Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46554
Книг: 115540
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 15

    
размер шрифта:AAA

* * *

Детектив Резо едва скрылся из виду, когда Дрю заметил, что к нему направляется еще один человек. Да что тут – Центральный вокзал? Или просто он новоприбывший в маленьком городке, где все непривычное привлекает внимание?
К Дрю подошла седая женщина в спецовке, почти такая же крупная, как детектив Резо. Только двигалась она гораздо целеустремленнее – ни следа напускного полицейского утомления.
– Ты будешь Зиглер?
Даже в непрекращающемся гомоне бара голос ее без труда перекрывал расстояние между ними.
«Сверх поддержания легенды – не ври». Но никто не говорил, что осторожничать не стоит.
– С утра был.
Если незнакомка и умела улыбаться, то не стала.
– Тебе надо перекантоваться, так? Есть хочешь? Я умираю от голода.
Она развернулась и двинулась прочь столь же стремительно, насколько вялой была походка детектива Резо.
– Кто?.. Что?..
Она обернулась, не теряя контакта с поверхностью, до странности изящная в низком тяготении.
– Ты всегда был дураком или выучился? Грейс я. Грейс Дорфман. Лум просил за тобой приглядеть. Сказал, окажешься ничего – пособить. Берни, мой муж, согласный, и Рез тебя не арестовал, так что ты в порядке.
Слишком много информации. Дрю вцепился в одну ее частицу.
– Какой Лум?
– Бо-оже, ты правда дурак. Скажи спасибо, у него к мечтателям вроде тебя слабость: сам был такой. Приглядывает, чтобы им нашлось, где перекантоваться первые пару дней, пока на ноги не встанут. Пошли уже, коли идешь.
Она снова исполнила пируэт и двинулась прочь в том же стремительном темпе. Наверное, на Луне избыток веса становился преимуществом.

* * *

Тем вечером Дрю наелся сытнее, чем наедался в последние недели. Вначале ему было хорошо, затем дурно, а потом он провалился в сон на диване у Дорфманов.

* * *

Очнулся он в восемь утра.
Каким идиотом надо было быть, чтобы не поставить будильник? Но нет, вспомнилось, ставил.
Наверное, это от еды. А может, оттого что впервые за годы он ощутил себя в безопасности, впервые был доволен собой с того дня, когда тренер проходил мимо, а Дрю закрывал дверцу машины. Стоило хорошо подумать, прежде чем принимать ее… Подарок сделал дядя: ярко-красный «Питон» с гироскопической подвеской, управлением полного погружения, ультраконденсаторами, которые перезаряжались почти так же быстро, как разгоняли автомобиль с нуля до девяноста. Все девчонки обожали его машину.
Дрю знал, чем для его семьи были подарки. Но как-то исхитрялся делать вид, что они и правда бескорыстны, пока после цепочки событий, которую позже так и не смог полностью восстановить, он не обнаружил, что отвернулся от семьи-вдали-от-семьи, которую так усердно создавал. До сих пор у него перед глазами стояли опущенные плечи тренера, когда Дрю отказался от стипендии и продал душу праву рождения. Это разочарование поджатых губ стало единственным укором, который тренеру довольно было выразить. Тренер знал о прошлом Дрю, помог ему сбежать от него. А потом Дрю вернулся из-за… из-за проклятой машины. А может, из-за девчонок. Им машина действительно нравилась. Настолько, чтобы большинство не интересовалось тем, откуда берутся деньги на такую роскошь. Настолько, чтобы большинство не интересовалось самим Дрю.

* * *

В ночевке на диване хорошо то, что ты уже одет. Дрю натянул башмаки, и толчок инерции вовремя напомнил ему не совершать резких движений. Он вылетел в коридор и помчался, отталкиваясь от прихваток.
Таков был план, по крайней мере. Дрю не одолел и двадцати шагов, как едва не столкнулся с татуированным мужчиной с кольцом в носу, свернул, сошел с линейки прихваток, врезался в стену и позорно отлетел к противоположному краю туннеля.
Кольцо-в-Носу склонился над ним, пока Дрю искал способ изящно подняться на ноги.
– Я Лум Арбакл, и ты еще не уволен только потому, что бежал. Грейси тебя подпоила, да?
Хохотнув, он рывком поставил Дрю на ноги, как рыбак, поймавший большую рыбу.
– Конечно, если я снова увижу, что ты бежишь по прихваткам, тебе лучше иметь чертовки серьезную причину. Не люблю платить компенсацию за травмы по глупости. Понял?
Ответ мог быть только один.
– Так точно, сэр.

