Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46538
Книг: 115490
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 16

    
размер шрифта:AAA

Выражение ее глаз не давало ни единого намека о том, что она думает.
– А кто тогда?
Поразительно, насколько тяжело было заставить себя произнести имя. Обработали его знатно. «Никогда, никогда, никогда. Не верь. Не привязывайся. Всегда плыви по поверхности». Но они ошибались. Рано или поздно приходит время, когда стоит рискнуть. Какой смысл оставаться в живых, если не жить?
– Димитрий. То есть был им до прошлого года. Димитрий Кацарос.
Брови ее поднялись.
– Ничего себе. Могу понять, почему ты предпочел «Дрю».
Но веселья в голосе не звучало. Сара, которую он знал, встала на паузу.
– Сын Леандра Кацароса.
Она коротко мотнула головой.
– Если имя должно мне о чем-то говорить, то увы. – Она поджала губы. – Или это значит, что я просто оказалась дурой с Луны.
– Нет. Это значит, что у тебя есть более важные дела, чем следить за греческой мафией в Балтиморе.
Теперь непроницаемым стал не только ее взгляд.
– Я предал свою семью.

* * *

До затемнения оставались считанные часы, и Резо стоило бы отправиться на боковую. Вместо этого, когда они с Целией вышли из театра, он свернул к Центральному и бесконечности «Неборамы», где всегда появлялось желание покопаться в себе.
Она была права: это место превратилось в часть него. Еще на Земле, с того дня, как сочувствие безымянного копа осветило его жизнь лучиком надежды. Дженн поставила его перед невозможным выбором. Нет, не Дженн – лунные законы. Они напирали на справедливость и равные шансы. Но справедливость не всегда совместима с надеждой. Может, поэтому Реза занесло в полицию. Он считал, что просто так получилось, но первой его работой было гонять ДВК-осликов к солнечным ректификаторам, помогая «Воде и воздуху Луны» добывать драгоценные ресурсы, пока зеркала на гребне выжигали их из почвы. Полицейская служба началась потом, когда он выяснил, что нет способа вернуть Дженн. Ему казалось, что его просто занесло туда течением, но Рез никогда не забывал того добросердечного копа, что его спас.
Целия стиснула его руку.
– Ты молчаливый сегодня.
– Извини. Задумался.
Он не был уверен, сколько они уже идут рядом, но не отпускал ее ладонь с той минуты, как они вышли из театра.
– Ты в порядке?
– Ага.
Лучше, чем в порядке. С него будто бы осыпались прошедшие годы. Он давно уже ощущал себя все более и более дряхлым. Подумывал даже выйти раньше срока на пенсию и заняться… ну, чем-нибудь другим. Но с этой идеей, вероятно, придется подождать.
– Заговорить об этом после стольких лет… Чувствую… Нужно время, чтобы прийти в себя, наверное.
– Ничего. Поверь, о возвращении в себя я знаю все. – Он бросил на нее острый взгляд, но Целия покачала головой. – В другой раз.
Потом над ними раскинулась «Неборама».
– Знаешь, – призналась она, – это место мне не надоедает.
– Когда ведешь челнок, чувствуешь себя так же?
– Да. И нет. Тут больше величия. В кабине… свободы. Вообще-то мог бы со мной слетать хоть раз.
Предложение вызвало с собой отголосок старой боли. Вчера он бы отказался сразу. Сейчас… ну, кто знает? Хотя существовала проблема.
