Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44662
Книг: 111280
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Проклятие ульфхеднара»

    
размер шрифта:AAA

Елена Счастная
Проклятие ульфхеднара

Пролог
Зеленовато-синие волны бились в борта лодки, как ладони морских чудовищ, желающих всенепременно её опрокинуть. Туман полупрозрачными лентами плыл над водой. Всё тонуло в нём: и оставленный за спиной Гокстад, и остров-вулкан Фьермонт, что ждал впереди. Или не ждал. Вряд ли ему нужны были гости. Солнце уже высоко поднялось по небу, но его скрывала белая и тяжёлая, словно сырая мука, пелена.
Как Рагна не боялась заблудиться в этом безмолвном слепом тумане, было непонятно. Асвейг то и дело принималась крутить головой. Опасалась, как бы не уплыли до самого края миров и не обрушились с него. Гагар, нахохлившись и пытаясь сохранить тепло под отсыревшей одеждой, сидел у носа. Он то прикрывал веки, то вновь упирался пристальным взглядом в рыбачку, будто ждал, не учудит ли чего. А та, одной рукой держась за кормило, спокойно обводила взглядом муть вокруг лодки, словно видела сквозь неё. И сама она, беловолосая и бледная, будто редко видела в своей жизни солнце, походила на часть этого жутковатого и призрачного мира, за пределами которого, казалось, уже ничего нет.
Удивительно, но лодка шла хоть и без паруса, но и на вёсла садиться необходимости не было: её несло неспешным течением. Поэтому и появилось время для небольшого отдыха для Гагара.
Вдруг Рагна выпрямилась, вытянула шею и даже как будто принюхалась. И верно: слабый ветерок прошелестел над бортами, тронул свисающие дохлыми змеями снасти и углы паруса. Но снова всё стихло.
— Нет, — девушка опять привалилась спиной к корме. — Проклятое место. И ведь не сиделось вам в тепле. Понесло зачем-то на это остров.
— Тебе-то что? — вяло огрызнулся Гагар. — Ты свои деньги получила. Немалые, надо сказать. Твоё дело нас довезти. И вернуться потом. А не ворчать.
— А вот возьмем и не выплывем больше из этого тумана? Как заговоришь тогда? — глумливо усмехнулась Рагна.
Гагар только фыркнул и отвернулся, сунув ладони под мышки. Асвейг не стала участвовать в их перепалке. Она верила кормщице и знала, что та доставит их, куда нужно. До сих пор было любопытно, кого увидели в ней Ингольв с Лейви. Казалось бы, девушка, как девушка. От очередной мысли о викинге, в груди тягуче заныло. И как же так она умудрилась, будучи рабыней, которой своего хозяина недолюбливать полагается, стеречься да глаза отводить, так к нему привязаться? Асвейг скомкала на груди плащ, опуская голову. Подозрительный взгляд Гагара тут же упёрся в макушку.
Ревнует. Знает, что нет ему места в её сердце, а ревнует всё равно. Не умнее её самой, получается.
— Слава тебе, Ньёрд, властитель морей, — громко вздохнула Рагна и привстала, вглядываясь далеко вперёд. — Гагар — на вёсла!
Асвейг проследила за её взглядом, и от души отлегло будто бы: в мутной дали показался засыпанный чёрным песком берег. Лениво плескались волны у подножия острых валунов, что тут и там торчали из воды, разрывая белёсые комья тумана на клоки. Трелль проворно и даже с какой-то радостью на лице, вставил вёсла в уключины и размашисто заработал ими. Лодка сменила курс и резво побежала к острову, вспарывая рябью стоялую, точно в болоте, воду. Кормщица ловко провела юркое судёнышко между подводных камней, показывающих на поверхность лишь верхушки, похожие на рыбьи зубы. Киль шёркнулся о дно, слегка заскрипела обшивка, и лодка остановилась. Рагна ловко перепрыгнула через борт и остановилась, задрав голову.
— Ни зги не видать! Как Ёрмунганд надышал.
Асвейг, закинув на плечо дорожный мешок, встала рядом с ней, пытаясь разглядеть хоть что-то чуть дальше десяти шагов. И невольно в голове возник вопрос: а тот ли это остров? Хотя, коль судить по чёрному песку, должен быть тот.
— Это Фьермонт?
