Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45810
Книг: 113630
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 59

    
размер шрифта:AAA

Острие нацелилось на Большое Плохое Место.
Тихея сглотнула, повернулась и соскользнула вниз. Она даже обрадовалась, увидев чайника, терпеливо ожидавшего ее у Потайной Двери.

* * *

Мозг вроде как не сердился, но, с другой стороны, он не сердился вообще никогда.
– Запущен процесс эвакуации, – сказал он. – Данная локация подвергается опасности.
Тихея едва не задыхалась: База располагалась в лавовой трубе на южном склоне горы, на полпути к вершине, а подъем всегда тяжелее спуска. Чайник на сей раз поспевал за ней без труда. Они передвигались в тишине: она попыталась рассказать Мозгу про муравьев, но искин хранил абсолютное радиомолчание до тех пор, пока Тихея с чайником не оказались внутри Базы.
– Что значит «эвакуация»? – спросила Тихея.
Она открыла шлем костюма и вдохнула привычный дрожжевой запах домашнего модуля. Ее домик перестроили из старой китайской конструкции – одного из уютных белых цилиндров, сваленных в кучу поблизости от главного входа в пещеристую лавовую трубу. Тихее всегда казалось, что эти цилиндры похожи на передние зубы в пасти огромной змеи.
Самая главная труба, более шестидесяти метров в диаметре, была частично герметизирована и уходила глубоко под гору. Она многократно ветвилась; чайники и отоны расширяли и укрепляли ее лабиринт реголитовыми бетонными столбами. Тихея не раз пыталась в нем играть, но Другую Луну любила больше – отоны сеяли в стенах бактерии, которые какали алюминием и кальцием, и вонь стояла просто невыносимая.
Сегодня в трубе суетилось все живое. Чайники установили повсюду яркие прожекторы и сновали туда-сюда, демонтируя оборудование и заполняя криогенные чаны. На стенах крошечные мягкие отоны, похожие на морских звезд, поедали бактерии. Мозг даром времени не терял.
– Мы уходим, Тихея, – сказал он. – Приготовься. Зонду, который ты обнаружила, известны наши координаты. Мы переезжаем в другое место. Более безопасное. Не беспокойся. У нас приготовлены альтернативные локации. Все будет хорошо.
Тихея прикусила губу. «Это я во всем виновата». Жаль, у Мозга нет нормального лица. Только собственный модуль – в самой холодной, негерметичной части трубы, где ничто не мешало работе квантовых процессоров, – но там одни лазеры, линзы и связанные ионы, и еще клетки искусственно выращенных крысиных мозгов, сцепленные с электрическими схемами. Разве поймет Мозг, если рассказать ему про дом Яшмового Кролика? Так нечестно.
– Но прежде, чем мы уйдем, тебе нужна Подпитка.
«Мы уходим». Сознание Тихеи пыталось объять эту концепцию. Они всегда жили здесь, где их не могли найти космические акулы из Большого Плохого Места. И Потайная Дверь тоже была здесь. Если они уйдут куда-то еще, как Тихея отыщет путь на Другую Луну? Что станет без нее с Лунным Народом?
А еще она так и не отдала рубин Волшебнику.
Злость и усталость брызнули из Тихеи горячими слезами.
– Я никуда не пойду, никуда не пойду, никуда не пойду, – сказала она и убежала в свою спальную кабинку. – И я не хочу этой дурацкой Подпитки! – крикнула она прежде, чем дверная мембрана срослась за ее спиной.

