Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45579
Книг: 113310
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Вернуться или вернуть?-2»

    
размер шрифта:AAA

Дмитрий Соловей
Вернуться или вернуть?-2

Глава 1

За «химиками» приехала Вера Степановна. Снова было построение, моя торжественная речь и вручение свидетельств. В школе осталось девятнадцать учеников. Все не старше четырнадцати лет. Я не набирал новых мальчишек летом и следующий год тоже собирался пропустить. Слишком много событий случится в 1894 году. Не только плохих, но и приятных. Но времени, чтобы заниматься с новичками, будет мало. Лучше уделить больше внимания тем, кто остался в школе.
В марте в Екатеринодар приедет дрессировщик Дуров со своим цирком. Думаю не просто сводить мальчишек на представление, а сделать большой постановочный фильм с участием дрессированных зверей. Чернова я уже озадачил найти нам литератора, который мог бы писать сценарии. Киноиндустрия развивается, а мы все «на коленке» сочиняем сюжеты.
Я пользовался сюжетами и знаниями из будущего, но не являлся профессионалом. Первый наш большой фильм был примитивным детективом. Все же показать в немом фильме подобный сюжет довольно сложно. Фильм был о том, как русские инженеры придумали проект машины (трактор или что-то похожее), а иностранцы украли чертежи. В результате полицейские сыщики с энтузиастом городовым и его собакой (куда же мы без Заряна?) отыскали и вернули документы.
Чернову и его подопечным идея фильма очень нравилась. И застопорились они ровно потому, что закончилась пленка. Несколько десятков метров киногруппа запорола сама, когда снимали в плохо освещенной мастерской нашей школы. Позже у Веры случился аврал. А тут еще пришлось отправлять копии фильмов Искандеру. В результате не осталось материалов для собственной работы. Но через месяц они обещали продолжить съемки фильма. Пока же переключились на поиски сценариста.
Я тоже обзавелся новым сотрудником. Умница Екатерина Михайловна Губкина нашла мне наконец то, что нужно. В смысле, новую содержанку. Варваре было всего семнадцать. Полгода как полная сирота. Подрабатывала гувернанткой. Девочка, по словам госпожи Губкиной, приличная, из мещан, получила неплохое домашнее образование. Жаль, её папенька спустил всё состояние в карты и застрелился. Мать Варвары умерла еще несколько лет назад. Как уж госпожа Губкина отыскала это сокровище, я не понял.
Правда с Варварой «в комплекте» шла её компаньонка Софья Ильинична. Дама в возрасте и с очень хорошими манерами.
— Пока ты в разъездах, она Вареньку и развлечет, и присмотрит, — пояснила мне наличие компаньонки Екатерина Михайловна.
В обязанности компаньонки входило обучение Варвары тому, что она не успела получить раньше. Сама девушка мне приглянулась. Русая коса толщиной в руку, милый румянец, тонкая, затянутая в корсет талия, трепетные ресницы. Я решил, что это будет «славная охота».
Дам я не только поселил на третьем этаже доходного дома, но и сразу назначил секретаршами, вручив им мешок с письмами от читателей журнала. Показал, что хочу видеть в результате. Среди общей шелухи могут попасться толковые письма. Пример тому мое знакомство со Склифосовским. Потому я просил прочитать все письма и прикрепить к каждому краткую записку: имя, суть вопроса, чего хочет и нужно ли отвечать.
Первый опыт получился не совсем удачным. Варя расписывала, чего желает господин, написавший письмо, чуть ли не длиннее самого послания. Софья Ильинична тоже не могла четко сформулировать содержимое корреспонденции. Мне пришлось потратить день, чтобы их научить краткому изложению материала. Как раз разобрал все письма. Дамам поставил новую задачу: ежедневно покупать все газеты, делать вырезки о значимых событиях, рекламе, кто чем торгует и так далее. Собирать вырезки в папки, по итогам месяца делать выписку-справку о том, что в городе произошло, кто чего продал, чьи именины или поминки случились.
Это задание было едва ли не важнее первого. Долгие отсутствия выбивали меня из жизни Екатеринодара. А раз уж я уже «вхож в общество», то руку нужно держать на пульсе.
