Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45196
Книг: 112380
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Лучшая зарубежная научная фантастика: Звёзды не лгут» » стр. 7

    
размер шрифта:AAA

Морган чувствовал себя, словно пророк, говоривший на языке, понятном всем, но не ему самому.
Тем не менее он не смел задавать вопросов. Только не в тот момент, когда часть присутствующих с серьезными лицами и бритвенно-острыми взглядами расспрашивают его обо всем, начиная от конструкции рефрактора и заканчивая должной процедурой проведения спектрографического анализа. Странно, но никто из них не ставил под сомнение его основные наблюдения или выводы.
Морган все больше убеждался, что раскрывает этим людям тайну, в которую они уже посвящены. Это пугало. Остальные просто слушали, что он говорит, и продолжали заниматься своими делами.
В считаные часы был подготовлен корабль, и импровизированные семинары по астрономии, фотографии и свету перенесли на борт «Ясной горы». Вскоре после заката беседа внезапно закончилась. Все ушли в какую-то комнату для собраний под палубой. Моргана оставили пить в одиночестве, лишь в компании заботливых стюардов, приносящих ему напитки, канапе и сигары и явно очень хорошо вооруженных.
Он так и не узнал ни одного имени, за исключением Гоинса. Морган не имел понятия, куда они направляются и зачем. Никто ничего не говорил ему. Только задавали бесконечные вопросы, которые скоро начали повторяться.
Все это выглядело так, будто он снова стал студентом.
Наконец, где-то около полуночи, Гоинс нашел его.
– Мы высадимся вскоре после рассвета.
– Где? – спросил Морган, не ожидая особо ответа.
– Тира.
Название казалось знакомым.
– Это рядом с Садом Сиклэдиа, да?
Председательствующий судья взглянул на него с затаенной болью в глазах.
– Да. Вулканический остров под юрисдикцией Талассоправосудия.
– Если мне будет позволено спросить, зачем?
– Чтобы мы могли показать вам кое-что.
– Все вы? Тут, должно быть, дюжина талассократов высшего ранга на борту.
– Все мы. – Гоинс вздохнул. – Это дело лежит в основе наших исторических целей. Здесь нужны свидетели.
На этот раз Морган расслышал мрачные интонации в голосе Гоинса. Были ли они там и раньше?
– Так близко к одному из Садов… – начал Морган и замолчал.
За последний час его мысли смешались под воздействием алкоголя, но в этой логической цепочке имелось следующее звено, и оно явно было не лучшим.
– Вы очень умный человек, доктор Абатти. Молитесь, чтобы завтра вам хватило мудрости для предстоящего.
Сказав это, Гоинс ушел. Мучаясь в отсутствие каюты или хотя бы койки, Морган сбросил ботинки, закинул ноги на пуфик и продолжил напиваться, пока не заснул.

