Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44284
Книг: 110150
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Абиссаль»

    
размер шрифта:AAA

Стейс Крамер
Абиссаль

Моей семье. Спасибо вам за искреннюю веру в меня. Вы – мой свет.
Так землю Бог и небо сотворил
Безвидными, пустыми; тьма была
Над бездною, но Божий Дух простер
Жизнеподательно свои крыла
Над влагой тихой, и в пучину влил
Живительную силу и тепло,
И в хляби жидкой осадил на дно
Частицы черных, тартарных веществ,
Холодных и враждебных бытию.
Джон Мильтон. Потерянный рай

Часть 1
Кролики умирают молча

1

– Ты уже придумала себе новое имя?
Я улыбаюсь.
– Нет.
– Ничего, у тебя еще есть время пофантазировать. Мне кажется, тебе бы подошло имя Николь.
– Красивое. А как тебя зовут?
– Логан.
– Логан… Что теперь со мной будет?
– Хочешь узнать, какой теперь будет твоя жизнь? Глория, все будет так, как ты захочешь. Для начала мой приятель сделает тебе новые документы, на это потребуется несколько дней, но ничего. Я снял тебе квартиру в Мэрионе. Городишко спокойный, там до тебя никому не будет дела. Устроишься на работу или продолжишь учебу и будешь дожидаться своих парней.

– А если все поймут, что я инсценировала свою смерть?
– Не думай об этом. Все будет хорошо.

* * *

Логан всю дорогу пытался меня разболтать. Парень тот еще любитель дорожных разговоров: истории из ниоткуда, неизвестно, правдивые или выдуманные; шуточки, понятные только одному ему и комментарии по поводу каждой встречной кочки. С каждой наверстанной милей мой энтузиазм постепенно таял, бесследно исчезал в воздухе вместе с дорожной пылью. Недолго я пребывала в эйфории. Пока Логан что-то там рассказывал, я постоянно оборачивалась, смотрела в стекло, проверяла, не преследует ли нас кто-то. Вдруг я допустила ошибку? Я ведь вполне могла что-то сделать не так. Сомнение и страх терзали меня весь путь, и я даже не заметила, как мы оказались у мотеля.
– Держи, – сказал Логан, протягивая мне флакончик с краской для волос. – Ты ведь понимаешь, что тебе придется завязать с образом Леди Гаги?
Я позволила себе улыбнуться, но паника все еще грызла меня изнутри.
– Когда закончишь, спустись вниз, я буду ждать тебя в кафешке.
Я побрела в ванную. Небольшое прямоугольное зеркало висело на потрескавшейся стене. Я посмотрела на свое отражение. «Запомни себя такой, – сказала я себе, – голубоволосой, сумасшедшей девчонкой. Теперь ты должна смириться с тем, что тебя больше нет. Глория Макфин умерла. Она пустила в легкие воду, и сердце ее остановилось. Все ее ошибки, проблемы, наказания, все, что ей было дорого, теперь покоится с ней на дне. Посмотри на себя в последний раз и запомни».
Когда я напомнила себе, что никогда больше не увижу свою семью, я почувствовала, как немеют мои конечности, а в груди холодеет от ужаса. Хотелось лезть на стену и кричать от боли, но тут я вспомнила о моем предназначении: я должна дождаться ребят. Они – единственное, что у меня осталось. Они – моя жизнь, мой стимул. Я буду ждать. Ждать и верить, что с ними все хорошо, что мы обязательно встретимся и начнем нормальную жизнь без погонь и драк, без убийств и потерь.
Я буду ждать.
Как и сказал Логан, я спустилась вниз, в кафешку, где под звуки старого радио постояльцы мотеля набивали брюхо жирной едой. Все пытались перекричать шипящую музыку, гремели тарелками, бокалами, смеялись и громко чавкали. Я просмотрела каждый дюйм, но Логана не обнаружила.
– Кого-то ищешь?
Возле меня стоял парень с татуировкой на все плечо с изображением какого-то воина с копьем, щитом и массивным шлемом, и возвышалась над всем этим великолепием надпись ARES.
– Да…
– Не меня, случайно?
Я растерялась на миг. Может, это человек Логана?
– Я Престон.
– Ты от Логана?
– Не-а.
– Тогда иди своей дорогой, Престон.
Но парень не отступал, принялся меня рассматривать, что заставило меня занервничать.
– Слушай, а я ведь тебя где-то видел.
Я остолбенела от страха и растерянности. Мои глаза округлились, а дыхание замерло. Конечно, ты мог меня видеть, ведь мое лицо целыми днями показывали по новостям.
– Ты что-то путаешь.
Я понимала, что сейчас выгляжу, как напуганный щенок, а мне ни в коем случае нельзя было подавать виду.
– Нет, мне твое лицо определенно знакомо, – не унимался он.
Я стояла и не знала, что сказать. Мне не хватало воздуха, и в какой-то момент я осознала, что придорожное кафе, некогда казавшееся мне одним из самых шумных мест на Земле, затихло.
На нескольких столах лежали ножи. Не слишком острые, конечно, но ранить можно, если кто-то будет стоять у выхода, не позволяя мне уйти. Это единственный вариант. Я только начала строить новую жизнь и не позволю этому случаю все испортить.
– Точно! Ты смотрела «Бешеные ковбои»?
– Что? Э… Нет.
– Там актриса, что играет дочку главного героя, очень похожа на тебя. Нет, ну надо же! Как две капли воды!
А затем Престон начал смеяться. Я стояла, ошарашенная, будто мне кто-то хорошенько врезал по голове, и тоже смеялась.
– А что означает это слово на твоей татуировке?
– Арес? Это имя бога войны. Древнегреческая мифология.
– Оу, какие-то проблемы, дорогая?
Логан появился внезапно, заставив подпрыгнуть от страха меня и Престона.
– Нет, все в порядке, – ответила я. – Парень просто спросил, который сейчас час.

