Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45735
Книг: 113550
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 48

    
размер шрифта:AAA

– Три-четыре часа. Плюс-минус.
– Сколько осталось воздуха и энергии?
– Хватит.
– На сколько именно, Латтрелл?
– Если не буду много разговаривать… – Он прерывается, и пауза начинает казаться слишком затянутой, прежде чем мой пассажир заговаривает вновь: – Мне хватит. Главное – не останавливайся.
Довольно скоро линия трубопровода исчезает, заслоненная лунным рельефом. Какой же маленький мирок. Только хочется, чтобы он был еще меньше, если впереди долгая дорога, а кому-то срочно нужна помощь.
Латтрелл молчит. Возможно, уснул или выключил канал связи.
В этот момент внезапно вмешивается Пракаш.
– Ну наконец-то, – говорит он, – а я было начал думать, что тебя проглотила рабочая сеть.
– Эй, я не давала согласия на это задание!
– Знаю, знаю.
В моем воображении Пракаш отмахивается от моего недовольства руками, будто оно недостойно даже упоминания.
– Срочный заказ, требовался человек с базовыми навыками.
– Меня же никогда не вызывали на космическую работу, Пракаш. С чего вдруг мою кандидатуру признали годной?
– Потому что все, у кого необходимый навык есть, сейчас пытаются разгрести тот кавардак на японской станции. Считай, у тебя сегодня удачный день. Конечно, на работу в невесомости не тянет, но зато теперь ты сможешь сказать, что умеешь действовать с задержкой в отклике.
Невесомость или нет, но работа в условиях лунной гравитации должна как-то котироваться.
– Об этом поговорим, когда вернусь. Мне нужно отвезти человека туда, где ему окажут помощь.
– Твоя часть работы уже выполнена. Люди с Луны настоятельно просят тебя развернуться на девяносто градусов вправо, параллельно трубопроводу и продолжать движение в этом направлении. Как развернешься, можешь отключаться. Дальше машина сама о себе позаботится. Самым трудным было затащить тело… э-э-э… человека на перегонщик. Ты справилась просто блестяще.
Я всего-то подняла его с поверхности, что в этом такого?
– Латтрелл велел двигаться по следам.
– Кто такой Латтрелл? О-о-о, понятно. Значит, Латтрелл говорил с тобой?
– Да, и был очень настойчив.
Во мне начало зарождаться нехорошее предчувствие.
– Что здесь творится, Пракаш? Кто такой Латтрелл? Что он там делал?
– Сойечка, много ли ты смыслишь в лунной геополитике? Дай-ка сам отвечу. Ровным счетом ничего, правда? Поверь, самое разумное для тебя – это развернуться вправо на девяносто градусов и отсоединиться.
Обдумываю это.
– Латтрелл, ты меня слышишь?
Ответ прозвучал после долгого молчания:
– Ты что-то спросила?
– Ты спал.
– Очень душно. Трудно дышать.
– Латтрелл, постарайся не засыпать. Ты уверен, что тебя ждут на том конце пути?
Майкл опять надолго замолкает, словно я попросила его вычислить, в какой день недели он появился на свет.
– Да. Шига и другие. Там наш лагерь. Не более двухсот километров от трубопровода.
Примерно три-четыре часа, как он и сказал.
– Пракаш – это мой брокер – хочет, чтобы я ехала в другую сторону. Вдоль трубопровода вправо.
Впервые в голосе Латтрелла звучит волнение:
– Нет! Прошу, только не туда. Не поворачивай. Держи тот курс, откуда я приехал. Прямо.
– А если ехать в другую сторону, как далеко до цивилизации?
Снова вмешивается Пракаш:
– Меньше чем в ста километрах отсюда находится блок техобслуживания. Помещение герметизировано. Для него это самый оптимальный выход.
– Откуда такие сведения?
– Я передаю то, что мне сообщают. Латтрелл не переживет дорогу до лагеря. Они настоятельно просят следовать их указаниям.
– Латтрелл тоже настоятельно просит. Не лучше ли прислушаться к мнению того, кто здесь живет?
– Сойя, делай, что тебе говорят.
