Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46538
Книг: 115490
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 28

    
размер шрифта:AAA

После того как молчание затянулось секунд на пятнадцать или около того, Мадхуванти произнесла:
– Продай лиса.
– Он мой, – ответила Феррон. – Я его не продам. Мама, тебе действительно нужно время от времени выходить из своего придуманного мира…
Та оттянула ворот своего костюма, чтобы взъерошить мех полосатого фиолетово-зеленого скинпета, прильнувшего к ее теплому горлу. В ответ он выгнулся, вероятно, завибрировав с успокаивающим урчанием. Феррон попыталась не осуждать, но идея о домашних паразитах любой пушистости и окраса вызывала у нее мурашки.
– Придуманный. А твой что, нет?
– Мама…
– Зайди и посмотри как-нибудь на мой мир, прежде чем рассуждать о нем.
– Я видела твой мир, – сказала Феррон. – Я жила там, помнишь? Все время, с тобой. Теперь я живу здесь, и у тебя тоже получится.
Взгляд Мадхуванти мог бы вызвать ожоги даже в сезон дождей.
– Я твоя мать. Ты будешь мне подчиняться.
Все внутри Феррон требовало ответить «да». Это врожденный долг. Запланированный. Запрограммированный.
Феррон подняла правую руку:
– Разве мы не можем поужинать и…
Мадхуванти фыркнула и снова опустила лицевую панель. На этом разговор закончился.
Психокоррекция или нет, прохладные крылья гипомании или нет, но сердце Феррон бешено колотилось, а ее свежая одежда снова стала липкой. Женщина развернулась и ушла.

* * *

Когда она вернулась в свою квартиру, то первым делом заметила, что ее импровизированная стена из мебели частично разобрана, полка-стул отброшен в сторону, стоявшая на боку столешница теперь лежит плашмя.
– О нет.
К горлу подкатил комок. Она ворвалась внутрь, о двери позабыла…
На куче подушек лежал Дымок, гордый и самодовольный. А под его мягким серым бочком, накрытая пушистым лисьим хвостом, словно одеялом, свернулась Председатель Мяу, сощурив от удовольствия золотистые глаза.
– Мой! – уверенно сказала она, подняв голову.
– Думаю, да, – ответила Феррон, закрыла дверь и налила себе выпить, прежде чем начать разбираться с последними допросами Индрапрамита.
Согласно всему, что узнал Индрапрамит. Декстер Гроб был тихим. Он держался особняком, но всегда с охотой и готовностью говорил о своей работе. Его ближайшим спутником была кошка – вот эта самая Председатель Мяу, которая уже перелегла в теплую впадинку между Дымком и бедром Феррон. Гиацинтовое создание стало чем-то вроде местной знаменитости, восседая на плече Гроба, когда тот вел занятия.
В общем, типичный портрет типичного одиночки, который никого не подпускал слишком близко.
– Может, в архинформатории будет больше, – произнесла она и снова, черт возьми, вернулась к результатам алгоритма паттернов от Дойла.

