Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45587
Книг: 113310
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Парабеллум по кличке Дружок»

    
размер шрифта:AAA

Далия Трускиновская
Парабеллум по кличке Дружок

Эту диковинную историю рассказал мне мой давний приятель Шурик. И она мне, ей-богу, понравилась. Во-первых, перед глазами постоянно был образ главного героя, достаточно комичный, между нами говоря. Во-вторых, эта история внесла ясность в совсем другое дело. В-третьих, меня совершенно очаровала несуразность ситуации. Все в ней было наоборот. Обычно в историях такого рода, когда берется за дело сыщик-самоучка, все начинается с трупа, понемногу выясняются калибр и марка оружия, а ближе к финалу происходит погоня за безымянным временно преступником. А что касается похождений Шурика, то известно было решительно все — имя убийцы, калибр и марка оружия, причина преступления. Все, кроме имени жертвы. За ней и шла погоня…
Итак, я попытаюсь передать историю в том виде, в каком она досталась мне от Шурика, не раскрывая раньше времени секретов и лишь поясняя детали, непонятные тем, кто с Шуриком знаком не так хорошо, как я.
Наверно, начать лучше с самого Шурика.

Это классический старый холостяк и женоненавистник. Много лет назад его здорово обидела какая-то дура. Но дуру вполне можно понять. Шурик ростом — метр шестьдесят восемь, а весит при этом примерно сто тридцать. Большая часть живого веса ушла в пузо. Так что уменьшительное имя ему очень идет: Шурик — шарик. Кроме того, у Шурика все причуды и закидоны старого холостяка, хотя в тридцать пять еще можно начать жизнь сначала.
Один аквариум чего стоит!
Мне иногда кажется, что Шурик вынашивал девять месяцев в собственном животе, а потом в муках родил этот аквариум, и теперь там зреет следующий. Так ему дорога эта стеклянная коробка вместе с населением. Надо сказать, нигде больше мне не приходилось видеть гурамок с мою ладонь величиной и вуалехвоста, который не влез бы в консервную банку. Кроме того Шурик начитался литературы по генетике и теперь выводит новую породу гуппи с неслыханно полосатыми хвостами.
Естественно, ухаживает он за аквариумом, как мать за младенцем. И именно из-за своих ненаглядных рыбок Шурик и влип в предурацкую историю.
В то утро он мыл аквариум и менял воду. А надо сказать, что понятия «старая вода» и «новая вода» для аквариумиста священны. Только круглый идиот может выплеснуть старую воду в унитаз и залить новую из-под крана.
И в какую-то особо неподходящую минуту в дверь позвонили.
У Шурика два звонка. Первый — для чужих. Это огромная кнопка слева от двери. На него Шурик реагирует по обстоятельствам. Трезвонь хоть от забора до обеда — если упрется, не выманишь. Второй звонок — для своих. Он загримирован под гвоздь в дверной обивке.
Зазвонил именно второй звонок. Шурик чертыхнулся и побрел открывать.
Тут потребуется небольшое отступление.
Женоненавистничество моего приятеля не на пустом месте возникло. Причина, так сказать, внушает доверие.
Мать Шурика произошла из многодетного семейства. У нее четыре родные сестры, шесть двоюродных, а троюродных Шурик даже считать боится. Бедняга вырос, окруженный дюжиной кузин, и это не считая родных сестер. Кузены у него тоже есть, но их меньше и они намного старше его.
А когда окружают сплошные девчонки, которых хлебом не корми — дай поиздеваться над кругленьким животиком, особой нежности братских чувств это как-то не способствует.
Из всех двоюродных и троюродных Шурик особо отличал свою ровесницу Аську. Он ее терпел до такой степени, что даже посвятил в тайну звонка.
Вот она и явилась.
Шурик весьма приблизительно передал диалог. Аська примчалась взъерошенная, глаза на ушах, просила дать в долг три тысячи и растолковать ей что-то страшное насчет курca доллара и немецкой марки. Шурик никак не мог взять в толк, что именно ее интересует. Потому что, с какого конца он ни принимался рассказывать, Аська кричала, что это она и сама знает. К тому же она требовала чая, а Шурик и без того разрывался между беседой и аквариумом. Трех тысяч он, конечно, не дал, потому что Аська и без того задолжала ему полторы.
