Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46538
Книг: 115490
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 6

    
размер шрифта:AAA

– Это тот самый, одним из главных архитекторов которого были вы?
Даже несмотря на гордый румянец на лице Моргана, его ответом руководила природная скромность и чувство самосохранения. Проект на горе Сизиф был значительной частью его докторской диссертации. Он даже уделил время на то, чтобы собственноручно изготовить зеркала, а также проследить за их установкой на месте, под огромным металлическим куполом, доставленным судомонтажниками.
– Я бы не сказал, что «главным», сэр. Гораздо более ученые и опытные люди, чем я, числятся среди членов Управляющего совета проектов.
Кривая ухмылка мелькнула на лице судьи.
– Я прекрасно знаю, в чем тут разница, доктор Абатти. Продолжайте, пожалуйста.
– Ваш вопрос имел значение для понимания моих… свидетельств. Никто никогда не наблюдал небеса так хорошо, как те из нас, кто имел доступ к горе Сизиф.
– Который был ограничен в последние три года.
Тон Гоинса давал понять, что судья полностью поддерживает такую научную цензуру.
– Да. Даже для меня, ассоциированного сотрудника Института Нью-Гарадена и преподавателя факультета Университета, доступ был затруднен.
Одна мысль о том инциденте вызвала слишком яркие воспоминания о его уязвленной гордости.
– И все же вы, несомненно, выстояли перед лицом огромного давления.
И снова Морган спросил себя, не издеваются ли над ним.
– Как вы и сказали, сэр. В конце концов Управляющий совет нашел затруднительным отказывать одному из ведущих архитекторов в доступе к его собственной работе.
– Вечно обыкновенные приличия торят путь к необыкновенной глупости. Вы предвосхищаете собственное открытие, доктор Абатти.
– Я показываю точки либрации в системе Земля – Луна, чтобы сформировать ожидания. Они представляют интерес для орбитальных механиков, но состоят лишь из облаков пыли и, возможно, небольших астероидов. А вот тут точки либрации в системе Земля – Солнце, четвертая и пятая.
Он передал Гоинсу еще один набор фотографий, затем замолчал.
Председательствующий судья изучил новые снимки, потом сравнил их с первым набором. Он помолчал немного, но Морган не спутал это молчание с растерянностью или нерешительностью. Наконец Гоинс поднял взгляд от стопки карточек в руках.
– Мне кажется, в четвертой точке либрации есть нечто большее, чем просто пыль.
Морган кивнул.
– Тело присутствует в пятой точке либрации, – тон Гоинса снова стал опасно ровным.
Этот человек действительно знал все и так.
– Да.
– Что вы можете сказать мне об этом теле?
– Две вещи, – медленно ответил Морган. – Во-первых, спектрографический анализ отраженного света говорит нам, что тело состоит из металлов, карбидов и оксидов. Комбинация, которая фактически уникальна среди тел Солнечной системы.
– И второе?
– Где-то в последние три недели тело начало двигаться не по своей обычной орбите. Без влияния каких-либо наблюдаемых внешних сил.
Гоинс просто смотрел на него.
В конце концов Морган заполнил повисшую тишину:
– Своими собственными силами, сэр. К Земле, насколько я могу судить.
– Что это значит для вас? Как ученого?
– Что… что в пятой точке либрации есть искусственный объект. Он находился там неизвестно сколько. Сейчас он направляется к Земле.
– Это все?
– Я… Я сделал вывод, что этот искусственный объект представляет собой эфирное судно, космический корабль, так сказать. Бритва Ахмана заставляет меня поверить, что шесть тысяч лет тому назад он принес нас на эту Землю. Иначе я должен прийти к выводу, что Несотворенные поместили в наш мир два разумных вида: нас и какую-то другую расу, которая построила это эфирное судно. Я нахожу это даже менее вероятным, чем тот вывод, что я сделал из этих свидетельств ранее.
В последовавшей тишине сердце Моргана билось оглушительно.
Наконец:
– И вы собирались объявить это Планетарному сообществу?
