Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47000
Книг: 116720
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 49

    
размер шрифта:AAA

В слабом притяжении Каллисто допрыгнуть оказалось легко. Механические пальцы вцепились в ледяную кромку, и Джейн выволокла себя на крышу.
Строительные блоки для иглу были вырублены из слоя пыльного реголита – лед, пятнистый и серый от примесей, почти не блестел в звездном свете. Земля вокруг была еще темней: зернистая серая долина простиралась до кольца невысоких холмов, черной каймой поднимавшихся на фоне звездного неба. Едва заметное морозное мерцание словно дымкой покрывало скругленные вершины.
Стройка находилась в полумиле от иглу, на равнине, где были сложены стальные балки для стартовой эстакады, сами как небольшой холм. Роботам полагалось сейчас трудиться над опорами для рельсов, но на стройплощадке никакого движения не наблюдалось. Недалеко от иглу позолоченной фольгой поблескивал кривоногий посадочный модуль. Джейн заметила рядом с ним двух бездельничающих роботов. Потом она обернулась и оглядела плоскую крышу.
Дыра зияла ближе к краю. На уцелевшем участке Верит загоняла одного отступающего робота, а другой в обход продвигался туда, где разом три бура сверлили крышу над диспетчерской, поднимая фонтаны ледяной пыли, искрящейся в звездном свете. Джейн могла представить себе нехитрую логику роботов: буры сверлят во льду отверстия, туда можно бросить шашку, и тяжелая ледяная крыша обрушится.
Третий робот был тем самым, кто бросил шашку в спальню. Он засеменил к Джейн по краю разлома, но горелки у него не было, а взрывчатка уже израсходована. Джейн решила, что он не представляет опасности, и двинулась ему навстречу.
Робот заколебался.
А Джейн не стала. Два длинных шага, и она бросилась на него так же, как на первого, – но этот предугадал ее маневр. Спружинив, робот отпрыгнул в сторону. Джейн грохнулась и проехалась на животе пару метров, пока не сообразила вцепиться в лед механическими пальцами, чудом не вылетев за край крыши.
– Представляешь, Джейни, роботы раскусили этот трюк, – тяжело дыша, сообщила Верит по радио. – Я к ним подойти не могу.
– Спасибо, что предупредила, – простонала Джейн, поднимаясь на ноги.
Робот стоял неподвижно в нескольких шагах.
– Какой-то он ошарашенный, – пробормотала Джейн.
Может, механизм не знал, что ему делать дальше? Наверное, его инструкции не содержали необходимых уточнений на случай, если первая попытка убийства не удалась.
В отличие от робота, Джейн могла сама придумать запасной план.
Перед ее мысленным взором промелькнула картина – кровавая каша, в которую превратилось тело Керли. Вернувшись к пробоине, Джейн подхватила брошенный бур. Инструмент весил, наверное, не меньше ее самой, но в условиях низкой гравитации Каллисто, да еще при помощи скафандра с усилителями запустить бур во врага не составило труда.
Впрочем, робот увернулся, поджав телескопические «ноги». Бур пронесся над ним, не причинив вреда, и кружась улетел куда-то в серые пустоши. Так. Метательное оружие не сработало. Джейн нагнулась за своим пластиковым шестом, чтобы пустить его в дело, но в этот момент еще двое роботов вспрыгнули на крышу со стороны диспетчерской.
