Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46519
Книг: 115390
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Василиски и другие неприятности»

    
размер шрифта:AAA

Mariya Shoroh
Василиски и другие неприятности

      Все писатели начинают со слоя правды, разве нет?
      В противном случае их истории
       казались бы комком сахарной ваты –
      ускользающий вкус, обернутый вокруг воздуха.
      Джоди Пиколт.

Пролог

       Катарина Эр Гедас
       Дети носились по саду за папой. Сегодня Лексан, наш сын, впервые смог обернуться в промежуточную форму василиска, в чём ему помогала вся змеино-хвостатая часть нашей большой семьи, в том числе наш приёмный сын Доран ар Полоз, последний представитель своего клана, ровесник моих малышей. Хвосты сирен проявились у двойняшек ещё в первые дни после рождения, но ипостась змея унаследовал только наш мальчик.
       Я с бабушками и дедушками малышей сидела за накрытым столом в беседке около пруда и нянчилась с племянниками. Машка с двумя мужьями каталась по озеру в закрытой от наших глаз иллюзией лодке. У неё был затянувшийся уже на полгода медовый месяц и почти такой же скор беременности.
       Теперь, когда деткам исполнилось пять лет, я спокойно вернулась к учёбе в Академии. Иск вёл курс магии иллюзий, а я готовилась к сдаче экзаменов второй ступени. Мне лениво было ходить три года на лекции, поэтому я выбила у Аска разрешение на заочную форму обучения. Чтоб за год покорить вторую ступень и догнать большую часть курса землян.
       Пока сидела с детьми в декрете, я не переставала тренироваться и медитировать, поэтому резерв у меня был, как у начинающего магистра, и за практику я не переживала. Изучала объёмные плетения, сложные ритуалы и, в тайне от мужа, практиковала магию сирен.
      Нашим родителям поставили отдельный домик. Они долго не хотели перебираться к нам. Мама была не против, но всегда поддерживала отца и отказывалась переезжать без него.
       Папе тяжело было оторваться от родины и привычной жизни, и его не удавалось уговорить даже упирая на его проблемы со здоровьем, пока в дело не вступила мама с хитрым планом. Она начала симулировать проблемы с сердцем, мы с мужем усилено делали вид, что не можем ей полноценно помочь, пока они живут на Земле, и в итоге папа сдался.
       Иногда мне кажется, что он видел наши попытки манипулировать им и просто поддался, в глубине души понимая, что мы правы.
       Свои опасения он высказал, когда они уже перебрались в змеиный мир. Оказалось, он переживал о том, что от кого-то из родителей я унаследовала свои гены, а что делать второму, если он окажется человеком? Его волновало не наличие силы, а продолжительность жизни. Страшно пережить или оставить в одиночестве свою половинку, к которой ты давно прикипел сердцем и душой.
       Я успокоила его, рассказав о брачных ритуалах на крови. Даже если его опасения подтвердятся, им с мамой нужно будет всего лишь ещё раз пожениться.
      Они, кстати, здорово помолодели за те пару лет, что живут здесь.
       Машка оказалась дриадой, без каких-либо иных сил. Способности развивает самостоятельно, хоть и не говорит об этом, но я же вижу, как растёт её резерв. И куда только мужья смотрят, учудит ведь что-нибудь без присмотра? Учиться пока не собирается, да и куда ей, с тремя детьми.
      Со своими мужьями она познакомилась на празднике рождения малыша у двоюродного брата Иска. Рыжие близнецы очаровали мою сестрёнку, поочерёдно приглашая её танцевать, угощая напитками и одаривая комплиментами. Она призналась, что когда они под конец вечера предстали перед ней оба, она сначала подумала, что у неё от выпитого в глазах двоится.
       На следующий день пригласила их обоих домой. Счастливые ребята пришли к нам в дом и подрастеряли свой боевой настрой. Ибо Машке, глядя на них, в голову пришла идея картины. Мужской эротической картины. В общем, попали мальчики. Но тут мир такой. Хочешь жену – терпи её заскоки.
       Полгода назад.