– Я же не выдержу перегрузки.
– Да ну! Тебе просто надо немного прийти в форму.
– Куда там немного. – Он помолчал. – А тебе ведь балет не очень понравился, верно?
Они выходили из-под «Неборамы», сворачивая в коридор, ведущий… Рез не был уверен, куда именно. Ведущий – и пока этого было довольно.
– Не очень. Ну и ладно. – Она рассмеялась. – Зато наводит на интересные мысли.
Она ступила на прихватку и толкнула Реза бедром с такой силой, что тот покачнулся, потом перешагнула на следующую, потянув его за собой.
– Никогда не думала, что прихватки могут принести так много веселья!
– Только если ты амазонка!
– Я кельтская амазонка. Мы балетом не увлекаемся. Наше дело – пиршества, Финагал, Фимбулвинтер… или это у викингов? Черт, надо было внимательнее быть по ходу дела.
Он рассмеялся вместе с ней. Они перешучивались как прежде – и все же иначе. Не чтобы спрятаться за иронией, а ради нее самой.
– Ты себе льстишь.
– Подловил. Я вообще-то в Дулуте выросла, господи помилуй. На берегах Гитчи-гюми, с лютефиском и финнами. Невесть почему они все скопились у озера Верхнего.
– Не знал.
– Что, про финнов? Чистая правда…
– Нет, про тебя.
Неужели исповедь действительно так очищает душу? Словно что-то давно копившееся выплеснулось наружу.
Целия затормозила на прихватке, так внезапно, что толчок ее землянской силы едва снова не оторвал Реза от пола.
– Потому что ты никогда не спрашивал.
– Я…
Она прильнула к нему. Поцеловала нежно. По-дружески, без страсти – но с намеком на большее.
– Нельзя вечно переживать прошлые решения. – Она взяла его за обе руки. – Это было двадцать лет назад. Ты тот, кто ты есть сейчас. Не тот, кто раньше.
Он уже собрался поцеловать ее в ответ, когда в мозгу у него щелкнуло.
– О черт. Псол.
– А что с ним?
– Он не тот, кто есть сейчас. Для людей, от которых он сбежал, он прежний. Эти ребята никогда не отпускают.
В голове у Реза кружилось. Незнакомец, выспрашивавший у Лео про мальчишку. Откуда он взялся? Неужели наемный убийца рискнул бы пройти погранконтроль?
Кельтские амазонки. Балет. Землянская сила.
Он часами просматривал анкеты иммигрантов. Если там и затесался наемный убийца, его данные были настолько же фальшивыми, как и данные псола. Рез поставил флажки на всех прибывающих пассажиров, хотя бы отдаленно напоминавших голоснимок (не настолько качественный, как думал Арчи: незнакомец умело держался в тени), но никто из них не вытворял ничего неординарного для туристов. Никто по имени Гест, Жест, Жесть, Бо, Борегар или что бы то ни было сходное не регистрировался ни в одном из отелей и не оставлял отпечатки пальцев. Рез уже готов был прийти к выводу, что Лео это все померещилось.
Гонка за солнечными зайчиками.
Гонка с силой землянина.
Прихватки на стенах.
– Черт, – повторил он. – Два раза черт. – Он ткнул в коммуникатор. – Макхэддон? Не знаю, где ты, но у нас появилась работа.
Он стиснул пальцы Целии. чмокнул ее многообещающе в щеку – больше, чем он планировал когда-то, меньше, чем хотел сейчас.
– Похоже, у парня действительно проблемы.
Она поцеловала его в ответ – и снова больше, чем он когда-то ожидал, и меньше, чем мечтал ныне.
– Беги. Спасай.
И это было, понял он, лучшее из возможных искуплений.