«По одному, Джейни», – напомнила она себе и с размаху огрела первого атакующего шестом по корпусу. Шест переломился пополам. Бронированный панцирь даже не поцарапало. Джейн с отвращением вышвырнула обломок. Вот и попробовала – а теперь им придется разбираться на крыше не с парочкой, а с четверкой роботов.
Буры продолжали работать без присмотра, вгрызаясь все глубже в ледяную крышу. Джейн повернулась к ним. Еще одно помещение они раскупорят только через ее труп. Женщина перепрыгнула через пролом к ближайшему буру, и ее обдало ледяной крошкой.
Бур доходил ей до бедра и представлял собой тонкий цилиндр, настолько горячий, что оседающие вокруг него льдинки испарялись. Джейн было вцепилась в него механическими пальцами и дернула, но оказалось, что инструмент прибит ко льду костылями. Она присела на корточки и поискала панель вроде той, что была у робота, но найти не смогла.
– Лорелея, ты жива еще?
– Пока да.
– Как отключить бур?
– Никак, если ты не можешь передать ему управляющий код.
– Ладно же. Верит, прикрой мне спину.
Джейн включила трофейную горелку и принялась резать. Когда она отсекла первый костыль крепления, бур затрясся. Когда отрезала второй – вздыбился. И застыл. Предохранители сработали?
Два остальных бура продолжали работу. Под охраной Верит Джейн срезала костыли на обоих, и, потеряв опору, они тоже вырубились.
– Мило, – заметила Верит. – Но нам все еще надо справиться с девятью роботами-убийцами.
Она держала позицию в нескольких шагах от Джейн, стараясь напрыгнуть на каждого робота, осмелившегося подойти поближе.
– Лорелея, – спросила Джейн, – ты где?
– В посадочном модуле.
Джейн глянула на позолоченный купол, покоящийся на реголите внизу. Шлюз был закрыт.
– Хорошо, там и сиди. Верит, идем на стройплощадку, возьмем там взрывчатки и, может, по куску арматуры, чтобы вмазать этим красным предателям.
– Джейн, нет! – отрезала Лорелея. – Роботов не ломать!
– Ого, значит, ты не видела, как она тут в них буром швырялась, – заметила Бери.
– Что? – взвилась Лорелея. – Джейн, нам не обойтись без роботов. Ни одного нельзя потерять, иначе проект провалится.
– Мы их и так потеряли, – огрызнулась Джейн. У нее чесались механические руки взяться за стальной прут и опробовать его на чьем-нибудь панцире. Заодно выяснить, что за начинка у них внутри. – Керли погибла, так что проект уже провалился.
– Керли погибла, – согласилась Лорелея торопливо и тихо. – Но мы-то живы, и Городам-под-Куполом дорог каждый кристаллик льда, который им смогут послать. А мы ни единой капли воды им не отправим без роботов, которые должны построить нам разгонный рельс. И пока этот рельс не будет построен, я отсюда никуда не улечу.
– Черт побери, Лорелея! Ты специалист по роботам, и ты сама сказала, что не можешь с ними связаться, не можешь подменить им программу…
– Да, не могу! Пока они не выключены. Каждого надо вырубить – вручную, как того робота в спальне. – Голос ее снова смягчился. – И тогда можно сделать откат к заводским настройкам. Они забудут, как строить, но этому мы их научим.
Джейн обернулась к Верит. Хотя лицевой щиток шлема напарницы в тусклом свете был практически черным, ее настроение выдавал саркастический тон:
– Ты это слышала, Джейни? Первое правило нашей маленькой битвы – «не навреди». Так что передай-ка мне горелку, пока оно у тебя из головы не выветрилось.