* * *

Той ночью мне не сразу удалось заснуть. Логан храпел в кресле возле моей кровати, надоедливые сверчки пели за окном унылую песню, капли падали с крана на железную раковину. Прошлой ночью ты была дома, в своей родной постели, а теперь ты призрак. У тебя даже имени нет. Хотя…
Я бесшумно покинула номер. Вышла на улицу: только я и пара курящих девушек на другом конце двора. Подошла к ним, попросила сигарету. Курить хотелось так, что легкие сжимались. Девушки вскоре ушли, и я осталась одна. Никотин смешался с кровью, подарил капельку успокоения. Может, не все так плохо? Тебе в любом случае нужно было бежать. Другого выхода не было. За исключением смерти. Но имела ли ты право выбрать второй путь, когда за твое спасение поплатился человек? Ты должна жить. С новым именем, с новым настоящим, с забытым прошлым, с надеждой на светлое будущее. А будущее действительно будет светлым, даже не сомневайся. Я поступлю так, как сказал Логан. Устроюсь на работу, а потом, как только встану на ноги, снова пойду в школу. Закончу ее, поступлю в колледж. Обустрою квартирку, что снял мне Логан, буду ходить на свидания к Алексу, Стиву и Джею. Мы будем вместе, хоть так.
Я шла, расставив руки в стороны, словно хотела кого-то обнять, во рту сигарета, глаза закрыты, а ноги танцевали, заставляя тело кружиться. Я почувствовала себя свободным, счастливым человеком. Человеком, у которого нет за плечами страшной истории, нет печали, травм и шрамов, нет едких мыслей и разбитого сердца. Он свободен и чист.
Подняла голову, посмотрела на небо. Как много звезд! Это безмолвные свидетели моей прошлой жизни. Они хранили мою историю. Они помнили, как я плакала в Бревэрде, сидя на крыльце своего дома, помнили ту ночь, когда мы с Беккс сбежали с музыкантами. Помнили, мое счастливое лицо, когда мы со Стивом гуляли на нашем первом свидании, помнили мои крики, когда я держала руку своей умирающей подруги. А сейчас они вновь смотрели на меня и запоминали такой: с довольной улыбкой и блестящими от слез глазами.