Девушка кивнула. Гагар не стал задерживаться рядом с ними и пошёл прямо в гущу тумана, не оборачиваясь. Только чуть погодя остановился и качнул головой вглубь острова.
— Идём или до ночи тут стоять будем?
— А я-то чего пойду… — Рагна попятилась. — Я вас привезла, а дальше уж ваши заботы. Вернусь, как и условились, через пять дней.
— Спасибо, — Асвейг тронула её за локоть, а после повернулась к треллю. — Заплати ей, что положено.
Гагар шагнул было обратно, но девушка махнула рукой.
— Не надо. Потом заплатите, как вернусь. Мне и того, что тот воин дал, достаточно, — она снова забралась в лодку и обернулась, приглядываясь к Асвейг так внимательно, что стало не по себе. Словно знала о ней что-то, но говорить не торопилась. — Удачи вам. Пусть боги вас хранят.
Гагар помог столкнуть лодку с отмели, и скоро та пропала в тумане, как будто растворилась. И снова тронуло душу непонятное сомнение: появилась Рагна на берегу ниоткуда, а теперь пропала словно в никуда. Ни слова друг другу не говоря, Асвейг со спутником двинулись прочь от берега, постоянно озираясь. И казалось без конца: с любой стороны может напасть неведомое чудовище. Но чем дальше заходили, тем белая мгла становилась прозрачнее, путаясь в чахлых деревьях и в расщелинах невысоких скал. Потянуло застарелой гарью, песок начал перемежаться с целыми островками дырчатой пемзы.
Ноги оскальзывались на влажных камнях. Асвейг пару раз упала, испачкав ладони и край подола. В очередной раз поднимаясь, так и застыла раскрыв рот, когда из совсем поредевших облаков показалась громада древнего вулкана. Над его вытянутым щербатым жерлом струился в стороны зловещий дымок. Словно начал просыпаться, почуяв приближение чужаков, могучий дракон.
— И что же? Он там? — Гагар вытер со лба испарину. — Там его заперли?
— Если верить легенде — да.
— Надеюсь, в жерло прыгать не придётся? — он усмехнулся напряжённо и покосился на Асвейг. — Неужели тебе и правда нужно идти к нему? Он же совсем спятил перед тем, как его заточили. Думаешь, чем-то поможет, если даже и существует?
— Не считаешь, что это вопросы задавать уже поздно? — она покачала головой, невольно улыбаясь. — Нет, в жерло не полезем. Тут должна быть пещера.
Она в очередной раз отряхнула ладони и пошла дальше, не давая Гагару возможности остановить её. Трелль поспешил следом, то и дело поскальзываясь и кляня великана, которого умудрились запихнуть так глубоко. Асвейг не знала, столько придётся искать ту самую пещеру. Может, её уже давным-давно засыпало пеплом или завалило камнями. Она просто прислушивалась к побрякиванию рунных дощечек в ларце и переставляла ноги, стараясь не сверзиться с очередного камня. Шла, полагаясь на чутьё, и время от времени пальцы будто сами по себе дотрагивались до амулета на шее. Взгляд, не задерживаясь, скользил по безжизненному простору: чем ближе к вулкану, тем реже попадались хотя бы сухие кусты. Здесь уже давно ничего не росло, намертво погребённое под его застывшим семенем.
— Ступени, — Асвейг остановилась, чуть наклонившись, носком сапога отшвырнула комья песка.
Под ними и правда оказалась каменная ступень, явно созданная не природными силами. Её выдолбили в твёрдой породе, чтобы в гору, что становилась всё круче, было легче взбираться. За ней выстроились ровной полосой и другие, уже более заметные. Гагар облегчённо вздохнул. От него не прозвучало за время пути ни единого упрёка, но он явно не одобрял бестолковое шатание по острову.
— Надеюсь, здесь не так много пещер, чтобы с ней ошибиться, — он поддержал Асвейг под локоть и пошёл вперёд гораздо быстрее, несмотря на усталость.
А она просто поплелась за ним, радуясь надёжной опоре. Уже и представить было невозможно, как она оказалась бы на Фьермонте одна. Теперь мнилось, что ноги еле волочатся, а ступени всё не заканчиваются и приведут ли куда — неизвестно. Но вот на боку вулкана мелькнула одна небольшая ровная площадка, за ней — другая — чуть в стороне. Дорожка вильнула по его плечу, изогнулась и ещё почти через полмили вывела к невысокому — Ингольву нагибаться пришлось бы — входу в пещеру.