* * *

Тихея сняла костюм, бросила его в угол, плюхнулась на кровать и свернулась клубком рядом с Медведусом. Жесткая шерстка медвежонка грела щеку, его фальшивое сердцебиение успокаивало. Она смутно помнила, как мама иногда управляла мишкой издалека, гладила ее по голове его лапами, и тогда на круглом лице-экране появлялись мамины черты. Это происходило очень давно, и медведь тогда был явно больше. Но мягким оставался по-прежнему.
Вдруг он шевельнулся. Сердце Тихеи екнуло в странной, щемящей надежде. Но это опять оказался Мозг.
– Уйди, – буркнула она.
– Тихея, это важно, – сказал Мозг. – Ты помнишь свое обещание?
Она помотала головой. В глазах было мокро и горячо. «Я не распущу нюни, как Чан Э, – думала она. – Я не такая».
– Ты помнишь?
Морда медведя сменилась изображениями мужчины и женщины. Мужчина – лысый, с блестящей темной кожей. Женщина – с иссиня черными волосами и бледным птичьим лицом. «Мама красивее даже Чан Э», – подумала Тихея.
– Привет, Тихея, – сказали они одновременно и засмеялись.
– Мы – Карим и София, – продолжила женщина. – Твои мама и папа. Мы надеемся, что с тобой сейчас все хорошо.
Она дотронулась до экрана – быстро и легко, как Кролик в прыжке касался реголита.
– Но если Мозг показывает нас, – сказал папа, – значит, случилось что-то плохое, и ты должна послушаться Мозга.
– Не сердись на него, – добавила мама. – Он не похож на нас – он только планирует и думает. Делает то, что велено. Мы велели ему защищать тебя.
– Понимаешь, в Большом Плохом Месте людям вроде нас несдобровать, – продолжил папа. – Таких, как мама, я и ты. там боятся. Нас называют Серыми – из-за человека, придумавшего, как нас сделать, – и нам завидуют, потому что мы живем дольше и у нас гораздо больше времени, чтобы во всем разобраться. И еще потому, что, когда люди дают кому-то глупые прозвища, они ощущают себя очень умными. Скажи, разве мы серые?
«Нет». Тихея покачала головой. Волшебник был серым, но только потому, что вечно искал рубины в темноте и никогда не видел солнца.
– Вот почему мы с твоей мамой пришли сюда, чтобы построить Хорошее Место. – Папа обнял маму за плечи, совсем как Медведус когда-то обнимал Тихею. – И ты родилась здесь. Ты не представляешь, как мы были счастливы.
Мамино лицо посерьезнело.
– Но мы знали, что люди из Плохого Места могут нас искать. Тебя нужно было спрятать, чтобы ты жила в безопасности, чтобы они не смогли заглянуть внутрь тебя, разрезать тебя на кусочки и посмотреть, как именно ты работаешь. Они пойдут на что угодно, лишь бы тебя поймать.
От страха живот Тихеи сжался в крошечный ледяной комок. «Разрезать на кусочки?»
– Нам было очень-очень тяжело, дорогая Тихея, потому что мы тебя любим. Это очень тяжело – касаться тебя лишь издалека. Но мы хотим, чтобы ты выросла большой и сильной, и наступит время, когда мы вернемся и найдем тебя – и заберем тебя в Хорошее Место.
– Но ты должна обещать, что будешь проходить Подпитку. Обещаешь? Ты обещаешь слушаться Мозга?
– Обещаю, – сказала Тихея еле слышно.
– Прощай, Тихея, – сказали родители. – До скорой встречи.
И они пропали, а морда Медведуса снова сделалась плоской и бледно- бурой.
– Нам нужно уйти, – повторил Мозг, на этот раз куда мягче. – Пожалуйста, приготовься. Ты должна пройти Подпитку до путешествия.
Тихея вздохнула и кивнула. Так нечестно. Но она обещала.