Разобравшись с этими заданиями, я спокойно вернулся к школьным урокам, но буквально через день Софья Ильинична срочно отправила за мной посыльного. Я перепугался, примчался сломя голову, переживая за своих подопечных. Оказалось, это городской голова прислал приглашение на обед. И стоило срывать меня с занятий? Дамы дружно испытали шок от значимости моей персоны. Теперь не только Варенька, но и Софья Ильинична робела, когда я ей задавал вопросы.
Екатерина Михайловна судьбой Вареньки интересовалась в каждую нашу встречу. Отчитывался перед ней как пацан. Заверил, что пока вижу в девице работника, которому плачу пять рублей в месяц и предоставляю жильё. Со своими обязанностями девушка справляется. Хотя хорошо готовить ни она, ни компаньонка не умеют.
— Это ты у меня в ресторане разбаловался, — усмехнулась Екатерина Михайловна.
Насчет этого я спорить не стал. Я за одни консервированные персики готов был исполнить любое желание госпожи Губкиной.
Вот так, в очередной раз поглощая десерт с консервированными фруктами, я и задумался на тему того, что упускаю не только прибыль, но радость для желудка. Кто мне мешает свой консервный завод устроить по примеру Екатерины Михайловны? Пусть фруктовые деревья на хуторе только-только начали плодоносить, но можно же и по станицам проехаться и закупить, как это делает Губкина.
И почему только фрукты? Мяса хочу! Как раз думал, что Архип у себя ни колбас, ни окороков закоптить не может по причине того, что с дровами напряженка. Зато в Екатеринодаре это можно все устроить наилучшим образом. Сырокопченую колбасу я и Сереге в качестве подарка отправить смогу.
Только у меня в голове сформировался этот бизнес-план, как появился на горизонте исполнитель. Яков Олегович Лукашин нарисовался. Купец долго мычал нечто невразумительное. Потел, вздыхал, но, в конце концов, «родил». Очень он себя ругал за то, что не поддался на мои уговоры в свое время, не принял долевое участие в нефтяном бизнесе. Еще и сынка забрал от меня в помощники. А Казимировский и Аносовский отпрыски остались у меня и вон как высоко поднялись! Родителям пишут из Петербурга о своих успехах.
Пустив скупую мужскую слезу, Яков Олегович поинтересовался, не мог бы я Маркела куда пристроить. Ведь учил, занимался с мальцом. То, что тот малец уже на голову меня выше, я скромно промолчал. Хмурил брови, изображал умственную деятельность, но согласился подумать, куда пристроить своего бывшего ученика с выгодой для себя и купца Лукашина. Меня вообще на ностальгическое настроение пробило. Угостил купца наливочкой от госпожи Губкиной, припомнил те времена, когда папенька мой покойный у Якова Олеговича подмокшую бумагу покупал. Цена той бумаги была всего рубль, а тогда мне это казалось очень выгодной сделкой. В целом, посидели душевно.
Маркел прибежал в школу уже на следующее утро. Такую расторопность я не мог не оценить. Быстро и четко рассказал ему, что хочу видеть. Показал в окно на пустырь, который числится моим владением, где по задумкам будут находиться консервный завод и колбасный цех. Схему коптильни я тоже парню предоставил. Консервный завод — это пока в перспективе. А сейчас вполне реально устроить холодную коптильню. Поварихи мои не сильно перегружены работой. Учеников меньше половины осталось. Так что школьную кухню вполне можно использовать в качестве мясного цеха.
— Мне нужна не просто копченая колбаса, а изумительного вкуса, — доводил я информацию до нового работника. — Так что записываешь рецептуру по каждой партии, как я вас учил на лабораторных по химии. Затем отберем лучшую.
Парень кивнул и заверил, что сделает все в лучшем виде. А себестоимость мы с ним позже просчитаем. Пока в приоритете вкусовые качества и рецептура. Первую партию пошлю Сереге с Артёмом. Близнецы повезут в столицу стрептоцид, заодно и посылочку с колбаской забросят. Отправлять лекарство с простыми охранниками я не хотел. Заряну, конечно, доверял, но его подчиненные для меня люди новые. Вот узнаю поближе, познакомлюсь, тогда и доверия будет больше. Хотя Артём писал, что Михаил на заводе шороха навел. И, блин, собак просят! Какой казак без собаки?