       Двое молодых людей сидели на чёрном диване в красной комнате. На обоих было только нижнее бельё желтого и белого цветов. Молодая художница, задумчиво покусывая кисточку, вышла из комнаты. У неё закончилась алая краска.
       Парень в желтых трусах издевательски зашипел на близнеца:
       - Она флиртует, воспитание не позволяет ей прямо сказать, что мы ей понравились? Что-то я не заметил!
       - А я откуда знал? - возмутился белотрусый.
       - Меня никто ещё так не унижал. Мне женщины нравятся, а она нас заставляет изображать мужелюбцев!
       - Я тоже удовольствия не получаю. Но мы ей хотя бы понравились.
       - Это когда она нас, как лабораторных ящериц, изучала и щупала?
       - По-моему, ты утрируешь. Она просто немного увлеклась. Предлагаю подождать, когда она в следующий раз подойдёт к нам и тогда...
       Его брат предвкушающе улыбнулся. Мужчины, которым на двоих перевалило за полторы сотни лет, очень часто понимали друг друга без слов.
       Машка
       - Катюха! Выручай! - ввалилась я в комнату сестры. Я знала, что мужа она минут двадцать как отправила гулять с детьми и сейчас относительно свободна.
       -Что случилось?
       -Как соблазнить василиска? А лучше двух!
       - Мышь, ты уверена, что тебе нужен этот гем?.. Что тебе это нужно? Потом не избавишься! И жить вам вместе долго-долго.
       -Хочу, хочу, хочу! Они такие классные! И покладистые! А какие у них задницы, ты бы видела! Нямки!
       - Убереги мою нежную психику от своих восторгов. Мне Иска хватает.
       -Так ты поможешь?
       - Ты же не отстанешь? -как-то излишне обречено спросила сестра.
       - Ни за что!
       - Ты же ещё в Академии не была. А там есть вампиры...
       - Фу
       -Оборотни.
       -Дважды фу.
       - Драконы!
       - А я хочу этих сексуальных красавчиков, которые будут всю жизнь носить меня на руках!
       - Мышь! Никто не носит женщин на руках всю жизнь, если не считает достойной этого! И происходит подобное разделение неосознанно. Ты ещё молодая, даже юная. Тебе всего двадцать лет, дай себе время. Дай вам время вырасти. Тем более ты будешь взрослеть, меняться изнутри. Подумай, тебе не станет с ними скучно через год? Десять лет? А через двадцать? Да у тебя такое шило в ж... В общем, это сейчас ты егоза, а через пол века может станешь мрачной вредной стервозинкой. И у вас будут совершенно разные взгляды на совместную жизнь.
       - И чё? Мне полвека целибат блюсти? Ты это, Кать, отдохни чуток. Я сама что-нибудь придумаю, - шутливо подняв руки я отступила от неё.
      Совсем сестре плохо. По ходу пора вспомнить, что я тётка двух сорванцов и дать их родителям день отдыха от детей.
       В комнату я возвращалась с трепетом в душе и дрожащими коленками. Двое офигенных молодых мужчин, которым мог позавидовать и античный Аполлон, ждали меня, устроившись на диване. Если бы не воздушные фильтры, которым меня обучил деверь, после неудачного эксперимента с силой нимф и этими феромонами, пахла я в тот раз, как цветок кактуса, запах моего возбуждения сегодня выдал бы меня с головой.
       Я планировала обучаться магии, но немного позже. Я училась с первого класса в физико-математической гимназии, в художественной школе, потом дизайнерский колледж, а за ним и университет по курсу графического дизайна. Я устала! И хотя бы один год попросила дать мне отдохнуть.
       Я в этот мир перебралась самой последней. Все уже успели обжить свои дома, а я курсировала между ними, живя примерно по месяцу то здесь, то там, не находя своего места.
       Так что этот год я собираюсь провести максимально продуктивно и отрываться за всё веселье, что прошло во время учёбы мимо меня. И в особенности наверстать пробел в отношениях. Было у меня несколько романов, но не чувствовала я искры с этими ребятами. Не было той химии, что сейчас заставляет меня загораться от одного взгляда на парней в моей комнате. Девчата говорили, что холодность в начале, особенно у вчерашних девственниц - это нормально, но... Но зачем ломать себя и ложиться с тем, к кому не испытываешь ничего, кроме симпатии? Да и времени ни на что, кроме учёбы и конкурсов, почти не было. Пару неудачных опытов оставим за скобками.