– Да, сэр. На самом деле, я сказал им, что мы – не с этой Земли. – Он глубоко вздохнул и спешно добавил: – Все научные свидетельства, указывающие на Несотворенных, логично подтверждают и мою гипотезу. Многими дисциплинами четко установлено, что человечество просто появилось шесть тысяч лет назад. Вопрос в том как. Создано ли оно из пыли мира рукой Несотворенного или прибыло на борту эфирного судна?
Гоинс внимательно его рассматривал.
– И вы думали выйти из здания живым?
Морган запнулся на секунду.
– Мы все ученые.
– Конечно. – Гоинс покачал головой. – А кто вы там, талассократ пятой степени?
Опешив от резкой смены темы, Морган покачал головой.
– Четвертой степени, сэр. Собрания ложи Панаттикан – каждый второй четверг месяца тут, на Верхнем уровне.
Гоинс прищелкнул большим и указательным пальцем.
– Поздравляю, теперь вы – талассократ тридцать второй степени. Я провозглашаю это властью, данной мне как председательствующему судье. Кто- нибудь позже научит вас секретному рукопожатию.
Морган замер, ошеломленный.
– Сэр?
– Есть некоторые вещи, которые вам нужно узнать прямо сейчас. Истины, предусматривающие смертную казнь для тех, кто не соответствует рангу. – Гоинс склонился ближе. – Вы теперь соответствуете. Могу добавить, что вы второй из самых молодых, кто достиг этого ранга.
Все еще не придя в себя от того, как повернулась беседа, Морган выпалил первый вопрос, пришедший ему в голову:
– Кто… кто был самым молодым?
– Это останется упражнением для внимательного наблюдателя.
Быстрый звериный оскал Гоинса подсказал Моргану правильный ответ.
Хотя морское пиратство долго оставалось по большей частью предметом легенд, воздушное пиратство – новое зло, которому наше общество еще не нашло достойного ответа. Земные державы при всем уважении к Талассоправосудию ревниво относятся к своим прерогативам. Так что решения, которые долго гарантировали морским путям безопасность и обеспечивали их работу, не были должным образом перенесены в реалии нового века, где предприимчивый негодяй с маломальскими средствами при помощи нескольких хороших механиков и метких стрелков может создать нелегальные посадочные площадки в гористой местности, а затем пересекать незаконно границы и нарушать Талассоправосудие на водах, безнаказанно совершать набеги на корабли и города. Белый флот не может преследовать этих злодеев вдали от линии побережья, и лишь немногие страны имеют достаточно ресурсов, чтобы подготовить собственный аэроответ, или готовы позволить другим государствам преследовать злодеев в своем воздушном пространстве.
Редакторская статья газеты «Аргус-Осведомитель» Верхнего уровня, 18 января, х. 3124, т. 1998, л. 6012
«Слепая Джастесс» приближалась к Верхнему уровню с юго-востока. Они заложили такой вираж, как объяснил Квинксу и брату Куртсу Вальду, чтобы максимально использовать береговой бриз, когда они станут причаливать к мачтам аэродрома.
Они все трое теперь были на мостике, который в результате оказался переполнен. Надо признать, большей частью – братом Куртсом с его огромным ростом, мускулистым торсом и сердито-бледным лицом. Впрочем, его верная служба Латеранской церкви и особенно Консистории извиняла его принадлежность к северянам.
Квинкс изучал службы капитанского мостика. Как гоночную яхту «Слепую Джастесс» спроектировали так, чтобы ею мог управлять минимальный экипаж. Насколько понимал Квинкс: капитан-пилот, инженер у газовых баллонов, следящий за капризными высокомощными дизелями, и юнга, мальчик на побегушках, на котором можно было срывать злость.