* * *

Проведя вечернюю практику калари-паятту – после трехдневного перерыва, – Феррон разложила диван и улеглась на него со своими файлами. Она не ожидала, что Индрапрамит появится в ее квартире, но где-то около двух часов ночи дверь вестибюля сдержанно сообщила, что пришел посетитель. Конечно, констебль знал, что она на стимуляторах, а так как был он бессемейный и занимал комнату в общежитии с тонкими стенами, ему могло понадобиться тихое место для ночевки и работы в такой час. Затруднительно проводить допросы, пока все фигуранты спят. По крайней мере, до тех пор пока кого-нибудь не прижали как следует и не притащили в тюрьму для дознания.
Появление такого гостя означало, что об этом узнает каждый житель блока. Феррон предвидела, как утром тетушки закидают ее вопросами, пока она будет глотать идли на завтрак. Неважно, что Индрапрамит был коллегой, а она – его начальницей. В таком возрасте любой намек на интерес со стороны мужчины становился целым событием для безработной родни с кучей свободного времени.
Тем не менее она впустила констебля в блок. Затем освободилась от лисы и кошки, завернулась в банный халат, нацепила тапочки и отправилась встретить гостя в холле. По крайней мере, их разговор в обшей зоне притушил бы любопытство других.
Индрапрамит тоже принял стимуляторы. Она судила об этом по его дерганой походке и слегка дикому взгляду. И по тому факту, что он выбрал для визита глухую ночь.
Тихо, чтобы не беспокоить соседей, Феррон спросила:
– Что-то слишком хорошее, чтобы отправить по почте?
– Интересное потенциальное осложнение.
Она жестом указала на стеклянные двери, ведущие к солнечной ферме. Констебль пошел за ней, его сапоги блестели так же ярко, как и утром. Он, должно быть, полировал их антистатиком.
Сперва убедившись, что сигнализация отключена, инспектор сбросила тапочки и босиком переступила через порог. Солнечные деревья свернулись на ночь, их листья приняли форму воронок, по которым конденсат стекал к корням. Воздух стал даже слегка прохладным.
Феррон с наслаждением вздохнула, пальцами ног пошевелила взрыхленную землю.
– Пойдем на крышу.
Без единого слова Индрапрамит следовал за ней по извилистой ажурной лестнице, увитой бугенвиллеями, сейчас, в сухой сезон, голыми и колючими, но стоит только дождям вернуться, как они буйно зацветут. Внутренние стены жилого блока были покрыты мхом и густо засажены кориандром и другими аюрведическими травами. Феррон сорвала горький лист пажитника, чтобы погрызть по дороге на крышу.
Выбравшись наверх, она сделала шаг в сторону и запрокинула голову, высматривая звезды за кронами кадочных ним, лимонов и манго. Темная сгорбленная фигура в ветвях граната напугала ее, потом Феррон поняла, что это силуэт домашней обезьянки, свернувшейся во сне. Феррон стало интересно, видна ли отсюда в это время года Туманность Андромеды. Вызвав карту неба, она узнала, что видна, но, вероятно, невысоко над горизонтом и только в телескоп. Хотя шансов рассмотреть ее стало больше, чем сто лет назад, когда даже самые яркие звезды были трудно различимы. Небесный Ганг разливался во мраке, словно блестки, вразнобой пришитые к покрывалу цвета индиго.
Высоко плыл изогнутый осколок луны. Феррон глубоко вздохнула и шагнула в травы сада на крыше. Ползучая мята прильнула к пальцам ступней, расточая свой острый аромат.
– Ну и что за великие новости?
– Мы не единственные, кто задает вопросы о Декстере Гробе.
Индрапрамит выслал ей видеоизображение светлокожей женщины с рыжими волосами, выгоревшими на солнце до имбирного оттенка, и россыпью веснушек, которые не мог скрыть даже блеск солнцезащитного крема. Она была широкоплечей и выглядела толковой, а идентификационные коды, проходившие через канал, подсказали Феррон, что незнакомка носит удостоверение и электрошоковый пистолет.
– Так она – коп на контракте? – с сочувствием уточнила инспектор.
– Не волнуйтесь, со мной все в порядке, – ответил он раньше, чем Феррон успела еще о чем-нибудь спросить, затем выпрямил указательный и средний пальцы и кончиками этой импровизированной буквы «V» надавил чуть ниже своих ключиц – новый успокаивающий нервы жест. – На прошлой неделе получил порцию психологической помощи, так что держусь. Предупрежу вас, если сработает триггер. Я ведь понимаю, что не каждый коп на контракте готов сорваться и устроить бойню.
Резня, которую остановил Индрапрамит, не прошла для него бесследно.
– Дай знать, если тебе что-то понадобится, – только и сказала Феррон, потому что все остальные слова звучали бы как недоверие.
– Спасибо, – сказал он. – Как прошло с вашей матерью?
– Ох, – вздохнула инспектор. – Кажется, мне нужна инъекция. Так о чем спрашивает контрактница? И на кого она работает?
– А вот это интересное дело, босс. Дама – тоже американка.
– Она не успела бы примчаться сюда так быстро. Если только не выехала прежде, чем он умер…
– Нет, это эмигрантка, бывший детектив отдела убийств из Нью-Йорка. Ее никнейм – Морганти. Живет в Хонгасандре и часто работает на американский и канадский полицейские департаменты. У нее лицензия, подписанные обязательства и, кажется, очень хорошая репутация.
– У кого она сейчас на контракте?
– В предписании стоит Гонолулу.
– Ага. – Феррон смотрела на звезды и темные листья, качавшиеся на ветру. – Значит, удаленный полицейский контроль высшего уровня. А не идет ли речь о поимке должников?
– Думаете, Гроб был в бегах, да только кредитор в конце концов его сцапал?