* * *

Мозг послал Тихее список вещей, которые можно взять с собой, – тот развернулся на одном из окон комнаты. Список был коротким. Тихея посмотрела на сфабренные фигурки, на лунный камень, похожий на маленького мальчика, на парящие повсюду эл-листы, раскрытые на любимых историях. Ей нельзя забрать даже Медведуса. Она ощутила вдруг страшное одиночество – как на вершине горы, куда она взобралась, чтобы взглянуть на Большое Плохое Место.
Тут Тихея увидела на кровати рубин. «Если я уйду и заберу его с собой, Волшебник никогда его не получит». Она подумала о Волшебнике и его пантере, о том, как они в отчаянии ищут ее то в одном кратере, то в другом – и не могут найти. «Так нечестно. Даже если я сдержу обещание, надо отдать рубин Волшебнику».
И попрощаться.
Тихея села на кровати и стала думать.
Мозг вездесущ, но следить сразу за всеми он не в силах. Его создали на основе отсканированного мозга человека, какого-то бедняги, умершего давным-давно. В этой комнате камер Мозга нет. Сейчас он сосредоточился на эвакуации: программирует и перепрограммирует чайников. Тихея коснулась сенсор-браслета на запястье, следившего за ее жизнепоказателями и перемещениями. Да, это препятствие. Надо что-то придумать. А времени совсем нет: Мозг вот-вот позовет ее на Подпитку.
В отчаянии Тихея снова прижалась к медведю. Он был теплым, а если сдавить мишку посильнее, почувствуешь пульс…
Она снова села. Вспомнила байки и уловки Яшмового Кролика, вспомнила о смоляном чучелке, которое тот сделал, чтобы обмануть врага.
Дотронувшись до головы Медведуса, развернула программное окно и соединила его с сенсором. Вызвала старые журналы операций, добавила в них шума. Потом скормила их медведю и проверила его пульс, дыхание и другие поддельные жизнепоказатели – они совпадали с ее собственными.
Затем Тихея сделала глубокий вдох, одним движением сдернула браслет и надела его на Медведуса.
– Тихея? Что-то случилось? – спросил Мозг.
Ее сердце прыгало. Разум метался.
– Все в порядке, – ответила она. – Кажется… Кажется, я чуть-чуть ударила сенсор. Уже собираюсь.
Она старалась говорить бодро, как девочка, которая всегда выполняет свои обещания.
– Твоя Подпитка скоро будет готова, – сказал Мозг и пропал.
Сердце колотилось. Тихея бросилась надевать костюм.

* * *

В лавовой трубе она часто играла в одну игру: пыталась уйти как можно дальше, прежде чем чайники ее заметят. Пришла пора сыграть в нее вновь. Тихея продвигалась тайком, избегала глаз камер, пряталась за каменными выступами, ящиками и криогенными чанами, пока не оказалась в секторе с одними отонами. Обычно Мозг не контролировал отонов напрямую, кроме того, у них не было глаз. Но сердце все равно устроило в груди метеоритную бомбардировку.
Тихея протолкнулась сквозь полугерметичную мембрану. В этом секторе добывающие кальций отоны зарылись слишком глубоко и обрушили свод. В мутном зеленом свете флюоресцирующего костюма она шагала вверх по склону трубы. Вот! Осторожно вскарабкалась на груду камней. Когда-то отоны сказали ей, что за камнями есть отверстие, и она надеялась, что сможет через него протиснуться.
Под ней перекатывались булыжники, и что-то острое врезалось в коленку. От внезапного удара костюм зашипел. Сжав зубы, Тихея ощупывала скалу; она ползла на слабенький сквозняк, который не ощутила бы, не будь костюма. Тут ее пальцы уперлись не в камень, а в реголит. Тихея изо всех сил стала долбить плотный затор, и грунт поддался. На нее пролился душ пыли и щебня; на миг она решила даже, что устроила еще один обвал. Однако впереди виднелся клочок бархатного неба. Тихея расширила дыру, сжалась как могла и поползла вверх.
Она выбралась наружу на склоне горы. Необъятная равнина с серо-бурыми холмами открылась Тихее внезапно, и она почувствовала себя так же, как в тот раз, когда переела сахара. Руки и ноги тряслись, так что она вынуждена была присесть. Тихея встряхнулась: нужно идти. Убедившись, что рубин в сумке, она встала и размашистыми скачками Кролика понеслась вниз.

* * *

Потайная Дверь совсем не изменилась. Тихея нервно оглядела кромку кратера, но муравьев не увидела. Прикусив губу, посмотрела на Старика и Тролля.
«Что не так?» – спросил Старик.
– Я должна уйти в другое место.
«Не беспокойся. Когда вернешься, мы будем здесь».
– Может, я никогда не вернусь, – у Тихеи чуть перехватило дыхание.
«Никогда – это очень долго, – сказал Старик. – Даже я никогда не видел „никогда“. Мы будем здесь. Береги себя, Тихея».
Она проползла через Дверь на Другую Луну и увидела, что ее ждет Волшебник.