Но здесь имелся и навигационный узел, и беспроводной телеграф, две орудийные станции и кабина пилота. Тесные до смешного, но элегантные в сиянии своих медных аппаратов, лакированных решеток репродукторов, ярких колокольчиков и цветных электрических огней, отображавших состояние механизмов и процессов, о количестве которых на столь малом судне Квинкс и не догадывался. За исключением кабины пилота, очевидно, для экономии места, все остальные станции оборудовались маленькими кожаными табуретами, пока свободными. У пилота было настоящее кресло, предназначенное для долгого, комфортного пребывания в нем, хотя сейчас его откинули к стене, поскольку Вальду стоял у штурвала. Его макушка едва не скребла потолок, пока он тщательно изучал Верхний уровень с позиции почти в двух милях от берега.
– Видите? – сказал капитан, указывая вперед, на блок многоэтажных зданий, соединенных линией подвесного трамвая. – После того как «Взаимное страхование Фарика» построило эту проклятую офисную башню рядом с аэродромом, швартоваться стало довольно сложно. Башня отсекает ветер с холмов, и мы попадаем в проклятый ветровой сдвиг. Вдовы «Старого Пайни» судятся с ними из-за прошлогодней катастрофы «Освобожденного».
Квинкс понятия не имел, кто такой «Старый Пайни», но смутно припоминал, что читал о крушении воздушного судна над Верхним уровнем. Вспыхнул скандал, Квинкс это помнил. За последние несколько лет он мало времени проводил здесь, что, возможно, было ошибкой. Кроме всего прочего, город стал выше.
Кое-что все еще беспокоило Квинкса. «Почему у гоночной яхты две орудийные станции, да еще место стрелка в передней обзорной кабине?»
Обозначения на инструментах и контрольных панелях не допускали толкований. Носовая батарея. Кормовая батарея. Погонное орудие. Бомболюк левого борта. Бомболюк правого борта.
Для всего этого обычно бывают и наводчики.
– Ваш порт приписки – Верхний уровень? – спросил он небрежно. Где Люкан Мэтриот нашел этого пилота? И чем купили Вальду? Он, очевидно, не состоял в Планетарном обществе. С Латеранской церковью его ничто не связывало.
Будь это иначе, Квинкс бы об этом знал.
– Нет, у гоночного общества есть частный аэродром в нескольких милях выше по побережью. Очень далеко от зданий и всего подобного.
Квинкс сел на табурет одного из орудий и начал сожалеть о том, что изрядную часть путешествия провел в обзорной кабинете. Тут можно было бы узнать гораздо больше. Округлые, ухоженные пальцы Квинкса ласкали кнопку открытия бомболюка.
– Сейчас эта кнопка не активна, – сказал Вальду, не отвлекаясь от маневра.
– Тогда зачем она тут? – спросил Квинкс.
– Потому что, когда мы летим с полной загрузкой и экипажем, она служит именно для того, о чем вы подумали.
Квинкс услышал напряжение в голосе молодого головореза.
– Потому что иногда вы гоняете на ставки по законам Манджу, – мягко ответил он. «Что бы это ни значило на их жаргоне».
– Именно.
«Воздушному пирату не нужна тайная горная база», – размышлял Квинкс. Такие вещи делают тираж научным романам, которые так хорошо распродаются в киосках на углах улиц, но это потребовало бы невероятной логистики для топлива и запчастей. Все, что на самом деле требовалось пирату, – так это сохранять честное выражение лица. С таким лицом он мог прятать свое судно где угодно. А потом, кто знает?
Затем они начали маневрировать, приближаясь к мачте.
– Будете на земле в десять, сэр! – выкрикнул Вальду.

* * *

– Я хочу, чтобы вы оставались на борту, – тихо сказал Квинкс Куртсу, когда юнга перекинул узкую доску, соединившую «Слепую Джастесс» и причальную мачту. – По крайней мере, я потребую скорейшего возвращения в Латеран, и, возможно, очень скоро, зависит от того, что может мне сказать Мэтриот. Я могу представить себе и некоторые другие варианты, когда может пригодиться быстрый корабль.
– Сэр, – ответил Куртс, спокойно принимая приказ.
– И еще одно. Скажу Вальду, что он может подготовить судно согласно правилам Манджу. Возможно, мне самому вскоре представится случай поучаствовать в гонке за очки.
– Что за «очки», сэр? – спросил Куртс.