* * *

Несколько минут спустя Дрю обнаружил себя в комнате. Ее вид и запах напоминали раздевалки, когда-то показавшие ему путь к чему-то большему, чем жизнь, от которой он считал себя способным бежать. Хотя предки этой раздевалки, должно быть, имели связь с химчистками. За рядами скамеек и табуретов над головой тянулась цепь, какими по всех подобных заведениях мира вытягивают из недр помещения свитера, брюки и пиджаки. Только на этой вместо троек и фраков висели скафандры. Очевидно, не для него предназначенные.
– Сара! Твой практикант на месте! – крикнул Лум в двери, откуда выезжали скафандры.
Он склонил голову к плечу, звякнув кольцом, словно, глядя на Дрю искоса, лучше мог оценить его рост.
– Сколько в тебе? Чуть больше метра восьмидесяти?
– Сто восемьдесят три.
Лум снова заглянул в проем.
– Выдай ему тренировочный. Средний пойдет.
– Лимончик, средний, одна штука, – гулко отозвался голос Сары, кем бы та ни была.
Дрю не понравилось, как это прозвучало.
– Я проходил курсы, на челноке…
– Ясное дело, – ответил Лум. – Но работать в скафандре целый день – совсем другое. Получишь пока тренировочный. Управление попроще, и ребята видят, что за тобой пригляд нужен. Меньше шансов угробиться до первой зарплаты.
Цепь над головой залязгала.
Дрю огляделся.
– Как-то тут… просторно немного.
– А ты слегка опоздал.
Тренировочный скафандр прибыл: почти флуоресцентной изжелта-зеленой яркости, крупнее остальных – не потому что для рослого человека, а по конструкции. Сработан для безопасности, а не для подвижности. За ним показалась женщина в облегающем костюме, спроектированном скорее для подвижности. Или, возможно, для демонстрации. Шлем был снят, и костюм делал ненужным всякое додумывание, несмотря на волну светлых волос, полуприпрывающую обтянутый пластиком торс.
Лум, очевидно, уже сталкивался с такой реакцией. «Сюрприз, твоим боссом станет самая прекрасная женщина на планете. Пускай даже эта планета очень маленькая». Может, это тест? Слишком долго пялишься – и все, ты недостаточно сосредоточен для этой работы.
– Дрю, это Сара, – сообщил Лум. – Сара Джейнс. Пока ты здесь, считай, что она господь бог.
Скорее богиня, но вслух этого говорить точно не стоило.
– Э, хорошо.
Когда-то он умел общаться с прекрасными женщинами. Сейчас они заставляли его нервничать. Прошлое атакует настоящее. Наверное, так всегда и бывает.
И, вероятно, это действительно проверка. Не может же она не понимать, какое впечатление производит. Ей самое малое тридцать. Любая женщина вроде нее вступает в этот возраст, осознавая, как влияет на мужчин.
Если шел экзамен, Дрю его пока не завалил. Сара стянула тренировочный скафандр с вешалки и сунула ему в руки.
– В этом ты точно не потеряешься.
– Я в этом не пройду столько, чтобы потеряться.
– Ха, да он остряк. – Сара обернулась к Луму. – Хочешь, чтобы я его дотащила до самого верха?
– Нет, только до края. Поводи там, проверь, не из блевунов ли он. Придет вторая смена – отпустишь. Завтра может отправляться на ПВС. – Он обернулся к Дрю. – Закончишь – загляни ко мне в контору. Если Сара тебя не забракует, выдам аванс. Не вечно же тебе у Грейси столоваться.

