сидя на очень удобном шершавом колу.
— Крепко же ты его «любил»... — непроизвольно вырвалось у меня.
— Будь такая возможность — я бы его раз десять убивал и воскрешал вновь, чтобы снова убить! — Резко помрачнел бывший бандит. — Знаешь, я на своём веку повидал всяких тварей. Как по мне — Следак был самой гадкой из всех. Но наш авторитетик многомудрый всегда покрывал его подлые делишки, так как считал, что тот работает непосредственно на его личную безопасность. Наивный. «Его левая нога» — про него так иногда тихо шутили. А ведь братки не один раз шептале Косте о том, что Следак в любой момент может предать. Лишь только подвернётся удобный случай, и сразу воткнёт острое перо в спину. Многое он мне рассказал, перед тем как сдохнуть... — Димка тяжело вздохнул, даже для него полученная информация оказалась весьма неприятной. — От всяких подробностей из бандитской житухи я тебя, пожалуй, избавлю, — ещё один тяжелый вздох. — Извини, но это моё грязное бельишко — мне его и стирать, — на его лице отразилась злая решимость. — А вот кое-чем другим я тебя сейчас сильно озадачу... — выразительной паузой он только подогрел мой интерес. — Значится так... — ещё одна короткая пауза, — братва вчера договорилась с Боровом, изрядно отсыпав ему за покровительство. Завтра должны переселиться на новое место жительства. Но не это главное. Угадай, кто выступил посредником во всём этом деле? — Он мне хитро подмигнул.
— «Дети Зоны»? — Догадаться тут совсем просто.
— А вот хрен, — громко фыркнул Димка Красавчик. — Пиндосы! — Крепко озадачил он меня.
— Прикатили к «Агропрому» на двух таких здоровых бронированных гробах с колёсами, а затем укатили обратно. И, по словам Следака — всю ту местность они подгребают под себя. Хотят сделать оперативную базу. Как я посмотрел — там можно разместить много народа, местечко-то давно насижено. «Свалку» и подходы к внешнему периметру они уже перекрыли блокпостами с бронетехникой. Если там ещё кто-то левый остался, то сильно рискует. Говорят — пиндосы садят с пулемёта буквально на любой шорох.
— Хреново... — только и оставалось заметить мне. — Ладно, ещё мы с тобой как-либо прокрадёмся в глубину Зоны мимо всех блокпостов, а вот всем прочим сюда ходу больше не будет. Полная изоляция.
— Да брось ты! Пиндосам никакой изоленты не хватит, чтобы всех заизолировать! — Сердито бросил Димка. — Вот помяни моё слово — Зона им быстро пообломает рога и пообрывает все лишние выступающие части тел. Будут сидеть тихо на базах, боясь наружу носа высунуть.
— Мне бы сейчас твою уверенность... — поделился с ним сомнениями. — Ладно, как я понимаю — это ещё не все новости?
— Да, — кивнул бывший бандит. — Следак рассказал, что пиндосы через три дня забили на «Агропроме» стрелку игрокам. Да не каким-то левым проходимцам, а самим главнюкам кланов. Хотят что-то перетереть, хотя и так понятно, что они от них хотят. Нужно помешать им договориться, а лучше вообще крепко рассорить... — Димка с надеждой смотрел в мою сторону, ибо на свои силы вмешаться в переговорный процесс явно не рассчитывал.
— Понял, не дурак, — кивком обозначил согласие с его предложением устроить опасную вылазку.
А дальше он сдал мне остальное барахло, оставшееся от его бывших подельников и залётных шпионов, оказавшихся игроками. Хитрые направленные микрофоны для подслушивания на большом расстоянии и устройства прослушки помещений через стёкла по лазерному лучу, многоспектральная наблюдательная аппаратура и пара больших мотков тонкого оптического кабеля. Шпионы знали, где предполагалось проводить переговоры, а кто-то хорошо проспонсировал их бездарно провалившуюся миссию. Скинув добычу, Димка перекусил, помылся в горячей воде и снова отправился на охоту, выпросив у меня бронекостюм «Рейд-3», «Винторез» с запасом патронов и наблюдательный прибор «Глаз», подвергшийся моим капитальным доработкам. Очень уж ему хотелось напоследок прижучить ещё кого-то из бывших дружков-бандитов. Тихо подсматривавшая за нами Лариса лишь качала головой, воздерживаясь от высказывания собственного мнения. Однако после его ухода сразу подошла ко мне с вопросом о том, что ей подобрать на ожидаемый боевой выход. Вот уж неугомонные...

Только собрался заняться подготовкой к выходу, как со мной мысленно связался охранник Михась:
— «Тут такое дело Бёрш...» — его мысленная речь была перемешана с целой кучей неприятных эмоций. — «К „Болотному Форту“ вышла группа бывших военных сталкеров. Все ранены и держатся исключительно на стимуляторах, артефактах и обезболивающих. Они сказали о ещё нескольких своих, кого сами не смогли унести, оставив неподалёку от выхода тайной тропы. За ними ушли наши парни и скоро дотащат. Санитар уже осмотрел раненых и передал, что трое из них точно не жильцы, если ты им срочно не поможешь».