– Понятия не имею, – ответил Квинкс. – Но это нечто, ради чего Вальду и его экипаж могут убить. Если Люкан еще не подавил эту вспышку экстер- нализма, мы сами можем быть вынуждены действовать жестко.
– Да, сэр. – Куртс отступил назад в кабину, тогда как Квинкс вышел из корабля на платформу.
Он не стал считать шаги, спускаясь по причальной мачте. Слишком много, это точно. Квинкс жил в башне по нескольким причинам: возможность уединения была первой из них, но много позже он понял ценность ежедневного спуска и подъема по ста двенадцати ступеням просто ради того, чтобы выглянуть в окно или справить нужду в горшок в келье. Он не считал себя старым, но его тело после бессонной ночи, долгого дня на борту скоростного судна, а теперь – спуска придерживалось иной точки зрения.
«Ион мертв, и, значит, я уже – старее некуда».
Но по крайней мере он все еще ходил. К тому времени, как они спустились, сердце Квинкса молотом било в грудную клетку. Колени стали ватными. Он думал, что, возможно, скоро присоединится к Иону.
Но вместо этого он увидел внизу ожидающего его молодого человека с крысиным лицом, печально-бледным оттенком кожи и в плохо сидящем бордовом костюме.
– Меня послал доктор Мэтриот, ваша честь, – сказал парень, болтаясь в своем костюме, как пробка, проскользнувшая в бутылку вина.
От мельтешения Квинксу стало немного дурно, и он тут же вспомнил, что не ел целый день.
У него не хватало сил даже на одернуть этого дурака.
– Прошу вас, проводите меня к нему.
Квартерон и Квинкс прошли к мотокару. Священник внутренне застонал. Проклятые драндулеты всегда были неудобны и постоянно норовили сломаться. Этот представлял собой открытый парокар, уже заправленный, если судить по шуму котла. Приходилось признать, что машина выглядела достаточно красивой, с лакированными синими полосами на крыльях, капоте и корпусе, отделанная приятной облицовкой.
– Сюда, сэр, на заднее сиденье. Я подложил немного подушек. Ваш багаж не спустили?
– Только меня. – Квинкс носил с собой небольшой заплечный мешок, но эта поездка случилась так внезапно, что он не взял ничего. – Прошу, отвезите меня к Мэтриоту.
Несколько минут спустя они громыхали по улице под аккомпанемент пронзительных свистков предохранительных клапанов. Квинкс смотрел назад и вверх, на «Слепую Джастесс», затененную теперь надвигающимися сумерками. В свете дня она была просто силуэтом, ястребом, парящим над городом в поисках добычи.

* * *

У Люкана Мэтриота хватило здравого смысла организовать Квинксу обед в пленарном зале. Нелепый водитель парокара умудрился не убить его или кого-нибудь еще по пути туда и вел машину достаточно мягко, чтобы не испортить Квинксу аппетит, так что сразу после обязательного обмена любезностями Квинкс принялся набивать желудок холодными закусками и пудингом.
Дело было настолько важным, что они встретились один на один, без практически вездесущих клерков, секретарей и служащих. Квинкс на секунду пожалел, что бросил Куртса на борту «Слепой Джастесс», но он очень хотел оставить Вальду под присмотром. Он также действительно предвидел несколько критических сценариев, в которых мог понадобиться корабль и его экипаж.
В отсутствие слуг еда подавалась скудная и странная, вроде той, что новички-семинаристы готовят для себя сами. Квинкс вырос на свежей капусте, консервированном перце и редком козьем мясе, так что даже такую трапезу он приветствовал. Холодные закуски состояли из внушительного блюда овощей и дольно жалкой сырной нарезки. Пудинг представлял собой одно из любопытных блюд северной кухни, которые в последние несколько лет стали популярны на Верхнем уровне, и был аппетитно украшен сливами и потрошками.
Пока Квинкс ел и слушал печально неполную историю Люкана.
– …так что я немедленно приказал вывести доктора Абатти вон, – говорил генеральный секретарь. – В тот момент я несколько беспокоился о его безопасности, но гораздо больше заботился о том, чтоб утихомирить аудиторию.