* * *

Несколько месяцев назад я думала, что этот день будет особенным. Еще бы, с него начинается последний год до совершеннолетия. Мы с Тезер много думали над тем, как провести мой семнадцатый день рождения: снять дом, или арендовать клуб на ночь, или же просто пойти на пляж и устроить нечто грандиозное?
Да… Если бы я знала, как обернется моя жизнь.
Пятьдесят не спонтанное число. Я планировала умереть за день до своего дня рождения. Я представляла свое надгробие, даты на нем, гласящие о жалком клочке жизни.
Я поспала, наверное, пару часов, а затем до рассвета лежала неподвижно и вспоминала…

* * *

– Тише, не разбуди ее, – шепотом сказала мама.
– Да я и так уж на цыпочках иду, – шипел папа.
В день своего шестнадцатилетия я проснулась как можно раньше, потому что знала, что родители как обычно заявятся ко мне в комнату, чтобы спрятать подарок.
Я смотрела на них и улыбалась.
– Мам, пап?
Они испуганно обернулись, будто я их застала за каким-то преступным действом.
– С днем рождения, Глория! – сказал папа.
– Вот черт, весь сюрприз насмарку!
– Я же говорил, что нужно было ночью прятать подарок.
– Вы каждый год прячете его под комодом, – смеялась я.
– Так сюрприз и заключается в том, чтобы ты думала, что мы в этот раз будем непредсказуемыми, но не тут-то было, – папа всегда умел перевести любую ситуацию в шутку. За это я его и любила.
– С шестнадцатилетием, дорогая, – мама подошла ко мне, держа в руках огромную коробку с бантиком на боку.
Осознав, что там внутри, я была приятно шокирована.
– Музыкальный центр?!
– Да, о котором ты мне все уши прожужжала.
– Господи, я вас обожаю!
– Кажется, теперь в нашем доме навсегда поселится шум.
Ох, как же ты был прав, папа! Только шумно будет отнюдь не из-за музыки.
Год назад у меня была идеальная семья. По крайней мере, мне так казалось. Папа еще ночевал дома и лишь изредка задерживался на работе, а мама еще не была измождена бракоразводным процессом. Но только снова прокручивая все это в голове, до меня, наконец, дошло, как много моментов я не замечала. Наша «идеальная» семья уже тогда рушилась.
Помню, как мы сидели с мамой на кухне, а из ванной доносился голос папы, он с кем-то разговаривал по телефону.
– С кем это папа так долго говорит?
– Понятия не имею, – спокойно ответила мама. – Дэвид в последнее время стал таким скрытным… Может, у него появилась любовница?
– Мам, что ты такое говоришь?
– Шучу, шучу.
Внезапно нам позвонили в дверь
– Бабушка! – радостно крикнула я и побежала к двери.
Но мои ожидания были напрасными – на пороге я увидела курьера.
– Глория Макфин?
– Да…
– Вам посылка от Корнелии Мальбресс.
– А, спасибо.
До того как я поставила себя на счетчик, мы с бабушкой очень редко виделись. Она вечно была в разъездах, мне удавалось ее увидеть только на Рождество, да и то на пару часов, потому что потом она обязательно спешила в аэропорт. Рождественские каникулы бабушка всегда проводила в Италии.
– Ну что, она опять прислала тебе праздничного курьера? – язвительно спросила мама.
– Бабушка просто очень занята.
– Да, так занята, что даже не может приехать на день рождение единственной внучки. Ну, давай показывай, что она тебе подарила.
Я быстро избавилась от подарочной упаковки.
– Кашемировый свитер!
– О, очередная ненужная вещь, – недовольно промямлила мама.
– Перестань, он такой мягкий!
– Ладно. Так, нужно успеть до ужина испечь торт.
И тут я внезапно вспомнила про Тезер и про вечеринку в ее доме с кучей гостей. Тезер всегда занималась организацией моих праздников, а мне было так гораздо спокойнее и выгоднее, потому что если вечеринку устраивает Тезер Виккери, то она обязательно пройдет на ура.
– Мам, меня вечером не будет дома.
– Почему?
– Тезер устраивает вечеринку в честь меня…
– Глория, а почему ты раньше мне об этом не сообщила?
Помню, как я растерялась и начала виновато бормотать себе под нос.
– Я не могла решиться.