* * *

– Греческая мафия в Балтиморе?
Голос Сары оставался холоден.
– Ага.
– Убивал людей?
Дрю помотал головой.
– Нет. Только брал деньги у тех, кто убивал.
– Почему?
– Семья. А на кону были огромные суммы.
Ну как тут объяснить?
– В молодости я хотел вырваться. Даже нашел способ.
Спортивные стипендии, университеты, зазывающие его в команду…
– Но до конца не получилось.
Олимпийские перспективы таяли. Потом машина. Девушки. Никаких обязательств. Просто вернись. «Для этого и существует семья». Только, конечно, от тебя ждут ответной помощи. Потому что семья существует и для этого.
– А потом… я бы потерял себя. Нет, уже стал терять. Когда я был мальчишкой, мы ограничивались азартными играми и рэкетом. Давали займы – людям достаточно тупым, чтобы их брать. Ничего такого, чего не одобрил бы Дарвин. Поверишь ли, я отца цитирую.
Сара покачала головой.
– Это все звучит… Моя жизнь всегда строилась вокруг ПВС. Без нас не было бы Луны-ТК, а только один большой темный кратер. Я с детства чувствовала себя героиней.
Дрю еще не выбрался из прошлого. Пытаясь стереть его. Пытаясь искупить. Нет, оправдать свое искупление.
– Дарвин был вообще-то теологом немного. Знала? На самом деле он бы отцовских идей не одобрил. Посвящением в эти дела я заплатил семье за то, что мне позволили поступить в колледж. Хотя к тому времени они уже занялись и проституцией, и наркотой, и всем, чем можно заработать.
Он смотрел поверх ее плеч на все ускоряющееся биение огней на танцполе. Потом заставил себя взглянуть ей в глаза.
– Я знал, что в конце концов начну напрямую помогать им зарабатывать деньги. В моей семье так заведено. Так что когда феды взялись расследовать пару убийств… мне предоставился второй шанс вывернуться. И на этот раз я его использовал.
– Так что ты никого не убивал.
– Нет.
Если только дяде не вынесут смертный приговор.
– Не торговал наркотиками?
– Нет.
– Тогда в чем проблема?
– Я пошел легким путем.
– Каким? Который не сработал?
– Нет, тогда у меня не хватило сил.
Не то чтобы он потерял место в команде. Он был звездой. Потом бросил.
– Из-за меня в тюрьме отец. Плюс дядя и пара двоюродных братьев.
– И это тебя делает плохим парнем?
– Уж точно не лучшим сыном года.
Сара смотрела на него как-то странно, но Дрю было уже все равно. Если он не скажет сейчас правды, он останется не лучше, чем раньше. А он должен был стать лучше. Даже если он заплатит за это единственной достойной женщиной – единственным настоящим другом, – что встретилась ему с тех пор, как он принял в подарок тот автомобиль.
– Мои отец и дядя убили шесть человек. Это только тех, о ком я знаю. Если они в жизни сделали хоть что-нибудь хорошее, мне об этом неизвестно.
Он было отвернулся, но голос Сары заставил посмотреть на нее снова:
– Хотя бы кое-что толковое твой отец в жизни сделал.
– И что?
– Тебя.

* * *

Бо нравились пешие прогулки. Они прочищали голову, давали время поразмыслить. На Земле его любимым местом была пустыня. Никого вокруг, только он, некому его побеспокоить, кроме редких змей, скорпионов или тарантулов. Простой край. Край, где люди, возможно, никогда и не жили.
Поэтому он и на Луне не имел ничего против пешего похода. Особенно теперь, когда знал, что предпримет. У цели была работа за пределами купола. Работа, которая выгонит его наружу через несколько часов и оставит там, покуда Бо не сможет вернуться.
Бо снова улыбался. В конечном итоге большая часть заданий оказывались такими. Ждешь, собираешь информацию, а само дело тривиально.
За пределами купола ему не требовались особые умения, чтобы убить человека. Даже если он не попадет в яблочко, Луна доделает все за него. Поразительно, насколько тупы могут быть зайчики: словно упрашивают его выполнить работу. Пора закончить преследование и избавить зверушку от мучений.
Скоро кратерный гребень и пик вечного света на тридцать семь часов погрузятся во мрак. Если за это время Бо не сможет сделать свое дело, ему пора на покой.