– Они могли причинить ему вред? – спросил Квинкс, пережевывая острые баклажаны.
– В пленарном зале? – Мэтриот пожал плечами. – Вряд ли. Но все возможно. В этом здании с момента его посвящения было три убийства и почти дюжина самоубийств. Само по себе Планетарное общество не представляет риска для жизни и здоровья. Страсти здесь, как правило, более, хм, индивидуализированы.
– Три убийства?
– Вы наверняка помните смерть доктора Месьера и доктора Эшблеса? Они устроили дуэль на крыше, когда не сошлись в диспуте по поводу орбит лун Марса. Тогда у нас был лишь двадцативосьмидюймовый рефлектор, и наблюдения не играли решающей роли.
– Полагаю, оба проиграли.
– Или выиграли, тут уж как посмотреть. Выбор оружия принадлежал доктору Эшблесу, который непостижимым образом решил остановиться на бутылях с концентрированной серной кислотой и насосах с разбрызгивателем.
– Дальше не стоит, – сказал Квинкс. – Я уж лучше закончу свой ужин. Прошу, продолжайте свою историю.
– Ну, я быстро понял, что мне скорее следовало задержать доктора Абатти, а не посылать его в город. Я отправил за ним двоих наших привратников в Институт Нью-Гараден, где они выяснили, что доктора Абатти увели пехотинцы Талассоправосудия.
«О Несотворенные, даруйте мне силы».
– Не о таком исходе я молился.
– Как и я, сэр.
Если Абатти задержали представители Талассоправосудия, то могло случиться все что угодно. Их заботы были достаточно ортодоксальны в сравнении с латеранскими: в конце концов, две эти структуры почти два тысячелетия сосуществовали в своего рода соперничестве – только не во время Экстерналистского кризиса 5964 года по Латеранскому времяисчислению, когда интересы Талассоправосудия нарушались впрямую.
В те дни у власти стоял председательствующий судья Гоинс. У Консистории было мало данных о нем и ничего достаточно угрожающего, что могло бы служить рычагом воздействия. И под его руководством Талассоправосудие претерпело несколько значительных преобразований.
Сердце Квинкса цепенело при мысли о том, какие новшества могут стать результатом безумия Абатти.
– Я – талассократ высочайшей степени, – сказал он нечто весьма необычное для латеранского священника, а в его случае – нечто редко произносимое вслух. – Уверен, мне придется очень скоро нанести визит во дворец Талласоправосудия.
Его тело молило о сне, но его душа вопила от паники. Несмотря на то что сказал ему Ион, Квинкс очень боялся того, что могло быть доказано.
И кем.

* * *

Квартерон смог довести парокар от пленарного зала к заднему входу в храм Талассоправосудия, вновь не причинив физического вреда ни Квинксу, ни кому-либо еще. Было почти девять, когда они, пыхтя, подъехали к дрожащей платформе перед высокими воротами, покрытыми металлическими шипами.
Предыдущие столетия приводили сюда не одну разъяренную толпу. Не говоря уже о нескольких армиях. Хотя большая часть древних стен давно разрушилась и ее заменили деревья и заросли роз и ежевики, сами укрепленные ворота все еще перекрывали единственную общественную дорогу, соединявшую Верхний уровень с территорией Талассоправосудия. Они были сродни государственной границе, и по большому счету случайных туристов тут не ждали и не приветствовали.
Преподобный Билиус Квинкс не был ни случайным, ни туристом. И он вымотался.
Под протесты водителя он, пошатываясь, вышел из машины, дернул за шнур колокольчика рядом с главными воротами. Бледное глуповатое лицо выглянуло из затемненного окна сторожки.
– Часы для посещений кончились! – прокричал человек из-за стекла.