VII

Резо проверял отчеты, когда ему по личному каналу позвонил Арчи.
Ради болтовни о том о сем этот канал не использовали.
– Что случилось?
– Помнишь того парня, Зиглера?
– С ним проблемы?
– Нет. В смысле, не думаю. Но Лео мне сейчас сказал, что один тип о нем спрашивал. Точно не из местных; назвался Бо Гест.
– И?
– Ну так это не человек, а роман. «Бо Жест», понимаешь? – Арчи произнес первую букву фамилии мягко, на французский манер. – Классика. Про наемников, помимо всего прочего.
– Правда?
– Ты книги читаешь?
Резо фыркнул:
– Увы, приходится. Ничего нет хуже бумажной работы. Так в чем суть?
– Да он нас за идиотов держит. Что за человек называет себя как книгу?
– И что ему Лео наплел?
– А ты как думаешь? Послал вакуум сосать.
Рез рассмеялся. Он с трудом припоминал Лео, но знал, как на Луне-II принимали чужаков, защищая своих. То, что Зиглер добился такого положения всего за пару дней, характеризовало мальчишку с лучшей стороны.
– Он еще там?
– Клоун этот? Я его не видел.
– Черт, я надеялся…
– Снимок сделать? – Арчи улыбнулся во весь рот. – Только попроси. Обожди минуту, я сброшу запись с камеры над стойкой.
Рез усмехнулся.
– Спасибо.
– Не за что. Только поосторожнее. У Лео от этого парня мурашки, а Лео всякого навидался. На тебя с твоей командой тут гонят, конечно, но, правду сказать, не по делу больше. Без вас мы давно бы собрали манатки и переехали в центр. Лео говорит, что этот парень серьезен, как протечка воздуха.