* * *

Лорелея хотела заблокировать «кормушку».
Гибридная биомеханическая архитектура роботов требовала от них каждые двенадцать часов перезаряжаться и пополнять запасы. Для этого рядом со стройплощадкой во льду была вырублена пещера, набитая топливными элементами и органическими расходниками, – «кормушка».
Джейн, однако, не собиралась оставлять на крыше четырех роботов в рабочем состоянии. У троих, скорей всего, сохранились шашки. Почему они ими не пользуются? Может, не умеют. Скважин и дыр, куда можно запихнуть или забросить шашку, нет – тут примитивные поведенческие алгоритмы заходили в тупик.
Зато роботы обучались. Они видели, как Джейн отключила одного из них, и теперь не давали людям к себе приближаться. Но стоило отвернуться, как роботы семенили к женщинам, сжимая в механических лапах горелки и пилы, точно стая железных зомби.
– Слушай, – предложила Джейн. – Я отойду. Если один из них двинет за мной, пристройся сзади и подгоняй его ближе.
Верит кивнула:
– Давай.
Джейн медленно зашагала по крыше.
– За тобой увязались все четверо, – прошипела напарница.
Джейн не обернулась, чтобы посмотреть – просто подхватила видео со шлема Верит: и правда, роботы следовали за ней пугающе быстро. Расстояние восемь метров, семь, шесть – один в авангарде, двое за ним, четвертый – замыкающий. Верит держалась в нескольких шагах позади.
– Я беру ближайшего, – заявила Джейн.
– Я – отстающего.
– Три, два, один, пошла!
Джейн развернулась и прыгнула. Робот, на которого она нацелилась, тоже прыгнул, только недостаточно быстро. Они столкнулись в полете. Джейн не удержалась на металлической спине, но ухитрилась впиться пальцами в броню, в падении увлекая робота за собой. У того была горелка – Джейн придавила вооруженную конечность ногой, а сама вскарабкалась на спину врага. Пламя коснулось льда, подняв облако пара, которое мгновенно превратилось в снег. Робот под ее весом замер, и тогда Джейн, взломав панельку, вдавила механическими пальцами три клавиши. Правда, одышка мешала ей уловить слабую вибрацию механизма – заглох робот или нет, Джейн не знала.
– Отключился? – пропыхтела она. – Готов?
– Назад! – заорала Верит.
В лицо Джейн устремилось слепяще-голубое пламя горелки. Женщина откатилась. По предплечью вдруг полоснуло жаром, а в следующее мгновенье – словно бы ледяным ножом. Благодаря искусственным мышцам Джейн сразу оказалась на ногах, но тут к ней метнулись еще два языка пламени. Пришлось отскочить: тандем роботов надвигался на нее, и у каждого в одном манипуляторе была горелка, в другом – пила. Боль тисками сдавила руку.
Быстрый осмотр раны показал, что горелка прожгла скафандр и руку, но хотя бы не прошла насквозь. Джейн стянула обгорелые края мембраны, помогая здоровой ткани срастись. Потом ей пришлось еще раз отпрыгнуть от наступающих роботов. К вящей досаде, теперь роботы научились нападать сообща – без сомнения, урок совместных действий им только что преподали они с Верит.
– Джейни, ты в порядке? – спросила напарница.
– Пока да.
Каждая из них вывела из строя по роботу, но на крыше оставалось еще двое – и оба преследовали Джейн, сосредоточенно размахивая горелками, пока Верит не напрыгнула на одного сзади. Робот упал. Верит открыла панель, нажала заветную комбинацию и вскочила на ноги за считаные секунды, пока Джейн водила за собой оставшегося.
Над каждой оброненной горелкой поднимался столп снега. Джейн петляла между ними, отвлекая робота, а Верит стояла неподвижно, стараясь остаться незамеченной в перегруженном деталями поле зрения робота. В какой-то момент Джейн проскользнула мимо нее, робот засеменил следом, и Верит прыгнула. В наушниках сквозь сбитое дыханье раздался ее голос:
– Минус пять, осталось столько же.
Джейн торопливо прошлась по крыше, собирая горелки и выключая их, пока не проплавили лед до самой гермембраны.
– А вот теперь мы займемся «кормушкой».
Верит все еще хватала ртом воздух.
– Надеюсь, в этот раз от тебя будет чуть больше помощи.
Джейн фыркнула.
– Мне казалось, что поработать наживкой было очень благородно с моей стороны.

* * *

Они спрыгнули с крыши. Лорелея выбралась из-под позолоченного купола. В руках она держала прямоугольную плату, тонкую, как фольга, длиной не больше пяти сантиметров.
– Зажигай горелку, – потребовала она.
Джейн подчинилась. Синее пламя иглой прокололо темноту.
– Так это и есть источник вредоносного кода? Он один?
– Других я не нашла. – Лорелея положила плату на лед и отступила. – Жги.
Джейн поджарила штуковину. Потом растоптала башмаком и еще раз выжгла остатки.