— «Уже выдвигаюсь!» — я мысленно чертыхнулся, откладывая запланированные дела на неопределённый срок.
Сообщив Ларисе, ломанулся бегом прямо через болото. Дорога каждая минута. В Форте сталкеры уже успели устроить полевой госпиталь. Пахло какой-то едкой обеззараживающей химией, слышались сдавленные стоны раненых, до кого ещё не добрались руки Санитара. За стенами я видел мечущиеся силуэты девчонок. Я полностью заблокировал ментальное чутьё, чтобы оно сейчас не отвлекало.
— Быстро ты... — Михась первым встретил меня. — Смертники там, — он показал рукой на дровяной сарай. — Как ты и просил, кроме них тебя никто не увидит.
Пока я говорил с охранником, в сарай принесли одного за другим ещё троих. И одного на носилках я даже узнал. Им оказался хорошо знакомый мне по кое-каким прошлым приключениям лейтенант Сорокин. Сейчас его лицо было бело, а вся одежда перепачкана спекшейся кровью. Но искра жизни пока ещё теплилась в теле.
— Потребуется много физиологического раствора, у вас он должен иметься в запасе, сухой кровезаменитель у меня с собой, — обратился к Михасю, едва вышли носильщики. — Никогда столько народу одновременно не пытался заштопать, хоть попытаюсь.
Михась понимающе кивнул, прикрывая за мной почерневшую от времени дощатую дверь сарая. Описывать дальнейшее мало приятного. Даже работая мутагеном, я постепенно погружался в чужую боль и страдания. Они буквально по крупице выедали изнутри мою человеческую суть, оставляя лишь рефлексы да инстинкты. Вовремя обнаружив тлетворное влияние, пришлось останавливаться и ловить нужное защитное состояние в медитации. Вроде бы удалось душевно отстраниться, но при этом сохранить рабочий контакт с пациентами. Кое-кто из них ещё пребывал в сознании, прекрасно понимая, что шансов на жизнь практически нет. Кончится действие введённых стимуляторов «последнего шанса» и всё. Тяжелые раны в животе, в груди, про конечности можно не упоминать. Первым делом пришлось распылять усилия и просто стабилизировать состояние пострадавших. Мутагену для работы потребовалась энергия, много энергии, мысленно содрогнувшись, пробудил внутри себя источник. Хоть и не совсем то, что сейчас нужно, но тоже сойдёт. А дальше процесс затянулся на целые сутки. Я сращивал порванные сосуды, заращивал крупные трещины в костях, выводил из организмов отмершие ткани, постепенно увеличивая добычу энергии аномалий из внутреннего источника. В какой-то момент Михась принёс мне ещё одно едва живое тело с последствиями сильного отравления горячим свинцом. Санитар, похоже, сейчас тоже едва держится на ногах и уже делает ошибки. Хоть мне и было тяжко, однако опыт прежних воздействий мутагеном на других людей и сам мутаген позволили избежать фатальных ошибок. Смертники благополучно перешли в разряд условно-выздоравливающих. Хотелось узнать, что с ними произошло и почему они попали к нам в таком скверном состоянии, но до разговоров дело просто не дошло. Изрядно утомившись, я вернулся домой отсыпаться. А ведь на следующий день уже нужно выдвигаться во всеоружии к «Агропрому», дабы не оказаться там к шапочному разбору.

— Есть свежие новости? — Тихо спросил вкрадчивым голосом у Димки Красавчика, подкравшись к нему сзади, легко обнаружив его весьма хорошо замаскированную лёжку неподалёку от заброшенного научного комплекса.
— И как тебе это удаётся? — Зло прошипел он, а от него во все стороны брызнуло непередаваемым чувством досады. — Неужели я так сильно наследил, что ты меня в два счёта срисовал? — Он осторожно выбрался из-под маскировочной накидки, оглядываясь по сторонам и пытаясь заметить меня.
Сказать правду — он действительно хорошо спрятался. Удачное место, с которого хорошо видна дорога и часть комплекса, где мною ощущалось присутствие народа. Самодельная маскировочная накидка с пучками навязанной травы и опавших листьев. Пройдёшь в паре метров и хрен заметишь. Но я его и искал примерно в таком месте, до этого проверив ещё несколько удобных для наблюдения точек. Плюс ментальное чутьё чуток помогло. Лариса же спряталась дальше в лесу, оттуда подстраховывая меня. Вдруг я пропущу случайного врага мимо внимания.
— Хитрецов обычно подводит их же хитрость, — я широко ухмылялся, позволив себя заметить. — Ты выбрал не самую удобную для наблюдения позицию в угоду преимущества спешного отступления. Перепады высот, укрытия. Когда знаешь где именно искать — искомое легко находится, как бы оно не пряталось.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.