* * *

Он был очень худ и высок, выше даже Старика, и отбрасывал на кратер длинную холодную тень, похожую на стержень. Грустное лицо, всклокоченная борода, высокий цилиндр. Рядом разлеглась летающая пантера – черная от морды до хвоста, с рубиновыми глазами.
– Привет, Тихея, – сказал Волшебник, и голос его громыхал, как песчаный червь.
Тихея сглотнула, вытащила рубин из сумки и протянула его Волшебнику.
– Я сделала его для вас.
«Что, если ему не понравится?» Но Волшебник медленно потянулся за драгоценностью, и глаза его загорелись; он держал камень обеими руками и взирал на него с благоговением.
– Весьма, весьма любезно с твоей стороны, – прошептал он.
С великой осторожностью сняв цилиндр, Волшебник положил рубин в шляпу. Тихея впервые увидела, как он улыбается. Но его лицо оставалось грустным.
– Я хотела отдать рубин до ухода, – сказала она.
– Ну и дел ты натворила! Мозг растревожится не на шутку.
– Так ему и надо. Но я обещала, что уйду вместе с ним. Волшебник еще раз взглянул на рубин и надел цилиндр.
– Как правило, я не вмешиваюсь в дела людей, но за это чудо должен тебе одно желание.
Тихея сделала глубокий вдох.
– Я не хочу больше жить с чайниками, отонами и Мозгом. Я хочу в Хорошее Место к маме и папе.
Волшебник печально посмотрел на нее.
– Извини, Тихея, но я ничем не могу тебе помочь. Моего волшебства тут недостаточно.
– Но они обещали…
– Тихея, я знаю, что ты этого не помнишь. Потому-то Лунный Народ и хранит память для тебя. Космические акулы забрали твоих родителей давным-давно. Твои мать и отец мертвы. Прости меня.
Тихея зажмурилась. Фото в окне, кратер с куполом. Искрят над горизонтом две яркие дуги, точно как акулы. Вспышка…
– С тех самых пор ты живешь с Мозгом. Ты не помнишь, потому что он заставляет тебя забыть о смерти родителей во время Подпитки, чтобы ты не грустила и оставалась такой, какой тебя хотели видеть они. Но мы помним. И мы всегда скажем тебе правду.
Вдруг все они оказались рядом с Волшебником – весь Лунный Народ высыпал из своих жилищ: Чан Э с детьми. Яшмовый Кролик, Дровосек мрачно глядели на нее и кивали.
Тихея не могла на них смотреть. Она обхватила шлем руками, развернулась, проползла через Потайную Дверь и побежала без оглядки – прочь с Другой Луны. Она бежала не так, как учил ее Кролик, а неуклюже, неритмично, рыдая, пока не споткнулась о валун и не полетела кубарем вниз. Свернувшись калачиком, долго лежала на зябком реголите. Когда Тихея открыла глаза, она увидела муравьев.