* * *

Когда они тащились по пыльному реголиту в сторону стройки, Джейн заметила в нескольких сотнях метров рой огоньков.
– Роботы, – предупредила она. Если бы не светящиеся габариты на «ногах» и панцире, машины могли бы остаться незамеченными. – Должно быть, перезаряжались у «кормушки».
– Нет, – мрачно отозвалась Верит. – Кажется, они брали уроки.
Лорелея остановилась:
– Не понимаю. Почему они тащат с собой арматуру?
Роботы торопливо вышагивали по пыли, сверкая огоньками, и через несколько секунд Джейн увидала то, что уже заметили остальные: трое были вооружены длинными стальными прутами со стройки.
– Черт, Джейн! – проворчала Верит. – Они видели, как ты огрела одного шестом.
Лорелея обернулась. Лица ее Джейн видеть не могла, но голос звучал шокировано:
– Ты ударила робота? Я же говорила…
– Это было до того, как ты говорила.
– Он не пострадал?
Джейн фыркнула.
– К сожалению, нет. У меня был пластиковый шест. Мой пример роботы усовершенствовали – у них стальные.
– Близко к ним мы подобраться не сможем, – предупредила Верит.
К этому моменту до роботов оставалось не больше сотни метров, и дистанция быстро сокращалась.
– Мы можем просто уйти на лед, – тихонько предложила Лорелея. – Водить их за собой, пока энергия не кончится.
– Если они только что из «кормушки», у них двенадцать часов в запасе. Наши скафандры столько не продержатся, и, кроме того, я не хочу давать им возможность полностью снести иглу.
– Тогда что нам делать?
Джейн потрогала шрам, оставшийся на месте заросшей дыры на рукаве. Их скафандры – это лишь вариации на тему гермембраны, которая, как известно, без поступления энергии превращалась в твердый, как алмаз, кристалл.
– Нам надо обездвижить роботов, не повреждая.
– Ну да, – нетерпеливо перебила Верит. – И как?
– Возвращаемся в иглу. У меня есть идея.

* * *

Джейн загнала всех обратно на крышу. Мышечные усилители в скафандрах позволяли совершить такой прыжок без труда.
– Мы можем проиграть этот бой двумя способами, – напомнила Джейн. – Если роботы убьют нас или если мы убьем роботов. Но коль придется выбирать, давайте проигрывать вторым способом. Согласны?
– Мы победим, – глухо ответила Лорелея, а Верит поддакнула.
Джейн пожала плечами.
– Ну ладно тогда. Пошли побеждать.
Она спрыгнула через пробоину в крыше над спальней.
Пока Джейн была снаружи, рваные края комнатной гермембраны стянулись, нащупав друг друга в полуметре над полом. Закончив сращение, гибкая мембрана приняла форму купола и отвердела. Джейн, очутившись на гладкой покатой поверхности, немного не удержалась на ногах и заскользила, пока не зацепилась за голую ледяную стену.
Ей пришло в голову, что меньше часа назад она спала в этой самой комнате, согретая теплом Керли.
– Не время озираться, – мягко пожурила ее Верит.
– Цыц, дитя. Не раздражай старших.
Джейн зажгла горелку. Упершись в стену, она нагнулась и стала резать.
От первого прикосновения пламени гермембрана втянулась внутрь, отодвигаясь от жара. Джейн склонилась пониже и продолжала работать, пока пламя медленно, по чуть-чуть, не прорезало толстый слой насквозь. Помещение под восстановившейся оболочкой, видимо, уже начало накапливать воздух, так что на секунду из разреза вырвалась струя ледяной пыли. Потом разомкнутые края гермембраны утратили жесткость и вновь превратились в гибкую подвижную ткань, стремящуюся запечатать рану.
Джейн не позволила этому случиться. Сунув ногу в разрез, она раздвинула его края. Лорелея спрыгнула вниз и помогала удерживать гермембрану, пока Джейн отрезала широкий лоскут, за которым открылся вид на разгромленную спальню.
Верит осталась на крыше, приглядывая за надвигающимися роботами и отсчитывая время до их появления.
– У вас еще секунд двадцать. Ладно, десять. Все! Первый вспрыгнул сюда. Джейн перебросила горелку Лорелее.
– Будь готова сделать последний надрез, но не раньше, чем я скажу.
Было слишком темно, чтобы увидеть лицо Лорелеи под шлемом, но горелка в ее руках не дрогнула.