Делай, что говорят. Сколько раз за свою жизнь я слышала эти слова? И сколько раз подчинялась? Когда к нам пришли люди из «Сохранения и перемещения» вместе со своими грузовиками, самолетами, вертолетами и стали обрабатывать нас смелыми планами по переселению людей, я, как и миллионы других, сделала то, что мне говорили. Променяла старый мир на скупые перспективы нового.
И вот теперь я сижу, скрючившись на старом матраце под скрипящей гофрированной крышей, в то время как мои тело и разум находятся на Луне, и в очередной раз кто-то, с кем мы никогда в жизни не встречались и никогда не встретимся в будущем, утверждает, что ему виднее.
– Не разворачивай перегонщик, – просит Латтрелл.
– Лучше бы твоему лагерю быть там, где ты говоришь.
Снова встревает Пракаш:
– Сойечка, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? Латтрелл незаконно пересек границы лунных территорий, признанные международными соглашениями. Он собирался взять то, что ему не принадлежит. Этот человек – вор.
Я и сама обо всем давно догадалась.
Мои мысли сейчас о толстой Луне, размалеванной гербами государств и эмблемами компаний. Сегодня на поверхности проживают всего несколько тысяч человек, но поговаривают, что скоро здесь поселятся десятки тысяч. А не успеешь глазом моргнуть – и вот их несколько миллионов.
Недаром я предпочитаю быть в курсе событий и слежу за новостями: мне хорошо известно, что многие границы спорны. Стороны предъявляют свои требования, а им в ответ выдвигают встречные. Даже крошечный островок, над которым развевается флаг Африки, не миновали подобные дрязги.
К вопросу о Латтрелле. Что о нем известно? Его целью определенно был трубопровод, к которому Майкл добирался не вдоль проложенной линии, а откуда-то со стороны. Возможно, хотел подключиться к трубе, но произошло непредвиденное. Допустим, электрический разряд повредил электронику скафандра. Он ждал помощи от своих, от некоего Шиги, но вместо него пришла я. Не думаю, что мои работодатели, «которым виднее», хотят убить Латтрелла, но вряд ли они сильно озабочены тем, останется ли он в живых.
Чего они точно хотят – это не дать ему вернуться домой.
– Я не поверну. Пракаш. Я отвезу его к своим.
– Не советую этого делать. Ты находишься на Луне только с нашего разрешения. Мы можем отключить тебя от перегонщика в любой момент и посадить вместо тебя другого исполнителя.
– Который будет делать, что ему говорят?
– Который понимает, как не навредить себе.
– Тогда это точно не про меня.
Пракаш прав. Контакт всегда можно оборвать. Вернее, он был бы прав, не будь у меня огромного опыта в управлении роботами. Отскребать ли моллюсков со дна танкера или управлять машиной на Луне – разница небольшая. Мне известны несколько уловок, которые сильно затруднят и затянут любую попытку меня отключить. Уловками этими я пользовалась редко, однако навык не растеряла.
– Надеюсь, у тебя не возникнет проблем из-за меня? – спрашивает Латтрелл.
– Уверена, они уже возникли.
– Спасибо, – говорит он и вновь надолго замолкает. – Пожалуй, мне сейчас лучше не спать. Можешь рассказать что-нибудь о себе? Так будет проще бороться со сном.
– Мне почти нечего рассказывать. Я родилась в Дар-эс-Саламе, примерно в начале столетия.
– Так все-таки в прошлом веке или в этом?
– Не знаю. И мама не знала. Наверняка где-то есть записи о рождении, но мне их видеть не доводилось, – рассказываю я, объезжая глыбу величиной с мой перегонщик. – Только какое это имеет значение? Все осталось далеко в прошлом. Лучше расскажи ты.
Он повинуется. Мы едем все дальше.
Утром страсти поулеглись. Мое неповиновение не осталось безнаказанным. Все профрейтинги обнулились. Напротив моего имени появились черные метки, означающие запрет на отдельные категории работ. Причитавшиеся мне кредиты – в конце концов, Латтрелл был спасен – так и не начислили. Бессмысленно пытаться что-либо исправить. Это не конец света, во всяком случае не для меня. Найдется другая работа. Не важно, что именно придется делать, я буду выкладываться по полной. Столько, сколько понадобится, чтобы прокормить дочь.