* * *

У основания причальной мачты Вальду вел переговоры с маленьким хилым человеком, который умудрялся выглядеть прощелыгой, просто стоя на месте с пустыми руками. Луна взошла и светилась сквозь завесу облаков, казавшихся в ночном небе темной радугой. Ветер нес запах моря и обещание скорой грозы.
Нехотя выбравшись из парокара, Квинкс отпустил квартерона и его машину. Прощелыга, проигнорировав приближение чертова драндулета, повернулся, чтобы увидеть священника. Человек этот оказался еще одним бледнокожим северянином.
Квинкс слишком устал, чтобы удивляться тому, что капитан судна окружает себя низшими слугами.
– Вальду, отпустите вашего человека и примите меня на борт, – твердо сказал Квинкс. Где был брат Куртс? – У нас срочное дело.
«И я должен лечь», – подумал он про себя. Привычка всей жизни запрещала проявлять слабость перед кем бы то ни было.
Слабость, которая, казалось, никогда не беспокоила Иона. Так или иначе, его старейший друг сумел стать викарием Несотворенных тут, на Земле. Квинкс проглотил вздох, грозивший перейти во всхлип.
«Устал, слишком устал».
– Не думаю… – начал Вальду, но прощелыга поднял руку, заставив капитана замолчать.
– Вы знаете, кто я, преподобный?
– Нет, – коротко ответил Квинкс – И меня это не заботит.
– А может, и зря, – ответил прощелыга тихим, почти удивленным голосом. – Потому что мне-то известно, кто вы. Я, к сожалению, весьма осведомлен о делах Консистории. Когда-то я был новообращенным, препо- добный, пока не оказался на пути, который вы называете ересью машинистов.
– Тогда я сожалею о вас, сын мой, вы отклонились от Несотворенного. Тем не менее я должен подняться на борт с капитаном Вальду.
– Вы никуда не отправитесь без меня, – предупредил прощелыга. – Человеку с таким спешным делом всегда нужно оружие. А я – мастер-оружейник «Слепой Джастесс».
Квинкс, который за последний пять десятилетий не извинялся ни перед кем, кроме Иона, сдержал готовые вырваться слова. То, чего заслуживал этот машинист, и то, что священник был властен с ним сделать, увы, не совпадало. У Квинкса имелись приоритеты. Через минуту он нашел подходящую альтернативу.
– Ваши дела с капитаном меня не касаются, мастер оружейник. А моя спешка важна только для меня, и это слишком серьезно.
– Так объясните, о чем речь, – ответил Вальду, вновь обретя голос. – Что бы вы ни сказали, я не хочу скрывать это от Триста Восемьдесят Седьмого. Он должен знать, на что я подписываюсь.
– Вы уже подписались, – подчеркнул Квинкс.
– Не на то, чтобы подниматься в небо в спешке и с оружием. – Вальду прищурился. – На восток, насколько я понимаю. Я слышал, кто сегодня снарядил судно и куда оно проложило курс.
«Достаточно», – подумал Квинкс. Было мало толку препираться с этими двоими. И, кроме того, он вымотался. Если они будут пререкаться с ним слишком сильно, он сможет выписать им потом духовное предупреждение. Талассоправосудие просто смеялось над такими бумагами, но правительство Верхнего уровня признавало судебные предписания церкви.
– Да, на восток. Я должен отправиться к Тире, и очень быстро. И мы обязаны вылететь с вооружением.
– Боитесь пиратов? – Проклятый машинист явно издевался.
– Боюсь, нам придется самим стать пиратами, – признался Квинкс.
– Пускаться в авантюру под флагом Матери-Церкви? – Триста Восемьдесят Седьмой тронул лоб, губы и пуп – знак Несотворенных. – Когда б еще нам оказали такую честь.
Он повернулся к Вальду.
– Вы планируете взяться за это? Девяносто Девятый скоро будет тут, но я должен пойти взглянуть на вооружение, если только вы не считаете, что этот церковник не может нанять нас.
Вальду рассмеялся.