* * *

Муравьи расположились полукругом и вытянулись колючими пирамидками; они слегка покачивались, словно что-то вынюхивали. Потом заговорили. Сначала в шлеме появилось невнятное шипение, секунду спустя оно преобразилось в голос.
– Привет. – Это был теплый и женский голос, как у Чан Э, только старше и глубже. – Я Элисса. Тебе больно?
Тихея оцепенела. Она никогда не говорила ни с кем, кроме Мозга и Лунного Народа. Язык отказывался повиноваться.
– Просто скажи, что с тобой все в порядке. Никто не сделает тебе больно. Ты не ушиблась?
– Нет, – выдохнула Тихея.
– Ничего не бойся. Мы отнесем тебя домой.
Внутри шлема вспыхнул видеосигнал: космический корабль – гроздь подпорок, а над ними сфера, сверкающая золотом. Рядом в поле зрения Тихеи появился кружок, обводящий крошечную точку в небе.
– Видишь? Мы уже в пути.
– Я не хочу в Большое Плохое Место, – сказала Тихея, задыхаясь. – Я не хочу, чтоб меня разрезали на кусочки.
Пауза.
– Зачем нам это делать? Тебе нечего бояться.
– Потому что люди в Большом Плохом Месте не любят таких, как я.
Снова пауза.
– Милая девочка, не знаю, кто и что тебе наговорил, но все изменилось. Твои родители покинули Землю больше века назад. Мы и не надеялись тебя найти, но продолжали поиски. И я рада, что мы тебя нашли. Ты была одна на Луне очень-очень долго.
Тихея медленно встала на ноги. «Я была не одна». Ее голова кружилась. «Они пойдут на что угодно, лишь бы тебя поймать».
Она отступила на три шага.
– Если я пойду с вами, – спросила она слабым голосом, – я увижу Карима и Софию?
Опять пауза, на этот раз долгая.
– Разумеется, увидишь, – сказала наконец Элисса, женщина-муравей. – Они здесь, они ждут тебя.
Врунья.
Потихоньку Тихея стала пятиться. Муравьи задвигались, замыкая круг. «Я быстрее, – подумала она. – Им меня не взять».
– Куда ты бежишь?
Тихея вырубила радио, прыгнула, вырвалась из муравьиного окружения, приземлилась и стремглав понеслась вперед.

* * *

Она бежала так, как не бегала отродясь, даже быстрее, чем в тот раз, когда Яшмовый Кролик позвал ее посоревноваться наперегонки через кратер Шеклтона. Когда легкие и ноги охватил огонь, она остановилась. Тихея неслась куда глаза глядят, но оказалась на склоне горы, где было много ледяных ловушек. «Не хочу обратно на Базу. Мозг тоже никогда не говорит всей правды». В глазах танцевали черные точки. «Им меня не взять, никогда».
Она оглянулась на кратер с Потайной Дверью. Муравьи двигались. Они снова собирались в металлический лист. Края листа загнулись кверху и соединились, сформировав цилиндрическую структуру. Та вытянулась, по ней пробежали волны – в одну сторону, в другую, – после чего муравьиная структура заскользила вперед так быстро, что Тихея от нее не убежала бы. Металлическая змея! Пирамидальные муравьи сверкали на ее морде, как зубы. Змея петляла все быстрее, невесомо перетекая через валуны и кратеры и оставляя за собой занавес взметнувшейся пыли. Тихея огляделась в поисках убежища, но вокруг была открытая равнина… не считая черного омута рудного кратера на западе.
Тут она вспомнила слова Яшмового Кролика. «На всякого, кто хочет тебя сожрать, найдется хищник побольше».
Муравьиная змея приблизилась к Тихее на жалких сто метров, она была как сияющий металлический кнут, извивавшийся на реголите синусоидными волнами. Тихея показала змее язык и случайно коснулась им сладкой внутренней поверхности шлема. Потом побежала к кромке темного кратера.
Три скачка – и Тихея перемахнула через край. Она будто погружалась в ледяную воду. Костюм застонал, его узлы стали коченеть. Но она упорно стремилась к самому дну, почти ослепнув от контраста между угольной тьмой и ярким солнцем наверху. Подошвы завибрировали. Булыжники сыпались на шлем, и она знала, что муравьиная змея следует за ней по пятам.
Огни песчаного червя чуть не лишили ее зрения. «Ну же!» Она подпрыгнула так высоко, как могла, и, словно паря в невесомости, достала рукой до лесенки на верхней части огромной машины. Ухватившись, Тихея больно врезалась в бок червя и всем телом ощутила его урчание.
А потом – скрежет и дрожь, с которой горный комбайн вгрызся в муравьиную змею, подминая ее под себя.
Брызнули раскаленные докрасна куски металла. Один упал на руку Тихеи; костюм заключил его в пузырь и выплюнул. Когда песчаный червь перешел в режим аварийной остановки, Тихея чуть не разжала пальцы. Червяка рвало маленькими ремонтными чайниками, и она ощутила укол вины. Тихея сидела на черве, пока дыхание не выровнялось, а жалобы костюма на холод не сделались слишком громкими.
Тогда она спрыгнула на грунт и стала карабкаться обратно – по направлению к Потайной Двери.