– Ну что ж, хорошо, тогда у нас сегодня будет просто праздничный обед без торта.
Мама отвернулась к плите, а я почувствовала себя самым неблагодарным существом на планете.
– Ты обиделась?
– Нет, что ты… Я прекрасно понимаю, что сейчас у тебя в приоритете друзья, тусовки, так что… Удачно тебе повеселиться.
Я никогда не ценила маминого внимания ко мне. Я всегда убегала, находила тысячу причин, чтобы лишний раз не поговорить с ней. Я только сейчас понимаю, как сильно она любила меня и как тяжело ей жилось в нашем доме. Она чувствовала себя одинокой среди родных людей. А это, пожалуй, самое страшное в жизни.
Вечером я все же отправилась на вечеринку. До сих пор помню то огромное количество людей, большинство из которых я даже не знала. Это были богатенькие знакомые Тез, она любила их приглашать, потому что обычно они приходят со своим алкоголем и дарят дорогие подарки. Но мне не было дела до этих крутых, «золотых», детей, а также до их подарков. В толпе я искала лишь одного человека. Мэтта. Я обошла весь дом, мне пришлось обнять по меньшей мере около сорока человек и выслушать кучу поздравлений, хотя на самом деле я лишь делала вид, что слушаю их, я продолжала искать его. Но затем, накрутив еще несколько кругов по дому, я с горечью осознала, что его здесь нет. Да уж, как же я была раздосадована!
– Ты уже открыла мой подарок? – спросила меня Тез.
Хотела бы я тогда сказать, что главным подарком для меня был бы ее парень, но…
– Еще нет.
– Открой немедленно.
Я привыкла беспрекословно выполнять указания Тезер. Под шуршащей упаковкой скрывалось то самое изумрудно-черное платье, в котором я через несколько месяцев пойду с Мэттом на свидание.
– Оно потрясающее! Спасибо, Тез.
Мы крепко обнялись, а в следующий момент я готова была раствориться от охватившего меня счастья: я увидела Мэтта.
– Привет, Глория, с днем рождения, – протараторил он.
– Привет…
И только я собралась поблагодарить его, как тут же меня перебила Тез:
– Милый, почему ты опоздал?
– Да тренер с ума сошел, отпустил нас на полчаса позже.
– Да уж, вот кретин!
– Глория, ты извини, я твой подарок дома забыл, – сказал Мэтт, обвивая талию Тезер.
– Да ничего страшного! Главное, что ты пришел…
– Там ничего особенного, но тебе все равно понравится, ведь его выбирала Тез.
И в этот момент он ее поцеловал. А я стояла напротив них с идиотской улыбкой и с разбившимся на сотни осколков сердцем.
Как же я была рада оказаться дома!
Именно в тот день я впервые задумалась о суициде. Я стояла, оперевшись о дверь, слушала тишину и плакала. Потому что тогда мою хрупкую девичью душу волновала лишь эта гнетущая, пожирающая меня изнутри невзаимная любовь. Я чувствовала себя абсолютно разбитой и ни на что не способной.
Я прошла на кухню, меня привлек сладкий, аппетитный аромат. В центре стола стоял огромный торт. И тогда я начала плакать еще больше, потому что понимала: мама, несмотря ни на что, решила меня порадовать, и это самый ценный для меня подарок.
Я поднялась по лестнице, зашла в спальню родителей и застала маму в одиночестве.
– Уже вернулась?
– Да…
Я подошла к ней, села на кровать и взяла ее за руку.
– А где папа?
– Он позвонил, сказал, что будет поздно. Не знаю, что там у него на этой работе, но, видно, что-то серьезное.
Я взглянула на часы, что стояли на тумбочке у кровати. Было около двух часов ночи. В моей душе уже тогда зародилось сомнение в искренности его слов, но я все равно даже и подумать не могла, что папа способен на такое отвратительное предательство.
– Спасибо за торт.
– Ох, если бы ты знала, сколько я с ним мучилась! Надеюсь, он получился вкусным.
– Пойдем проверим? – улыбнулась я.
Наверное, это была одна из самых спокойных ночей в моей жизни. Мы сидели с мамой на кухне, уплетали торт, о чем-то разговаривали и смеялись. Много смеялись. Будто предчувствовали, что скоро жизнь нашей семьи кардинально изменится.
Скоро в этих стенах поселятся боль, отчаяние, ненависть и жуткое желание умереть.