* * *

Целия объявилась через несколько минут после того, как Резо добрался до кабинета. Она снова прислонилась к косяку. Выходное платье сменили синие джинсы и невзрачная футболка.
– Извини, заскучала. Могу тебе чем-то помочь?
Рез собрался было покачать головой, но передумал.
– Да. Принесешь мне кофе? Кофеварка…
– Знаю.
Спустя минуту она вернулся, морща нос.
– По-моему, он там давно стоит.
– Неважно, лишь бы кофеин не улетучился.
– Тебе, может, еще вот это пригодится. – Она предложила ему розовую таблетку. – Не знаю, как ты, а из меня до сих пор коктейль, который мы взяли в антаркте, не выветрился.
– Спасибо.
Он положил в рот таблетку, запил кофе, сморщился.
– Он там дольше, чем давно. – Сделал еще глоток. – Но помогает.
– Так что случилось? Или мне лучше уйти? Я не обижусь.
– Нет.
Две головы и все такое.
– За твоим псолом следят. Мне стукнули, но как мог действительно плохой парень пройти миграционный контроль?
Рез откинулся на спинку кресла. Проговаривать задачу вслух всегда лучше, чем копаться в сети.
– Я хочу сказать, твой псол-то прошел, но ему ведь помогали.
– Имеешь в виду, что за вторым парнем тоже стоит правительство?
– Нет. Имею в виду, что был дураком.
И это он-то, балетоман. Балет продолжал требовать земной мускулатуры. Но только когда Целия заговорила о возвращении на Землю и толчком бедра чуть не сбила его с ног, он до конца осознал, на что способны земляне. Вроде Дрю – псола, – бегущего по прихваткам. Все знали, что земляне в низком тяготении делают глупости. Но они были сильны. И быстры.
Рез попытался собраться с мыслями.
– За ним стоят большие деньги. И он умен. Он контроль не проходил, а обошел его.
– Как?
– У него свой корабль. Ничего необычного.
– Само собой. Их в порту всегда по нескольку штук стоит.
– Но этот парень не высаживался в порту. Он подошел низко, за кратерным гребнем, должно быть, в стороне, и где-то там приземлился. Возможно. подогнал какой-нибудь вездеход, насколько смог близко. Потом шел пешком. Ты далеко способна пройти в нашем тяготении?
Целия пожала плечами.
– Изрядно. Но ему пришлось бы переваливать гребень. Склон крутой.
Рез обратил внимание, что она не сказала «высокий». Что там земляку четыре километра?
– И теневой, – добавил он. – Даже тут можно упасть с неприятными последствиями. А если бы он взял сильный фонарь, то сиял бы, точно радарный маяк. Ставлю кредит против клюквы, у него хватинки.
– Хватинки?
– Как прихватки, только ботинки.
– А энергия?
– Аккумулятор.
Здоровенный, почему они и не получили распространения.
– В балете ими пользуются иногда, но редко. Батарея, которая позволила бы сделать больше пары па, не прибавила бы изящества.
– Так что далеко с ними он не уйдет.
– Нет, он мог забраться достаточно далеко. Хватинки, скорее всего, включал по необходимости.
И он убийца. Изящество ему не нужно. И землянин. Способен тащить на себе здоровую батарею.
Зазвонил телефон.
– Я его нашел, – объявил Макхэддон. – Зарегистрировался в «Амбассадоре» как Бартон Финк.
– Это точно наш парень?
– Если нет, то их двое. Еще один гребаный фильм.
Резо против воли разразился смехом.
– Ты от Арчи нахватался.
Макхэддон фыркнул в ответ.
– А кто нет? В общем, две недели назад этот парень выдал сказочный пик потребления в проводке своего этажа.
– Отличная работа, – похвалил Рез и на незаданный вопрос Целии прояснил: – Этого мы и искали. Мы знали, что он с две недели назад вынюхивал что-то, и проверяли постояльцев, которые с того времени не выехали.
– Все равно длинный список получается, – заметила Целия.
– Да, но я рассудил, что он перезарядится, как только сможет. Это сужало поле.
Реза радовала подтвердившаяся догадка, – Он показался мне подходящим типом, чтобы жить в «Амбассадоре». Или в «Гранде», – продолжал детектив. – Если твой клиент готов потратить столько денег, чтобы с кем-то расквитаться, почему бы не кутнуть?
Он поднял кружку, допил кофе.
– Остается единственный вопрос: что он станет делать сейчас?

X

Получалось и правда легко, как любая хорошая работа. Даже долгая прогулка снаружи прошла спокойно, хотя и заняла больше времени, чем Бо рассчитывал. Зарядить от генератора в вездеходе аккумуляторы ботинок оказалось верным решением, но отняло мучительно долгое время. И потом, стоило ему добраться до цели, подсолнухи закончили с очисткой одной группы башен и двинулись к следующей. Это раздражало: меняя позицию так близко от цели, он не мог рисковать, включая фонарь иначе, как на минимум.
В режиме, с трудом позволявшем отрисовать на дисплее зернистые контуры камней, о которые Бо непременно бы споткнулся.
По крайней мере рация Бо работала только на прием, поэтому ругани его никто не слышал. Подсолнухи, с другой стороны, болтали непрерывно по десятку радиоканалов, и голос зайчика отчетливо выделялся в общем гуле. Даже когда тот переключал каналы, новейшее подслушивающее оборудование Бо отслеживало его без пауз.
Одно из правил киллерской работы – не спрашивай почему. Зайчик что-то натворил и поэтому должен умереть – больше Бо ничего не полагалось знать. Однако некоторые задания были чисто деловыми, а на сей раз примешивалась месть. Возможно, клиенты захотят услышать последние слова ничего не подозревающей жертвы. Возможно, даже неплохо доплатят. Движением глаз Бо подвинул курсор, приказывая скафандру записывать все, что уловит радиоприемник.