       Молодые мужчины устроились на диване и о чём-то болтали. Для картины я заставляла их находиться в динамичных позах. Создавалось впечатление, что ещё чуть-чуть, и они поцелуются. Один полулежал, откинувшись спиной на подлокотник, второй близнец навис над ним, протянув руку к его щеке, а другой опираясь на спинку дивана. Разметавшиеся рыжие волосы нижнего и строго убранные в хвост верхнего. Я чуть подрисовала, конечно, трепетность во взгляде тому, кто лежал, и властности второму, но от этого стало только реалистичнее. Я точно повешу это в своей спальне. Никому не отдам.
       - Ну что, продолжим?
       Ребята тяжело вздохнули, но подчинились.
       - Ещё полчаса, и потом я вас угощу вкусным обедом, хорошо?
       - И десерт не забудь.
       - Будет вам десерт.
       - Что-нибудь сочное, сладкое и терпкое.
       Я не смотрела в этот момент на них, смешивая цвета для получения нужного оттенка, но то каким голосом говорил один из них о... десерте, заставил меня покраснеть.
       Через обещанное время я достала растворитель и начала аккуратно очищать кисти.
       - На сегодня всё, ребята. Основу я сделала, посмотрю, как ляжет, может быть, через пару дней вам придётся ещё разок помучиться, но я надеюсь, что нет. К тому же у меня есть ещё пара карандашных набросков. Обещаю, результат покажу. Вы одевайтесь и идите на кухню. Я минут через десять спущусь.
       И успокоюсь наконец. А то вы в таком виде для меня как сочные мандаринки. Удержаться невозможно.
       Я так основательно погрузилась в свои мысли, что не сразу поняла, что меня окружили. Один из близнецов подошел совсем близко и провёл пальцем по моей щеке.
       - У тебя краска.
       - Оу, бывает. Я поэтому и ношу рабочий комбинезон и старые футболки, когда работаю.
       - И здесь капелька и здесь, - второй стоял у меня за спиной и провёл пальцем по ключице, а от неё к ушку, которые не были защищены тканью.
       Меня будто током ударило. Я впервые испытала такой резкий прилив желания и могла только беспомощно открывать и закрывать рот. А они как по команде отстранились и пошли одеваться за ширму.
       Кто так делает? Я сама хотела совращать! Придётся менять планы. Жизнь - игра: иначе скучно.
       В некоторой степени я понимала обеспокоенность сестры. Она привыкла видеть во мне ребёнка. А я уже третий десяток разменяла, пока она по другим мирам гуляла и в декрете сидела. И общались мы много меньше, чем в то время, когда жили вместе на земле. А я выросла и нормально приняла реалии нового для меня мира. Просто ещё не полностью освоилась.
       Два мужа. Это же здорово. Я же не просто так подбирала кандидатов. Я хотела, чтобы между ними не было серьезного соперничества. И чтобы я была центром нашей отношений, а не буфером между мужьями. Слишком расчётливо? Так я никого не неволю. Просто выхожу на охоту за понравившейся дичью. А мальчики действительно меня увлекли. Умные, весёлые, ехидные, возраст у нас не слишком отличается, всего пол века. Есть, конечно, вероятность того, что они захотят лидировать в нашей семье, но пока я учусь жить в новых мирах, это тоже неплохо.
       Пока я вела диалог сама с собой, кисточки уже очистились, краски я закрыла, мольберт оставила стоять, чтобы картина сохла. Пора идти к парням, но в начале привести себя в нужный вид.
       Пальцы в разводах, но с этим ничего не поделаешь, тут нужна ванночка, пилинг, крема... Вечером займусь, если желание найду. Комбез с футболкой в стирку. А вместо них короткий сарафан до середины бедра с крупными цветками топинамбура на подоле и широкой чёрной атласной полукруглой полосой от ключицы до ключицы вместо бретелек. Сарафан зрительно увеличивает мою грудь второго размера и открывает изумительный вид на ноги.