* * *

Логан притащил кучу еды в номер.
– Ешь побольше, ехать еще прилично, поэтому будем реже останавливаться.
Я нехотя взяла первый попавшийся пончик с застывшей сгущенкой.
– Я выбрала имя.
– Ну?
– Арес.
– Как? Айрис?
– А-рес. Арес.
– Странное имя. Лучше бы ты выбрала Николь.
Я тяжело вздохнула.
– Ты чего?
– У меня сегодня день рождения.
– Да ну? И сколько тебе стукнуло?
– Семнадцать.
– Что ж, поздравляю! Тогда моя новость будет как раз кстати. Сегодня мы заедем в тюрьму к твоим друзьям.
В этот момент я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание, словно кто-то наполнил воздух каким-то отравляющим веществом.
– Что?.. Логан, ты серьезно?
– Серьезно. Считай, что это подарок.

* * *

Мы ехали уже почти полчаса, а я до сих пор находилась в невесомости. Я не слышала звука машины, не чувствовала скорости, не различала пейзажей. Я была полностью поглощена мыслью о предстоящей встрече.
Господи, я не верила… Я просто не верила. Я пребывала в таком абсолютном восторге, что порой казалось, будто все это происходило не наяву. Это все нереально…
– Чего молчишь?
– Я… не могу собраться с мыслями. Я правда их увижу?
– Да, только не всех, разумеется. С кем именно хочешь встретиться сегодня?
– Со Стивом, – не задумываясь, ответила я.
– Значит, увидишься со Стивом.
Я расплылась в улыбке.
– Логан, если бы ты знал, какая я счастливая!
– О, да. Едешь в тюрьму на свидание с заключенным. Вот это, я понимаю, счастье.
– Нам долго еще ехать?
– Думаю, часов шесть.
Шесть часов. Всего шесть часов, и я увижу его.
Я так долго ждала этой встречи. Так часто представляла себе, какой она будет. Возможно, я буду пару минут молчать и просто смотреть на него. Я не смогу его обнять и даже прикоснуться, так как это не регламентировано, поэтому я буду просто смотреть на него. Смотреть и представлять, что крепко-крепко обвиваю его руками, чувствую его тепло, его запах. Смотреть и наслаждаться каждым миллиметром его образа. А потом я скажу, что люблю его. Слишком мало будет времени на всякие «привет», «как жизнь», я просто скажу самое главное: «Я люблю тебя». И не дай бог, я разрыдаюсь при нем. Нет. Я должна держаться мужественно, уверенно. Я хочу, чтобы он понял, что у меня все хорошо, беспокоиться за меня не нужно. Я справлюсь со всеми трудностями так же, как и он справится со своими.
Черт возьми! У меня уже были слезы на глазах, они так жгли, что невозможно сдержаться. Я едва контролировала себя. Мое тело было охвачено дрожью, кровь бешено пульсировала, а легкие с жадностью требовали кислорода.