– Преподобный может купить меня вместе с кораблем, оснасткой и башмаками, если они ему понравятся. Вопрос в том, хочу ли я его денег. – Он подмигнул Квинксу. – Идите лучше к своей станции, мастер оружейник. Так или иначе, мы довольно скоро будем играть в опасные игры, я так понимаю.
Прощелыга оскалился и побежал вверх по лестнице, которая с четырех сторон обвивала причальную мачту.
– Нет там никаких пиратов, да? – спросил Квинке. – Просто одни воздушные суда и другие воздушные суда.
– С небес не видно границ на карте. – Вальду склонил голову. – Но кто- нибудь с вашим опытом может удивиться, как часто правда прячется на виду.
– Никто не нападал на воздушный флот Хранителя врат, так что слуги Хранителя не так хорошо знакомы с подобными вещами, как следовало бы, – признал священник. – Кроме того, долгие годы мы были разоружены и в случае чего вынуждены обращаться к Талассоправосудию.
– Их границы обозначены слишком хорошо. Что весьма прискорбно. Мало кто может драться так, как экипаж Талассоправосудия, тренированный и готовый к бою. – Вальду присел на корточки. – Вы выглядите как мертвый священник. Даже Великий Инквизитор должен иногда спать.
– В этот час я обычно сплю, да, – признал Квинкс. Как будто это не было очевидно по его лицу. – Но мне нужно, чтобы вы доставили меня к Тире, быстро. И мне необходима уверенность, что вы исполните мои приказы, если это понадобится.
– Вы не будете командовать моими стрелками. Никто не будет. Но я доставлю вас к Тире. Мы полетим вооруженными и готовыми к действию. – Вальду помолчал, жуя губу. Что-то боролось внутри него. Затем он продолжил: – Я также подумаю над вашим советом о том, стоит ли нам драться.
– И? – В конце таких предложений всегда было «и».
– Скорее «но», как я понимаю. – Вальду усмехнулся, а Квинкс сделал вид, будто не понял шутку. – Но я должен знать, зачем вы гонитесь за самым большим военным судном Талассоправосудия. В полной боевой готовности. Это не то, чем должен заниматься осмотрительный священник. Или даже безрассудный священник.
– Я боюсь, что великая ересь будет выпушена на свободу. Сегодня. Или завтра. И она может погубить мир. Если я доберусь до одного человека на борту «Ясной горы» и остановлю его, есть вероятность, что я сумею остановить волну до того, как она нанесет какой-то ущерб.
– Никто не может остановить волну, – заметил Вальду. – Вот почему я летаю над водами. Пусть талассократы сражаются с волнами. Шторма не трогают вершин неба.
Он протянул руку.
– Я доставлю вас за один серебряный шекель. Это скрепит контракт. В зависимости от того, что там будет, мы подведем дальнейший баланс. Вы – странный могущественный человек, преподобный, со странной могущественной миссией.
– Шекель, договорились. – Тем не менее, несмотря на договоренность, Квинкс боялся, что допустил какую-то ошибку, заключая сделку.
– Посмотрите на это с моего мостика. – Вальду снова ухмыльнулся. – Или я увижу прилив, который затопит мир, или одинокого человека, который остановит этот прилив. Так или иначе, как бы ни пошла игра, перед моими глазами развернется история. А может, вы – просто сумасшедший. Но даже в этом случае я понимаю, что вы – безумец, вооруженный мощью Латерана. В любом случае наблюдать за вами будет занятно.
При этих словах из тьмы вынырнула Девяносто Девятая. Квинке снова застыл, пораженный. Услышав имя, он ожидал еще одного машиниста, но не женщину. Она была нескромно одета в китель и матросские брюки.
Вальду молча кивнул ей на мачту. Она одарила Квинкса холодным мимолетным взглядом и принялась забираться наверх.
Он напряженно смотрел ей вслед, из-за усталости не понимая, что именно чувствует, потом сдался и стал медленно, преодолевая боль, подниматься сам.
Когда Квинкс взошел на лестницу, Вальду крикнул вслед:
– Теперь мы пойдем по правилам Манджу, преподобный. Вы точно хотите того, о чем просите?.