– Это рабочая версия, – пожала плечами она. – Дамини должна позвонить с минуты на минуту с какими-нибудь результатами. Вообще-то уже думаю сама с ней связаться. Она опаздывает, а мне утром надо предоставить инспектору файл отчета за прошедшие сутки.
Феррон быстрым мыслежестом вызвала Дамини и включила Индрапрамита в конференц-связь.
Архинформистка ответила немедленно:
– Извините, босс, знаю, что торможу, но все еще пытаюсь тут собрать общую картину. Ваш мертвец довольно старательно похоронил свое прошлое. Я могу дать предварительное заключение, однако предупреждаю, что оно может измениться.
– Сливай, – велела Феррон, открывая свой брандмауэр для приема данных. Загрузка пошла шустро, но объем был огромный – канал словно затянуло километрами шелка из бесконечного рулона. – О господи…
– Знаю, знаю. Хотите получить резюме? Даже если оно тоже не закончено? Хорошо. Во-первых, судя по трафику сети, в ту ночь в квартире никого, кроме Гроба, не было.
– По лестнице ночью я брел по делам, – процитировала Феррон, – и встретил того, кого не было там[30].
Дамини дунула на свою челку, чтобы та не падала на глаза:
– Значит, или внутрь никто не входил, или этот некто настолько хороший хакер, что уничтожил все следы своего присутствия. А это уже необычная вещь.
– Уловила. Что еще?
– Дойл вычленил в вашем канале повторяющиеся компоненты. Два отключения энергии в местах, связанных с преступлением. Он начал искать дальше и обнаружил в течение примерно года целую серию отключений, и все они в местах, связанных с доктором Гробом. Более того, Дойл определил причину.
– Клянусь, у меня дыхание перехватило, – сказал Индрапрамит.
– Тогда как ты разговариваешь? Короче, это «умный вирус» в электрических сетях. Он с разной периодичностью сливает питание лаборатории и домашней солнечной фермы и направляет энергию на аккумуляторные батареи лаборатории Гроба. Только вот Гроб батарей не заказывал.
– Ннебуогор, – догадалась Феррон.
– Два очка в вашу пользу, – сказала Дамини. – Это лишь догадка, но она могла специально прийти сегодня на работу, чтобы узнать, появятся ли копы.
– Могла… – с сомнением протянул Индрапрамит. – Думаешь, она убила Гроба, потому что он пронюхал про кражу энергии? Для чего?
– Проверю ее электронную почту и носители, – ответила Дамини. – Итак, вот моя гипотеза: представьте себе эту вирусную программу, которая разносится через домашнюю интеллектуальную сеть от одного жилого блока к другому. Чтобы совершить убийство, необязательно находиться в одной комнате с жертвой, если четырехмерные манипуляторы в порядке. Правильно? Вы просто отменяете все протоколы безопасности, и… бум. Или хлюп, если предпочитаете.
Феррон передернуло. Ничего такого она не предпочитала.
– Есть признаки того, что в работу манипуляторов вмешивались?
– Память прибора стерта, – сказала Дамини. – Как и у кошки. О, и вот что я еще узнала. Декстер Гроб – не первая личность нашего приятеля. Больше похоже, что третья, если мои лингвистические и семантические анализаторы правы насчет веб-контента, который удалось собрать. Я и Конана к этому подключила. – Конаном называлась еще одна экспертная система департамента. – Вручную тоже покопаюсь. Но похоже, наш покойник заново сочинял себе личность всякий раз, когда влипал в профессиональные проблемы, а случалось это часто. У него были непопулярные взгляды, и он не стеснялся делиться ими в сети. Так что он задавал в сообществе жару под одним никнеймом, а потом возвращался как собственный виртуал – новая внешность, новый адрес, новый никнейм. Разрывал все связи с тем человеком, кем был раньше. Тем не менее мне удалось установить реальные координаты его последней личности, хотя…
Индрапрамит наклонился вперед, обняв себя руками, сдерживая дрожь.
– Как тебе это удалось? Он работал в специфическом сообществе, среди избранных. Думаю, там все друг друга знают, по крайней мере понаслышке. Насколько он изменил свою внешность?
– Ну, – ответила Дамини, – раньше он выглядел вот так. Должно быть, использовал какую-то тактику психокоррекции, чтобы изменить характеристики своей личности. Только не основные. Ваш засранец – настоящий хамелеон.
Она выбрала из потока данных статичное изображение и скинула им. Феррон взглянула на Индрапрамита – его красивые брови ползли вверх. Зрительный интерфейс демонстрировал фото, с которого доброжелательно улыбалась женщина восточноазиатской внешности с длинными, блестящими темными волосами. Ростом она была дюймов на шесть выше, чем доктор Гроб.
– Мадам, сааб, – произнесла Дамини. – Позвольте вам представить доктора Джессику Клык.
– Ого, – сказала Феррон после некоторой паузы. – Для такого требуются значительные вложения.
Она подумала об Аристотеле: за изменением разума следует изменение тела, и наоборот – за изменением тела следует изменение разума.
Индрапрамит заметил:
– У него пристрастие к запоминающимся никнеймам. Есть мысли, почему его исчезновения срабатывают?
– Я работаю над этим, – ответила Дамини.
– У меня есть идея получше, – сказала Феррон. – Почему бы нам не спросить детектива Морганти?
Индрапрамит сложил пальцы домиком.
– Босс…
– Я слушаю, – сказала Феррон. – И не важно, насколько безумно это прозвучит.
– Мы совсем отвлеклись от варианта с кошкой. Ведь Председатель Мяу должна быть Ниранджаной, верно? Потому что у клона гены дали бы вариации в расположении пятен окраса. Но она не может быть Ниранджаной, потому что ее не стирали: она недавно созданная.
– Правильно, – осторожно согласилась Феррон.
– Итак, – Индрапрамит наслаждался драматическим моментом, – если человек может сделать себе косметическую операцию, почему бы не сделать ее коту-попугаю?