По пути в школу Юнис спрашивает, как прошел вчерашний вечер.
– Я помогла человеку, – отвечаю ей, – он поступил плохо, но я все равно помогла. И кто-то из-за этого мной очень сильно недоволен.
– А что этот человек сделал?
– Как бы тебе объяснить? Он взял чужое. А может, только попытался взять. Мы попозже об этом поговорим, хорошо?
Мыслями возвращаюсь к Латтреллу. Мы с ним не успели доехать до лагеря, когда канал наконец разорвали. Я не знаю, что было потом. Надеюсь, друзья Майкла успели прийти ему на помощь. В новостях об этом ничего не говорят. Всего лишь приграничный инцидент, слишком незначительный, чтобы занимать им эфир.
Пока Юнис в школе, возвращаюсь к большому тенту, где ожидает своей участи воровка. Вокруг шумит целая толпа, и атмосфера наэлектризована до предела. Роботов-богомолов поблизости нет – они выполнили свою задачу, а значит, состояние их пациентки больше не внушает опасений. Большую часть времени девушка пребывает в сознании. Рассматриваю жидкость в подключенной к ней капельнице, представляю, что там кристально чистая вода, и мне хочется выпить прозрачное содержимое залпом.
Расталкивая плечами зевак, прокладываю себе путь к низкому складному столику, на котором распределяются голоса. Говорю, кто я такая, хотя, наверное, всем уже и так известно. Указательный палец пробегает по списку, и авторучка вычеркивает мое имя. Мне разрешают отдать голос. В открытых картонных коробках из-под медикаментов лежат черные и белые шары. Одной рукой я вытаскиваю по одному шару из каждого ящика. На первый взгляд кажется, что шансы пятьдесят на пятьдесят. В конце концов я опускаю белый шар, а черный кладу обратно в коробку. Оставлю это удовольствие для кого-нибудь другого.
Покидая тент, пытаюсь оценить настроение людей. Внутренний голос подсказывает, что рассчитывать на снисхождение девушке не стоит. Но, как знать, вдруг медперсонал и «богомолы» успели сделать достаточно. Может, воровка воды сумеет выкарабкаться и без помощи лекарств.
Размышляю о том, что делать дальше, и чувствую, как кто-то дергает меня за подол. Это маленький мальчик. Тот самый, что вечно ходит за мной по пятам. Засовываю руку в карман и нащупываю в нем большой круглый «глаз». Думаю о его красивом пурпурном свечении. «Глаз» был моим окном в мир, только теперь мне от него пользы мало.
Прошу ребенка подставить ладонь. Он слушается.

ЛИНДА НАГАТА
НОЧНАЯ СТОРОНА КАЛЛИСТО

События этого приключенческого рассказа развиваются с головокружительной быстротой: во время надзора за крайне рискованным инженерным проектом на Каллисто, одной из лун Юпитера, группа пожилых женщин (продуктивная часть их жизни все равно подошла к концу – кого же, как не их, назначить на такую работу) вынуждена отбивать атаку восставших роботов. И единственное оружие старушек против одержимого убийством строительного оборудования – собственная отвага и смекалка…
Линда Нагата выросла в съемном пляжном домике на северном берегу Оаху, окончила Университет штата Гавайи со степенью доктора зоологии и некоторое время работала в национальном парке «Халеакала» на острове Мауи. Ей довелось побывать писательницей, матерью, программистом веб-баз данных, а в последнее время – издателем и книжным оформителем. Ее перу принадлежит множество произведений, в том числе «Делатель Бора» («The Bohr Maker»), получивший премию «Локус» как лучший дебютный роман, и повесть «Богини» («Goddesses») – первая онлайн-публикация, удостоенная премии «Небьюла». Линда Нагата уже много лет живет вместе с мужем в собственном доме на острове Мауи. Ее можно найти в Интернете по адресам MythicIsland.com, twitter.com/LindaNagata и facebook.com/Linda. Nagata.author.

Массивные ледяные стены иглу слабо, но размеренно вибрировали – это было странно. Джейн ощутила колебания сквозь сон. Возраст не притупил солдатских рефлексов, отточенных десятилетиями на страже против вторжений Кармина. Распахнув глаза, она затаила дыхание. Дрожь сотрясала стены, кроватную раму и матрас, отдаваясь даже в хриплом дыхании Керли.