Квинкс склонился ближе, сжал руку в кулак в рукаве своего облачения и выбил стекло вон. Изнутри донеслись проклятия, когда священник склонился еще ближе и проговорил низким, спокойным голосом, которым он выносил приговоры последние сорок лет:
– Я – талассократ тридцать второй степени со срочным делом к Председательствующему судье. У меня нет времени на часы посещений, и, если не откроешь ворота сейчас же, будешь драить палубы во льдах Гипербореи.
Внутри завозились, послышалось характерное жужжание телелокатора. Прозвучало несколько спешных слов, опять шебуршание, и ворота открылись.
Вновь заняв свое место в парокаре, Квинкс сказал квартерону:
– Трогайся, мальчик.
– Да, сэр! – В голосе мужчины звучало нечто среднее между ужасом и благоговением.
Их шины захрустели по мощенному песчаником подъезду, ведущему к храму Талассоправосудия. Новые здания прятались за ним, тысячелетним укреплением, служившим теперь офисным комплексом. За ними поднимались две конструкции поновее и повыше. Эти современные здания называли просто башнями.
«Знай своих друзей, а еще лучше знай своих врагов». Многие века Талассоправосудие было для латеран и тем и другим.
По ту сторону врат территория выглядела ухоженной, словно богатое кладбище. Кипарисы низко раскинули ветви в лунном свете, зайцы и олени щипали траву, едва обращая внимание на жужжание парокара, когда тот проходил мимо. Море лежало по левую руку от Квинкса, его бормотание заглушал шум котла, волны бились о столь крутой обрыв, что голова могла закружиться. Полумесяц Пляжа капитана Блэка у подножия ступеней храма бледно поблескивал перед ним.
Вокруг никого не было. Ни пехотинцев, ни ночной стражи. Огни портика храма погасли, и лишь несколько случайных проблесков мелькало за закрытыми ставнями новых зданий, или башен.
Что казалось странным. Собрания ложи обычно проводились вечерами. Всегда можно было увидеть припозднившихся на работе бюрократов, суетящихся вокруг вместе со слугами, как правило, сопровождавшими их. Квинкс не раз посещал храм Талассоправосудия за последние десятки лет, по самым разным поводам, от глубоко секретных до откровенно публичных. Он никогда не видел, чтобы храм выглядел таким, можно сказать, покинутым.
Квартерон замедлил свой парокар, подъезжая к месту, где дорожка соприкасалась со ступенями храма. Квинкс снова выбрался из машины, с досадой вспоминая о своей длинной прогулке вниз с вершины мачты для швартовки воздушных судов. Он понял, что отчаянно устал.
Куда все подевались?
Шаг. Остановка. Вверх. И вверх. И вверх.
Огромные двери, бронзовые, сорока футов в высоту, украшенные замысловатой гравировкой, стояли открытыми, как и всегда. По преданиям двери закрывались лишь во времена величайших кризисов. Квинкс всегда считал, что проблема – в петлях. Худощавый мужчина в плотном темном костюме просто сидел на пороге в офисном, явно чужеродном тут кресле.
– Чем я могу помочь вам?
– Я ищу Гоинса, – ответил Квинкс, и раздражение в его голосе прорезалось слишком сильно.
– Председательствующего судьи нет. Кто его спрашивает?
– Я. – Квинкс уставился на него. – У вас так много людей в бело-красных одеждах приходит по ночам?
– Вы облачены в одеяние, соответствующее главе Латеранской церкви, но я не имел ранее удовольствия быть знакомым с вами, и, что бы я ни думал, вы можете оказаться парнем, решившим пошутить.
– С такими-то волосами? – Квинкс рассмеялся, его мрачное настроение улетучилось на минуту. – Пятьдесят лет прошло с тех пор, как я мог сойти за парнишку. И поверьте мне, Эрастер будет говорить со мной, когда узнает, что я тут. Я – преподобный Билиус Квинкс, и я пришел обсудить некоторые очень опасные вопросы.
– Преподобный Квинкс. – Привратник помолчал немного. – Ваша грозная слава опережает вас, сэр. Если память не изменяет мне, вы создали собственную ложу и в таком случае не можете быть приняты через публичные врата.
– Я пришел не тайными тропами, а время может быть очень дорого.