* * *

Зажав в механической перчатке край гермембранного лоскута, Джейн выпрыгнула из пробоины. На крыше уже собрались все пять уцелевших роботов. Верит стояла лицом к ним, заслоняя собой разлом.
Полотнище вырывалось из пальцев, хлопало по руке. Прежде Джейн не боялась роботов – не боялась по-настоящему, всерьез. Конечно, она успела понять, что они опасны. После первой шашки стало ясно, что жизни Верит, Лорелеи и ее собственная могут оборваться столь же внезапно, как жизнь Керли. Но нападение роботов случилось так быстро, что времени как следует испугаться у нее не было… до этой минуты.
Из пяти роботов трое вооружились трехметровыми стальными прутами, а остальные в одной «руке» держали горелку, в другой – бур. У Джейн имелось нехорошее подозрение, что бурить они собирались не лед.
– Берегись! – заорала она, когда робот швырнул буром прямо в Верит.
Верит рухнула навзничь. Бур пронесся над ней, исчезнув в темноте, и роботы пошли в атаку.
– Вставай! – прорычала Джейн, когда роботы устремились к упавшей женщине, будто свора механических зомби, вооруженных палками, камнями и огнем. – Верит, шевелись!
– Кончай волноваться за меня и действуй! – огрызнулась Верит, все еще лежа плашмя.
– Ладно же! – Джейн дернула за гермембрану. – Лорелея, руби и прыгай!
Верит выждала еще секунду, пока роботы не подошли на длину арматуры, потом исполнила сальто назад, приземлившись на ноги. Озадаченные роботы приостановились. Верит развернулась и побежала. Толпа зомби ринулась за ней, и тут Лорелея крикнула: «Прыгаю!»
Когда Верит пробегала мимо пробоины, в отверстии показалась Лорелея. Она выволокла себя наружу, держа в механической перчатке другой край гермембранного лоскута. Теперь полотнище, отсеченное от стен комнаты, было в руках у них с Джейн. Лишенная источника питания, мембрана буквально через несколько секунд должна была застыть непробиваемым кристаллом. Джейн уже чувствовала, как та потихоньку затвердевает, и изготовилась, зная, что у них есть лишь одна попытка.
Вдоль пробоины тянулась узкая полоса уцелевшей крыши. Как и надеялась Джейн, роботы, проходя ее, столпились вместе.
– Держись, – приказала она. – Вот… сейчас!
Стиснув свой край гермембраны обеими руками, она сделала шаг в сторону от механической своры. Лорелея удерживала второй край, так что между женщинами возник серый трепещущий занавес. Стоя за ним, Лорелея была незаметна, а вот Джейн держалась на виду. Роботы клюнули и двинулись на нее, проигнорировав Лорелею, и, стоило им пробежать мимо, как та отрезала им обратную дорогу, завернув мембрану дугой.
Подступал критический момент. Смогут ли они замкнуть круг? Джейн выждала лишнюю секунду. Потом развернулась и бросилась прочь, вдоль края крыши. Полотно изогнулось вокруг роботов, спешивших ей наперерез. И вот она ускользнула у них из-под носа. До Лорелеи оставался лишь шаг.
– Натягивай! – предупредила Джейн.
Из своры роботов вдруг вылетел крутящийся прут больше двух метров длиной. Джейн почувствовала себя преданной – она не учила их бросаться железками! Уклонилась, но недостаточно быстро. Сталь ударила ее в плечо, сбила с ног, и Джейн понесло по льду. Только гермембрану она из рук не выпустила. Механические пальцы не разжали хватки, даже когда Джейн вылетела за край крыши.

* * *

Джейн зашевелилась, недоумевая, как могла оказаться в комнате отдыха. Она лежала на кушетке с натянутым до подбородка одеялом. Верит сидела в мягком кресле поблизости и внимательно наблюдала за Джейн. Та попробовала заговорить, но во рту пересохло, и получилось не с первой попытки:
– Какого черта тут происходит?
Прищурившись, Верит откинулась на спинку кресла.
– Ты свалилась с крыши. Если помнишь, в план это не входило.
Память начала возвращаться.
– Где Лорелея?
– Джейн, я здесь! – донесся голосок из диспетчерской.
– Вышло так, – продолжала Верит, – что твое падение нас и спасло. Скорее всего, гермембрана не смогла бы спеленать и надежно удержать роботов. И тут ты улетела, а потом за тобой спрыгнула Лорелея, и вместе вы уволокли безобразников вниз. К тому моменту, когда они поняли, что творится, мембрана закристаллизовалась и обездвижила их. Выбрался только один, но я его повалила и вырубила.
– А что остальные?
– Выковыривали их по очереди и отключали. Потом откатили к заводским настройкам. Сейчас Лорелея загружает в них базовые инструкции по строительству.
– Значит, нам снова повезло?
– Повезло. На этот раз Кармин остался с носом. Молодец, Джейн. Я тобой горжусь. Ты не навредила ни единому врагу.
Джейн фыркнула:
– Давай попробуем протянуть еще пару лет – и в следующий раз на них отыграемся.