В конце концов Аська выгнала его все-таки на кухню ставить чайник. Она оставалась в комнате, а он пошел хозяйничать.
Шурик сказал сердито, что если бы она так не шумела и не верещала, он бы просто включил электросамовар. В конце концов, даже приятно сидеть за столом, беседовать и ждать, когда самовар закипит, а не прислушиваться, свистит ли на кухне чайник. Но Шурику хотелось хоть на пару минут смыться от Аськи. Он и смылся. А когда чайник вскипел, оказалось, что Аське уже не до чая. Она унеслась так же бурно, как принеслась, а Шурик, закрыв за ней дверь, вздохнул с облегчением.
Вернувшись в комнату, он прильнул к аквариуму. И, конечно, не сразу заметил кое-что странное.
Дело в том, что Шурик — аккуратист. То есть такая зануда по части порядка, что тошно делается. И вот он вспомнил, что доставал из ящика салфетку — постелить на стол. И с салфеткой в руке он обернулся что-то ответить Аське. И отошел от шкафа, не задвинув ящика. Но все время Шурик подсознательно помнил, что это надо сделать. Так вот, он собрался закрыть ящик но тут обнаружилось, что ящик давно закрыт.
Шурик подумал, что именно так и начинается склероз. Но тут его осенила куда более жуткая мысль. Ящик-то был не простой. Шурик выдвинул его, залез рукой под стопку салфеток и полотенец — и обомлел.
Из ящика пропал Дружок.
Еще одно отступление. Шурик и его пистолет.
Это был парабеллум. Шурик якобы нашел его несколько лет назад на чердаке. Возможно, его туда затащили мальчишки — город недолгое время был оккупирован, у нас и теперь еще можно набрести на немецкое оружие. Парабеллум якобы был в кошмарном состоянии, но зато при патронах. Шурик, мужик хозяйственный, не стал оставлять парабеллум на чердаке. Он починил опасную игрушку и стал иногда носить ее с собой.
Все бы ладно, только мне довелось слышать эту историю несколько раз. И были в ней так называемые разночтения. Однажды, например, парабеллум был найден в подвале… Так что, видимо, Шурик попросту купил оружие за кругленькую сумму у анонимного благодетеля. И его можно понять.
Дело в том, что Шурик состоит на инженерной должности.
Предприятие, где он трудится, в начале месяца изнывает от безделья до такой степени, что Шурик первую неделю даже на работу не ходит, а блаженствует в объятиях аквариума. День, когда Аська сперла пистолет, как раз был таким — блаженным. Зато последняя неделя получается суетливая. Бывали случаи, когда Шурик ночевал на рабочем месте. Как правило, ему раз пять-шесть за месяц приходилось возвращаться очень поздно и идти весьма подозрительными улицами. Там, кроме всего прочего, имеется «горячая точка планеты» — угол, где в любое время суток можно разжиться бутылкой водки. Проходить мимо — сомнительное удовольствие, а иначе не получается. Иначе — крюк с риском рухнуть в историческую траншею возле новостройки. Шурик не хочет барахтаться на дне траншеи в луже, скорее напоминающей пруд, хотя там наверняка к нему приплывут разнообразные рыбки. Шурик хочет кратчайшим путем и в сухих штанах дойти до родной квартиры, на скорую руку поужинать (четыре бутерброда во всю ширину буханки с восемью основательными кружками колбасы, яичница из трех яиц и ведерная кружка хорошего чая…) и спокойно лечь спать.
Нельзя сказать, что Шурик боится собственной тени. Но отвагой он тоже не отличается. Да и откуда тут быть отваге? Маленький толстенький человек на ночной улице — жертва номер раз, потому что убежать он не может, а драться не умеет. Пистолет придавал Шурику храбрости. Держа руку в кармане, он бодро шагал по ночному городу и заранее веселился при мысли, что вот сейчас вылезет пьяная компания, попробует его задеть, а он невозмутимо пальнет — и брызнут кусочки асфальта из-под ног у того, что из компании окажется ближе. Наверно, в каком-то фильме высмотрел Шурик этот предупредительный выстрел под ноги. Дальше по сценарию полагалось паническое бегство компании и триумфальное шествие Шурика домой.