Подумав немного, я сделал «ход конем». Зарян одно время горевал, что не выпросил себе щенка кавказца. А у Василия Семеновича, городского головы, сучка как раз недавно ощенилась. О противотуберкулезном лекарстве Климов мне уже неоднократно намекал. Пришлось отговариваться тем, что разрешение в Петербурге пока не получено. Кажется, я знаю, как получить щенков. Если Василию Семеновичу так нужно лекарство, то обменяю его на собак. То-то Заряну радость будет.
Зарян мой «подвиг» касательно приобретения пары разнополых щенков оценил, но отправлять их в Петербург категорически отказался. Мол, для тамошних дел и московской сторожевой вполне достаточно. Только оказии передать щенков не было. Братья Деевы к тому времени уже вернулись к своей любимой «мамочке». И никого другого отправлять в Петербург причин не было.
Не то чтобы я заскучал, но какая-то «темная сторона» моей натуры заставила напомнить Ваське о том, что у него одна нужная привилегия имеется. У меня угол третьего этажа секретного склада запчастями завален. Пора радио не только изобретать, но и вводить в повседневную жизнь.
Васькину лекцию про различную длину волн и прибор, который может это зафиксировать, ученики прослушали как обычный урок. Хорошо им. Не знают еще, что это великое открытие, не завидуют, не кричат на весь мир об изобретении.
Не могу сказать, по какой причине я к господину Попову, тому, что в моей реальности числился изобретателем радио, не испытывал симпатии. Потому украл его приемник без зазрения совести. Повторили мы еще несуществующее изобретение Попова полностью. Была у нас и стеклянная трубка с металлическими опилками — когерер, и антенна, и заземление. Всё «по науке» сделали.
Вот это получилась отличная забава! Что там ученики, даже взрослые: Клим, Болот, все преподаватели увлеклись этим примитивным прибором. Румянцевы временно оставили свой фармацевтический цех и, сидя у Васьки в доме на чердаке, передавали сигналы ученикам в школу. Забив на немецкий и английский языки, вся школа дружно учила азбуку Морзе.
Я, конечно, бдил и не давал своим воспитанникам совсем позабыть об уроках. Попутно проверял аптеку, магазин и колбасное производство Маркела. В очередной мой визит к нежной Вареньке (я даже цветочки раздобыл!) девушка протянула мне письмо, показавшееся ей не совсем обычным. Слова-маркеры я требовал сразу отчеркивать красным карандашом в тексте, а уже потом писать записку-рецензию.
Привычно просмотрел само письмо. Рецензиям своих секретарш я не слишком доверял. Письмо начиналось стандартно: «Ваше благородие». Далее шли причины, почему мне отправили послание. Варвара обвела карандашом цифру, которую просил переслать в денежном эквиваленте данный проситель. Сто рублей. Однако! Выделенные Варварой слова мне ничего не пояснили. На какой «прожект» запрашивалась такая сумма, тоже было непонятно. И только последняя фраза, что отправитель письма некий Иван Владимирович Мичурин, заставила меня встрепенуться.
Теперь я уже сам внимательно перечитал письмо. Иван Владимирович скупо поведал о своих проблемах, отметил мои статьи о селекции в журналах. Видимо, нужда заставила Мичурина попросить о денежной помощи. Дочитав письмо, я рванул в дом на Медведовской добывать из файлов информацию о Мичурине. К концу дня уже примерно представлял себе ситуацию, ставшую причиной этого послания. Иван Владимирович планировал продать саженцы, но часть его насаждений погибла из-за засухи прошлых годов. Остались долги и невыполненные обязательства.
Файлы по любым деятелям науки и культуры этого времени собирала Вера Степановна. Ни я, ни Артём с Серегой в них не заглядывали. Слишком много информации. Потому для меня прочитанная информация явилась большим сюрпризом. Мы же все помним выдающегося советского селекционера. Он же вывел столько сортов плодовых растений! Вот только сухая статистика цифр свидетельствовала, что его заслуги сильно преувеличены.
Конечно, новые сорта выводились, но позже они стали вырождаться. К примеру, сорт груш «Бере Зимняя Мичурина» выродился так, что стал давать плоды, совершенно негодные в пищу. Применяемый Мичуриным метод прививок, отводы и черенки часто приводили к тому, что первоначальный сорт начинал доминировать. В ситуации с сортом «Бере Зимняя Мичурина» у плодов спустя годы вылезли терпкие вкусовые качества уссурийской дикой груши.