* * *

Забавно осознавать, что я смогла пережить несколько дней разлуки, а в данный момент не могла потерпеть эти чертовы шесть часов. Они превратились в вечность.
Да тут еще и Логан решил притормозить у огромного кукурузного поля.
– Почему мы остановились, Логан? – не скрывая недовольства, спросила я.
– Я, конечно, понимаю, тебе не терпится увидеть своего музыканта, но моему мочевому пузырю тоже не терпится.
Я выдохнула.
– Извини.
Логан покинул автомобиль и скрылся в зарослях кукурузы.
Я смотрела на свой браслет S, поднесла его к губам и тихо прошептала:
– Моя «смерть» не была напрасной. Я скоро увижу тебя, Стив. Я… скоро увижу тебя.
Я посмотрела в окно, затем-то от скуки и нетерпения стала копаться в бардачке, но у Логана там не было ничего интересного: только права и сигареты.
Ожидание меня начинало постепенно раздражать, я ерзала в кресле, вновь смотрела в окно, и тут… Я услышала крик.
У меня мгновенно перехватило дыхание. Я испуганно посмотрела в сторону зарослей и долго не соображала, что мне делать.
Затем я решила вылезти из салона. Обернулась – вокруг никого. Даже трасса пуста, ни одной машины. Ветер колыхал стебли кукурузы, и казалось, что там, в глубине, затаилось нечто ужасное.
– Логан?
В ответ только шелест.
Я подошла ближе к зарослям, разгребла шершавые стебли руками и интуитивно пошла вперед.
А страшно было так, что я пропустила вдох.
Я продвинулась еще дальше, оказалась со всех сторон замурованной массивными, длинными стеблями, что так и норовили воткнуться мне в глаз. Пройдя еще несколько метров, я остолбенела от ужаса. Я увидела Логана. Он, зажмурившись, лежал на земле, крепко прижимая руки к животу.
– Логан, что случилось?!
Я бросилась к нему.
– Беги, Глория, – с трудом выговорил он.
– Кто это сделал?
– Беги…
– Нет… Нет. Так, давай вставай.
Я пыталась помочь ему подняться, но боль настолько завладела его телом, что он не мог пошевелиться.
– Пожалуйста, Логан, вставай!
С трудом он поднялся, я перекинула его руку через свою шею, и мизерными шагами мы начали двигаться в сторону дороги. Стебли резали наши руки, лица, но мы не останавливались. Я не знала, почему я до сих пор не потеряла самообладание. Я не понимала, что происходит и почему это происходит.
Вдох – сердце тревожно билось, а его удары болезненно отражались в висках. Вдох – ноги подкосились, казалось, что тело Логана с каждой секундой становится все тяжелее и тяжелее. Вдох – руки на автомате раздвигали стебли. Вдох – я увидела свет, и мы наконец-то выбрались из этой западни.
Вдох – я увидела перед собой шесть человек, облаченных в черные массивные куртки. Я пыталась разглядеть лица незнакомцев, но тьма, создаваемая огромными капюшонами, накинутыми на головы, скрывала их. Я растерянно смотрела на них, как загнанная собака.
Не успев и слова сказать, я услышала, как кто-то подходит ко мне сзади, и далее последовал удар.
Вдох – я упала, немигающим взглядом продолжая смотреть на этих шестерых, а затем я погрузилась во тьму.