Гагар только на миг приостановился и шагнул внутрь. Уже там достал масляную лампу и поджёг фитиль. Тесные своды озарились неровным желтым светом. Они были совершенно сухими, ноздреватыми и чёрными, как ночное небо. Асвейг невольно вцепилась в рукав мужчины и пошла за ним, стараясь не задевать стены, чтобы не испачкаться и не ободрать кожу об острые выступы.
Идти не пришлось долго. Ход закончился за очередным поворотом — и сразу тупиком. Гагар выругался сквозь зубы.
— Может, мы пропустили чего? — повернулся к Асвейг, стараясь хранить спокойствие. — Надо вернуться, наверное, там есть разветвление…
— Постой…
Она обошла мужчину и попутно забрала у него лампу. Обвела ей серую глыбу, что преграждала путь: и показалось, что слишком уж она гладкая для той, что обвалилась случайно. Асвейг осветила всё вокруг неё, посмотрела на полу, а после вернулась к преграде. И тогда только заметила под самым сводом полустертые временем знаки. Их присыпало песком и тысячелетней пылью, а потому среди других неровностей камня они были почти незаметны.
— Держи вот так, — она вернулась лампу Гагару, который тоже уже всё понял.
Он встал за плечом, напряжённо сопя и пытаясь приблизить лицо, чтобы получше всё разглядеть. Асвейг осторожно смахнула с насечки рун грязь. И едва не взвыла от разочарования: они были настолько старыми, что не все удавалось разобрать. Она водила вдоль них пальцем, силясь сковырнуть хоть ещё лишнюю крупицу, столбы понять… и вдруг поняла. С грохотом упал на землю заплечный мешок. Асвейг сунула руку и достала ларец, пошарилась в нём, выбирая нужную дощечку. Вмиг вспотела, когда показалось, что её нет. Но она всё же нашлась, как водится, самой последней.
Что написано на ней, Рунвид успела объяснить, только не рассказала, для чего она может пригодиться. И начертано там была будто бы сущая бессмыслица, а теперь всё складывалось одно к одному. “Ветра пламя взметнется. Живое всё вздрогнет в страхе, почуяв дыхание жаркое. Но не дракона, а меча его, что когтя острей ястребиного. И ярче солнца, которое пожрал Фенрир жадный. Встанет преданный братьями и мести пожар вознесется к чёрному небу. Коль войдёшь ты и воззвать решишься, не пожалев души и жизней чужих. Имя его — ключ. Смерть его — спасение”.
Асвейг замолчала, раздумывая над словами, что звенели в ушах проклятием или заклинанием. Имя его — ключ. Она подняла голову, снова обводя взглядом старинные руны на камне.
— Эльдьярн, — почти шепнула: такой страх вдруг сжал сердце в кулаке.
Тишина. Ничего не шелохнулось, не послышалось ответа, не содрогнулась земля. Гагар хмыкнул. Свет от лампы дрогнул, заплясав по сводам.
— Эльдьярн! — повторила Асвейг громче и приложила ладонь к холодной стене.
Что-то грохнуло, и сверху посыпалась земля. Заскрежетали камни, руны на серой преграде засветились бледным фиолетовым сиянием. Она медленно поползла вниз, и от её движения затряслось всё вокруг.
— Проклятье… Да сожрут меня тролли, — выдохнул Гагар.
Асвейг шагнула было вперёд, когда стена совсем опустилась, но мужчина остановил её и сам пошёл первым. Внутри небольшого грота не оказалось ничего, кроме мелких камней и темноты, что скрадывала его границы. Так показалось на первый взгляд. Но стоило пройти чуть дальше, как свет упал на тело мужчины, что лежал на боку, покрытый слоем пыли и песка.
Асвейг присела перед ним на колени и уже протянула руку — коснуться.
— Может… — попытался возразить Гагар.
— Мне нужно.
Она перевернула тело на спину. Мужчина выглядел так, будто умер только что. На вид ему оказалось побольше четырех десятков зим. Крупное лицо, поросшее рыжей бородой. Солидная фигура человека, который не отказывал себе в еде и увеселениях. Он выглядел даже добродушно и вовсе не походил на великана, которым можно было бы кого-то испугать.
— Сколько, говоришь, лет прошло с тех пор, как его заперли здесь? — Гагар присел рядом на корточки, поднося лампу ближе к лицу колдуна.