       Эпиляцию всего сделала ещё позавчера. Больно, но нужно. Кстати, страдала я зря. Вчера Катюха презентовала крем с тем же эффектом. И обещала в будущем научить косметическому заклинанию для того же результата.
       Волосы я распустила и теперь лучше видны мои колорированные пряди. Мой натуральный цвет каштановый, но с фиолетовыми и красными полосочками мне моя шевелюра нравится интереснее и кажется объёмнее.
       Капельку блеска с мятным вкусом на губы, ресницы и так хороши.
       - Я конфетка,- подмигнула своему отражению и, капельку нервничая, чуть подпрыгивая на ходу, я спустилась на первый этаж, на кухню.
       Какие они... находчивые.
       За овальным столом, за которым мы обычно обедали всей семьёй, стоит, обычно, восемь стульев. А сейчас только три, два из которых заняты братьями, а между ними один стоит так, что я буду задевать локтями своих соседей, когда сяду.
       - Ребята, две минуты, я всё разогрею. Надеюсь, вам понравится лазанья.
       - А что это?
       - Что-то из земной кухни?
       - Да, это блюдо пришло из итальянской кухни. Слои тонкого теста прокладывают мясной или сырной начинкой в виде соусов и запекают. Я люблю смешивать начинки. Здесь мясо с томатным соусом и пресный сыр с травами. Сверху острая сырная корочка.
       В этот момент у меня предательски заурчал желудок.
       - Видимо, это очень вкусно, - рассмеялся один из них.
       Никак у меня пока не получается их отличить. Кто из них, кто? Может, стоит пообщаться с ними по отдельности?
       На десерт нарезала кубиками мандаринки, хурму и бананы. Сладкое, кислое и терпкое. Вот.
       Мои плечи слегка подрагивали от сдерживаемого смеха. Меня, когда нервничаю, всегда пробивает на ха-ха, ничего не могу с собой поделать.
       Я думала, что и на стол буду накрывать сама, но мальчики определенно что-то задумали. Стоило мне достать тарелки и вилки, как один из ребят появился рядом и мягко отобрал у меня посуду.
       - Спасибо, - смущенно улыбнулась я.
       Рыжий василиск лишь послал мне коварно-соблазнительный взгляд и пошел расставлять приборы.
       Я открыла подобие микроволновки, работающей на магии, чтобы достать лазанью, но забыла взять прихватку и чуть обожгла пальцы. Зашипела, затрясла рукой, которую тут же перехватил мужчина, чуть подул, и жар, обжигающий подушечки пальцев, исчез. После чего мои пальчики были... обнюханы?
       Я просто увидела, как василиск удовлетворенно прикрыл глаза.
       Чёрт. Мои фильтры слетели. Доигралась.
       Но мужчина не отпуская моей руки, просто довёл меня до стола и усадил между собой и братом. Брат, кстати, успел метнуться и поставить еду на стол.
       Я была сильно напряжена и смущена, и думала, что обед пройдёт ужасно, но у ребят как-то получилось разговорить меня, и в конце, когда поставила турку на конфорку, я не только довольно улыбалась, но и немного различала Сида и Гора. Пока они сидели на своих местах.
       Гор кажется взрослее и чуть нахальнее, Сид теплее, и могу сказать, что характер у него мягче, чем у брата. Мне кажется, что общение с ними будет интересным.
       Ушли ребята, взяв с меня обещание, погулять с ними завтра утром. Конечно, не обошлось без, волнующих воспаленный мозг поцелуев. И если Гор играл тонко и целовал пальчики, которые недавно лечил, то Сид расцеловал меня в щеки и задорно подмигнул.
       Сид и Гор. Через пару часов.
       - Она не умеет готовить. Это не еда, а биологическое оружие. Я сырую птицу с костями и перьями легче перевариваю, - голос Гора глухо звучал из-за двери туалета.
       - Значит, научим. Или сами будем готовить. Хотя у меня было ощущение во время обеда, что это кто-то ел до меня, - его брат устало валялся на кровати в комнате и глядел в потолок.
       - Но теперь мы точно знаем, что не любим итальянскую кухню.