Дальше я обнаружил ещё больше странностей. Оказывается, не было проведено каких-либо серьезных исследований по всем сортам растений, выведенным Мичуриным. Никакого анализа и примеров успешной адаптации к природным условиям по прошествии полувека. Даже в самих трудах Мичурина не было полного перечня и точных данных, какие именно сорта и каким образом получены.
Больше всего популяризация сортов мичуринских яблонь и груш напоминала пропаганду о «самых лучших, самых передовых и прогрессивных советских ученых». И как всегда это случалось во времена социалистических пятилеток, не обошлось без «перегибов». В Молдавии вырубили прекрасно плодоносящие сады яблонь Бельфлёр и посадили мичуринскую Бельфлёр-Китайку, у которой и урожайность, и вкусовые качества были гораздо хуже.
Подобных примеров я обнаружил много. Также в файле была информация о том, что все современные якобы мичуринские сорта к самому селекционеру не имеют никакого отношения. В двадцать первом веке отыскать и подтвердить принадлежность того или иного сорта к разработкам Иван Владимирович Мичурина оказалось непросто.
Конечно, метод селекции Мичурина был более массовый, более быстрый, но не самый результативный. Понадобилось не одно десятилетие, чтобы увидеть очевидное — на дичках привитые сорта вырождаются.
Мне снова вспомнилась бабушка, у которой во дворе росла огромная яблоня высотой метров десять-двенадцать. Отчего-то эту яблоню всегда называли дичкой. В моем представлении дички — это мелкие и невкусные яблоки. Бабушкина яблоня давала плоды размером с кулак взрослого мужчины. Спустя годы я разобрался, почему было такое название: та яблоня выросла из семечка.
Оказывается, если взять семечки и посадить (соблюдая довольно непростую технологию проращивания), то вырастут деревца совершенно разных уникальных сортов от одной и той же яблони. Могут получиться и те самые предки-дички или яблоки, напоминающие изначальный сорт.
Вот только дождаться результата и попробовать плоды требуется много времени. Лет десять в среднем. Отличительной особенностью таких деревьев является их размер. Яблони получаются высокие с раскидистой кроной. Есть еще одно уникальное свойство «дичек». Если такую яблоню вырастить из семечка, допустим, не на Кубани, откуда сам плод, а в Подмосковье, то новый сорт действительно будет адаптирован к природным условиях, где он вырос. В разумных пределах, конечно. Мичурин пошел по более быстрому и простому пути, используя прививки. Возможно, этот метод не так уж и плох, но при ряде других условий.
В общем, я сидел, читал и размышлял, что мне делать с селекционером. Если его энергию направить в нужное русло да простимулировать деньгами, то… а что то? В результате я ничего и не решил. Денег дам, конечно, и даже больше, чем запрашивал сам Мичурин. Могу ещё очередную статью в журнале написать. Якобы про опыт американцев. Кто проверит? Вдруг Иван Владимирович пойдет по другому пути селекционирования? Он же там еще опыление смесью пыльцы использовал.
Я отправил Мичурину двести рублей и пригласил в гости, пообещав уникальные семена. Неплохо было бы поселить грамотного агронома на хуторе. Мне тут Вера Степановна предложила виноград выращивать. Такие сорта, как «Изабелла» или похожий аналог этого времени, неплохо плодоносили на Кубани. Специалистов в разных областях нам требуется много и не стоит отталкивать того, кто сам проявил инициативу.
Незаметно подошло Рождество и с ним Новый год. В школе мы отметили праздник весело и масштабно. От Сереги, Артема и Веры Степановны пришли только письма. Друзья писали, как и что делают. Серега нахваливал выпускников школы. Впрочем, как и Вера Степановна.
Перед Рождеством я получил рекордное количество писем. Мои секретарши замучились их разбирать. Варенька так мило краснела, когда натыкалась на довольно откровенные предложения от женщин и незавуалированные намеки взять их в содержанки. А я еще специально подолгу разглядывал фото, если прилагались таковые к письму и рассуждал вслух о достоинствах той или иной кандидатки.
А после Нового года решил, что моё воздержание затянулось и пора поинтересоваться у Вари конкретно о перспективах. И только-только мы перешли от деловых отношений к любовным, как мне телеграфировал Серега: изобретателей изониазида просят прибыть в столицу.