2

Боль пробудилась раньше меня. Она заставила меня очнуться, покинуть тихое, темное пространство, в котором я неизвестно сколько времени находилась. Я открыла глаза и несколько мгновений не могла понять, что меня беспокоит, откуда исходят импульсы боли. Я лежала на животе, руки по разные стороны ладонями вниз, словно я пыталась за что-то зацепиться. Подняла голову и почувствовала, как волна боли ударила в темя с такой силой, что я непроизвольно издала стон. Потянулась рукой к голове, кончиками пальцев решилась дотронуться до макушки, которая по моим ощущениям являлась эпицентром боли, и нащупала что-то мягкое и жутко болезненное.
Я осмотрелась. Кто-то притащил меня в длинную, узкую комнату, от пола до потолка отделанную белым кафелем, в котором отражался раздражающе белый свет от мигающей дневной лампы. Это помещение напоминало одну из больничных палат, где так же холодно и невыносимо страшно.
Единственное, что нарушало кипенно-белый цвет комнаты, – это огромная перевернутая буква А, нанесенная черной краской на противоположную стену. В нескольких метрах от меня находился унитаз, а стену напротив дополняла массивная железная дверь. Увидев ее, я начала медленно подниматься. Координация еще страдала, поэтому я осторожно, без резких движений, опираясь о стену, поднялась и пошла вперед к двери. Слабость взяла надо мной верх, в глазах потемнело, а в ушах такой сильный шум, что из-за него было еще труднее сосредоточиться и совершать хоть какие-действия. Превозмогая ломоту и головокружение, я, наконец, добралась до двери. Ручки не было, я схватилась пальцами за мизерный промежуток, образованный между дверью и стеной, всеми силами пыталась открыть ее, но ничего не вышло. Закрыто намертво.
Я медленно повернулась спиной к двери, оперлась на нее и почувствовала, как к горлу подкатывает истерика, она сжала его и потрясывала все мое нутро. А затем мое внимание привлекла маленькая черная точка, находящаяся наверху, в противоположном углу. Мой зрительный анализатор был еще слабоват, по всей видимости, все структуры мозга находились в критическом состоянии из-за удара, но я все равно пыталась разглядеть эту точку. И спустя несколько минут я поняла, что эта самая точка является камерой.
Кто-то наблюдал за мной.
Эта мысль пронзила меня с головы до ног, и истерика, бурно зарождавшаяся во мне несколько минут назад, набрала сейчас обороты. Я смеялась. Да так громко, что казалось, еще немного и от моего смеха треснет кафель. Я, шатаясь, шла вперед, мой оглушительный смех порождал во мне очередные приступы боли, я их чувствовала, но они уже имели для меня второстепенное значение. В данный момент я была зациклена только на одной мысли: я нахожусь в заточении и тот, кто похитил меня, сейчас с удовольствием наблюдает за мной, разглядывает меня, как чертову амебу под микроскопом.
Я прислонилась лбом к холодной стене, быстро дышала. Между моими дрожащими губами и гладкой поверхностью кафеля образовался мокрый след от моего дыхания. Сколько же мучительных вопросов лезло в мою голову, они разрывали мой мозг на куски. А попытки найти ответ хотя бы на один из них сжирали последние остатки надежды, которая в самом деле умирает последней.
Сердце издало громкий и тревожный удар, когда я услышала железный скрип открывающейся двери. Я оторвала голову от стены, повернулась и увидела перед собой мужчину. У него были черные волосы, свисающие до границ нижней челюсти, густая черная борода, что распространялась даже на его острые скулы. Он был одет в черный костюм, в тон своим глазам, которые пристально смотрели на меня.
– Здравствуй, Глория.
Я остолбенела. Напрочь забыла о кошмарном головокружении, о голове, что беспрерывно ныла. Я только смотрела на него и окончательно осознавала то, что моей жизни наступил конец.
Он подошел ко мне, а я рефлекторно, словно от опасного зверя, пыталась отстраниться, но ноги перестали слушаться, я потеряла равновесие, и в следующие секунды я могла бы оказаться вновь лежащей на кафельном полу, но этого не произошло – мужчина вовремя схватил меня за руку.
– Осторожно. Мы немного перестарались. Наградили тебя небольшой, но дико кровоточащей раной. Я ее зашил, так что все будет нормально. Ты потеряла много крови, но твой костный мозг уже включился в работу, скоро силы вернутся к тебе.
Я смотрела на него, едва дыша, и нашла крохотные частички уверенности, чтобы задать один из волнующих меня вопросов.
– Кто вы? – тихо спросила я.
Наблюдатель сел на пол и потянул меня за собой.
– Видишь ли, Глория, так получилось, что теперь мы с тобой связаны одной цепью. Я этого не хотел, ты – тем более, но таковы обстоятельства. Мне нужно серьезно с тобой поговорить, но не сейчас. Ты пока слаба и не сможешь понять то, что я хочу донести до тебя. Так что ты должна немного прийти в себя, оправиться от волнения, успокоиться. Согласен, условия здесь так себе, но я ничего не могу поделать.
Что за бессмысленные слова льются из его уст? Я ничего не понимала, будто этот загадочный человек в черном говорил со мной на другом языке. Он чувствовал свое превосходство, кормил меня бестолковыми фразочками, из-за которых еще больше возникало вопросов. Все это воспламенило во мне бесконтрольную ярость.
– Кто вы такой и почему я здесь?!
Взглянув в его глаза после того, как в комнате раздался мой истеричный крик, я поняла, что зря это сделала. Его лицо стало таким мрачным и суровым, что мне стало страшно сделать даже вдох.
– Глория, не нужно так кричать. Если ты это повторишь, то я снова тебя ударю, но на сей раз ты уже не очнешься.
Я много раз слышала угрозы в свой адрес, и столько же раз они порождали во мне еще больше ярости и желания заткнуть ублюдков, из уст которых они вырывались. Но тогда я онемела от страха. Хотя этот человек даже не повысил тон, а абсолютно спокойно произнес эти слова. Кажется, ему под силу безмолвно заставить человека дрожать и молить о пощаде. И я совершенно точно могу сказать, что от его взгляда сердце сжималось сильнее, чем от дула пистолета, приставленного к виску.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • magistrant о книге: Валери Оберто - Кто говорил, что принцессы слабые?
    Можно не читать