* * *

Квинкс проспал остаток ночи, пока «Слепая Джастесс» встала на курс и покинула Верхний уровень, опередив приближающийся шторм. Проснулся преподобный, когда перламутрово-розовая заря просвечивала сквозь иллюминатор крошечной каюты. Большая часть пространства, не занятая его койкой, была заполнена братом Куртсом, который тихо сопел, растянувшись на полу.
Квинкс не мог вспомнить, чтобы видел этого монаха спящим.
Нельзя было встать, чтобы не потревожить его, так что Квинкс немного полежал, глядя, как небо меняет оттенок с розового на голубой. Он понял, что они двигаются почти в сторону солнца и наверняка уже находятся недалеко от Тиры, если только ветра не повернули в обратную сторону.
Какой бы маленькой ни выглядела каюта, в ней угадывалось то же странное сочетание экономичности и роскоши, как и во всем на этом дирижабле. Панели были сделаны из какого-то дерева, которое он не узнал, без сомнения – редкое дерево с пояса мира. Облицовка и провода бежали по стенам, как вены. Но шелковые простыни казались уже излишеством.
Вскоре он понял, что должен встать и держаться рядом с Вальду, который не отличался постоянством и мог предпринять любое странное действие, если никто не направлял его.
– Брат Куртс, – прошептал Квинкс.
Голова монаха дернулась, обдав чесночным дыханием.
– Преподобный, – сказал он и убрал руку, нырнувшую куда-то под одежду.
Конечно же, у него имелось оружие, хоть и запрещенное Галисиатским соглашением. Куртс работал на Квинкса, не на Талассоправосудие. Консистория выдвигала собственные требования, ради всего этого монах порой должен был строить из себя невинность – цель оправдывала средства.
– Все хорошо, брат Куртс. Я должен выпить немного кофе и пройти на мостик, чтобы посоветоваться с нашим честным капитаном.
– На борту еще шестеро, – ответил Куртс. – Двое из них машинисты. Капитан, тот юнга. Инженер и его помощник. Еретики служат стрелками и механиками, это все, что я могу сказать.
– Я познакомился с одним вчера ночью. Он отрекомендовался как Триста Восемьдесят Седьмой.
– Мастер оружейник. – Монах медленно кивнул. – Его напарник – женщина по имени Девяносто Девятая.
– Я мельком видел ее вчера вечером.
Каким-то сомнительным образом женственность Девяносто Девятой показалась особо кощунственной в конце дня, хотя по правде сказать, Квинкс уже устал удивляться тому, что видел на борту «Слепой Джастесс».
– Сомневаюсь, что она может погубить чью-либо добродетель. Она выглядит оскорбительно и непривлекательно.
– И что вы знаете о привлекательности женщин, брат Куртс? – спросил Квинкс со слабой улыбкой.
Монах не удивился.
– Так же мало, как любой человек, давший обеты Несотворенным.
– Довольно справедливо. Прошу прощения, что побеспокоил вас. Но мне нужно добраться до кофе, иначе я стану причиной еще большего беспокойства.
Они скользнули к короткому трапу на верхнюю палубу. Брат Курте провел Квинкса на крошечный камбуз в полудюжину шагов. «Слепая Джастесс» действительно была гоночной яхтой, не предназначенной для накрытых обедов или какого-либо иного обслуживания. Тем не менее кофемашина представляла собой элегантное чудо из латуни и меди, украшенное лабиринтом труб и кранов, где кричали маленькие декоративные металлические орлы, рвущиеся на свободу.
Кофе пах как кусочек рая.
– Воистину, Несотворенные благословили человечество, когда заставили прорасти кофейное зернышко, – сказал Квинкс.
Куртс хмыкнул, несколько долгих мгновений изучал машину, прежде чем начать быструю последовательность случайных манипуляций, которые вскоре привели к появлению дышащей паром чашки кофе необычайно глубокого коричневого оттенка.
Через пять минут, подкрепленный кофеином и довольно черствой и липкой булочкой сомнительного происхождения, Квинкс направился на мостик палубой ниже. Его провожал затуманенный взгляд брата Куртса.