— Много сотен, — Асвейг осторожно убрала волосы с его лба, раздумывая, что же делать.
Она осознала все свои ошибки с тех пор, как вернула к жизни Ингольва, а теперь боялась, словно в первый раз. Но ей нужно было его возродить. Ей нужны ответы и помощь.
Она сняла с пояса тонкий кинжал, что достался ей в подарок от Лейви. Распахнула пыльную рубаху на груди мужчины и поднесла к коже остриё, собираясь начать ритуал.
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — вздохнул Гагар.
— Нет, не знаю, — она прикрыла глаза, взывая к потокам жизни Эльдьярна, что замерли в его теле, словно застывшие осколки янтаря. — И тебе лучше отойти.
Гагар спорить не стал, оставил лампу на земле рядом и отошёл, скрывшись в тени.
Асвейг положила ладонь на грудь великана, с удивлением ощутив, что он и правда похож скорее на того, кто спит, а не умер. Осторожно надавила на клинок, вырезая первую руну. В голове тут же всплыл стих с дощечки, который она прочитала перед входом сюда. Откуда он? Кто начертал его и зачем? Вряд ли те, кто заточил здесь Эльдьярна, собирались когда-то его возрождать. Асвейг начала тихо напевать, продолжая, словно выплетая сложный узор на ленте, соединять руны в одну. Гальдр становился всё более замысловатым, голос — громким. Звенело эхо под сводом пещеры, что терялся во мраке, недосягаемый для света лампы. Огонёк в ней задрожал. Показалось, сейчас погаснет, но он вдруг вспыхнул ярче, разрастаясь, словно пламя костра. Или это только померещилось? Асвейг закончила рисунок рун на груди колдуна, губы произнесли последние слова гальдра. И всё стихло.
Лицо опалило страшным жаром. Она отшатнулась, упала на спину и, совершенно ослепнув от невыносимо яркого всполоха, отползла подальше. Запахло палёными волосами. Что-то закричал Гагар, пытаясь доораться сквозь рёв пламени. Показалось, огонь заполнил всё вокруг. Он метался и рычал, точно зверь. Искал добычу, чтобы оставить от неё всего лишь горку пепла.
Часто моргая от жжения в глазах, Асвейг не понимала, что происходит. Вдруг тяжесть чьего-то тела навалилась на неё и обжигающе горячие пальцы сдавили горло.
— Кто ты? — дохнуло жаром в лицо.
— Я вернула тебя. Мне нужна помощь.
— Теперь тебе точно нужна помощь, — усмехнулся колдун. — Кто тебя послал?
Его ладонь резко пропала с шеи. Гагар попытался оттащить Эльдьярна, едва сумев обхватить поперек туловища.
— Она вернула тебя! Она, — крикнул трелль прямо ему в ухо.
И тот вдруг остыл. Во всех смыслах. Безумное пламя опало, вновь обратившись огоньком в лампе. Мужчина нахмурился, сдирая с себя руки Гагара.
— Пусти.
Тот помедлил немного, но отошёл, напряжённо к нему приглядываясь. Эльдьярн встал, и пыль посыпалась с него, как с мешка, что долго лежал в сарае. Он подошёл и подал руку всё ещё сидящей на земле и подслеповато моргающей Асвейг.
— Прости. Я думал… Они вернулись.
— Они не вернутся. Прошло много лет, — она поднялась на ноги и потёрла глаза.
— Сколько?
— Сотни.
Колдун нахмурился и перевёл взгляд на Гагара. Тот подал Асвейг мех с водой, и она протёрла глаза, с облегчением чувствуя, как та холодит опаленную кожу.
— Кто вы такие? — Эльдьярн окинул её взглядом с головы до пят. — Ты некромант?
— Да, — теперь Асвейг видела его гораздо лучше. — Я вернула тебя, чтобы ты научил меня самому сложному гальдру, чтобы помог познать, кто я такая, и управлять своими силами.
— Разве не нашлось других наставников? — колдун усмехнулся, складывая руки на груди. — Или ты не знаешь, что обо мне говорят? Говорили когда-то…
— Знаю. И потому я здесь.
Асвейг с опаской посмотрела на тихий огонёк лампы, словно он в любой миг снова мог обернуться безумным пеклом.
— Твои силы велики, — задумчиво покачал головой колдун. — Возможно, я и взялся бы учить тебя. В благодарность за возрождение. А там мы разобрались бы, чего ты стоишь… Но кто он?