       - Будем приучать малышку к полезной и вкусной пище.
       - А вечером предлагаю устроить ей незабываемое похищение в мерцающие пещеры.
       - Главное, маму предупреди, а то она свой мох любит чуть ли больше чем нас. Если узнает, что мы без разрешения туда полезли - хвосты накрутит.
       - А ты тогда дядю Иска предупреждай, чтоб его жена нам головы не откусила. И чтобы он сквозь защиту дома нас пропустил.
       - Угу. И попытаться всё сохранить втайне от Марии.
       - Мне, кажется, она не будет против совместного приключения. - Гор предвкушающе улыбнулся и зажмурил глаза, представляя лицо девушки, когда она увидит пульсирующие светом стены подземных тоннелей. Как художник она обязательно оценит их красоту.
       - Прекращай мечтать, - вернул его в реальность голос брата. - У нас ещё дел до первой звезды.
       Маша
       - Скучно было вечером - делать было нечего, - бормотала я себе под нос, занимаясь-таки руками.
       Краска почти полностью сошла, остались красноватые разводы, но на натёртой коже почти не заметные, а через пару дней и они исчезнут.
       В данный момент я занималась тем, что полировала ноготки шелковой губкой. Люблю, когда они блестят без использования лака.
       Стоило отложить инструмент полировки, как в окно влетел маленький камушек. Мне даже интересно, кто бы это мог быть. Охрана дома, после заката, пропускала только членов семьи, племяши, что ли, балуются?
       Я, как была в домашних коротких шортиках и футболке, с босыми ногами, высунулась в окно по пояс, чтоб узнать, чего хотят малыши. Но внизу стоял один из рыжих близнецов.
       - Гор? А ты что здесь делаешь? - я решила, что более наглый брат решил навестить меня один.
       - Нет, малышка, - прошелестел мне в ухо змей, оплетая меня за талию и затыкая рот кончиком хвоста. – Гор - это я.
       И плавно опустил меня со второго этажа прямо в руки брату.
       - Привет, Сид, - ворчливо поздоровалась я с моим носильщиком.
       - Теперь правильно, - с подозрительным мерцанием в глазах ответил он. Хотя, может, это просто свет звёзд бликовал на его радужке. Что-то мне Катюшка рассказывала, но я не помню.
       - У нас для тебя сюрприз.
       - Но придётся тебе нам довериться.
       - Путешествовать будем некоторое время в темноте.
       - Ребят, я не совсем одета для прогулок. – пыталась я приглушить энтузиазм ребят.
       На улице вообще-то поздняя осень, плавно переходящая в зиму. Под куполом, около Катиного дома, температура выше, они с мужем это продумали ещё пару лет назад. Дети иногда выбегают гулять в сад без разрешения и присмотра, и чтобы они не простывали, забыв надеть шапку или шарф, молодые родители создали вокруг дома постоянную климатическую тёплую зону.
       - А мы пойдём телепортом.
       - И там тепло.
       - Под землю, что ли? Темно, тепло и интересно. - Мне не ответили.
       - А сейчас закрывай глазки, - мне на лицо лёг мягкий непрозрачный шарф.
       - Ребята, вы помните, что Иск вам хвосты поотрывает, если что?
       - Не волнуйся, детка, мы тебя не обидим, - прошептал мне на ухо, наверное, Гор.
       - Да, малыш, тебе понравится, - ободряюще прозвучало, с другой стороны.
       Я только усмехнулась. «Детка, малыш - развели здесь детский сад, блин».
       Под землёй мне находиться не очень нравилось. Моя новая дриадская суть принимала и понимала необходимость почвы и земли в целом, но всё же тянулась к свету и солнцу.
       Меня несли на руках. Бережно поддерживая за спину и бедра. Я обнимала Сида за шею. Он отказался передать моё тело на руки брату, и меня это вполне устраивало.
       Поведение Гора меня нервировало. Не спорю, он будоражил меня своим непрозрачным вольным обращением, но мягкая открытость возможных отношений Сида мне больше импонировала. Возможно, потому что Гор вел себя как классический пикапер, совершено уверенный в своей неотразимости, и его напор сводил на нет всю игру в соблазнение с моей стороны. А Сид позволял мне самой решать, что и как я хочу сделать и получить.