Джейн напомнила себе, что Кармин очень, очень далеко, что он привязан к Земле, хотя там все было буквально пронизано им: неостановимый поток информационного воздействия направлял мысли и дела миллиардов на пути, определенные неведомыми целями. Джейн не могла сказать, живое ли существо этот Кармин, разумен ли, хорош или плох – главное, чтобы он не смог проникнуть в Города-под-Куполом. Большую часть жизни она посвятила обороне их расширяющегося союза – ассоциации разрозненных орбитальных станций, не склонившихся перед Кармином. Даже в отставке Джейн нашла возможность поработать ради общего блага.
Не прошло и суток с тех пор, как они вчетвером совершили посадку на Каллисто – самую далекую от Юпитера луну, вращающуюся за границами смертоносных радиационных поясов газового гиганта. Незадолго до этого сюда был спущен комплект строительного оборудования, включая бригаду из десятка небольших роботов, которые до прибытия людей смонтировали просторное иглу. В задачу команды входила закладка типового ледового рудника для снабжения проектов по расширению границ Городов-под-Куполом.
Может, вибрация шла из-за каких-то строительных работ по возведению стартового рельса? Допустим, так оно и было. Да только одного «допустим» недостаточно. Джейн выползла из-под общего одеяла, стараясь не разбудить Керли, которая добралась до постели всего час назад. Члены команды работали по смещенному графику, двенадцатичасовыми сменами. Джейн брала себе первую вахту, так что для нее ночь почти закончилась.
Гермембрана, выстилавшая стены и потолок, уловила движение и включила тусклое серое освещение. Джейн медленно распрямила затекшие во сне ноги. Сотня прожитых лет сделала ее тощей, жилистой, мерзлявой, так что поверх термобелья она натянула утепленные штаны, фуфайку из того же материала, а потом добавила тонкие перчатки и удобные мягкие сапожки – еще один слой в коконе, защищавшем людей от мороза и вакуума, царящих за стенами иглу.
Джейн была абсолютно уверена, что в системе Юпитера они одни. Кармин не мог дотянуться сюда – задержки при передаче информации со скоростью света не позволяли сигналу отдаляться от Земли на значительное расстояние. Других экспедиций в эту зону не направляли уже очень давно. Так что женщины оставались здесь сами по себе. Случись что – подмоги ждать не стоило. Потому-то их четверых и подрядили на этот проект: все они были опытны, компетентны, а еще их оказалось бы не жалко потерять.
От остальных помещений иглу спальню отделял шлюз из гермембраны. Джейн коснулась его рукой, затянутой в перчатку. Поверхность была гладкая и жесткая, но от прикосновения сработал замок, и пленка разошлась ровными стеклянистыми волнами.
Стены и потолок иглу были сложены из массивных плит векового льда, защищающих помещения от космической радиации, но обитаемым иглу делала именно гермембрана. Полуразумная квазиживая ткань обволакивала каждое помещение, поддерживая давление, обеспечивая обогрев и воздухоочистку. Она самостоятельно заращивала пробоины – сократительная способность позволяла устранять даже серьезные повреждения.
Миновав пластиковые двери, Джейн вышла в центральный холл. По обе стороны от него размещались душ и уборная. В двух шагах впереди стоял открытым правый шлюз, ведущий в комнату отдыха с уютной надувной мебелью, кухней и кладовой. Левый шлюз тоже был открыт, и в нем виднелась диспетчерская, где велась вся работа. Джейн услышала голос Верит. Слов было не разобрать, но резкий, сердитый тон подтверждал подозрения Джейн: что-то пошло не так.
Джейн удержалась от поспешного вторжения в диспетчерскую. Опыт и возраст научили ее никогда не забывать об основах, так что вначале она завернула в уборную и, только отдав дань необходимости, поспешила к напарницам.
Верит услышала ее шаги и встретила хмурым взглядом. Ей было девяносто девять – возраст являл себя в потускневшей смуглой коже, в обвисших складках вокруг строгих глаз, в редеющих седых волосах. Как и Джейн, Верит большую часть жизни отдала солдатской службе в силах обороны, и ей тоже повезло остаться в живых. Вдвоем они выполнили столько совместных заданий – все и не припомнить.