VIII

Когда у него была машина и все. что к ней обычно прилагалось, Дрю понимал, почему он интересен красавицам. Женщин привлекали не тощие бегуны на длинные дистанции. Их привлекали футболисты. Или ребята с тачками за сотню тысяч.
Футболистом Дрю так и не стал. И машины у него больше не было. Но Саре он. кажется, нравился. В нерабочее время по крайней мере. Она всегда находилась рядом, в баре у Арчи, или в «Чё-та с чем-то», или просто на скамейке в подкупольном парке. Дважды он потратил немного уже не столь бесценных кредитов на билет обратно в Центральный и все, что подразумевал приятный вечер.
Идеальное поведение для его новой личности. Всего лишь двое из семнадцати тысяч жителей, неразличимые среди остальных шестнадцати тысяч девятисот девяноста восьми. Для него – потому что от невидимости зависела его жизнь. Для нее… тут он не был уверен. Знал только, что, когда она засыпала на эстакаде – оба раза на обратном рейсе, – у нее чуть приоткрывался рот, обнажая едва заметно искривленные зубы. Зубы, которые на Земле исправили бы, а здесь – махнули рукой. И более чем что бы то ни было лицо спящей выражало полное, абсолютное доверие. К нему как к защитнику? Или просто к Луне как к безопасному месту – более безопасному, чем любое известное ему на Земле?
Но это все вне смены. А во время нее менялись и Сара, и Луна. Что касается Луны, тут причина была очевидна. Работать приходилось в вакууме, с тяжелой техникой, временами – сверхурочно. Кроме туризма сущестовали и другие источники дохода для Луны-ТК. Лунная промышленность опиралась на электричество, а его производство никогда не относилось к особенно безопасной работе. Чертовы солнечные панели буквально притягивали пыль – даже отражатели на краю кратера, гревшие ректификаторы на дне, куда единственные солнечные лучи за последние четыре миллиарда лет забрасывала адаптивная оптика панелей.
Никто не знал, почему каждая до последней пылинка оказывалась в конце концов на панелях – и, разумеется, всех это неимоверно забавляло. По крайней мере тех, кто не поднимал заново облака пыли, убирая панели для ремонта или взгромождая новые на бесконечно растущую решетку.
Впервые Дрю порадовался, что легенда приписала ему степень по политической психологии. Это отводило от него большую часть шуток про умников. «Четыре года студентковедения», – объяснял он, рискнув ввернуть словечко деда по линии матери, который всегда ухитрялся держаться чуть в стороне от семейных дел. «И немного курсов плетения корзин, чтобы дотянуть до диплома».
Между тем в рабочее время Сара продолжала быть для него боссом.
– Затемнение, – спрашивала она, – когда начнется?
В прошлой жизни он такие вещи заучивал. Но степень по политической ерундологии у нового Дрю запрещала действовать по-старому. А флуоресцентной раскраски скафандр, в котором он был заключен, маркировал его как слишком… ну да, зеленого… чтобы освоить всю здешнюю премудрость.
– Э…
Щелчок в наушниках – Сара переключила канал на частный, выделенный для личных бесед… или выговоров.
– Послушай, – сказала она. – Вчерашний вечер был вчера.
Пусть даже ничего сверх почти поцелуя и не случилось, прежде чем она заснула в поезде.
– Здесь от внимательности зависит твоя жизнь. Луму все равно, чем мы заняты после смены. Черт, да он, наверное, надеется, что мы поженимся и наплодим две тысячи детишек, лишь бы те пошли в подсолнухи. Но как только ты натянул скафандр, сосредоточься на деле. Иначе ты не просто вылетишь с работы обратно на Землю. Ты убьешься. Может, даже и не один. Понял?
– Ага.
– Так что – затемнение. Когда?
Дрю знал. А «Дрю» – нет. Что довольно паршиво, если хочешь впечатлить своего начальника и все более привлекательную женщину.
Он окинул взглядом горизонт – скафандр автоматически отсекал невыносимый солнечный блеск. Два больших пика на… как сказать, если тут во все стороны север? Меньший на тридцать градусов вправо. Солнце над самым горизонтом как висело миллиарды лет, так и будет висеть целую вечность.