Глава 2

Всю дорогу до Петербурга мы с близнецами гадали, кого высокопоставленного уже успели вылечить от туберкулеза. Скрывать, что Его Высочество Георгий Александрович болен, я не стал. Парни все равно скоро сами об этом узнают. Мы обсудили перспективы расширения предприятия по выпуску лекарства. Чернов от себя добавил предложение устроить на заводе не только лабораторию, но и цех по выпуску кинопленки.
Вся киногруппа тоже ехала с нами. Часть оборудования было отправлено ещё раньше. Но особо хрупкие аппараты мы везли с собой. Артём написал, что угробили два проектора. Но не наши киномеханики, а срочно обученный персонал для представления фильмов в Гатчинском дворце. Кино наконец дошло и до государя. Только с его демонстрацией вышла незадача. Какие-то чинуши потребовали обучить предоставленных ими людей. В результате загубили и сами фильмы, и аппараты. Чем там закончилось дело, я не знал. Надеялся услышать на месте. С Афанасием Петровичем насчет кинопленки я был полностью согласен. Копии наших фильмов можно делать на месте в Петербурге, освободив, таким образом, лабораторию при школе.
В самом Петербурге меня догнала телефонограмма из Екатеринодара. Умерла Павлина Конкордиевна. Так-то я морально уже был готов и даже Маруське оставил указания, но все равно взгрустнулось. Правда, хоровод дел меня сразу захватил и времени на сантименты не осталось. Артём подхватил Чернова с ребятами и близнецов, увел их в химическую лабораторию. Оборудование для проявки и сушки пленки уже смонтировали, но требовалось мнение специалистов. Попутно друг рассказал мне хохму, как срочно обученные киномеханики пытались каким-то образом снять фильм. На кинопроекторах! В результате загубили наши аппараты и четыре фильма. Позже Аркашка все же показал обещанное кино и до сих пор пребывал в состоянии шока оттого, что видел самого царя и его семью.
Расспросить Аркашку я планировал позже. Сначала у меня была назначена встреча с Романовским. Профессор подтвердил, что препарат справляется с туберкулезом, как нами и прогнозировалось. Больше ничего Дмитрий Леонидович добавить не мог. В его компетенцию входило лишь то, чтобы ввести меня в курс дела и отправить письма о нашем прибытии кому-то в «вышестоящие органы». Аудиенция была нам назначена в Институте усовершенствования врачей.
На всякий случай мы с близнецами приготовили плакаты, если потребуется озвучить на встрече этапы исследования. Потом все это оказалось невостребованным. Встреча предполагала беседу иного рода. Меня сразу напрягло то, что никто из медиков нас не сопровождал. Совершенно незнакомые чиновники провели нас в огромный кабинет и представили находившимся там господам. С братьями Деевыми мы встали посреди просторного зала. Присесть, естественно, нам не предложили.
«Вот это я высоко взлетел!» — подумалось мне, когда я услышал имена тех, кто находился в кабинете. Табель о рангах мы всей группой в поезде повторили, но все равно я невольно растерялся, когда меня представили Великому князю Сергею Александровичу. И теперь судорожно пытался вспомнить, какую должность занимает брат государя. Кажется, генерал-губернатор Москвы. Тогда что он делает в Петербурге? Додумать эту мысль я не успел, секретарь отвлёк своим сообщением, что второй сидящий за столом мужчина — министр финансов Сергей Юльевич Витте.
Практически сразу я понял, что «раздачи пряников» не будет. Не за этим нас пригласили, о чём, собственно, и сообщил сам Витте в своей речи. Бла-бла-бла «высочайшим соизволением», на благо российского народа и так далее. В общем, решено создать акционерное общество, где нам с братьями выделяется четверть акций от общего числа. Присутствующие на встрече секретари (или это были юристы?) услужливо распахнули папочки, подразумевая, что я сразу поставлю в документах свою подпись.
— Ваше Высочество, позвольте узнать состав соучредителей и распределение акций, — осмелился я задать вопрос.
Шедший ко мне секретарь затормозил и посмотрел как на недоумка. Великий князь кинул примерно такой же взгляд и, неохотно разлепив губы, ответил, что здесь присутствуют все соучредители предприятия по выпуску противотуберкулезного лекарства. Контрольный пакет брат государя берёт себе, а Сергей Юльевич довольствуется двадцатью четырьмя процентами.