* * *

– Председатель Мяу, – позвала Феррон, когда они с Индрапрамитом спустились в ее квартиру.
Им нужно было выпить чаю, чтобы стряхнуть с себя утреннюю прохладу, и Феррон не заботило, что об этом подумают соседи. А еще ей требовалась чистая форма.
– Мяу, – отозвалась Председатель Мяу из кухонного шкафа.
– О боже. – Индрапамит вошел следом за Феррон.
Дымок скромно сидел посреди комнаты, обернув пушистый хвост вокруг лап, – сама невинность. Феррон широко распахнула дверцу шкафа, который уже был приоткрыт дюймов на десять. Председатель Мяу, мурча, раздирала пакет с тунцом, залив жирными каплями пол.
Она демонстративно облизнулась и запрыгнула на край раковины, проявив то же чувство грациозного равновесия, что и в квартире Гроба.
– Кошка! – воскликнула Феррон и стала обдумывать, о чем хотела бы сказать, но вспомнила, что разговаривает с котом-попугаем. – Не рассчитывай, что тебе все сойдет с рук. Остатки получит лис.
– Лисья еда противная, – отозвалась кошка. – А еще там мало таурина.
– Ого, – сказала Феррон и посмотрела на Индрапрамита, а тот ответил:
– Наверное, она учится говорить.