ЛЕВИ ТИДХАР
ПОД КАРНИЗАМИ

Еще один рассказ о мире Центральной Станции от Леви Тидхара, автора «Мемкордиста», который тоже входит в эту антологию. Перед вами выразительная, печально-радостная история, идея которой такова: неважно, насколько меняется мир вокруг, есть вещи, которые всегда остаются постоянными.

– Встретимся завтра? – спросила она.
– Под карнизами. – Он огляделся слишком поспешно. Она сделала шаг назад.
– Завтра вечером.
Они говорили шепотом. Ей пришлось собрать всю храбрость, словно ткань в горсти. Она опять шагнула к нему. Положила ладонь ему на грудь. Сквозь металл ощутила, как колотилось его сердце. От него пахло машинным маслом и потом.
– Иди, – сказал он. – Ты должна… – Слова умерли, не родившись.
Его сердце под ее ладонью билось, словно испуганный беспомощный птенец. Она вдруг осознала свою власть. Восхитительно обладать властью над кем-то, как сейчас.
Он провел пальцем по ее щеке. Горячее, металлическое прикосновение. Она вздрогнула. А если кто-нибудь видел?
– Мне нужно идти, – сказал он.
Отнял руку и отстранился. Она почувствовала, как ее разрывает на части.
– Завтра, – прошептала она.
– Под карнизами, – повторил он.
Он вышел из сумрака пакгауза и торопливо направился в сторону моря. Она смотрела, как он уходит, а затем тоже скользнула прочь, в ночную тьму.