* * *

Дрю смахивал пыль. Не так, как делал это дома (однажды мать заставила его убираться в короткий период, когда у них не оказалось горничной), а электростатическим жезлом, от которого пыль разбегалась фонтаном искорок, сверкавших под фонарями скафандра. Интересно было, какая доля ее окажется в конце концов на соседних панелях, которые придется очищать в следующее затемнение. Никто не знал, как пыль добирается до панелей, хотя ему рассказывали, что, когда выработка электроэнергии доходит до пиковой, пылинки буквально всползали по башням. К счастью, его обязанности не предполагали, что он станет выяснять, почему так происходит. Просто честный физический труд, от которого у Дрю оставалось ощущение хорошо выполненной работы.
Десятки подсолнухов расползлись по решетке, как матросы по древнему фрегату, но Сара каким-то образом очутилась с ним рядом, на той же панели. «Просто приглядываю за новичком», – заявила она. Но Дрю знал, в чем дело. Не говоря уже о том, что он больше не был новичком. Эта честь вместе с нелепой расцветки скафандром перешла к Дэмьену как-бишь-его-там. Дрю теперь носил профессиональный обтягивающий костюм, который не просто давал ему почувствовать себя полноценным членом команды, но и наконец, слава богу, позволял двигаться.
– Почему бы им просто не сделать самоочищающиеся панели? – спросил он.
Шел первый перерыв. Они сидели на лесах в пятидесяти метрах над поверхностью.
Сара пожала плечами.
– А зачем бы?
Затемнение не давало разглядеть ее лица. Черная пустота под ее налобным фонарем, так же как все за пределами освещенных мест, стала темнее адской бездны. Но она провела здесь всю жизнь и умела общаться, когда отказывает зрение и все, что тебе остается, – голос.
Может, Сара пожала плечами. А может, и нет. Голос ее сделал именно это.
– На Земле ты никогда бы не спрашивал об этом. Там и без того ясно, что рабочие руки стоят меньше, чем техника. Здесь дорого все, но мы, я так думаю, дешевле, чем заново конструировать панели. Ну и нам работа. – Она коснулась его плеча. – С красивым видом. – Снова пожатие невидимыми плечами. – Когда его можно разглядеть. Или ты правда предпочел бы сидеть внутри?
– Никогда в жизни.
Сара проверила фал. Рефлекс. Она не отстегивала его во время перерыва и никогда бы этого не сделала. Большая часть несчастных случаев, повторяла она чаще, чем Дрю в состоянии был посчитать, сводилась к падению с башни. Даже в лунном тяготении это могло убить человека.
– Я тоже, – призналась она и переключилась на общий канал связи. – Перекур окончен!

* * *

Бо добрался наконец до позиции. Снял с перевязи винтовку, установил на треногу. Огляделся в поисках сюрпризов. Не ожидал ничего, понятное дело, но именно осмотрительность и терпение исключали неожиданности.
Он снял внешнюю перчатку – подкостюмника хватит на тридцать-сорок секунд, вполне достаточно. Ввел в автоприцел дистанцию.
Триста сорок два метра. Не промахнешься. Он снимал цель с расстояния в три раза больше. Натянул внешнюю перчатку обратно, чтобы погреть руки. Зайчик болтался на лесах в вышине, отдыхал. «Перекур окончен». Идеальная эпитафия.
Бо снова стянул перчатку. Коснулся пальцем спускового крючка. Выцелил шлем, точно под нашлемным фонарем. Вдох. Задержать дыхание. Пульс неспешный, рука тверда. Крючок не тянешь, а вдавливаешь. Ничего нового. Тысячу раз делал.