Шутки шутками, а я понимаю, каково беспомощному человеку наедине с ночью. Хотя вооруженный Шурик с его предупредительным выстрелом — явление анекдотическое, я стараюсь не смеяться. Если парабеллум, о котором говорит гордо: «Мы с Дружком…», придает ему уверенности — то и прекрасно.
Так что в конце месяца Шурик носит с собой этого Дружка и весьма доволен.
Все остальное время Дружок лежит в шкафу.
Каким непостижимым образом Аська пронюхала про пистолет?
Шурик пять минут ужасался и перебирал версии. Память никаких подозрительных эпизодов не подсовывала, кроме случая, когда Шурик подцепил жесточайший грипп, лежал с высокой температурой, а Аську единственную допускал до хозяйства. Возможно, в поисках полотенца она и напоролась на Дружка. Но в таком случае — почему же она тогда промолчала? Где шквал вопросов и воплей?
Как бы там ни было, факт остается фактом — Аська уволокла пистолет… зачем?!?
— А на фига козе баян? — частенько спрашивал Шурик, когда речь заходила о переменах в его жизни. Сия философская сентенция, понятно, набила мне оскомину. И жаль, что в тот момент, когда Шурик остолбенел, не найдя в ящике парабеллума, меня просто не было поблизости. Страшно захотелось на панический вопрос Шурика: «Да на кой ей пистолет?!» меланхолически ответить: «А на фига козе баян?»
У Шурика есть еще несколько крылатых фраз, за которые его расстрелять мало. Например, если в сложной ситуации спросить всеведущего Шурика: «Так что же делать?..», он наверняка язвительно ответит: «Снять штаны и бегать». Остальное — в том же духе.
Так вот, если бы Шурик решил быть последовательным, ему бы полагалось снять штаны и устроить кросс вокруг квартала, поскольку классический вопрос «Что делать?» он задал себе раз двести. А потом додумался и сел на телефон.
Вероятно, в глубине души он еще надеялся, что удастся все утрясти, не отрывая задницу от кресла и не покидая драгоценных рыбок.
А вообще Шурик основательно струхнул. Но не за Аську, а за себя. В кровавых намерениях родственницы он не был до конца уверен: может, задумала кого-нибудь попугать? Но в том, что Аська создаст вокруг пистолета максимум шума, он не сомневался.
Дело в том, что мой грамотный приятель как-то взял у меня почитать Уголовный кодекс. Книжка увлекательная, я лично могу ее как роман читать на сон грядущий. А он вычитал главным образом про незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия. Он даже номер соответствующей статьи запомнил. И если Аська чего-то сдуру натворит, то в конце концов доберутся и до хозяина преступного парабеллума — то есть до Шурика. Вот что его больше всего пугало.
Не подумайте, что я против Уголовного кодекса, но в этой дурацкой ситуации я целиком на стороне Шурика. Если органы охраны правопорядка не в состоянии защитить маленького безобидного толстячка, который исправно платит налоги и хочет от общества только одного — чтобы не мешало мирно разводить золотых рыбок, — так вот, если при этом толстячку не дают реальной возможности защититься самому, то что-то у нас с этими проблемами не так. И я понимаю переполох человека, которому, как пугливому Шурику, приятнее было бы столкнуться в узком переулке с компанией сволочей и подонков, имея в кармане парабеллум, чем долго и безнадежно объяснять органам власти, как к нему парабеллум этот попал.
Надо отдать Шурику должное — он довольно быстро взял себя в руки и стал думать. Правда произошло это после безуспешного звонка Aське домой. Трубку никто не взял, и Шурик вспомнил, что сейчас ведь начало месяца, и то, что он, Шурик, сидит дома и лелеет рыбок, не означает, что труженица Аська в рабочее время тоже будет сидеть дома. Да и зачем бы ей тащить домой Дружка?
Шурик быстро прокрутил этот вариант. Аська не раз выражала желание пристрелить своего недотепу-мужа. Но когда Шурик намекал на развод, остывала и объясняла, что в ее возрасте разведенной женщине трудно найти нового супруга, а жить без мужа она не умеет, не может и не хочет. Так что эта жертва могла спать спокойно.