Эльдьярн кивнул на Гагара.
— Мой друг и спутник.
— Ему придётся уйти. Совсем.
Гагар шагнул у к нему.
— Я не оставлю её!
— Тогда уйдёте отсюда вместе.
Колдун пожал плечами и направился к выходу из грота. Асвейг поспешила следом, схватив Гагара за локоть.
— Прошу, уходи, — шепнула ему, не сводя взгляда со спины Эльдьярна.
А ну как возьмёт и пропадёт — где его потом искать? Она столько сил потратила, чтобы попасть сюда, чтобы вернуть его к жизни. Сейчас их едва хватало, чтобы идти достаточно быстро и не выпускать его из виду.
— Как я могу оставить тебя с ним? Он едва не спалил нас!
— Он только что ожил после того, как его убили, — возразила она. — Чего ты от него хотел?
Гагар остановил её, крепко стиснув плечи. Слегка встряхнул, заставляя посмотреть ему в глаза.
— Я не хочу, чтобы ты стала такой, как он. Не хочу, чтобы от тебя осталась кучка золы, если он вдруг снова спятит.
— Я могу за себя постоять, — Асвейг мягко погладила Гагара по щеке. — И без Эльдьярна я могу стать хуже, чем он.
Трелль дёрнул желваками и, глянув вслед удаляющемуся колдуну, вновь посмотрел на неё. Поднял руку и большим пальцем осторожно стёр что-то с её виска. Наверное, сажу. А потом вдруг склонился и приник поцелуем к губам.
Асвейг дёрнулась — отстраниться, но он удержал, и она смирилась, позволяя поцелую продлиться. Пусть. Если это поможет ему уйти с меньшим сожалением.
— Я всё равно вернусь за тобой. Скажи только, когда, — прошептал Гагар, с трудом от неё оторвавшись.
— Я вернусь сама, когда придёт время, — Асвейг выскользнула из его рук. — А теперь иди к берегу и жди Рагну. А я пойду за ним.
Она повернулась и пошла прочь, не оборачиваясь. Гагар остался на месте, позволяя ей уйти. Свет лампы ещё недолго сопровождал её, а вскоре впереди ярким пятном замаячил выход. Неожиданно оказалось, что Эльдьярн ждёт снаружи. Он медленно повернулся к Асвейг, слегка щурясь. Свет заката, что разливался по ясному небу в обрамлении вытянутых облаков, делал его лицо чуть моложе, чем это казалось в полумраке.
— Ты смелая девочка, — он усмехнулся. — Или безумная. Но это мы выясним со временем. Если ты и правда хочешь чему-то обучиться, тебе придётся довериться мне.
— Я готова.
— Тогда забудь о том, что ты оставила по ту сторону воды. Забудь всех. И тебе станет легче.
Глава 1
Солнце в который раз погасло перед глазами, и всё вокруг окутала немыслимая, непроглядная чернота. Только где-то вдалеке плясали отсветы фиолетового пламени, словно молнии в вышине. Слышались крики и лязг оружия. Шёл бой. Самый кровопролитный из всех, что когда-либо случались на этих землях. Огромная тень чудовищного волка, ещё более чёрная, чем мрак вокруг, промелькнула совсем рядом. Сверкнули жёлтые глаза, приказывая идти и убивать. Всех, кто попадёт под клинок. Стало невыносимо душно. Так душно, что невозможно было и шагу сделать оттого, что тело просто сковало неподвижностью. Ингольв с огромным трудом смог пошевелить рукой с зажатым в ней мечом и вдруг — проснулся.
В комнате, где он лежал в постели, и правда уже становилось жарко, хоть солнце только-только поднималось над невысокими, поросшими густым лесом горами. Первые его лучи уже падали в изогнутое полукруглой аркой окно. Прохладный ветер шевелил занавеси на нём. Ингольв уставился в навес над кроватью, укрытый прозрачной белой тканью, вздохнул тихо, так, чтобы не разбудить спящую рядом девушку. Он осторожно скинул до самых бёдер тонкое хлопковое покрывало, которое уже неприятно липло к телу. Хоть и прожил на юге Ромейской империи почти два года, а всё равно не мог привыкнуть к здешнему теплу.