* * *

– Черт, Дэмьен!
Окрик Сары заставил Дрю повернуться в сторону новичка – к дальнему концу лесов, где они сидели с Сарой.
– Что за идиотов Лум сейчас берет? Пристегнись! Никогда не отстегивай фал на такой высоте. Понял?!
Дрю выпрямился, радуясь, что из новичков перешел в подмастерья (или как это называется?) и ему больше не обязательно носить ученический скафандр. Дэмьен пристегнул фал и вяло махнул рукой. Дрю знал, что именно тот думает. «Ага, ага. Извини, начальник». Только, конечно, никакого раскаяния не испытывает, потому что леса широкие, перила прочные, фал – неудобный. Как можно свалиться?
И тут панель взорвалась. Трещины разбежались по ней звездной волной, а потом начали рассыпаться осколки, словно гигантские кинжалы, летящие в замедленном действии.
Первой мыслью Дрю было, что это он каким-то образом сломал панель. Но он едва шевельнулся, даже не прикасался к фотоэлементам. Если они такие хрупкие, то почему Сара его не предупредила?

* * *

Случилось немыслимое. Бо промахнулся. Сначала он просто замер. Потом сообразил: автоприцел был откалиброван для Земли. Где тяготение в шесть раз больше. Чертова пуля прошла выше.
Никогда за свою кареру он не совершал ошибок, а теперь допустил даже две. Довериться автоприцелу – вторая. Первая – метить в голову. Да, это классика. Но в вакууме? Достаточно любой дырки.
К счастью, зайчик оцепенел от изумления. Бо взял ниже. Забудь о мастерстве, бей в центр тела. Пальцы стыли, но еще гнулись. Он отрешился от взрыва голосов в наушниках и снова нажал на спусковой крючок. Раз. Второй. Третий.

* * *

Дрю смотрел на панель, пытаясь осмыслить произошедшее. Голос Сары произнес у него над ухом: «Метеорит. Надо же было так попасть…» Она переключилась на общий канал: «Просто камешек. Нечего беспоко…»
И тут Дэмьен дернулся, и в наушниках послышался сдавленный хрип, слабеющий по мере того, как опадал тренировочный скафандр. Новичок пошатнулся и осел вперед, повиснув на фале.
Позднее Дрю гадал, понял ли он уже в тот момент, что случилось. Если и понял, то пока подсознательно. Но даже на мозговом автопилоте он не забыл инструктажа Сары.
Вакуум не убивает мгновенно. А они с Сарой ближе всех к пострадавшему. Она не успела еще отреагировать, как Дрю отстегнул фал и кинулся к новичку, стараясь не разогнаться настолько, чтобы вылететь через перила вниз.
– Держись! – заорал он, словно Дэмьен мог его слышать в разорванном скафандре.
Дрю выдернул заплату из аварийного кармана. В вакууме клей активировался сам, только лепи.
Дырки в скафандре Дэмьена оказались круглые, сантиметр в поперечнике каждая. Из них еще курился дымок из алых замерзающих льдинок. Три отверстия небольшим треугольником, недалеко друг от друга. Что за метеорит мог такое сделать?
И тут сознание проснулось.
Он всегда гадал, как отреагирует, если длинные руки семьи до него дотянутся. Порой пытался все спокойно обдумать и строил бессмысленные планы. Чаще – словно попадал в ночной кошмар, в котором остановилось время. Но сейчас оно продолжало идти, только накатила прозрачная ясность, словно перед самым хлопком стартового пистолета, когда одновременно ощущаешь все вокруг и ничего.
Дрю резко затормозил как раз в тот момент, когда очередная пуля расколола новый кусок панели ровно там, где оказалась бы его голова.
Хотел выкрикнуть предупреждение, но не успел. Вместо этого сорвал аварийный блок на фале Дэмьена – осколки летали вокруг, жаля злыми пчелами, – а потом рванулся прочь, как спринтер с колодок, одной рукой вцепившись в стойку, а другой – в стропы Дэмьенова скафандра. Он завернул за дальний угол панели в тот миг, когда во тьме внизу подморгнули стремительные короткие вспышки. Опора задрожала от ударов, но попаданий Дрю не чувствовал.
Он завалился назад, а очередные пули снайпера пробили панель над его головой. Тут лесов не было, только лабиринт распорок, соединявших панель с механизмами, наводившими ее на солнце.
В громоздком тренировочном скафандре пробраться сквозь них не удалось бы, но сейчас в низком тяготении он карабкался, точно по снарядам на детской площадке в Джерси. Утвердив Дэмьена между двумя распорками, он налепил заплатку, вытащил из набора еще одну – самую большую, – медленно считая до трех, как учила Сара, чтобы клей полностью активировался в вакууме. Голова начинала кружиться, но Дрю стиснул зубы. Ради Дэмьена надо сосредоточиться. Ради Сары надо сосредоточиться.
Он залепил две оставшиеся дырки, потом потянулся Дэмьену за спину, чтобы полностью открыть доступ воздуха. Кровавые льдинки продолжали вылетать, но прежде, чем Дрю вытащил третью заплатку из кармана, рядом оказалась Сара, налепив свою. Она повернулась к нему.
– В твоем скафандре пробоина! – бросила она. – Подними руку.
Головокружение накатило с новой силой, по краю поля зрения посверкивали светлячки. Но голос Сары служил ему якорем.
– Черт. – бормотала она. – Тут, должно быть, с дюжину дырочек!
Он опустил взгляд и увидел туман. Воздух, не кровь. Но светлячки все плодились.
Голос Сары вытягивал его из наплывающей мглы:
– Один-один-тысяча. Два-один-тысяча. Три-один-тысяча. Так, с самыми крупными разобрались. Дрю, не спать! Один-один-тысяча, два-один-тысяча-три-один-тысяча…
В голове прояснялось, отчасти от настойчивости в ее голосе, отчасти от быстро густеющего воздуха в скафандре.
– …один-один-тысяча, два-один-тысяча, с серьезными все. Остальное – царапины. Ты еще в себе?
Он кивнул. Аварийные заплатки стягивались по мере того, как клей зажимал дыры. И заодно давил на возможные раны. Хотя серьезных не будет. По нему прошлись осколки, не пули. Дрю ощущал даже, как греют его заплатки, предупреждая возможное обморожение.
– Жить буду.
В голосе Сары он услышал невидимую улыбку.
– Хорошо. А то напугал ты меня до чертиков на секунду. Дьявол бы побрал Луну. Как можно так любить ее, только чтобы… неважно. Еще пробоина. Один-один-тысяча, два…