* * *

У них не было проблем с поисками детектива Морганти. Рыжеволосая американка приехала к квартблоку Феррон, когда первые лучи солнца коснулись вертикальной фермы на стенах. Выйдя из дверей, полицейские обнаружили Морганти сидящей на скамейке и что-то читающей на своем экране, но при их появлении женщина подняла глаза и встала.
– Инспектор Феррон, я полагаю? И констебль Индрапрамит. как приятно снова вас видеть.
Феррон пожала ей руку. Вживую контрактница выглядела еще более внушительно – высокая и мощная, с плечами мультяшного супергероя. Руку она не стискивала.
Морганти продолжила:
– Я так понимаю, вы – следователь по делу Гроба.
– Пройдитесь с нами, – предложила Феррон. – По дороге к метро есть хорошее французское кафе.
В кафе были дающие тень навесы и внутренний дворик, где гостей усадили и обслужили за несколько минут. Во время разговора Феррон развлекалась, гоняя по тарелке крошки своего пирожного. Время от времени она отправляла кремовый кусочек себе в рот, запивая его густым напитком с кардамоном.
– Итак, – сказала она через какое-то время, – что совершила Джессика Клык в Гонолулу? Как я понимаю, это не просто войны в сети. И мы не смогли найти ордер на нее.
Глаза Морганти округлились:
– А вы неплохо продвинулись.
– Спасибо. – Феррон движением головы указала на Индрапрамита: – В основном его работа и моего архинформиста.
Морганти улыбнулась, Индрапрамит молча кивнул. Затем детектив сообщила:
– Считается, что одиннадцать лет назад на Гавайских островах Клык совершила хищение почти трех миллионов кондолларов у своего бывшего работодателя.
– Это оплатило бы смену личностей.
– Так и есть.
– Но они не могут этого доказать.
– Если бы могли, департамент полиции Гонолулу получил бы ордер и экстрадировал ее из системы. То есть его. Я заключила контракт на это дело десять дней назад… – Она оторвала кусочек круассана с сыром и принялась задумчиво жевать. – Понадобилось много времени, чтобы выследить ее. Его.
– Так она это сделала?
– Да, черт возьми. – Контрактница усмехнулась как настоящая американка. – Вопрос в том… Ну о’кей, я понимаю, что убийство – ваша юрисдикция, но мне не заплатят, если я не закрою дело или не ликвидирую своего подозреваемого. И я получу бонус, если верну что-нибудь из украденного имущества. Сейчас «убитый неизвестным или неизвестными» – вполне приемлемый результат для Гонолулу, тем более что в этом случае штат Гавайи избежит выплат Бенгалуру за содержание этого типа в тюрьме. Так что скажите мне, как коп копу, что вывернутый наизнанку труп – это Декстер Гроб.
– ДНК совпадает, – произнесла Феррон. – Могу сообщить вам это конфиденциально. Когда мы найдем и уведомим его ближайших родственников, будет официальное заявление.
– Понятно, – сказала Морганти. – Это останется между нами. Тогда начну готовить документы по иску на имущество покойного в размере двух миллионов семисот восьмидесяти девяти тысяч кондолларов с мелочью. Кстати, могу назвать вам его ближайшего родственника.
Данные влились в общий поток. Дочь на Мауи. Доктор Клык-Гроб действительно разорвал все связи.
– Понятно, – эхом отозвалась Феррон и улыбнулась, поймав себя на этом. Ей нравилась эта женщина. – Видите ли, мы должны относиться к вам как к подозреваемой, учитывая ваши финансовые мотивы.
– Конечно, – согласилась Морганти. – Я подписала обязательства и буду счастлива пройти допрос на детекторе лжи.
– Это облегчит ситуацию, мадам, – сказала Феррон.
Морганти покрутила кофейную чашку на блюдце:
– Итак, как я могу помочь вам в расследовании убийства?
Индрапрамит неловко поерзал на банкетке.
– Что именно сделала Джессика Клык?
У Феррон в промежуточном буфере дела лежали данные Дамини. Можно сравнить с ними то, что готова была рассказать Морганти, и тогда станет ясно, насколько осведомлена и искренна госпожа контрактный детектив.