– Что тебе не спится? – бросила Верит.
– Пахнет бедой. Почему я слышу в твоем голосе недовольство?
– Потому что я недовольна.
Инженером-строителем у них была Лорелея, миниатюрная тихая женщина, возраст сто три года – то есть даже старше Джейн.
– Наши роботы заражены, – прояснила она, не отводя глаз от трехмерной модели станции. – Что-то в них проникло, и они не принимают внешних команд.
– Кармин и сюда до нас добрался, – с фаталистической убежденностью заключила Верит.
Джейн присоединилась к напарницам, теперь все трое стояли вокруг модели.
– Как?
Лорелея подняла голову. Ярко-синие глаза ее гнездились в складках грубой темной кожи, а совершенно белые волосы – густые, несмотря на возраст, – толстой косой падали на плечо. Она хотела было что-то сказать, но вдруг по иглу разнесся пронзительный свист. У Джейн заложило уши. Гермембранный шлюз с шелестом замкнулся, отрезая диспетчерскую от остальной станции и приглушая свист. Но отдаленный вой вытекающего воздуха не прекратился.
– Скафандры! – рявкнула Джейн. – Пошли!
Костюмы висели на стене у наружного шлюза. Джейн успела сделать лишь пару шагов, когда свист оборвался кратким «хлоп!». Иглу содрогнулось, затрещали, наваливаясь друг на друга, тяжелые глыбы льда. «Черт возьми, – подумала Джейн, схватив два скафандра и бросая их Верит и Лорелее, – черт, если рухнет крыша…»
Женщины ликовали, когда их выбрали для этой миссии, потому что задание рискованное, а они – старухи. Медицинские технологии Городов- под-Куполом научились замедлять возрастные изменения, так что здоровье и бодрость растягивались на добрую сотню лет. Но фатальные сбои никто не отменял: то лопнет в мозгу кровеносный сосуд, то сердечная мышца подведет, то непоправимо износится легочная ткань. Говоря откровенно, им четверым оставалось недолго. Если эта миссия их угробит, что ж – потеряна будет лишь пара-тройка непрожитых лет. Зато им досталась привилегия ступить на одну из лун Юпитера и шанс сделать хоть что-то для защиты Городов-под-Куполом.
А чертова крыша не рухнет – если это будет зависеть от Джейн.
Она схватила третий скафандр и залезла в него, стягивая края, чтобы запечатать их. Скафандр делался из облегающей гермембраны, только другой разновидности, толщиной в пару сантиметров. Энергией его снабжали гибкие и тонкие топливные элементы, расположенные вдоль позвоночника. Рукава заканчивались перчатками из углепластика, повторявшими в точности каждое движение пальцев, остававшихся в безопасном тепле под мембраной.
Джейн пока придержала искусственной рукой капюшон, чтобы он не закрылся. Остальные еще натягивали скафандры.
– Лорелея, оставайся здесь, приведи в порядок роботов. Верит – выбирайся наружу и выясни, что за чертовщина случилась. Я пошла за Керли.
Раздав команды, Джейн отпустила капюшон, не дожидаясь ответа. Пленка накрыла лицо, смыкаясь, твердея и обретая форму.
Мембранный шлюз в центральный холл был запечатан, но цветовой индикатор горел зеленым, показывая, что на той стороне давление в норме. Джейн открыла проход и шагнула в него, волоча за собой скафандр Керли. За спиной шлюз опять затворился.
Краткий осмотр показал, что все шлюзы в холле задраены. Те, что вели в диспетчерскую, в комнату отдыха и уборные, горели зеленым, но индикатор у дверей спальни тревожно моргал красным.
Джейн прикусила губу, вспомнив тепло тела Керли и ее добрый нрав.
– Верит, что у тебя?
– Выхожу наружу, – отозвалась та по радио.
А потом:
– Ох, – единственное слово, и в нем боль, острая, как осколки льда. – Вижу, на что ты смотришь.
– Я захожу.