* * *

– Доброе утро, преподобный.
Вальду казался таким бодрым, будто только вернулся с недельного отдыха на курорте Риверан. Юнга был тут, равно как и другой парень, которого Квинке счел помощником инженера. К его огромному облегчению, машинистов на мостике не оказалось.
– Мое почтение, капитан.
Квинкс проскользнул вперед, туда, где Вальду управлял «Слепой Джастесс» с помощью штурвала и набора рычагов. Измерительные приборы тянулись по обе стороны от него, но прямо перед ним, в рост высотой, стояла стена изогнутого стекла. Бледно-зеленые воды Аттик Мэйн маячили далеко внизу, рябь волн казалась смятой фольгой.
Впереди лежал продолговатый остров с острым пиком центральной горы. Небольшой поселок, расположенный на одном берегу – на юге? – выделялся своими доками, остальная часть острова густо поросла лесом. Очевидно, не заселенным никем, кроме тех, кто жил там, чтобы обслуживать морское сообщение.
– Территория Талассоправосудия, – заметил Квинкс.
Вальду фыркнул.
– Тут нет швартовых мачт. Они отстают от времени, наши морские друзья.
Квинкс глянул по сторонам.
– Вы не поддерживаете мирный договор «Марии»?
– Какое мне дело до моря? Мое место – воздух. В небесах они бессильны соблюдать мир или развязывать войну. И они не предпринимают никаких попыток захватить власть тут, наверху.
– Что один уронит, другой поднимет, – пробормотал брат Куртс за их спинами.
– Именно, – ответил Вальду. – А вот это Тира, преподобный. Мы опередили быстроходный корабль ночью, внизу. Я думаю, они будут тут позже утром.
– «Ясная гора»?
– Я не догадался остановиться и спросить. Но это кажется логичным предположением.
Что делать дальше? Квинкс отчаянно хотел выступить против глупца Моргана Абатти до того, как будет причинен большой вред, но этот человек почти весь день провел наедине с высшими талассократами. Он и представить себе не мог более концентрированного собрания мировых сил, разве что созовут еще один Конгресс городов и стран.
Сколько вреда они уже успели причинить? Была ли экстерналистская ересь освобождена навсегда? Или же люди Талассоправосудия увидели безумца насквозь и просто задержали его?
Голос Вальду прервал кипящие мысли Квинкса:
– Нет.
– Нет? Что «нет»?
– Я не могу силой спустить вас на борт «Ясной горы».
– Я и не собирался… – Квинкс заставил себя замолчать. Он не знал, что он собирался делать. Он быстро думал. – Я встречу их в доке. Брат Куртс будет прикрывать мою спину.
– А «Слепая Джастесс» – парить над головой? Или держаться в сторонке?
Над этим пришлось подумать. Воздушные силы не были преимуществом Талассоправосудия, особенно тут.
– Над головой. Будете ждать моего сигнала.
Вальду потянулся к нижней части штурвала и отстегнул пистолет с толстым дулом.
– Выстрелите из него. Я спущусь быстро и резко, с орудиями наготове.
Квинкс с удивлением взглянул на пистолет в своей руке. Он никогда раньше не держал огнестрельного оружия и скорее взял бы гадюку.
Брат Куртс потянулся и забрал у него пистолет.
– Сигнальный, – объяснил он. – Но даже с таким можно нечаянно причинить вред себе.
– Или кому-нибудь еще, – весело предположил Вальду. – Выстрел в грудь из этой штуки вряд ли кого-то убьет, но тот, в кого выстрелят, будет жалеть, что он не умер.
– Верни мне пистолет, брат Куртс, – сказал Квинкс, вдруг снова почувствовав усталость. – Только я могу решать, когда его использовать.
Монах посмотрел мрачно, но вернул оружие.
Квинкс неловко спрятал его в одежде.
– Доставьте меня вниз, – велел он Вальду.
– Я не могу приземлиться там. Вам придется спускаться вниз по веревке. Я пошлю Девяносто Девятую, она проследит, чтоб вы благополучно добрались.
Чувство усталости перешло в тошноту, а может, и настоящее отвращение. Он будет противостоять ереси под защитой женщины-машиниста. Любого священника, который выступил бы перед Консисторией с подобным рассказом, надолго бы лишили доверия или по крайней мере заперли бы в тихой келье, чтоб он замаливал свои ошибочные суждения и совершенные в результате грехи.