– Кроме хищения? Обвинение в краже исследований и выдаче их за свои собственные, – сказала Морганти. – Кроме того, она… ну, откровенно говоря, Клык просто по-свински вела себя в сети. Охаивала коллег, принижала их работы, превозносила свои. То есть она и вправду была хороша. Но совсем идеальных не бывает.
– Кто-нибудь преследовал этого типа по личным мотивам?
– Как вы, возможно, раскопали, по части психокоррекции этот парень усердия не проявлял. – Морганти отбросила прядь волос через плечо. – И он был немного нарциссом. Или социопатом? Асоциальным в какой-то атавистической манере. Нормальные люди так просто не… обрывают все связи, потому что накалили отношения в сети.
Феррон задумалась о дистанционной политике собственной работы, о снайперской стрельбе и личных угрозах. И о том, что мать совсем не чувствует себя одинокой, когда носится по виртуальному парку Серенгети или грабит дворцы несуществующего Египта.
– Нет, не обрывают, – согласилась она.
– Большинство людей находят способы справляться с этим, – продолжила Морганти. – Однако не все обжигаются так сильно, как Джессика Клык.
– Понятно. – Феррон отчаянно захотелось газированной воды вместо приторного кофе. – Значит, вы проверяли финансы Гроба? Можете поделиться информацией?
Морганти ответила, что неделю назад тот ликвидировал много скрытых активов, примерно через два дня после того, как она взяла его дело.
– Гроб провернул это до того, как я связалась с ним, но, возможно, он успел отследить возобновление розысков Джессики Клык, или же птичка из Гонолулу напела, что по его следу отправили копа. Он собирался снова пуститься в бега. Как звучит?
Феррон вздохнула и откинулась на спинку стула.
– Потрясающе. Звучит просто потрясающе. Не найдется ли у вас еще и предположений, кого он мог ждать на ужин? Или как убийца сумел покинуть комнату, надежно запертую изнутри?
Морганти пожала плечами:
– У него не было ни близких друзей, ни романтических отношений. Думаю, он постоянно осознавал, что скрывается. Иногда принимал у себя коллег, но я проверила их всех, и никто не признался, что виделся с ним той ночью.
– Инспектор, – мягко вмешался Индрапрамит, – пора.
– Проклятие, – сказала Феррон, принимая сигнал. – Утренний созвон. Увидимся позже?
– Непременно, – ответила Морганти. – Как я уже сказала, моя забота – раскрыть дело о хищении. Но всегда рада помочь сестре по оружию с расследованием убийства.
«И умаслить местную полицию», – мысленно продолжила за нее Феррон.
Морганти добавила:
– Единственная вещь, которая не менялась: Клык была одержима астрономией.
– На стенах квартиры Гроба висели снимки глубокого космоса, – сказала Феррон.
Индрапрамит заметил:
– И он преподнес своему Ганеше платок цвета индиго. Интересно, символизировал ли этот цвет что-нибудь космическое?
– Индиго, – сказала Морганти. – Разве не забавно, что у нас есть отдельное слово для темно-синего цвета?
Феррон почувствовала, как в ней поднимается волна педантизма, и не удержалась:
– А знаете ли вы. что во всем мире темно-синий и черный часто называют одним и тем же словом? Возможно, из-за ночного неба. И что у древних греков не было отдельного названия для синего цвета? Так что моря у них, как известно, были «винно-темными». Но в индуистской традиции синий цвет имеет особое значение: это цвет кожи Вишну, а Кришна прозван Сунилом – «темно-синим». Синий подразумевает нечто всеохватывающее, как небо.
И еще она подумала о менее понятных вещах.
– Кроме того, это цвет Шани Бхагавана – одного из божеств, связанных с Уттарой Бхадрападой. О которой мы часто слышим в последнее время. Возможно, это действительно имело большое значение для доктора Клык- Гроба.
Брови Морганти от замешательства сошлись на переносице, она взглянула на Индрапрамита, ища спасения:
– Сааб, что еще за Уттара Бхадрапада?
– Андромеда, – ответил тот.