— С глубочайшим уважением я вынужден сообщить, что меня не устраивает распределение акций, — возразил я. — Его Высочество Георгий Александрович тоже мог бы стать соучредителем.
— Как ты смеешь что-то требовать?! — сразу повысил голос Витте. — Ты представляешь, перед кем стоишь?! Одно моё слово, и тебя сгноят на каторге! Доля акций его не устроила!
— Ваше высокопревосходительство, я настаиваю на добавлении еще двух соучредителей. Госпожа Иванова, которая проводила первые исследования препарата, вправе получить пятнадцать процентов. Мы с господами Деевыми также рассчитываем иметь по пятнадцать.
— Молчать! — взревел Витте и поднялся из кресла. — Я тебя!
Куда меня отправят и что со мной сделают, господин министр финансов расписывал в течение нескольких минут. И только он убедился, что запугал всех и вся (близнецы так точно пребывали в полуобморочном состоянии), как я снова «полез в бутылку». Сообщив, что меня, конечно, можно и на каторгу сослать, только тогда на изобретение новых лекарств можно не рассчитывать.
— Вдруг еще не открытое лекарство спасет вам жизнь? — завершил я ответную речь.
Витте от моей наглости побагровел. Только Великий князь был абсолютно спокоен и явно чего-то ждал, с отрешенным лицом разглядывал свои манжеты. Министр финансов открыл рот, чтобы продолжить мое линчевание, но тут же откуда-то сбоку послышался раскатистый смех. Все присутствующие в кабинете дружно повернули головы в ту сторону. Я не сразу заметил, что из кабинета есть еще один выход. Дверь не была закрыта. Я не посмотрел в ту сторону раньше только потому, что драпировка проема была такой же, как и шторы на окнах. Оказывается, при нашей беседе присутствовал еще один слушатель, который не захотел демонстрировать себя сразу.
Вообще-то я уже сообразил, кому принадлежал этот басовитый смех и кто мог так запросто прервать Витте. Ладони мои моментально вспотели. Я и так-то держался на чистом упрямстве. Понимал, дерзить таким высокопоставленным господам очень опасно для здоровья и жизни. Но мне помогала уверенность в том, что нельзя им дать себя «сожрать». Если я сейчас проявлю слабость, дальше будет хуже. Никто не станет со мной считаться, выдоят насухо.
— Сергей Юльевич, как это он вас не испугался? — продолжая посмеиваться, пересек кабинет, чтобы расположиться в кресле, Александр III.
Витте и Великий князь сразу вскочили со своих мест. Секретари замерли статуями, а Андрей, стоявший ближе всех ко мне, заметно качнулся. Похоже, парню стало нехорошо от обилия сиятельных особ.
— А ведь господин Ситников прав, когда сказал, что, отправив его в Петропавловку, вы ничего не выгадаете. Меня только интересует вопрос, почему Георгию, а не мне долю?
— Извольте, — покладисто кивнул я. — Нашей фармакологической группе шестьдесят процентов и сорок распределяем равномерно между остальными соучредителями.
Хохотал государь так, что позвякивали висюльки на хрустальной люстре. Я так и не понял, чем развеселил государя и почему Александр III утирает слезы смеха.
— Позабавил, — хлопнул себя по колену царь. — Вы ведь еще кино делаете?
— Снимаем. Производство пленки планируем устроить еще и в Петербурге, — сообщил я в ответ и тут же продолжил: — Наша съемочная группа мечтает снять Ваше Императорское Величество, так сказать, для истории. Первый в мире монарх, которого запечатлеют для потомков. Естественно, со всей семьей, — спохватился я.
— Мне тут докладывали, что французы пытаются уже показывать это ваше кино, — сообщил не самую приятную новость Александр III.
Я почти перестал нервничать и повел более конструктивный разговор. Сообщил, что привилегия у нас имеется, но страны Европы найдут способ, как ее обойти. Потому мы можем рассчитывать только на то, что за нами не угонятся. Если и повторят, то не так быстро. Кратко описал, что хотел бы видеть в сценарии фильма. Пообещал государю, что это не займет много времени. Но желательно показать народу, как заботится государь о своих подданных. Пусть это будет подача прошений. Вначале кто-то из дворян. Тот же министр финансов подойдет, и далее по убывающей: промышленник, купец, крестьянин.