Триста шестьдесят градусов за двадцать восемь дней – это чуть меньше пятнадцати градусов в день, – значит, вот скорость, с которой движется Солнце. Дрю демонстративно примерил ладонь к горизонту, считая вершки. Девяносто градусов – восемь ладоней, может, десять. Положено ему уметь высчитать время? Да к черту все, устал он играть назначенную роль.
– В среду?
Сквозь забрало шлема различить выражение лица Сары было невозможно.
– А не дашь себе труд назвать более точное время?
Он снова сделал вид, что меряет горизонт.
– Около одиннадцати? Незадолго до полудня. Хотя я мог промахнуться.
Сара обернулась к нему, просветлив забрало, хотя лицо ее было по-прежнему непроницаемо.
– Неплохо. Совсем неплохо. Если точно, то в одиннадцать двадцать две. Знаешь, электроника в скафандре позволяет вызвать поиск.
– О.
Черт побери кураторов, решивших сделать его неприспособленным к жизни. Разумеется, он знал. Как бы иначе он «догадался».
Они с Сарой стояли в паре километров от края, и ближайшие панели ПВС вздымались у них за спинами, словно самые большие в Солнечной системе рекламные щиты. Гектары за гектарами фотоэлементов на тонких ходулях, как старинные пожарные вышки. Здесь такие башни стояли прочно, потому что на Луне не было ураганов, смерчей и землетрясений, способных их снести. Они поднимались высоко над поверхностью, потому что «выше» означало короче затемнение, больше света и больше энергии для промышленности, глотавшей электричество, как дети глотают сладости на Хэллоуин.
«Не выключай свет» было шуткой. Фонари могли работать на аккумуляторах очень долго. А настоящее производство, пожирающее электричество, не могло. Трижды в месяц фабрики уходили в дорогостоящий простой. Не то чтобы рабочие были против, как и владельцы клубов, где те куролесили. Но не они двигали экономику Луны-ТК. Каждый новый гектар фотоэлементов означал все новые, жадные до энергии производства… и новые голоса, требовавшие от ПВС заслуживать свое имя. И чем выше карабкались панели, тем короче становились отключения. ПВС все расширялся и будет расширяться, пока разрастается сама Луна-ТК.
– А на что похоже затемнение? – спросил Дрю.
– Оно подкрадывается незаметно. Словно очень неторопливый закат на Земле, как я слышала. А потом бах – и темнота. – Она махнула рукой в сторону кратера. – Будто разом оказаться там, внизу. Даже когда ждешь, все равно заставляет нервничать.
Дрю всматривался в дно кратера. Луны-II. скрывшейся за гребнем собственного углубления, видно не было, но внизу теснились другие купола, их огни – как рои светлячков. В остальном на дне кратера лежала тень, такая густая, как бывает только в вакууме; везде, кроме рудников летучих веществ, куда отражатели на кратерном гребне отбрасывали могучие потоки солнечного лучей. Рудники не требовали электричества – только чистый, концентрированный свет, выжигавший все от воды до ртути и серебра из породы, четыре миллиарда лет не знавшей тепла.
– Эти тоже выключаются. – Сара уловила направление его взгляда. – Мы почти единственные, у кого нет передышки, когда заходит Солнце.
В рассеянном свете, сочившемся сквозь забрало, можно было различить намек на улыбку и искорки в глазах, какие появлялись у нее после работы. Достаточные основания, чтобы рассчитывать на поцелуй, когда они в следующий раз поедут в Центральный.
На Дрю внезапно навалилась сокрушительная усталость. Если он действительно ее поцелует, он хотел бы в этот момент быть самим собой.
– Сара, мне надо тебе кое-что сказать.
Она верно уловила его настроение, но не догадалась о причине. Искорки погасли, на него снова смотрела Сара-начальница.
– Еще как надо. Где ближайший аварийный бункер?
– Сара…
– Не-а. Если требуется, используй электронный поиск скафандра. Вот прохудится твой костюм внезапно, куда ты пойдешь? Черт, да если мой прохудится, куда ты меня потащишь? Давай же. Пшшш, пшшш. Время уходит. Ты, надеюсь, схватил аварийную заплатку, или у нас уже проблемы. Быстро!
К черту изображать «Дрю». Тот вряд ли знал бы. А Дрю – знал.
– Вон там. – Он указал на основание ближайшего пилона. – Хотя тот, что вон в той стороне, не сильно дальше.