  • Chernichka о книге: Кира Измайлова - Городская магия
    Как же легко читалось . Это потому что эта книга именно для отдыха. Легкая, ненавязчивая, без особых заморочек - все как я люблю . Если конечно копнуть, то на ум приходят одни минусы, Но я прочла её за пол дня. Мне просто необходима была такая книга (разгрузочная) после Петра Первого)
    Ну, а теперь перейдем к копанию.
    Честно, очень не продуманная книга. У меня возникали вопросы практически ко всему: к системе образования, к миру, к героям. Все было так поверхностно и безэмоционально. Да, герои, согласно сценарию, и были не особо эмоциональными, но я имею ввиду именно повествование - какое-то сухое. Не было у меня порыва переживать за героев и проживать моменты вместе с ними. Да и героев здесь всего двое, и все крутится вокруг них (поверхностно, но крутится).
    Основная линия здесь детективная. Она получилась вполне логичной и объяснимой, но настолько понятной и легкой, что ты заранее все понимаешь.
    Далее поговорим про фантастическую часть. Что сказать...очень поверхностное описание магии, как она развивается, как ей обучаются, где она применяется. Я так и не поняла, зачем "шестой этаж", зачем вообще нужен Государственный магический университет. Особенно, если учесть каких там кадров готовят . Процесс обучения - это вообще отдельный разговор. Общее образование дрянь, а по спец.программе, как по мне, так и не особо отличалось. С первого урока начинают учить заклинание на магическом языке с применением спец.жестов, не владея ни этим языком, ни жестами. И у всех получилось...Каааак?! Только я приготовилась к учебному процессу, как прошло пол года. Зато, написанию диплома уделили целую часть. Что включала в себя магия и для чего она нужна я тоже не поняла. Ну кроме дематериализации предмета и иллюзий книге особо похвастаться нечем). Автор пытался впихнуть какой-то непонятный эксперимент, но он не удался ни в книге ни у автора.
    Сказать, что акцент на любовной линии я не могу. И вот, как раз, мне понравилось как автор показал отношение героев. А если быть точнее, то их отсутствие (ну почти). Не было тут увиделись-влюбились, жить без него/её не могу и т.п. Короче, без соплей.
    Героиню автор попытался сделать серой мышкой, но что-то пошло не так. Она у нас умница, потом оказалась еще и красавицей. И зачеты она сдает все на "отлично" без особой подготовки, и языки учит на раз-два. А её вечное "захотелось" это вообще что?! Залезть в закрытую часть библиотеки, сделав для этого кучу не красивых вещей (опоила подругу,украла ключ и т.д.) и даже не задуматься о последствиях?! Меня это все напрягало. Герой вообще для меня остался серым пятном.
    Несмотря на все это, книга читалась легко. Не самый плохой вариант, чтобы скоротать вечер.

  • elent о книге: Екатерина Владимировна Флат - Аукцион невест
    Прочла с удовольствием. Да, не без огрехов, но все же весьма достойное произведение. Написано легко, с юмором. ГГ не супергерла, пинком открывающая звездные врата, силой магии размазывающая всех архимагов и взмахом ресниц превращающая всех окрестных мужиков в своих рабов.
    ГГ в этом плане, конечно, подкачал, ибо по сравнению с ним даже крутые яйца покажутся всмятку. Прямо таки некоронованный император.
    Но все равно приятное чтение.

  • Бельчёнок о книге: Инга Ветреная - Лекарки тоже воюют
    Подошла по мне?))) ясно, понятно. Мимо....

  • Twins6 о книге: Selena Luna - Змея, что пьет гранатовую кровь
    Интересная книга, герои мало симпатичны, но от этого не менее увлекательна их история. Манера изложения необычна, почти поэзия в образах.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.