Александру III идея понравилась. Расспросил меня о фильмах для детей. Вернее, о мультфильмах. Очень уж государя заинтересовало, как это вообще делается. От темы акционерного общества мы ушли далеко. Вернее, я старательно уводил разговор. Расписал, что наш завод будет выпускать станки, каких еще нет в мире.
— Доколе Россия будет оглядываться на Европу и плестись позади всех передовых технологий?! Пусть теперь инженеры Германии и Англии удивляются! Россия должна стать самой передовой державой!
— Господин Ситников, вы интересно излагаете. Напишите мне доклад на эту тему, — ответил государь, прослушав мою пафосную речь. И, похоже, не сильно поверив в те самые современные станки.
Секретари по каким-то признакам определили, что аудиенция завершена, о чем нам с близнецами и сообщили.
Только выйдя за дверь, я ощутил, что весь вспотел так, что рубашку хоть отжимай. Меня запоздало накрыла трясучка. Пришлось даже облокотиться о стену, чтобы не упасть. Братья Деевы выглядели не лучше. Повезло, что долго рефлексировать не пришлось. Парочка чиновников, присутствовавшая в кабинете, вышла с папками, чтобы записать то, о чём я говорил на встрече. Им требовались данные госпожи Ивановой, а также процентное распределение акций среди фармакологов.
Пока чиновники записывали изменения в проект устава общества, я наконец понял, в связи с чем к нам «примазался» Великий князь Сергей Александрович. Оказывается, строить цех будут в Москве. Где-то рядом с клиниками на Девичьем поле. Там же сразу и будут лечить больных. Распределять по врачам и свободно продавать препарат не станут. Возможно, это и правильное решение.
Домой к Сереге мы с близнецами возвращались молча. Влажная рубашка продолжала холодить мое тело. Парни тоже не слишком хорошо себя чувствовали. Не каждый день на тебя орет министр финансов. Я же мысленно «потирал лапки». О таких покровителях мы и мечтать не могли. Теперь еще нужно быстро и оперативно снять и показать государю фильм о «самом выдающемся монархе современности». Надеюсь, Александр III выкроит в своем расписании время для съёмок.
Нашего возвращения ждали все. Отчего-то друзья решили, что я тоже получу орден. Приготовили шампанское. Позвали Чернова с кинокамерой. Орден я не принес, но и того, что случилось на аудиенции, было более чем достаточно.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • skairina о книге: Марина Суржевская - Тот, кто приходит со снегом
    маленькая, но счастливая новогодняя сказка,спасибо.

  • elent о книге: Лена Обухова - Невеста Смерти
    С большой опаской отношусь ко всем Звездным, Снежным, Ясным. книгу решила почитать совершенно случайно. Понравилось.
    нет особой интриги, но герои выписаны прекрасно. Нет мерисьючности и нет роялей в кустах. Жрец, разуверившийся в своем божестве - сильно.
    Книга отличная

  • nikaws о книге: Елена Звездная - Авантюра
    Казалось бы ЛФР, чего ждать глобального, но автор так интеллектуально, эрудировано, с иронией и фантазией преподносит ГГГ, что забываешь о недостатках. Без лишних простите, муконазальных секретов, выстраивает ее образ. Иногда устаешь от рыдающе-страдающих, хлопающих ресницами, пускающих слюни или многостранично рассуждающих ГГГ, то такие героини как раз в тему и к месту. Пусть строчат по изданиям недовольные сюжетами и ГГ Елены, для меня же практически во всех трудах автора присутствуют: фантазия, стиль, филигранность образов, тонкая, уместная ирония, бережное отношение к своим героям и читателям.

  • Kira18 о книге: Светлана Ушкова - Проклятый отбор
    Посматривала на книгу на ПМ, хорошо, что не купила. Не могу сказать, что так уж плохо, но точно не мое. Героиня какая то трепетная лань, которая нервничает, смущается и ничего не может. А в остальное время думает, что ничего не может. Возможно, все решит нереально крутой конец, но моего терпения хватило только на половину книги. Очень уж героиня раздражала.

  • Bibii о книге: Алена Тарасенко - Порочный отбор
    Автору конечно спасибо,было интересно.Только как-то наивно и смахивает на Джэйн Остин.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.