Джейн дотронулась до шлюза, ведущего в спальню, и он открылся. Скафандр затвердел, когда из холла вытянуло воздух, мгновение нельзя было пошевелиться. Потом сетка ячеек в мембране приспособилась к перемене давления, и датчики снова начали улавливать работу тела и откликаться, повторяя движения хозяйки, утраивая ее силы – правда, если батареи сядут, получится этакий алмазный гробик.
Скафандр Керли она так и не выпустила из рук, хотя проку в нем уже не было.
В мембране помещения зияла дыра. В спальню проникал тусклый свет – и это было так неправильно. Станция располагалась на скрытой от Юпитера стороне луны, а далекое Солнце можно списать со счетов. Ледяную крышу пробило под углом, и сквозь брешь около метра шириной лился скупой звездный свет. Его было недостаточно, чтобы различить подробности, но вскоре лицевой щиток скафандра переключился в ночной режим. В наушниках раздался голос Верит:
– Ох, Керли… Дристать мне кровью! Она пыталась добраться до шлюза!
Тело Керли лежало на полу лицом вниз. Ноги до бедер завалил рухнувший с потолка лед. Она была обречена с той секунды, когда Джейн, сама хранимая шальным везением, решила ее не будить.
Заставив себя отвести взгляд от тела, она посмотрела вверх. Под сквозной неровной пробоиной в ледяной крыше колыхались, пытаясь нащупать друг друга, рваные лоскуты гермембраны. Пленка все сильнее и сильнее провисала, отслаиваясь от потолка и стен, – так должно было продолжаться, пока края не соприкоснутся и не восстановят герметичность. Все это Джейн осознала с первого взгляда – и тут заметила движение на краю пробоины: силуэт робота на фоне звезд.
Все десять станционных роботов были одной модели. Бронированный дисковидный корпус, размером примерно с подушку для табурета, находился на трех очень гибких телескопических «ногах». На каждом полушарии корпуса имелось по рабочей «руке» – шарниры в верхней части позволяли манипуляторам располагаться под любым углом друг к другу, хотя чаще всего их соединяли в один для увеличения силы. По умолчанию роботы передвигались на полностью выдвинутых «ногах» и в таком виде были примерно по пояс человеку. Сантиметровые голубые огоньки-кольца усеивали их конечности и окружность панцирей.
У робота на крыше иглу имелся переносной бур – он был установлен на краю пролома. Обычный инструмент, без мыслительного процессора, гладкая колонна бура в тот момент стояла недвижно. А вот робот расхаживал вокруг словно в тревожной нерешительности. При виде этого у Джейн мурашки бежали по коже. Что за директива отправила его на крышу иглу?
– Лорелея?
– Здесь, – отозвалась та сдавленным шепотом.
– Скажи мне, что этот робот пришел заделывать дыру.
– Я не знаю, зачем он там. Выяснить невозможно: у него поменялись инструкции. Не могу ни данные от него получить, ни команды послать. Друг с другом машины общаются, но от меня принимать сигнал отказываются.
Роботы обладали ограниченным искусственным интеллектом. Хотя они могли обучаться на опыте, ни о каком самосознании речи не шло. Но все же… инструкции, которым они подчинялись, могли вызывать поведение, самым пугающим образом схожее с недоброй волей.
На глазах у Джейн робот поднес согнутый манипулятор к своему «брюшку» и тут же распрямил, метнув в пробоину цилиндр с палец величиной. Тот медленно стал падать, отскочил от ледяного завала и наконец ударился об пол. Шашка, осознала Джейн. – взрывчатка, которой роботы взламывали твердые, как гранит, поверхностные льды Каллисто.
– Ложись! – завопила Верит через рацию скафандра.
Джейн уже находилась в движении, нырнув за кровать за миг до того, как шашка взорвалась слепящей вспышкой. Пол подпрыгнул, все обдало волной жара, и Джейн откатилась в сторону, при помощи скафандра легко вскочив на ноги.
Ледяная шелуха и крошки замороженной крови оседали, точно снег, засыпая неглубокий кратер и красную замерзшую кашу, которая только что была телом Керли.
– Лорелея, – в голосе Джейн зазвучала сталь, – этот робот сейчас пытался меня подорвать?
Но Лорелею занимало что-то другое.