По выражению лица Вальду было ясно, что капитан испытывает Квинкса. А Квинкс знал, что здесь и сейчас у него нет никаких рычагов давления.
– Давайте сделаем это, – с трудом выдохнул он, пока его уверенность не испарилась окончательно.
Святая Матерь Церковь была бесконечно терпелива. Для всех существовало «потом». Даже для таких людей, как капитан Вальду.
Особенно для таких людей, как капитан Вальду.
Веками Талассоправосудие служило для проверки полномочий Латерана. История церкви описывает гораздо более раннюю эпоху, когда Хранители врат утверждали экономическое, политическое и даже военное превосходство над многими обществами Земли. Агрессивные светские учредители Талассоправосудия не проявляли терпимости к божественному праву, на которое претендовали многие короли и князья Земли. И уж конечно, никакого понимания с их стороны не встретили многовековые планы, которые строила Латеранская церковь с целью преобразования или уничтожения их системы. Действительно, есть немало свидетельств, что создание тайных обществ талассократов было направленным контрударом против распространения латеран и других более очевидных козней противника. Без сомнения, эта напряженность между духовными повелителями и повелителями моря формировалась две тысячи лет, но ни одна сторона не сомневалась, кто является их истинным соперником. Стоило лишь нескольким наземным государствам объединиться до размеров конфедерации, как могущество и Церкви, и Талассоправосудия было бы подорвано гораздо более основательно, чем в случае любой их стычки друг с другом.
Вступительная статья к работе «Общие интересы, разные соперники», П. Р. Фрост. Издательство Университета Массалии, м. 2991, т. 1994, л. 6008
Когда они подходили к Тире, на борту «Ясной горы» царило оживление. Морган не был уверен в причине его возникновения, но с тех пор, как он прошлой ночью закончил объяснять свои тезисы, на него больше не обращали особого внимания, и в конце концов он вышел на палубу, чтобы увидеть там толпу талассократов, глазеющих на облака над островом.
Гоинс передал ему полевой бинокль.
– Сами взгляните, – проворчал председательствующий судья. – Смотрите на скопление облаков, похожее на верблюда.
Морган изучал небо, не видя ничего, похожего на верблюда, но направил бинокль туда, куда смотрели все. Он уловил отблеск и намек на движение.
– Сукин сын прячется за массой облаков, – сказал кто-то, а потом выругался на языке, которого Морган не знал, хотя смысл слов был ясен из интонаций.
– Воздушное судно? – спросил он.
– Кто-нибудь переживает о вас настолько, чтобы разыскивать тут? – Гоинс задал вопрос небрежно, но по воцарившейся тишине стало ясно, каковы ставки.
– Даже моя мать не могла бы сделать это, – ответил Морган. – Только не тут.
– Хм-м. – Гоинс не выглядел убежденным. – Эта территория находится под абсолютным запретом.
– Вы можете заставить их спуститься?
– Тут запрещены даже наши собственные воздушные суда.
– Ошибка, – сказал кто-то из-за спины Моргана.
– Мы еще обсудим этот вопрос, можете быть уверены, – громко ответил Гоинс. – Но сейчас все это не актуально.
– Зачем мы здесь? – спросил Морган. – Почему нас заботит это судно?
Гоинс потянулся, чтобы схватить Моргана за плечи. Пальцы его были как тиски, глаза – как сверла.
– Я собираюсь показать вам самую потаенную, самую темную тайну, известную человечеству.
– Мне?
– Это загадка, к которой вы, возможно, подобрали ключ. Моргану была известна лишь одна тайна, и ею он уже поделился.
– Мои фотографические пластины. Эфирное судно в точке либрации.
– Именно.
– Именно что?
Другой талассократ высокого ранга схватил Моргана за руку, хотя Гоинс отпустил его.
– Именно то, что заткнись и смотри, что будет, – прорычал человек. Моргану понадобилось какое-то время, чтобы понять: все эти очень могущественные люди были напуганы.