И тут Шурик позвонил, как бы вы думали куда? Аське на работу.
Логика абсурда! Даже если женщина собралась пристрелить неверного любовника или еще какую-нибудь мерзость, то она не может это сделать в рабочее время! Она выскочила из учреждения на пять минут под благовидным предлогом, а убивать пойдет после семнадцати ноль-ноль. Иначе ей впаяют прогул и лишат прогрессивки. А то еще и в очереди на квартиру передвинут.
Логика абсурда — и все же она сработала. Шурик оказался прав. Знакомая Аськина сотрудница узнала его и довольно ласково сообщила, что Аська унеслась на объект, но вот-вот вернется.
Дальнейшие действия Шурика были просты и трагичны. Слезы навернулись ему на глаза, когда он, уже одетый и со спортивной сумкой через плечо… видели бы вы эту спортивную сумку! Она такая же пузатая, как Шурик, всех цветов радуги в их самом отвратительном химическом проявлении, а украшена аршинными буквами «BIATLON». Какое отношение имеет Шурик к биатлону, никто не знает. Сумку ему подсудобила Аська на том основании, что это чудовище — импортное и фирменное. Во временном затмении рассудка Шурик сумку приобрел и даже не стесняется появляться с ней на улице. Что ж, его дело.
Значит, слезы навернулись ему на глаза, когда он кинул прощальный взор на недомытый аквариум. Делать нечего — приходилось, покинув любимых рыбок на произвол судьбы, идти выручать Дружка, пока не случилось какой-нибудь ерунды.
Шурик поехал к Аське на работу — подловить ее, когда она якобы «вернется с объекта». Хотя, если рассуждать логически, и эта поездка была глупостью. Ведь Аська могла договориться с подружками примерно таким образом: девочки, я в парикмахерскую, врите всем, что я на объекте и вот-вот вернусь! Шурик, будучи воспитан женщинами, конечно же, знал, что в парикмахерскую ходят именно в рабочее время. Он, бедняга, знал, почем аборт с наркозом, чем советская спираль отличается от импортной, столько тампонов уходит у цивилизованной женщины ежемесячно… господи, он знал достаточно, чтобы возненавидеть слабый пол искренне и основательно!
Еще не осознавая толком, в какую скверную историю он влип, Шурик отправился к Аське общественным транспортом. Хотя мудрее было бы лететь на такси. А по дороге он уже начал соображать, все-таки он знал Аську достаточно, чтобы просчитать ее поступки. Он знал и Аську в частности, и женщин как класс.
Итак, Аська примчалась ни с того ни с того, взъерошенная, почему-то отощавшая, и потребовала три тысячи. В этой просьбе ничего странного не было. Аська вела сражение за квартиру.
Она могла купить три импортных свитера, сдать их в коммерческий магазин, вырученные деньги немедленно вложить в шубу, шубу обменять с приплатой на кожаное пальто родом из какой-нибудь Голландии, пальто увезти в Москву, из Москвы вернуться с чемоданом косметики, косметику загнать и приобрести двадцать импортных свитеров. Причем взывать к ней о совести было бесполезно — Аське требовалась квартира. По каким-то сложным причинам она не могла рассчитывать на кооперативную, оставался единственный вариант — купить за наличные, пойдя для этого на что угодно, включая фиктивный брак. Аська набирала обороты со свитерами, сумками, косметикой, кровельным железом — но и цены на квартиры росли, так что она всегда чуточку отставала, и от этого была в постоянной ярости.
Они жили втроем в однокомнатной, и хотя эта комната была гигантской, перегородить ее как-то не удавалось. Виной тому были иногда планировка, но чаще — муж-растяпа.
Шурик мог предположить, что Аська срочно вкладывает деньги в какую-то авантюру. Но причем тут пистолет? И, позвольте, почему это ее вдруг заинтересовал курс доллара?
Даже Шурик — и тот знал, что квартиру легче купить за валюту. Но сколько деревянных придется вложить в валюту, чтобы получилась квартира? Таких денег у Аськи не могло быть при какой погоде, даже если бы она обобрала всех родственников.
И с чего она вдруг так отощала?