– Я только что нашла запись передачи с посадочного модуля, – в волнении затараторила она, – как раз перед тем. когда все пошло по…
– Ты о чем? Посадочный модуль стоит у нас перед воротами пустой. Он же обесточен.
– Ток подан снова, – дрожащим голосом ответила Лорелея. – Там было какое-то устройство, которого мы не заметили. Джейн, это война…
– Я знаю, черт побери!
– …И по нам только что врезали! То. что было в модуле, закачало в роботов враждебные инструкции и сменило коды доступа. Одному богу известно, на что они теперь запрограммированы…
– Они запрограммированы сорвать миссию, – проворчала Верит по радио. – Потому что Кармин не хочет, чтобы мы расширялись. Этого следовало ожидать.
Джейн смотрела, как трехногий бунтовщик протянул «руку» и отсоединил фал, которым был пристегнут к переносному буру. Тут на крыше появился второй робот и без промедления спрыгнул в дыру, опускаясь плавно, будто во сне. Он еще находился в полете, когда горелка в его манипуляторе плюнула пятнадцатисантиметровой тугой струей синего пламени. Джейн отшатнулась. Робот приземлился в кратере от взрыва – телескопи- ческие «ноги» согнулись, поглощая удар, и тут же с силой распрямились: механизм прыгнул на женщину.
Наушники взорвались от визга, но Джейн ловко уклонилась. Приземлившись, робот развернул корпус и вытянул «руку», пытаясь задеть женщину горелкой. По счастью, машина создавалась, чтобы строить, а не воевать. Джейн оказалась быстрее.
Увернувшись от огня, она прыгнула на врага сверху, прижавшись к панцирю грудью. Удивительно, телескопические «ноги» стали складываться под ее весом! Она вжимала робота в пол, вцепившись в его манипулятор и не давая достать горелкой лицо. Искусственные мышцы скафандра уравняли силы человека и машины, и, к изумлению Джейн, через несколько секунд робот перестал сопротивляться. Горелка выключилась.
– Что случилось? – прошептала Джейн.
– Он вызвал кран, чтобы поднять с себя тяжесть, – ответила по радио Лорелея. – Логический вывод из базовой директивы: «не нанеси себе урона». Теперь выруби его.
– Как?
– На панцире есть панель. Не слезай с него. Просто нащупай.
Джейн нахмурилась. Обеими механическими руками она удерживала манипулятор робота, но одну пришлось теперь разжать. Когда углеволоконные пальцы заскользили по броне, скафандр воспроизвел на них текстуру кожи хозяйки. Джейн нашарила панель, открыла защелку, залезла внутрь.
– Там целая клавиатура! Что мне делать?
– Две кнопки в нижних углах и средняя в верхнем ряду. Нажми одновременно и держи.
Джейн послушалась, внезапно осознав, что внутри робота до сих пор что-то слабо вибрировало – потому что теперь он затих полностью.
– Вот и все, – мрачно заметила Лорелея. – Минус один. Осталось девять.
И все же робот не выглядел полностью обесточенным. Огоньки на его «ногах» и панцире еще горели.
– Лорелея, почему габариты светятся?
– Автономные. Пробовала когда-нибудь искать в темноте отключенного робота?
Джейн фыркнула.
– И все? Больше ничего не надо? Просто повыключать их? Это будет не…
– Лорелея! – вклинился в разговор голос Верит, отдающий паникой. – Выбирайся наружу, быстро! Роботы над тобой, сверлят крышу! Джейн…
– Бегу.
Но вначале Джейн забрала у выключенного робота горелку и отпилила с ее помощью полутораметровый кусок из искореженных останков пластиковой кроватной рамы. Сталь подошла бы лучше, но сейчас у женщины, по крайней мере, появилось оружие, по дальнобойности превосходящее горелку.
Порванная гермембрана продолжала отслаиваться от стен и сползла уже так низко, что края разрыва колыхались вокруг Джейн, готовясь к сращению. Женщина закинула ногу и забралась на упругую поверхность мембраны, потом сквозь дыру в крыше вышвырнула наружу пластиковый шест и, оттолкнувшись искусственными мышцами скафандра, взмыла вверх вслед за ним.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.