IX

Обитатели Луны-II были не единственными, кому в затемнение прибывало работы. К Резо это тоже относилось, особенно в первое затемнение, когда самый крупный из трех горных пиков загораживал солнечный свет на полных тридцать семь часов. Ко второму затемнению большая часть склонных буянить уже пропивала свои зарплаты, а к третьему оставались на ногах только самые стойкие. Но первое? «Это как вечер пятницы на стероидах. – объяснил Рез Целии, когда та в первый раз присоединилась к нему в его выход в свет перед затемнением. – А у нас и обычные пересменки тяжело проходят».
Следовательно, накануне затемнения выпускать пар Резу не удавалось. Для этого время придет после. А «до» предназначалось для отдыха. Хотя, возможно, на сей раз он выбрал неправильный его вид.
– Не приняла бы тебя за балетомана, – заметила Целия, когда они нашли свои места.
– Ты бывала когда-нибудь?
– Один раз. На «Лебедином озере», кажется. Это ведь его на каждое Рождество показывают?
– Нет, ты про «Щелкунчик». Только не у нас. Классика в низком тяготении не смотрится, разве что заприхватить всю сцену. Земной балет весь строится на противостоянии тяжести. Пуанты, прыжки, поддержки, все такое. Если пытаться это изображать здесь, выходит нелепо, потому что тут каждый так может, толку-то? Наш более… гимнастический.
– В каком смысле?
Эту конкретную постановку он и раньше видел. История потери, тоски, всего, брошенного навсегда в погоне за неуловимым сокровищем, – тема многих произведений в изобразительном искусстве и музыке на Луне, на самом деле. Впечатляющие аккорды в миноре, всегда словно готовые через несколько тактов разрешиться в мажор, но так и не достигающие его. Ответ любителей изящного на пьяные куплеты, которыми пытались упиваться за этой чертой, так сильно тянувшей к себе и так многого требовавшей. Всем ли границам это присуще? Рез не настолько хорошо знал историю. Когда-то переплыть океан было решением более окончательным, чем сейчас – отправиться в космос. Но Луна – не просто новый континент. Здесь нет ничего, кроме того, что ты принесешь с собой… или создашь.
Вроде лунного балета.
– Видишь на сцене паркет в шашечку?
– Ну да…
– Так вот, темные клетки – это прихватки. На светлых действует лунная гравитация. Первые используют, чтобы притягиваться, вторые – чтобы отталкиваться.
В некоторых постановках прихватки ставили по стенам до самого потолка. Земной балет не только противостоял тяжести. Он строился на занятии пространства. Танцовщики вскидывали головы, разводили плечи, выгибали руки в страстных, величественных позах. Лунный балет строился на занятии пространства целиком – в обоих смыслах.
– Лучшие исполнители проводят вниз головой немалую часть времени, – заметил Рез. – Сальто очень популярны.
– И помоги им бог, если наткнутся на прихватку?
Он фыркнул:
– Называется «лунный нырок». Не самый удачный ход. Но тебе на самом деле не очень интересно, да?
Она пожала плечами.
– Если интересно тебе, мне тоже.
Ему внезапно стало неуютно.
– Не стоит.
Она внимательно посмотрела на него, потом сменила тему:
– Нашел ты моего псола?
– Возможно. А что?
– Да я просто за него волнуюсь.
– Него?
– Ха! Это же «он», так?
– Есть такая вероятность.
– Вероятность, как же! Но – он в безопасности? Такие ребята… не стоило бы ему попадаться не тем людям на глаза.
Она поколебалась, глянув на него снова.
– Арти, зачем мы это делаем?
– Делаем что? Смотрим балет?
– Нет. Все остальное. Ты, я, разговоры эти. Давно мы уже так топчемся на месте? Я не вечно буду в витрине висеть.
– Тебе не нравится балет?
– Нет, у тебя не выйдет так выкручиваться! – Глаза ее вспыхнули. – Мы подходим друг другу. Нам хорошо. И потом ты меня отталкиваешь. Вот как сейчас. Почему? Чего ты так боишься?
– Ну, ты женщина впечатляющая…
– Хватит уже этого! Какого черта с тобой творится?
Рез попытался встретиться с ней взглядом. И отвернулся. Как самый виновный из виноватых преступников. Попытался снова и сдался. Они общались два года, но он – всегда сквозь ширму напускной самоуверенности и флирта. Показывал маску, а не лицо.
– У меня была дочь.
– Была?
– Да.
– Она умерла?
– Нет.
И потом – рассказ. Тайна, которую он двадцать лет никому не выдавал – не думал, что выдаст, – вырвалась у него, пока не заиграла музыка, подчеркивая потерю, и тоску, и недостижимое сокровище, к которому незачем стремиться, потому что важнее всего – оставаться здесь, и ради этого ты готов продать душу… снова. И вот тогда он наклонился к ней, понизил голос и осмелился произнести то, о чем боялся спрашивать у себя самого:
– Что, если я снова так поступлю? С тобой?
Дыхание Целии обожгло ему ухо.
– Не сможешь. Потому что я никогда не попрошу тебя вернуться на Землю. Здесь… твое место.
Затем начался балет, и стало не до разговоров.

* * *

После танцпола на теле Сары поблескивал пот, а ее золотые волосы расцвечивали синие, алые и зеленые диоды синторкестра «Чё-та». Дрю взял ее под руку, чтобы проводить к столу, выпить и передохнуть.
Завтра затемнение. Тридцать семь часов убирать пыль, стараясь довести до ста процентов эффективности как можно больше панелей, прежде чем вернется Солнце и разогреет главную решетку настолько, что не спасут лучшие скафандры. Самое жаркое время месяца, потому что каждая очищенная панель – это, насколько мог прикинуть Дрю, тысяча семьсот кредитов в промбанке Луны-ТК. Можно подумать, «Дрю», который не получил степень магистра делового администрирования, смог бы такое посчитать.
Он устал. Устал притворяться. Если он не мог довериться Саре – кому он вообще сможет когда-нибудь доверять?
Она, похоже, уловила его настроение. Миг назад она готова была его поцеловать. Сейчас – отстранилась, позволив отвести себя к столику.
– Знаешь, ты настоящая загадка, – заметила она.
– В смысле?
– То хитер, как лиса, то туп, как пробка. Ну вот на прошлой неделе: ты смотришь на солнце и прикидываешь время затемнения до минут – и тут же не удивляешься, что мог ответить на вопрос, просто заглянув в сеть. И ты чертовски хорошо танцуешь. Я, в общем, провела на вечеринках больше, чем хотела бы признавать. Так бывает, когда почти всю жизнь обитаешь в местах вроде здешних. Я знаю разницу между «потискаться на танцполе» и настоящим танцем. Ты пытаешься это скрыть, но когда-то учился. Точно знаю, потому что и меня Лум отдавал на уроки.
– Лум?
– Ну понятно, ты не знаешь. Он вроде тебя: то чудо, а то дурак. Он мой отец. Полагаю, тебе он не сказал об этом. Джейнс – имя мамы. Долгая история. И Лум постоянно пытается меня с кем-нибудь свести. Обычно с дебилами. Доброжелательными, но все равно дебилами. Так что… кто ты такой? Ты прикидываешься тупым, но только прикидываешься. На случай, если тебе интересно, – тупые парни женщин не впечатляют. По крайней мере, меня.
Дрю рассмеялся, хотя сам понял, насколько неестественно.
– Я начал догадываться.
Он обвел глазами бар. Поймал взгляд бледного, горбоносого мужчины, внезапно заинтересовавшегося чем-то в меню. Наверное, ничего страшного. Наверное, просто заглядывался на Сару. Но инстинкты Дикого Билла вдруг забили тревогу.
– Давай выйдем на воздух.
Они переместились во дворик. Незнакомец остался. «Ложная тревога, – подумал Дрю. – Ты в безопасности. Расслабься. Они не смогут следовать за тобой, даже если узнают, где ты. Миграционная служба возьмет их прежде, чем они попытаются сесть на челнок».