* * *

«Ясная гора» подходила к доку Тиры убийственно медленно. Волны бились о корпус, а стонущие чайки кружили над головой. Кто-то ждал на конце пирса, но перед Морганом развернулась загадочная сцена. Несколько человек распластались у начала пирса, тогда как двое других несли вахту, повернувшись к морю спиной. Толпа поменьше собралась дальше, в деревне, напротив них тоже стояла стража.
Морган подумал, что там идет бой, хотя не мог представить, кто или за что там мог бы драться. Не в этом месте. Вероятно, все тут было большой тайной Гоинса.
Яркая ракета вспыхнула перед ним. Матросы с винтовками бросились на тиковую палубу. Двое устанавливали пулемет Максима на выступе на носу. Несколько относительно молодых талассократов отдавали распоряжения, готовясь к возможной обороне.
Морган подумывал о том, чтобы спуститься в трюм или по крайней мере отступить в кают-компанию, где он сможет приободриться алкоголем и уйти с линии огня. Но Гоинс снова очутился рядом.
– Это ваша вина, – прорычал председательствующий судья.
– Моя? – Морган был ошарашен. – Какое отношение это все имеет ко мне?
– Прямое.
Гоинс вновь одарил его одним из своих долгих, тяжелых взглядов.
– Чего вы ожидали после того, как представите свои свидетельства?
– Я мечтал, что создам себе репутацию, – печально ответил Морган. – Дух научного исследования – одна из самых могущественных сил, известных человечеству. Если бы мне улыбнулась удача, я мог бы положить начало вековым исследованиям.
– Страх – одна из самых могущественных сил, известных человечеству, – возразил Гоинс. – И ничто не внушает такой страх, как нападение на людскую веру. Неважно на какую, веру в порядок мира, или в себя, или в Несотворенных. А вы, доктор Морган Абатти, покушаетесь на все это разом.
На фоне плеска соленой воды «Ясная гора» рычала медленно, с перекатами, подходя к пирсу без единого выстрела. Гоинс не смотрел на берег, он все так же таращился на Моргана.
– Я… – Голос Моргана дрогнул. – Нет. Люди лучше, чем вы о них думаете.
Сердце его оборвалось.
– Несотворенные поместили нас на Землю не для того, чтобы мы отворачивались от природы мира.
– Вы, сэр, доказываете, что Несотворенные вовсе не помещали нас на эту Землю. – ответил Гоинс. – И хотя все будут проклинать вас за эти слова, самое ужасное, что вы – правы.
Он повернулся и посмотрел через перила на людей на пирсе. Абатти проследил его взгляд и увидел замершего в ожидании священника. Две дюжины ружей и пулемет Максима были нацелены на преподобного, который казался невозмутимым. Он смотрел на них, явно выделяя Гоинса как главного на борту.
– Это ли не председательствующий судья? – выкрикнул священник.
Гоинс смотрел кисло.
– Преподобный Квинкс.
– Квинкс? – прошипел Морган. – Инквизитор?
– Латеране называют это Консисторией, – тихо ответил ему Гоинс. – И я знаю, что этот скользкий маленький ублюдок тут делает. Я лишь не знаю, как и с какой целью он сюда попал.
Морган кивнул.
– Воздушное судно, на которое смотрели ваши люди.
– У вас есть на борту доктор Морган Абатти? – выкрикнул Квинкс. – Если есть, я был бы очень рад поговорить с ним.
– Как… – начал Морган, но Гоинс перебил его:
– Не будь идиотом.
– А, я вижу, он с вами, – сказал Квинкс. – Я был бы очень благодарен, если бы вы отпустили доктора на берег, чтобы мы могли побеседовать частным порядком.
– По чьему приказу? – Гоинс подал стрелкам знак приготовиться.
– Я мог бы приказать от имени Латеранской церкви, но мы не имеем тут власти.
– Да. – Теперь Гоинс ухмылялся. – Есть предложения получше?
– Вспомните свою историю, судья. Брат Люпан умер не так давно.
Гоинс покачал головой.
– Эта история не летит на крыльях безумия, преподобный. Она скатилась с крыши здания науки.
– Думаете, это большая разница перед лицом Несотворенных?
Квинкс уставился на Моргана. В глазах светилась сталь, даже с такого расстояния. Морган содрогнулся при одной мысли о том, чтобы остаться с этим человеком один на один в маленькой комнате, в качестве подследственного.
– Я… Я никогда не отрицал Несотворенное! – закричал он. – И не хотел. Гоинс ткнул Моргана под ребра.
– Если вы так жаждете общения с преподобным, я могу ссадить вас на берег. Одного.
Мужество вернулось в сердце Моргана, как прилив возвращается на отмель.
– Приведите его на борт.
– Что?
– Вы сделали меня талассократом тридцать второй степени. Это значит, у меня есть голос в этом плавучем конклаве. Доставьте его на борт.
– Ну-ну, – ответил Гоинс. – Кто бы мог подумать, что вы так непреклонны, доктор Абатти? Но, несмотря на ваши уговоры, я думаю, мы отправим вас на берег. Но в компании. Мы прибыли сюда с определенной целью, очень спешно. Я не собираюсь прерывать нашу миссию ради торга с единственным священником, как бы высоко он ни стоял. И он также талассократ тридцать второй степени, преподобный может сопроводить на гору и развлечь себя разговором с вами по дороге туда.
– Куда?
– Туда, где звезды не лгут.