Если бы Шурик начал именно с этого вопроса, он бы скорее сделал логические выводы. Но его подвело именно знание женской психологии, родственницы периодически садились на разнообразные диеты и хвастались ему скинутыми килограммами. Он привык к этим закидонам, равно как и привык отказываться от всех диет оптом.
Стало быть, в первую очередь Шурик подумал о диете и на том успокоился.
Пока он пытался увязать вместе погоню за квартирой и кражу пистолета, водитель объявил нужную остановку.
В этом здании обитало несколько учреждений. Все они назывались непроизносимыми аббревиатурами. Аськино было не благозвучнее прочих, какой-то «Стройпромкомплектмонтажтрест», натощак не выговоришь. Было оно на четвертом этаже, а лифт десять лет как сломался. Шурику очень не хотелось тащиться наверх пешком. Притом же поблизости от подъезда стояли две телефонные будки. Обычно он именно отсюда звонил Аське, чтобы она спустилась. И не видел повода изменить привычке. В конце концов, она не могла выйти из здания незамеченной. Даже если бы Шурик не добился толку по телефону, он мог с тупым упорством караулить Аську у дверей. Вряд ли она собиралась пускать в ход Дружка на рабочем месте.
— Ась, иди сюда, это твой братик звонит! — голос знакомой сотрудницы был направлен куда-то в глубину комнаты, а может, в коридор. Затем началась пауза, долгая и совершенно глухая. Тут даже Шурик понял, что трубку прикрыли рукой. И женский голос возник опять.
— Ой, извините, пожалуйста, — бодро принялся он за стандартное вранье, — я думала, Ася уже пришла, а она, вот мне тут говорят, пришла и сразу ушла, понимаете?
У Шурика хватило ума промолчать, что он торчит у входа в учреждение.
— Хорошо, — кротко ответил он. — Я потом перезвоню.
— Она, наверно, уже не вернется, — сказали ему. — Вам, я думаю, лучше позвонить вечером ей домой.
— Я так и сделаю, — пообещал Шурик. Тут к дверям подкатил автокран. Водитель открыл дверцу для ожидаемого пассажира.
Мне никогда не доводилось видеть Шурика в телефонной будке. Обычно мы общаемся у него дома, куда я примерно раз в неделю забредаю из тренажерного зала попить чаю и пожаловаться (с некоторой, впрочем, гордостью) на моих оболтусов, у которых чувство юмора превалирует над чувством спортивного долга. Но я легко могу себе представить по его описаниям, как он не может в будке развернуться и выбирается задом наперед. Это комично, ничего не поделаешь. И это — длительная процедура.
Ну так вот, когда Шурик положил трубку и стал пропихивать спортивную сумку с бока на пузо, чтобы не мешала вылезать, из подъезда выскочила Аська и, не замечая ничего вокруг, кинулась к автокрану. Шофер протянул ей руку и буквально втащил ее в машину. Дверь захлопнулась. Машина тронулась.
Шурик яростно бухнул спиной в заклинившую дверь будки. Одно из стекол вылетело. Бухнул еще раз — и чуть не вывалился наружу. Как он объяснил, это произошло одновременно — его вылет из будки и прыжок Аськи в машину. Но при таком раскладе он мог бы схватить Аську хотя бы за полу плаща, который у нее модный — широкий и длинный. Я все-таки знаю эту будку и этот подъезд. Шурик бился там, как осенняя бабочка о стекло, куда дольше, чем докладывал мне.
Как бы то ни было, вооруженная Аська неслась куда-то на автокране, а Шурику оставалось одно — ловить такси и следовать за Дружком.
— Надо догнать вон тот автокран, — без выкрутас и экивоков объявил он шоферу. — Там наша сотрудница в трест помчалась, а папку с накладными, растяпа такая, оставила. Совещание может сорваться.
При этом он весомо хлопнул рукой по радужной сумке, как если бы там лежали мифические накладные.
Представляю, как шофер покосился на него. Но клиент платит — и они погнались за автокраном.
По дороге Шурик с ужасом думал, что такси влетит в здоровенную копеечку. Аська, дама экономная, могла весь остаток дня промотаться на казенном автокране по своим преступным надобностям — ей уже доводилось привозить картошку с базара на бетономешалке, а в ателье на примерку нестись в кабине КамАЗа. Вопрос оплаты шофера она решала по-государственному — ей одной ведомым манером делала так, что мужичок ни с того ни с сего получал солидную месячную или квартальную премию, подарочки из фонда соцкультбыта, причем знал, кому он этим обязан. Поэтому Аську возили охотно и с ветерком.