* * *

Морганти покинула кофейню, а полицейские приготовились к регистрации в своем виртуальном офисе.
Пока Феррон упорядочивала свои файлы и отчет, Индрапрамит допил кофе.
– Мы должны проверить прибывшие суда с пассажирами из Америки. Гонолулу не так уж запредельно далеко, как, скажем, Чикаго.
Они работали вместе достаточно долго, чтобы половину изменений тем в разговоре не нужно было фиксировать.
– Просто на случай, если кто-то приехал сюда специально, чтобы его убить. Рейсов же не должно быть слишком много, верно?
– Поручу Дамини, – сказал он. – После созвона…
Во время утренней онлайн-летучки Феррон замыкалась в себе. Отчеты, политические дрязги, споры и пустая трата времени – люди пытались доказать, что их дела заслуживают больших ресурсов, чем дела других.
Она сжала ладонями виски. По крайней мере, кофе здесь хороший.
– Ладно. Телеприсутствие… начали.

* * *

После летучки они заказали еще по чашке кофе, а Феррон заглянула в меню с сэндвичами. Неизвестно, когда найдется время пообедать.
Пожалуй, она перехватит что-нибудь после уведомления ближайшего родственника. Если будет все еще голодна после этого.
Как правило, если ближайший родственник проживал далеко от Бенгалуру, полиция поручала процедуру уведомления офицеру с местными полномочиями. Но полицейский департамент Лахаины так и не сумел нанести визит дочери Джессики Клык: беглое расследование показало, что та была безработной и почти постоянно обитала в искусственной реальности.
Судя по никнейму, у дочери Джессики Клык с Мауи профессиональных амбиций было не много. Феррон и Индрапрамит должны были подключиться к сети и воспользоваться аватарами, чтобы встретиться с ней: СкутерО, похоже, не покидала своих виртуальных миров ни для чего, кроме биологически неизбежных аварийных циклов. Поскольку Феррон и Индрапрамит были на дежурстве, их аватарами стали стандартные болванки, предоставленные полицией Бенгалуру: угловатая виртуальная униформа, одинаковые невыразительные лица.
«Не самый теплый и личный контакт, на который можно надеяться, – подумала Феррон, – когда кто-то собирается сообщить тебе об убийстве твоей матери».
– Почему ты добавил очко именно на эту характеристику? – спросила она.
Индрапрамит фыркнул:
– Чтобы вы обязательно упомянули о лидерских качествах в следующем отчете о моей эффективности.
Они оставили свои тела сидеть за столиком кафе и нырнули сквозь первые несколько уровней рекламных объявлений – быстрые схемы обогащения, болливудские старлетки и скандальные новости о поп-звездах, – пока не попали на американский канал, а затем – после быстрых схем обогащения, голливудских старлеток, порнографии и скандальных новостей о конгрессменах – связались с приоритетным каналом полиции. Феррон указала адреса и привела Индрапрамита в многопользовательскую искусственную реальность. Теперь можно было видеть активность СкутерО через идентификационный номер ее системы. Получив никнейм ближайшего родственника, Дамини отправила наборы кодов и тегов, которые без проблем перенесли полицейских в платную зону.
Ордер им не требовался – то был всего лишь визит вежливости.
СкутерО предпочитала тусовку в «исторической» альтернативной реальности, что в теории означало отражение мира до двадцать первого века, а на практике оказывалось мешаниной из ковбоев, ниндзя, гангстеров в полосатых костюмах, средневековых рыцарей, кавалеристов, монголов и стрелков с Дикого Запада. Там были македонцы, мавританцы, африканские контрабандисты, французские бойцы Сопротивления и нацисты, все они бегали вместе с самураями и монахами из Шаолиня.
Аватар Индрапрамита проверил маяк – светящуюся зеленую иглу, плавающую чуть выше его несуществующего запястья. Направленный сигнал вел их через пространство, которое должно было вызывать ощущение доисторической ледяной пещеры. Там около двух дюжин человек в костюмах разных воплощений поп-звезды конца двадцатого века Дэвида Боуи вводили себя в воинственное буйство перед сражением в виртуальной битве с соперничающим кланом каких-то Эмуляторов. Феррон углядела Бриллиантового Пса, которого облачала в сияющие доспехи парочка Изможденных Белых Герцогов[31], и обрадовалась невыразительной внешности своего форменного аватара.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.