* * *

Руки Бо почти замерзли – не прицелиться. Пора надеть внешнюю перчатку, пока еще можно. Что за чертовщина? Он видел попадания, смотрел, как собирается кровавый туман, как сдувается скафандр. А голос зайчика по радио все не прекращался. Вначале Бо промахнулся, потом снял не ту мишень. Как можно было так облажаться?
Бо пришло в голову просто перестрелять всех, кого видит, в надежде, что один из них окажется целью, так же как он из принципа стрелял по тем двоим, что уволокли из поля зрения первую мишень. Но чего бы ни хотели клиенты, это связано с бизнесом или местью. Дурная реклама ни тому, ни другому не поможет. Его работа – убийство, а не бойня.
Он прислушивался к радиоболтовне, выделяя голоса.
«Метеоритный рой, – бормотала та, кого звали Сарой. – Ты хоть представляешь, какая это редкость? Черт! Второй день на работе, а он встал не в том месте и не в то время. Черт!»
Бо вспомнил, как те сидели вдвоем в баре, склонившись друг к другу. Зарождающиеся отношения. Если женщина попадет под прицел, возможно, полезно будет ее снять. Похоже, это они с зайчиком бросились на помощь некоему Дэмьену. На что пойдет цель, если женщину ранят? Да, подстрелить ее – очень хорошая идея.

* * *

– Он живой?
Столкновение с ваккумом странным образом взбодрило Дрю. Как в тот раз, когда он споткнулся и упал на десятикилометровой дистанции в национальном первенстве. Встань, возьми себя в руки и беги, беги, беги к финишу – но методично, не давая чувствам взять над собой верх, иначе ты сойдешь с дистанции, выгорев еще до конца гонки. В тот раз он побил рекорд школы.
– Не знаю. – Голос Сары доносился словно бы издали. – Дэмьен, ты меня слышишь?
Ее фонарь подсвечивал лицо новичка, но дышит тот или нет – определить не удавалось.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.