* * *

Абатти проследовал за Гоинсом вниз по трапу. Линия вооруженных людей наблюдала за ними с борта «Ясной горы», но никто из собравшихся талассократов и членов экипажа не возражал, когда Гоинс приказал им отступить и остаться на борту.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Аспирант о книге: Андрей Поздеев - Операция «Артефакт»
    На мой взгляд, книга воспринимается положительно только тогда, когда в ней присутствует история героя, продолжительностью в целую жизнь. Может это и спорное заключение, но мой анализ, который я провёл на основании прочитанных книг мировых знаменитостей, говорит о таком феномене. Поэтому книгу операция «Артефакт» - история одного расследования, я прочитал с большим интересом. Да, в книге есть несколько спорных моментов, касающихся трактовки исторических событий, и в первую очередь – воскрешения образа Берии. Учитывая то обстоятельство, что в прессе всё чаще и чаще появляются статьи, обеляющие Берию, может быть такой литературный приём и имеет право на жизнь, однако я останусь при своём мнении. Берия для меня был и остаётся Тираном с большой буквы. Что касается темы Копья Судьбы. Эта тема раскрыта в произведении полностью, я бы даже сказал, излишне эмоционально. Для любителей экстрасенсов, эта книга будет как мёд для пчёл. Для любителей серьёзной литературы она покажется сказкой, максимально приближенной к реальности. Плохо это или хорошо, пусть каждый решит из вас сам, но, тем не менее, надо отдать должное писателю Поздееву, его книга читается легко. В книге много интересных исторических фактов, которые мы раньше не знали. В первую очередь это касается Революции 1917 года и роли в ней большевиков под руководством Ленина. Заслуживает уважения и авторская версия о роли нефти в мировой экономике. Кстати, вчера, 11.11.19 г., в программе «Сегодня» на НТВ, Башар Асад подтвердил версию Поздеева. Война в Сирии была развязана именно из-за нефти. Арабы и США хотели протянуть нефтепровод к побережью Средиземного моря, а Путин им этого сделать не дал. В противном случае, вся российская экономика лежала бы сейчас на лопатках. Так что, любителям политических прогнозов на будущее, эта книга будет полезна в профессиональном плане. И в заключение своего резюме, я хочу сказать, что данная книга заслуживает особого внимания, чтобы с ней познакомиться.

  • Sheba о книге: Светлана Ледовская - Беглянка в космосе
    Очень слабая книга-БРЕД!

  • Мариша8й о книге: Виктория Свободина - Dragons corporation
    Нудно, наивно, бегло, поверхностно. Этот автор может писать лучше. Разочарована.

  • anna91 о книге: Рэйя Гравис - Полотно судьбы
    Сама серия очень интересна. Но от образа ггероя устаёшь. К нему уже не просыпается жалость, лишь раздражение. Автор перегибает палку.

  • elent о книге: Александра Лисина - Не благословляйте мужа Тьмой
    Слишком уж приторная концовка. Счастья всем и много. Мартин - братец, маменька - не так уж плоха....Лжидала большего.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.