* * *

Рядом с Потайной Дверью оставалось несколько муравьев, но Тихея их проигнорировала. Они бесцельно перекатывались с места на места, и для постройки передатчика их недоставало. Она посмотрела наверх. Корабль из Большого Плохого Места остается пока далекой звездой. У нее есть время.
Ушибленные руки и ноги болели, но Тихея все-таки проползла сквозь Потайную Дверь в последний раз.
Лунный Народ все еще был там – ее ждали. Тихея посмотрела каждому в глаза. Потом уперла руки в боки.
– У меня есть желание, – сказала она. – Я хочу уйти. Я хочу, чтобы отныне Мозг подчинялся мне. Я хочу построить Хорошее Место своими руками. И я не хочу ничего забывать. Поэтому я хочу, чтобы вы все пошли со мной. – Она взглянула на Волшебника. – Вы можете это сделать?
Улыбнувшись, человек в цилиндре кивнул, поднял руки в белых перчатках, растопырил пальцы и взмахнул плащом с ярко-красным подбоем цвета рубина…

* * *

Другая Луна исчезла. Тихея моргнула и огляделась. Она стояла по ту сторону от Старика и Тролля, но теперь они были только скалами. А Лунный Народ жил внутри нее. «Когда столько народа внутри, должно быть тяжело», – подумала она и, наоборот, стала пустой и легкой.
Сперва неуверенно, потом все смелее она шагала вверх по склону горы Малапера, к Базе. Она не прыгала, как кролик, не бежала, как пантера, не кралась бесшумно на цыпочках, как служанка. То была ее собственная походка.

САРА МОНЕТТ И ЭЛИЗАБЕТ БИР
ГИБЕЛЬ «ЛАЗАРЕТА „ЧАРЛЬЗ ДЕКСТЕР“»