       Несли меня не долго, минут десять. Температура окружающего воздуха была комфортной. Я не ощущала ни ветерка, ни каких-либо иных колебаний. И усилить свои органы чувств я не могла, как ни старалась.
       Если честно, я немного завидовала сестре, ей достался полный набор способностей, включая силу метаморфа. Если б я могла, то поправила бы нос, мне всё кажется, что он широковат, и хочу такую же родинку над верхней губой, почти в уголке рта, как у мамы, она создаёт ощущение, что там остался кусочек шоколада и смотрится очень соблазнительно.
       - Мы почти на месте, - шепнул Сид мне на ухо, вырвав меня из раздумий.
       Он помог мне встать на ноги, поддерживая и не давая упасть. Под ногами был мох и тёплая почва.
       - Идём, - прозвучало, с другой стороны. И если Сид держал меня под руку, то Гор взял за кисть и переплёл наши пальцы. Но они оба настойчиво вели меня в неизвестность.
       Сейчас весь мой мир был ограничен осязанием, слухом и обонянием. Где-то недалеко текла вода, ударяясь о камень, воздух был влажным, но не затхлым, как это часто бывает в подвальных помещениях.
       Сид бережно поддерживал меня, позволяя перенести на него часть моего веса при неуверенных шагах, а Гор отвлекал и заставлял сбиваться, поглаживая мою кисть пальцами, мне казалось, между нами начинает искрить от напряжения, которое он создаёт.
       Не знала, что на пальцах так много чувствительных точек, прикосновения к которым могут заставить сердце биться быстрее. И как бы я не уговаривала себя, что готова к близким отношениям, реальные прикосновения мужчин, занимающих мои мысли, в ситуации, когда они управляют мной, капельку пугали и чертовски волновали.
       - Мы на месте.
       - Только резко не открывай глаза. Здесь очень светло, - Гор удивительно нежно развязал шарф, не дернув ни одного волоска на моей каштановой голове, и обнял за плечи, прижавшись ко мне со спины. Сид, возмущённый произволом старшего брата, втиснул свою руку между нами и притянул к себе за талию.
       Я не сопротивлялась. Я наслаждалась открывшейся картиной. Мне кажется, начни они сейчас на голове стоять, я бы не заметила.
       Соцветие камней, светящееся всеми цветами радуги, высотой в несколько метров, расположилось на стене высокой светлой пещеры. Все стены были усыпаны одиночными или парными сверкающими и, казалось, пульсирующими излучаемым светом самоцветами, но этот каменный цветок был чем-то невероятным. Я пожалела, что у меня нет хотя бы карандаша и блокнота, а лучше планшетника, на крайний случай фотоаппарата.
       Под цветком располагался маленькое озерцо, вода в которое поступала из отверстия в стене в центре цветка, она, казалось, смешалась со сверкающей радугой.
       Мох под ногами органично вписывался в интерьер пещеры, в основном он был зелёным, но не однородным, были островки серого, бурого и серебристых оттенков зелёного. А возле озерца росла высокая грядка серебристо-синего мха. Навевая мысли о приближающемся празднике Нового Года.
       - Тебе нравится? - кто-то из них выдохнул мне в левое ухо.
       - Да. Потрясающе. Хочу...
       - Запечатлеть?
       - Ага.
       - Нам Иск дал, - Сид протянул мой фотоаппарат Никон с профессиональной линзой.
       - Спасибо! - я подпрыгнула на месте от радости и ударила макушкой Гора в челюсть. - Ой, прости, - я повернулась к нему лицом. Парень поджал губы и потирал пострадавший подбородок.
       - Хочешь, поцелую, и всё пройдёт?
       Он изогнул бровь, но молча наклонился, чтобы я могла дотянуться губами до пострадавшей части лица.
       Я потянулась к нему, не ожидая подвоха, но вместо подбородка поцеловала в губы. В последнее мгновение Гор наклонился ниже и поймал в плен мои.