Юстиния, почувствовав его шевеление тоже проснулась и сонно повернулась к нему лицом, откинула за спину блестящие чёрные локоны, в которые так приятно было погружать пальцы во время поцелуя. Ещё не открывая глаз, она положила ладонь Ингольву на живот и провела вниз, юркнув под ткань. Сверкнула хитрым взглядом, а после, ни слова не говоря, сползла вниз и отбросила покрывало в сторону. Теплые губы обхватили напряженное с утра естество, прогоняя по телу возбуждающую волну. Ингольв опустил ладонь на затылок девушки и откинулся на подушке, полностью погружаясь в её ласку, чувствуя мерные движения вверх-вниз. Но Юстиния тоже хотела получить своё, а потому, касаясь живота, затем груди губами, острым влажным язычком, добралась до его шеи и ощутимо куснула, вырывая из неги. Ингольв опрокинул её на спину и взял так яростно, как позволила ещё не сошедшая с тела вялость.
— Ваш строгий бог позволяет такое незамужним женщинам? — шепнул ей на ухо, не прекращая двигаться.
Юстиния, несмотря на чудовищный акцент, поняла его, приоткрыла глаза и произнесла прерывисто, не сразу совладав с дыханием:
— Я наложница. Мне можно всё.
Она впилась ногтями в его спину и обхватила бёдра лодыжками ещё плотнее, призывая погружаться глубже. Девушка мотала его полночи. Они сбили в ком простынь на всей постели от края до края. А сейчас силы снова возвращались, даже после короткого сна. Да, наложница кентарха 1 Фория умела разжечь пламя в любом мужчине. Вот только сам командующий вряд ли обрадуется, если узнает, что она делит ложе с кем-то ещё. Тем более, с кем-то из северных воинов, которых кентарх любил называть варварами, как за спиной, так и в лицо.
За это многие из воинов, что приплыли на службу василевсу, откровенно его недолюбливали. Однако дисциплину, установленную не ими, старались соблюдать.
Сполна насытившись близостью, Ингольв лёг рядом с Юстинией, обнимая её одной рукой. И снова мысли вернулись к скорому отплытию обратно, домой. Они с Лейви и так задержались тут больше положенного. Надо бы успеть к осеннему альтингу, где его, верно, уже очень заждались. Можно было только представить то, как рвал и метал Альвин Белобородый, когда он не вернулся в прошлом году. Его наверняка уже назвали нидингом, который трусливо сбежал, не пожелав хоть как-то расплатиться за содеянное. Теперь сложно будет вернуть себе доброе имя. Однако придётся сильно постараться, чтобы это всё же сделать, потому как уважение людей ещё ой как понадобится.
Немного отдохнув, Ингольв встал и, ополоснувшись в умывальнике, начал одеваться. Всё это время он чувствовал на себе липкий взгляд Юстинии. А она лежала, раскинувшись на кровати, и откровенно любовалась им. Да, верно, южным женщинам он, рождённый от их соплеменницы, казался гораздо более привлекательным, чем северянкам. И как будто более привычным.
Они с Юстинией разговаривали со вчерашнего вечера очень мало. Ингольв так и не успел толком научиться говорить на чужом языке, часто делал ошибки, а потому предпочитал молчать. Командовать своими воинами это ему никак не мешало. Довольно быстро его поставили во главе личной охраны василевса, частично состоящей из воинов севера. Ингольв видел, как в сражениях за земли они гибнут десятками. Но каждый год приходили корабли с новыми, потому как правитель ромеев каждому обещал несметные богатства за исправную службу. Но слишком-то наёмники его не разоряли, потому как выживали далеко не все, избавляя от необходимости платить вознаграждение. Пришло время перестать испытывать судьбу, удачливость и могущество Фенрира. Ингольв с Лейви уплывут на следующем корабле, что пойдёт через Западное море. Свои богатства они уже получили сполна. Пора и меру знать.
— Мы увидимся ещё? — промурлыкала Юстиния, провожая его взглядом.
Она обмотала вокруг круди покрывало и подбежала, поймав Ингольва у самой двери. Неужто и правда хотела бы новой встречи? Не зря, верно, на пиру вчера глаз не сводила и улыбалась ему больше, чем кентарху: то и дело подносила сладкие финики и вино. Присаживалась рядом, как бы невзначай прижимаясь к боку. Ингольв и заметить не успел, как ночью оказался в её покоях, на ходу сдирая с девушки невесомую одежду. А вот рассказать о том, что через день его здесь уже не будет — не успел.