Элизабет Бир родилась в штате Коннектикут, несколько лет провела в пустыне Мохаве неподалеку от Лас-Вегаса, в настоящее время живет в Брукфилде, штат Массачусетс. В 2005 году она получила мемориальную премию Джона Кэмпбелла в номинации «Лучший писатель». В 2008 году ее рассказ «Береговая линия» («Tideline») получил премию «Хьюго», а также мемориальную премию Теодора Старджона (разделив ее с рассказом Дэвида Моулза). В 2009 году Бир получила премию «Хьюго» еще раз за произведение «Шогготы в цвету» («Shoggoth in Bloom»). Ее рассказы публиковались в журналах «Asimov’s Science Fiction», «Subterranean», «Sci Fiction», «Interzone», «The 3rd Alternative», «Strange Horizons», «On Spec» и других, а также в сборниках «Цепи, которые ты отвергаешь» («Chains that You Refuse») и «Нью-Амстердам» («New Amsterdam»). Бир является автором трех научно-фантастических романов «Пригвожденная» («Hammered»), «Изувеченная» («Scardown») и «Внедренная в сеть» («Worldwired»), которые были высоко оценены критиками и читателями. Создала Бир и фэнтезийную альтернативно-историческую серию книг «Эпоха Прометея» («The Promethean Age»), в которую вошли романы «Кровь и железо» («Blood and Iron»), «Виски и вода» («Whiskey and Water»), «Чернила и сталь» («Ink and Steel»), «Ад и Земля» («Hell and Earth»). Из-под ее пера также вышли романы «Карнавал» («Carnival»), «Подводное течение» («Undertow»), «Озноб» («Chill»), «Прах» («Dust»), «Все звезды, гонимые ветром» («All the Windwracked Stars»), «За горной грядой» («By the Mountain Bound»), «Вереница призраков» («Range of Ghosts»), «Как закалялись люди» («The Tempering of Men» – этот роман написан в соавторстве с Сарой Монетт), а также два сборника повестей «Создания из костей и драгоценных камней» («Bone and Jewel Creatures») и «Вечность» («Ad Eternum»). Ее последняя книга в этой серии называется «Шогготы в цвету» («Shoggoths in Bloom»).
Уже вышли новый роман Элизабет «Разбитые колонны» («Shattered Pillars») и повесть «Железная книга» («The Book of Iron»). Вы можете посетить сайт писательницы по адресу www.elizabethbear.com. В сборнике, который у вас в руках, вы также найдете ее рассказ «В доме Арьямана горит одинокий огонь» («In the House of Arуатап, A Lonely Signal Burns»).
Capa Монетт родилась и выросла в штате Теннесси, в закрытом городе Оук Ридж, где велись работы в рамках Манхэттенского проекта. Она получила докторскую степень по литературе на тему «Британская драма в эпоху Возрождения». В настоящее время Сара живет и работает в северной части Среднего Запада в доме, которому девяносто девять лет. Ее серия «Учение о лабиринтах» («Doctrine of Labyrinths») состоит из романов «Мелюзина» («Melusine»), «Вирту» («The Virtu») и «Мирадор» («The Mirador»). Рассказы Сары публиковались во многих журналах, таких как «Strange Horizons», «Аеоп», «Alchemy и Lady Churchill’s Rosebud Wristlet», а также в сборнике «Костяной ключ» («The Bone Key»). В серии «Учение о лабиринтах» («Doctrine of Labyrinths») появился новый роман «Корамбис» («Corambis»). Сайт писательницы находится по адресу www.sarahmonette.com.
Бир и Монетт вместе сочинили рассказ «Собачий остров» («The Ilе of Dogges») и роман «В компании с волками» («А Companion to Wolves»), а также несколько рассказов, действие которых происходит в одной и той же вселенной, к ним относятся «Буджум» («The Boojum») и «Мангуст» («Mongoose»). В этом произведении писательницы снова объединили силы, чтобы вместе с нами отправиться на поиски потерянного космического корабля, хотя его лучше было бы и не искать!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Через шесть недель невольного бездействия на станции «Фарадей» Синтия Фейерверкер позарез нуждалась в работе. Она больше не могла ждать, пока подвернется что-нибудь приличное, потому что подошел срок уплаты налога на кислород. Не обязательно работать врачом, чтобы понять, что ожидает беднягу, которому придется дышать вакуумом.
Не обязательно, но Синтия как раз и работала врачом. До недавнего времени, пока ее не обвинили в халатности и незаконных экспериментах. Все это случилось прямо тут, на станции «Фарадей», шесть недель назад. Наверное, стоило радоваться, что команда буджум-корабля «Ричард Тревитик» высадила ее на станции, а не скормила звездолету, но особой благодарности она почему-то не ощущала. Во-первых, ее врачебные навыки неоднократно спасали и корабль, и членов экипажа от последствий пиратских атак. А во-вторых, перед тем как высадить ее, команда конфисковала все медицинские инструменты и препараты. Более того, всем обитателям станции стала известна причина высадки.
Практически та же высшая мера, только немного растянутая во времени, перевариться в чреве буджума с прочим мусором вышло бы гораздо быстрее.
Ледяное отчаяние привело Синтию в арендованный офис станции и усадило за металлический стол. Оно же заставило ее смотреть в лицо лысого старого архамерца, чьи дряблые щеки дрожали при каждом слове. Кожа была такая темная, что Синтия едва могла разглядеть затейливый узор из татуировок, черный на темно-коричневом.
– Ваше прошлое меня не волнует, доктор Фейерверкер, – сказал он. Рукава были сантиметров на пять короче, чем нужно, и. когда он жестикулировал, обнажались запястья. – Буду с вами откровенен. Нам нужны ваши навыки, но нет никаких гарантий, что кто-то из нас вернется с этого задания живым.
Синтия обхватила руками колено. Перед собеседованием она потратила последние кредиты на общественный душ и бумажный костюм, но любой внимательный взгляд заметил бы ее осунувшееся лицо и синяки на локтях, свидетельствовавшие о ночах, проведенных на полу в коридорах тех- блока.
– Вы сказали, что это миссия по эвакуации обломков крушения. Как я понимаю, у нас могут появиться конкуренты. Пираты и прочее…
– Не говоря уже об общественной опасности, которая может возникнуть при захвате архамерского корабля.
– Если я останусь здесь, меня тоже ждет общественная опасность. В шлюзовой камере. Я – хороший врач, профессор Уандрей. Я не причинила вреда ни одному пациенту, меня лишили лицензии совсем по другой причине.
– Не-е-ет, коне-е-ечно, – согласился он, растягивая слова, просматривая ее резюме на внутреннем мониторе. – Всего лишь за то, что вы стремились к запрещенным знаниям.
Она пожала плечами и обвела рукой офис.
– Галилей, Дерлет и Чен тоже стремились к запрещенным знаниям. Посмотрите, куда нас это привело.
На скрипучую и протекающую станцию на орбите Сатурна, насквозь провонявшую аммиаком, несмотря на все усилия дезинсекторов, отрабатывающих двойные смены, лишь бы сдержать натиск товов. Она посмотрела прямо в глаза работодателю и решила рискнуть.
– Профессору-архамерцу следовало бы отнестись к этому с большим пониманием.
Некогда полные губы Уандрея давно высохли и стали тонкими из-за радиации, проникающей сквозь защиту стальных кораблей. И все же, несмотря на его отвисшие щеки и веки, некрасивое лицо преображалось и становилось почти прекрасным, когда он улыбался.
Синтия немного подождала, чтобы убедиться, не скажет ли он чего-нибудь, и добавила:
– Вы же знаете, что у меня с собой нет никаких препаратов.
– У нас найдутся запасы. И потом, корабль, который мы собираемся эвакуировать, это летающий госпиталь «Лазарет „Чарльз Декстер“». На его борту вы раздобудете все, что вам нужно. Как старший офицер корабля «Ярмулович астрономика» я обещаю вам полную долю прибыли от продажи добычи. А также у вас будет право первого выбора во всем, что касается медицинских препаратов и технологий.
Холодок подозрения побежал по ее шее.
– А что еще вы собираетесь найти на борту госпиталя, профессор?
– Информацию, – ответил он. – Исследования. «Ярмулович астрономика» – архивный корабль.
Еще один рискованный вопрос.
– Что случилось с вашим предыдущим судовым врачом?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Хеллиана о книге: Наталья Мамлеева - Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста
    Это вторая часть дилогии "Свадебный салон". Первая часть внизу списка книг автора в сериях.