* * *

«Чуть не попался», – подумал Бо. когда цель и женщина вышли. Две недели ушло, чтобы его найти, а он чуть не облажался. Но кто бы мог подумать. что парень запихнет передатчик от комбинезона под обивку сиденья в поезде? Бо чуть дыру не проглядел на проклятой каталке, прежде чем догадался, что зайчик не находится в бесконечном поиске работы. А потом вся Луна-II отказалась с ним разговаривать, и он никак не мог добиться сотрудничества, потому что здесь нет тихого места для приятной приватной беседы.
Примерно тогда же он понял, что совершить убийство на Луне не так просто, как ему казалось. Здесь слишком много народу. Успокоить цель было бы легко. Но вот уйти после этого – тут-то возникала проблема. Пока он не увидал цель рядом с женщиной. Меры безопасности в «ЛунаНете» обойти не составило труда, да она и не пыталась скрывать свой профиль. Достаточно оказалось голокадра, который он отщелкнул, прежде чем его заметили. Сара Джейнс Арбакл, род занятий – оператор смены, СЕА, отдел ПВС. Зайчик оказался настолько туп, что нашел работу с выходом наружу.
Бо гордился своими успехами, но иной раз все складывалось одно к одному и выполнять задание было почти слишком легко.
Он поднялся на ноги, в последний момент вспомнив, что торопиться нельзя, иначе Землянские мускулы выдадут в нем чужака. Хотя он и не ожидал, что когда-нибудь сюда вернется.
Если выехать сейчас, у него хватит времени вскарабкаться на гребень и дойти до скутера, который отвезет его к спрятанному вездеходу (хотя в краю вечных теней не нужно особо стараться с маскировкой).
А в вездеходе было все, что ему нужно. Бо никогда не выходил на охоту, полностью не подготовившись. Если поторопиться, то времени хватить сделать рейс, выполнить задание и до конца недели вернуться к цивилизации. Став богаче на миллион кредитов.
Бо часто улыбался – это привлекало к нему людей. Но та, социальная, улыбка редко отражалась в глазах. Как он ни тренировался, все равно не выходило. А вот сейчас он знал: его улыбка была искренней.

* * *

– Ну так какого черта с тобой творится? – Глаза у Сары были холодные, серые, но это не значило, что они не могли сверкать от ярости. – И почему не мог сказать там?
– Слишком шумно. – Дрю помолчал. – Нет. Просто не люблю толпы.
Всю дорогу из «Чё-та с чем-то» он подбирал слова.
– Я не тот, кто ты думаешь.
Взгляд Сары затуманился.
– Ой-ой. Кто она?
– Нет, не в этом смысле.
– Ты женат.
– Нет! Ничего подобного. Дело во мне. Я не Дрю.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.