— Нет, — отрезал, стараясь как можно мягче высвободиться из цепких рук Юстинии.
Больше ему добавить было нечего: и не только из-за невозможности подобрать слова из чужого языка. Так будет легче. Она позлится. Может, разобьёт пару ваз: это было видно по тому, как опасно сверкнули чёрные глаза девушки — и успокоится. Благо, если Форий не узнает. А то быть ей битой.
Ингольв вышел из комнаты под слегка ошарашенным и яростным взглядом Юстинии и направился прочь, стараясь пройти самыми незаметными ходами большого, как для обычного, не слишком знатного вояки, дома кентарха. Хорошо ещё, что тот жил не так далеко от белокаменного дворца василевса. Возможно, то, что Ингольв не ночевал в казарме, никто и не заметит, кроме своих.
Светлый, облитый поутру золотом, город встретил сонным гулом. По улицам уже сновали завёрнутые в свои странные хламиды мужчины и женщины, каждая из которых, молодая, старая ли, считали своим долгом с любопытством посмотреть на чужеземца. Он даже здесь не изменял своей обычной одежде, хоть в тёплую пору её требовалось гораздо меньше, чем во время родных холодов. Даже успел обзавестись обычным для здешних жителей загаром, правда, поначалу пару раз обгорев едва не до костей. Но весь остальной вид легко выдавал в нем уроженца чужих земель. Которых здесь, несмотря на отвагу и ярость в бою, всё равно держали за кого-то вроде зверей.
Самой короткой дорогой он добрался до ворот дворца. Стража пустила без лишних допросов: в конце концов не он первый возвращался сюда поутру. Однако не всем дозволялись подобные вольности — только самым приближенным к правителю. Хоть другие ромеи чаще всего северян не жаловали, а василевс Иовиан держал их при себе. Правитель считал, что могучие и заросшие воины будут нагонять больше страха на тех, кто удумает зло против него. Ингольв не щадил всех, кто был под его началом — и своих, и южан, а потому охранители из них получались надёжные. Теперь предстояло передать эту обязанность другому воину. И он уже присмотрел себе замену.
1 Кентарх — командующий центурией в армии Ромейской империи.
Созвучно с его размышлениями, недалеко от казарм навстречу попался Блефиди, уже спозаранку злой, что клубок змей. К счастью, с северянами он знался уже давно, а потому язык их понимал гораздо лучше, чем Ингольв — язык ромеев. Сдружились они ещё на первом году службы, и ромей был, пожалуй, единственным, кого жаль было оставлять здесь.
— А вот ты где, — проворчал воин, сощурив светло-карие глаза. — Готовься, Ульв, василевс будет рвать тебя на куски.
— Это за что? — тот пошёл дальше, не останавливаясь. — Ты меня, Змей, не стращай.
— О, тебя, верно, больше пугает Форий, — Блефиди скабрезно хмыкнул. — Уж он-то вчера надрался так, что на весь пиршественный зал орал, что отрежет тебе всё, что делает тебя мужиком.
— Я не слышал, — Ингольв пожал плечами.
— Конечно, не слышал. Ты в это время, наверное, уже вовсю имел его наложницу.
Они вошли в тень аркады и пошли вдоль ряда белоснежных колонн. Здесь ещё сохранялись остатки утренней прохлады, что отступала под напором дневного зноя.
— Если Форий захочет, я могу выйти с ним на поединок, — от мысли о гневе кентарха ничего внутри не дрогнуло.
Он знал, что сильнее, пусть даже тот наденет все свои доспехи. Сила ульфхеднара, преумноженная покровительством Фенрира могла смять любого, кто дерзнет встать у него на пути.
— Ты не у себя дома, Ульв, — Блефиди вдруг помрачнел. — Здесь тебя скорее отравят. А после Форий отрежет всё, что ему захочется, с твоего мёртвого тела.
А вот это уже больше похоже на кентарха. Он ведь вовсе не дурак, и понимает, что в честном бою против Ингольва ему не выстоять. Потому запросто от него можно ожидать какой-то подлости. Что за проклятье? Теперь и не поесть без оглядки.
— Так что хочет от меня василевс? — вернулся он к началу.
— Он хочет, чтобы ты оставил глупые мысли о том, чтобы уплыть, — ромей покосился на него. — Вы с Лейви для него очень ценны.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.