Он повел руками в опознавательном знаке талассократа тридцать второй степени.
– И да, я инициированный высшего уровня, который также служит в старшей иерархии Церкви.
– О котором известно, будто он служит, – мягко осадил его привратник. – Вы ответили на призыв председательствующего судьи? Я боюсь, вы пришли слишком поздно. Все прибывшие высшие инициированные отплыли с полуденным отливом на борту судна «Ясная гора».
– С доктором Абатти?
– Конечно. – Человек посмотрел удивленно. – С кем же еще?
– И куда они отправились?
– Думаю, к Тире. Но слухи часто лгут, чтобы скрыть правду о подобных миссиях.
Сердце Квинкса оборвалось. Вся верхушка Талассоправосудия просто покинула свою штаб-квартиру. Почему? Ничего подобного никогда не происходило, даже во время худших войн последнего века.
Что бы ни нашел Абатти, свидетельства должны быть крайне убедительными. Предсказанное Ионой доказательство разворачивалось прямо на глазах у Квинкса. Экстернализм…
Даже он не мог думать об этом.
– Я должен отправиться туда, и быстро, – сказал он.
– «Ясная гора» практически самый быстрый из кораблей.
– О, я могу путешествовать еще быстрее.
Вновь ковыляя вниз по ступеням к парокару квартерона, Квинкс спрашивал себя, насколько сложно будет убедить Вальду установить на «Слепой Джастесс» орудия.
Традиционные параллели между вулканизмом и Восемью Садами – это народный миф, не подтвержденный существующим текстом Книги Жизни. И ни одно из официальных латеранских учений не поддерживает его. Тем не менее, как большинство людских поверий, оно вытекает из некоторых преобразованных исторических воспоминаний. Каждый Сад соседствует со своей курящейся горой: например, у Сиклэдии есть Тира. Уай’ист граничит с одноименным вулканом. Талассоправосудие крайне неохотно допускает исследование подобных мест, находящихся под его контролем, так что большая часть того, что можно сказать об этих поверьях, – результат работы этнографов и изучения самых примитивных народных поверий, которые сохранились в современном мире. Тем не менее не составляет труда понять, как дети Несотворенных в самом начале своего пребывания на Земле могли связывать Их силу огненными выдохами самого мира.
Современное исследование мифов и легенд о Восьми Садах; Б. Хиссоп, Ф. Джамаилла, А. Серона; Журнал этнографических исследований Эрегана, т. XCVII, раздел 7
Морган сидел в передней кают-компании «Ясной горы» с джин-тоником в руке и удивлялся событиям прошедшего дня. Гоинс не терял времени даром, собрав всю верхушку, чтобы посмотреть на его… разоблачение? Очевидно, Талассоправосудие очень и очень долго ожидало его открытия, истинно древних секретов, которые так быстро привели в боевую готовность всех этих старых, могущественных людей.
Даже это судно представляло собой нечто среднее между военным кораблем и королевской яхтой, как свидетельствовали широкие окна с бронированными ставнями.
Аттик Мэйн темнел в лунном свете, словно старая могила, и казался беспокойным, как растущее вожделение. Морган смотрел, как волнуется море, будто его размешивают тысячи рук, и невольно задавался вопросом, облака или суша виднеются на горизонте. Внутри судно было обставлено настолько роскошно, насколько можно желать, – возможно, даже лучше, чем в элитном клубе для джентльменов; при этом во всем угадывалась функциональность, присущая любому океанскому судну.
Талассоправосудие действительно хорошо заботилось о своих лидерах. Даже верхние залы Планетарного общества не выглядели так, и лишь в Университете Верхнего уровня, поднявшись в поместье ректора, можно было найти подобную величавую роскошь.
Он мог бы привыкнуть к привилегиям талассократа тридцать второй ступени, если бы только лучше понимал связанные с этим обязанности.
После их первой беседы Гоинс заставил Моргана представить свои свидетельства и теории еще нескольким слушателям. Почти все, с кем он говорил, были так же осведомлены, как и судья. Никого это не шокировало и не удивило.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.