Автокран вдруг затормозил возле универмага. Аська выскочила и пропала в широких дверях. Автокран отъехал чуток и установился ждать.
— Черт бы тебя побрал! — обратился Шурик к шоферу такси, имея в виду, конечно, не его, а Аську. — А я-то думаю, почему они прямо шпарят, когда в трест — налево?
— Женщина! — лаконично объяснил шофер.
— Перед самым заседанием! — с мировой скорбью в голосе воззвал Шурик.
Он пытался понять, что может делать вооруженная женщина в универмаге. Кассу брать, что ли? Среди бела дня? И вдруг понял — там же работает товароведом их общая с Аськой кузина Аллочка! Очень просто — по дороге к месту преступления Аська норовит договориться насчет очередной партии левого трикотажа.
Шурик завертел головой в поисках телефона-автомата.
Их возле универмага целая стенка, но не сразу у входа, а метрах в двадцати. Эти двадцать метров его и погубили…
Шурик, оставив в залог свою роскошную сумку, побежал звонить Аллочке. Побежал! Это он сам так сказал. Тысяча рублей тому, кто когда-либо видел бегущего Шурика и может доказать это. Немедленно, из моего личного кармана.
Конечно, умнее было бы сразу подниматься в кабинет к Аллочке. Всякий нормальный человек так бы и сделал. Но втаскивать пузо на третий этаж? Боже упаси!
Нет, конечно, Шурику пришла в голову эта мысль, не дурак же он окончательный. Но лень победила — он «побежал» к автоматам. Там он приложил к уху трубку с выдранными внутренностями и долго ждал гудка. Следующий автомат не соединял. Третий по счету просто жрал монетки. С четвертым тоже были какие-то недоразумения. И так — почти вся стенка. У двух последних стояли очереди. Стало быть, хоть они то работали!
Шурику проще стоять, чем ходить. Он встал в очередь и наконец-то дозвонился до Аллочки. И он совершенно не волновался, зная разговорчивость сестричек. Шурик полагал, что у него в запасе минимум полчаса!
— Это ты? — спросила Аллочка. — Какими судьбами? Наверно, что-то понадобилось.
— Аська у тебя? — Шурик был лаконичен и суров.
— Как нужно что-то, все сразу и телефон, и адрес вспоминают! — продолжала Аллочка. — Родственники! А как от вас чего нужно — не допросишься и не дозвонишься!
— Аська у тебя? — повторил Шурик.
— Родственнички чертовы! Ну, что тебе? Спортивный костюм финский? Не понимаю, как вы все пронюхали про эти костюмы! Вот просто не понимаю! Как финские костюмы завозят, так все родственнички живо отыскиваются!
— Аська у тебя?! — начал звереть Шурик.
— Когда я у тети Веры босоножки просила отложить, так раз десять пришлось звонить, умолять! А как ей костюм нужен — вынь да положь! Ладно… тебе какой размер? Хотя я сомневаюсь, что такие большие завезут… У них там, наверно, таких и не выпускают!
— Дай трубку Аське! — заорал Шурик.
Разумеется, разговор я передаю в сгущенном виде и со слов Шурика. Были там, конечно, и другие реплики, но смысл сводился к тому, что Шурик домогался Аськи, а сердитая Аллочка его в упор не слышала. Наконец ему удалось пробиться к ее сознанию.
— А зачем тебе вдруг Аська? — словно опомнилась Аллочка.
— Да я ее тут у входа жду, жду…
— Так она тебя телохранителем наняла? — словно поняв что-то, воскликнула Аллочка. — Это она правильно сделала.
— Телохранителем?! — остолбенел Шурик.
— Ну да!
— Это зачем еще?
— А ты разве не понял?
— Ни черта я не понял, рассказывай!..
— Это не телефонный разговор! — почему-то громко прошептала в трубку Аллочка. — Она что, действительно тебе ничего не сказала? Ну, вы даете!..
Шурик бы задал еще какие-то вопросы, но тут из универмага выбежала Аська и полезла в свой автокран.