  • nikaws о книге: Светлана Ушкова - Проклятый отбор
    Тема привычная, слог читаемый, вроде и наработки свои есть...Ннноо сахарнодесертный король к которому получила допуск побитая, маленькая, серая мышка, и вкусив десертика, превратилась в цветную, капризную (моментами) крысу. Кардинально хар-р поменялся. Жаль, что все предсказуемо. Почитать можно, но потом не вспомнится.

  • nikaws о книге: Марина Комарова - Секретарь демона, или Брак заключается в аду
    lunariz, легко скачать в сети.
    Не знаю даже, вначале показалось, легко, юморно, но затем полились потоки слюней, и похотливости, понимаю, что автор так видит ад, супер идея. Как и некоторые другие умные мысли, но увы обертка этих мыслей мне не нравится. Этожжж как надо не любить или не хотеть ребенка, чтобы назвать Адой.

  • Натусик о книге: Лори Фостер - Удачный контракт
    Оценка 8 (1О)

    Мило, наивно и интересно.

  • Юнона о книге: Ирина Владимировна Смирнова - Потомки мертвого короля
    Не дошла до "горячих" отношений, интерес стух раньше. Сумбур полный, что с повествованием (то идет от лица 1 героя, то на другого прямо посреди их же диалога переключается), то же с описанным миром (то ли стимпанк, то ли эпоха терминаторов, а иначе как автор себе представляет ментальную связь человека и машины или нескольких людей через машину? ). Добавьте сюда очень корявые имена собственные и др., опять же, непоятно для чего "выдуманные" для уже имеющихся в жанре понятий, и попробуйте этим заинтересоваться. У меня не вышло, в топку!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.