* * *

Ранним утром уединенный храм святого Коэна-от-Других в густой зелени на углу Левински стоял опустевшим и брошенным. По дорогам ползли уборщики, всасывая грязь, разбрызгивая воду и отскребая покрытие. Воздух наполняло их низкое благодарное гудение, славившее величайшую из работ – непродолжительное снижение энтропии.
Возле храма преклонила колени единственная фигура. Мириам Джонс, Мама Джонс из шибина* Мамы Джонс, что за углом, возжигала свечи и раскладывала приношение – сломанные электронные компоненты вроде деталей древних телевизионных пультов, дряхлые и бесполезные.
– Охрани нас от Пагубы, и от Червя, и от внимания Других… – шептала Мама Джонс, – и даруй нам отвагу содеять путь свой в мире, о святой Коэн…
*Распивочная (гэльск.).
Храм не отвечал. Собственно, Мама Джонс и не ожидала ответа.
Она медленно поднялась. Все труднее с такими коленями. Чашечки у нее пока оставались собственные, как и большинство частей тела. Гордиться особенно нечем, но и стыдиться тоже нечего. Так она и стояла, вдыхая утренний воздух, слушая бодрый гул дорожных уборщиков, представляя рев лайнеров высоко в небесах, многоразовиков, идущих на посадку с орбиты на крышу Центральной Станции, скользящих, будто пауки на паутинках.
Прохлада и свежесть утра еще не сменились тяжестью летней жары, удушающей самим воздухом. Мама Джонс отошла от храма и ступила на траву – хорошо было ощущать стебли под ногами. Зеленая зона напомнила ей о юности, о таких же, как она, сомалийских и суданских беженцах. О том, как они пересекли пустыни и границы в поисках хотя бы подобия мира, а в результате оказались незваными гостями в чужой стране, изолированными в иудейском анклаве. О том, как ее отец каждое утро шел в зеленую зону и сидел там вместе с остальными, обездвиженный разлитым в воздухе безмолвным отчаянием. Они ждали. Ждали, когда приедет человек на пикапе и наймет их чернорабочими. Ждали автобус ООН или – не в силах ничего изменить – ждали специальный отряд израильской полиции «Оз», зная, что проверка документов обернется арестом или депортацией…
«Оз» на иврите означает «сила».
Но настоящая сила заключалась не в том, чтобы запугать беспомощных людей, которым некуда было больше деться, а в том, чтобы выжить. В том, что делали ее родители и она сама: учили иврит, работали, жили тихой незаметной жизнью. На смену прошлому приходило настоящее, а на смену настоящему – будущее и так до тех пор, пока она не осталась одна – по-прежнему здесь, на Центральной Станции.
Сейчас в зеленой зоне было тихо, только сидел, привалившись к дереву, одинокий роботник. Спал он или бодрствовал, Мама Джонс не могла определить. Повернувшись, она увидела Айсобел на велосипеде, которая направлялась к Саламех-Роуд. Движение уже становилось оживленнее, уборщики, постанывая от разочарования, ехали дальше, маленькие автомобили катили по дороге, выставив солнечные батареи, словно крылья. Батареи были повсюду: на крышах и стенах домов, – все старались ухватить немного бесплатной энергии в самой солнечной из местностей. Тель-Авив. Мама Джонс знала, что на окраинах находились гелиофермы – обширные участки, где панели тянулись за горизонт, жадно всасывая лучи и превращая их в энергию, питающую центральные зарядные станции по всему городу. Ей нравилось, как смотрелись панели, к тому же они были на пике моды. В собственном наряде Мамы Джонс тоже присутствовала эта деталь: солнце ловила шляпа с крохотными панелями, пришитыми к широким полям. Никаких затрат и вид стильный.
Куда ехала Айсобел? Мама Джонс знала девушку с тех пор, как та родилась у ее приятельницы и соседки, Ирины Чоу. Ирину же произвела на свет полукитаянка-полуфилиппинка – давным-давно она, как многие другие, приехала в поисках работы и осталась навсегда. Здесь ее и полюбил отец Ирины, русско-еврейский эмигрант. Самой Ирине исполнилось столько же лет, сколько и Маме Джонс, но дочь у слишком старой матери была юной. Ирина заморозила яйцеклетку много лет назад – ждала, пока станет безопасно, – и завела Айсобел благодаря местной сети лабораторий, принявших ее на девять долгих месяцев вынашивания ребенка. Ирина работала кондитером в известном кафе, но было у нее и другое занятие, более экстравагантное: время от времени она подсаживала в свое тело Других. Мама Джонс тогда чувствовала себя с нею неуютно. Сама она придерживалась старомодных взглядов, и мысль о перемещении тел, например Соединении, отталкивала ее. И все-таки Ирина и Мама Джонс дружили.
Но куда же ехала Айсобел? Наверное, надо сказать об этом ее матери. Потом Мама Джонс вспомнила, как сама была юной, покачала головой и усмехнулась. Когда это молодые слушали стариков?
Она ушла из зеленой зоны и пересекла дорогу. Настало время открывать шибин, готовить кальяны, смешивать напитки. Скоро пойдут клиенты. На Центральной они есть всегда.

* * *

Айсобел катила по Саламех-Роуд, ее велосипед распахнул крылья, словно бабочка, впитывая солнце, довольно и сонно мурлыча. В трансляции ноды смешивались сотни тысяч других голосов, каналов, музык, языков, высокочастотное нерасшифровываемое toktok[40] Других, прогнозы погоды, проповеди, запаздывающие передачи иных миров с Луна-Порта, Тонг Юна и Пояса. Айсобел наугад включала и отключала глубокий и бесконечный поток того, что называлось Беседой.
Звуки и знаки волнами накатывали отовсюду: изображения из открытого космоса от спайдера, который врезался в промороженную скалу в Облаке Оорта и стал зарываться в нее, чтобы превратить астероид в копии себя; повтор серии марсианского «мыла»; конголезская станция, гонящая музыку «нуэво куаса-куаса»; с севера Тель-Авива жаркое ток-шоу по изучению Торы; с обочины, внезапные и тревожные, повторяющиеся сигналы: «Помогите ради бога. Подайте ради бога. Работаю за запчасти».
Она притормозила. На той. стороне улицы, арабской, стоял роботник. Состояние скверное: большие пятна ржавчины, глаза нет, одна нога болтается, бесполезная. Однако его второй, еще человеческий, глаз смотрел на Айсобел, и она не могла понять, с немым призывом или равнодушием. Роботник передавал сигналы в широком диапазоне, механически, безнадежно, – на тряпке возле него была небольшая кучка запчастей и почти пустая жестянка бензина. Солнечные батареи для роботников не годились.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.