       Вот это да, я чуть фотик не уронила. Это было так нежно и удивительно, и не шло ни в какое сравнение со всеми моими прежними касаниями губ. Поцелуй со вкусом ментола. Я ожидала, что меня как минимум попытаются съесть, оставляя губы помятыми и зудящими, как после чистки зубной щеткой. Но Гор целовал, и в то же время спрашивал, хочу ли я этого, не удерживая и не пытаясь обнять.
       - То есть я принёс оборудование, а целуешь ты его? – улыбаясь, спросил Сид.
       Я дёрнулась и, покраснев, оторвалась от Гора.
       - Извини.
       - Только за поцелуй.
       Пришлось повернуться ко второму близнецу и поцеловать его, но волшебство момента уже было чуть нарушено, и мыслями я стремилась к работе с камерой. Сиду надоело моё отсутствующее состояние, и он обнял меня, зарываясь пальцами в волосы, массируя затылок.
       У-ум. Его губы на вкус как малина, а игривый раздвоенный язычок исследовал мой рот, щекотал кончик языка, вовлекая меня в эту необыкновенную игру, заставляя забыть обо всём.
       - Извинения приняты, - хрипло сказал он, выпуская меня из рук.
       Я чуть не упала, но была подхвачена вторым братом.
       Такое ощущение, что они поменялись ролями.
       - Я пойду поснимаю.
       Мне срочно нужно отойти от них. А то я за себя не отвечаю. Не думала, что от поцелуев можно так… потеряться в отсутствие мыслей.
       Минут десять я настраивала объектив и себя на работу. Пещера всё ещё казалась мне красивой, интересной, но, наверное, стоит оказаться здесь как-нибудь без ребят, потому что мои мысли постоянно возвращаются к ним, вместо того чтобы сконцентрироваться на работе.
       Я не ханжа и не сопливая идиотка, которая сходит с ума от присутствия привлекательных яйценосных, но эти двое просто взрывают мне мозг и либидо своей близостью.
       А фантазия у меня бурная, больная и отравленная интернетом. Не знаю, о чём думают они, но я уже в скоплении камней и рисунке мха различаю позы из Камасутры. Интересно, существует контрасекс для дриад? Личную виагру я уже нашла.
       Пока я снимала всё, на что падал мой взгляд, ребята накрыли поляну. Ассортимент вдохновлял. Вино, фрукты и конфеты. Ой, что будет.
       Мальчики не в курсе, но пить мне нельзя. У меня и так тормоза с задержкой работают, а после пары бокалов совсем отказывают. Они меня просто не видели после праздника, на котором мы познакомились.
       Вот мне главное - себя понять. Сид и Гор мне нужны, или я себя убедила, что они мне нужны? Тут варианта два. И тормозить нужно сейчас. Потом будет поздно.
       А ребята скинули рубашки и штаны и пошли прямой наводкой в искрящееся озеро. Кажись, всё. Я остаюсь. Моя творческая натура взяла вверх над разумом и сейчас тихо кайфует от открывшейся картины. Я. Их. Хочу. В вечное пользование.
       А, гори оно всё синим пламенем. Я сделала несколько снимков, как рыжики заходят в воду, и начала раздеваться. Налила бокал белого вина.
       Сколько можно вести себя как нецелованная девочка?
       Выпив для храбрости, я, лишь в комплекте спортивного белья, пошла в купаться. Не знаю, хватило ли мне духу, будь я в чём-то менее скромном.
       Сид и Гор
       - Предлагаю охладиться, - пробормотал Гор, когда Маша цапнула камеру и убежала исследовать пещеру.
       - Угу. Слушай, я ревную, - задумчиво нахмурил брови Сид. - Она на тебя как-то ярче реагирует, - он расстелил мягкий плед, а брат открыл корзину для пикника и расставил нехитрую закуску и вино.
       - Я бы так не сказал. Когда ты её обнял, от неё такой пьянящий запах пошел, я с трудом удержался, чтоб не присоединиться.
       - Идём плавать, а то ещё не сдержимся и испугаем её.
       - Мне кажется, она не из пугливых.
       Оставив вещи на пледе, они отправились в озеро. Вид его был обманчивым. Не слишком широкое, в диаметре не более сорока метров, через несколько шагов от берега его глубина достигала почти десятка метров.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.