Вообще женщина, лезущая в узкой юбке на высокую подножку, зрелище печальное. Шурик несколько раз прошелся по этому поводу и продолжал рассказ.
Он помчался к автокрану.
От комментариев воздержусь. Пусть Шурик считает, что он помчался, если ему от этого жить легче. Пусть. В конце концов, не мне же страдать из-за его неповоротливости. Естественно, он опять упустил Аську. И снова пришлось городить шоферу чушь про накладные и совещание. Причем шофер уже явно не верил. Все это смахивало на погоню ревнивого мужа за неверной женой. Думаю, что шофера смущало одно обстоятельство — кольца у Шурика на пальце сроду не водилось, а на богатого любовника такой элегантной женщины он не тянул. Шурик совершенно равнодушен к тряпкам. Повесь на него сумку с надписью «Biatlon» — он и будет ее таскать без размышлений. Опять же, как оденешь прилично человека с такой фигурой? Тут уж приходится покупать, что есть, а то и этого не будет.
Странная информация, полученная от Аллочки, взбудоражила Шурика. Запахло реальной опасностью.
Он с самого начала как-то не подумал, что Аська могла быть не преступником, а жертвой. Это звучало куда более реально — запутавшись в своих и чьих-нибудь еще финансовых комбинациях, Аська могла подставиться. Возможно, она кому-то задолжала кучу денег. Возможно, не выполнила каких-то обещаний. Она могла стянуть Дружка в панике, ради самозащиты. И дело это, скорее всего, предосудительное с точки зрения ОБХСС, подумал Шурик, иначе Аська хоть намекнула бы ему, что влипла в неприятности.
Автокран так и шпарил вперед.
Такси не отставало.
Рабочий день кончался, а что врать шоферу, Шурик придумать не мог. Версия насчет накладной и совещания горела синим пламенем.
Вообще Шурик не любит врать. Со мной, например, он вообще предельно откровенен, что при его некоторой язвительности довольно забавно. И, кажется, я догадываюсь, почему Шурик, мужичок несколько закомплексованный, меня не стесняется. Он не воспринимает меня как существо из плоти и крови!
Кроме шуток, похоже, что я для него — идеал мужчины. Тот элегантный и непобедимый боец, которым он наверняка видит себя в несбыточных мечтах. Да и основания для этого имеются… Мой твердый характер, спортивная фигура, чувство юмора, владение кое-какими видами оружия и восточными приёмами, а главное — полное отсутствие сексуального интереса к женщинам!
Он вообще избегает разговоров о сексе. Но литературу на эту тему читает. Думаю, что женщина ему все-таки нужна, и он сам это хорошо понимает. Но о женщине — потом.
Ну так вот, Шурик преследовал Аську, счетчик такси показывал что-то уж вовсе астрономическое, а время бежало.
Автокран понесло куда-то на окраину, в новостройки, где Шурик с изумлением обнаружил — Аська собралась в гости к их общей зловредной тетке. Надумала она там просить политического убежища или наконец решила восстановить справедливость — он понять не мог. И глубине души Шурик бы не возражал, если бы Аська пристрелила тетку, — только, пожалуйста, из другого пистолета!
Шофер такси тоже с интересом поглядывал — то на Шурика, то на счетчик. Он чувствовал, что здесь разыгрывается какой-то анекдот. Наконец Шурик почувствовал себя неловко. Автокран бросил якорь у теткиного подъезда. Там же Шурик и отпустил такси. Хорошо хоть денег хватило.
Умнее всего было бы подняться к тетке и застукать там Аську. Шурик понимал это — но отвращение к тетке оказалось сильнее. Он решил ждать в подъезде. Прогуливаясь по лестничной клетке, он прислушивался — не грянет ли выстрел. Выстрела, естественно, не было. Шурик утверждает, что он даже несколько огорчился.
Поскольку мой приятель живет в доме, где нет лифта, он не очень считается с присутствием этой штуки. Напрочь забыв, где находится дверь лифта, Шурик поднялся на один пролет вверх — там ему, понимаете ли, было просторнее расхаживать взад-вперед. И, разумеется, он в очередной раз прозевал Аську. Когда Шурик выкатился из подъезда, она уже карабкалась в автокран.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.