Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44662
Книг: 111280
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Святой Грааль»

    
размер шрифта:AAA

Борис Орлов, Ольга Дорофеева
Робин Гуд с оптическим прицелом
СВЯТОЙ ГРААЛЬ

Пролог
Рассказывает Алиенора Аквитанская[1]

Весь род людской делится на мужчин и женщин. Так уж заведено. Вот только земные ипостаси раздаются иногда более чем причудливо. Взять моего сына Джона — лучше бы уж он явился на свет девчонкой, в самом деле. А вместо этого вырос слабаком и жестоко обманул меня в моих последних надеждах. В кого он пошел, в кого уродился? Не вижу в нем ничего — ни от себя, ни от Генриха. Ни капли! Эта услужливая улыбочка на вечно виноватом лице… поверить не могу, что судьба, словно в насмешку, из всех оставила только его! Увы, судьба смеется надо мной, и чем дальше, тем злораднее… Родить столько крепких сыновей, и в итоге остаться с этой бабой в штанах — что может быть печальнее? Он ни на что не годится… Да я бы простила ему все пороки его отца и братьев, лишь бы в нем была хоть малая толика их мужественности! Но нет — он мечется как баба и только ноет. И вздыхает о превратностях судьбы…
Значит, опять все придется делать мне одной. Ведь моего Ришара больше нет. Слизняк Джон живет, а мой красавец, отрада моих дней, мой любимый сыночек, мой Ришар убит предательской рукой! И я не успокоюсь, пока не узнаю, кто направил эту руку. А, значит, еще поживу. И начну с наглого выскочки, который взялся невесть откуда и успел подмять под себя Англию, словно охочую до утех шлюху…
Помянешь шлюху, тут же на ум придет и Генрих… Чует мое сердце, что без моего дорогого супруга дело и тут не обошлось. Каждый день мне сообщают о новых похождениях моего лже-внука, и я все больше убеждаюсь, что это вполне может быть генрихового семя. Почему бы и нет? Еще один буйный росток на анжуйском дереве — наглый и удачливый, легко и без раздумий берущий то, что захотел. Очень похож, что и говорить. Я эту породу хорошо знаю. И компанию себе, подлец, подобрал подходящую: такого де ублюдка Солсбери, которого лицемерно величает дядей, и тихоню Беренгарию, которая сидела как мышка до поры до времени, и вдруг… Недооценила я ее, надо было получше за ней приглядывать! А сейчас уже поздно. Она прочно обосновалась на Острове, и теперь мне ее так просто не достать… Ах, если бы только был жив мой Ришар, уж он бы нашел, как проучить и ту лицемерку, и ее "сыночка"!
… Интересно, спит она с ним или нет? Если бы в мои тридцать рядом был кто-то похожий, я бы своего не упустила. Да, были времена… Когда мужчина и женщина долго находятся рядом, всякое случается. Я-то знаю. И если уж эта скромница сумела заинтересовать Саладина, как доносили мне тогда из Палестины, то этого выскочку она тем более к рукам приберет. Если постарается. А она постарается, чует мое сердце. Ведь это в ее интересах — найти себе защитника. У самой-то на что-нибудь решиться духу не хватит. Хотя очень сомневаюсь, что Беренгария и в самом деле столь набожная, какой всегда хотела казаться. Скорее, хитрая. Всегда в ней было что-то такое… Хватило же, в конце концов, у нее ума назваться матерью этого проходимца. Такого хода я от нее, признаться, не ожидала. Хотя это признание может выйти ей боком… при определенных обстоятельствах. Главное, пустить правильный слушок, если понадобится. И тогда им обоим не поздоровится. Очень не любят подданные, когда так явно попирается Святое писание… Но с этим до поры до времени подождем. Как знать, может, удастся обойтись и менее затратными средствами.
Но какая насмешка судьбы — на одной стороне бастард Генриха, самозванец и мой враг, а на другой — Генриха же законный сын, рохля и неудачник, который ни за что не удержит на голове корону без моей помощи. Для того ли я родила стольких сыновей, чтобы в конце жизни остаться ни с чем? Где справедливость? Ее нет на этом свете. Иначе враги мои были бы повержены, а дорогой Ришар сидел бы сейчас рядом. Но судьба оставила мне только его жалкое подобие — Джона. Где он, кстати? Опять, наверное, заперся у себя и тоскует. Лучше б уж рукоделием занялся что ли, больше было бы пользы.

Интерлюдия

Рассказывает принц Джон Плантагенет, прозванный "Изгнанником"

— Кто-нибудь! Затопите камин! И принесите же мне вина!
Я поерзал в кресле, придвигаясь к огню, протянул руки… Господь Всемогущий, как же мне холодно! В апреле, в столице Аквитании, я замерзаю, словно бы оказался в заснеженных пустошах февральской Нортумбрии…[2]
… Весть о смерти моего царственного брата застала меня врасплох. Нет, конечно, я уже давно понял, что Ричарду — да смилуется над ним Пресвятая Дева! — не суждено умереть своей смертью в постели, как доброму монарху и христианину. Но чтобы это случилось вот так? Да, он никогда не испытывал ко мне братской любви и сердечной привязанности, как, впрочем, и остальные, и я платил им той же монетой, но… но такой ужасной гибели Ричарду я никогда не желал. Да и представить не мог. Бриан де Буагильбер — единственный из сопровождавших брата в ту роковую ночь, что жив до сих пор, даже не смог точно описать, что же именно произошло возле проклятого Шалю-Шаброля[3]. По его словам выходило, что Ричард и его люди ехали по совершенно пустынной дороге, как вдруг со всех сторон засвистели стрелы, не менее половины из которых были направлены в моего несчастного брата. И одновременно, точно из-под земли, выскочили какие-то рыцари, один из которых пронзил грудь Ричарда — да покоится он с миром! — своим лэнсом. А на спину брату вспрыгнул, один Господь ведает, откуда взявшийся, сарацин, что вонзил кинжал ему в печень. Любой из полученных ран было бы довольно, чтобы убить обычного человека, но несчастный Ричард — да осенит его своей милостью Матерь Божия! — прожил еще целых четыре дня. Несмотря на свои страшные раны, он сумел поразить мечом сарацина, ранить двоих из нападавших рыцарей и доскакать до своего лагеря. Там его, утыканного стрелами, точно ежа иглами, поручили попечению лучшего лекаря, но всё было тщетно! На четвертый день от нападения мой царственный брат испустил дух, проклиная нечестивого Робера, коий хитростью и обманом завладел английским троном. Ведь ни у кого нет и тени сомнения в том, чья рука направила эти стрелы, чей рог призвал этих подлых рыцарей, и чьё нечестивое золото оплатило этих убийц-сарацинов…
В другое время я, возможно, и обрадовался бы известию о смерти Ричарда — в конце концов, я уже примерял корону, и, говоря по совести, был лучшим правителем, нежели мой беспутный братец. Впрочем, моей заслуги в этом немного: нужно иметь не только безжалостное львиное сердце, но и тупую баранью голову, чтобы управлять страной хуже него! Но сейчас…
Сейчас я — несчастный изгнанник, которого вот-вот начнут травить, точно оленя. С одной стороны это будет Филипп Французский, что уже давно зарится на Аквитанию, Нормандию, Бретань и прочие наши владения на континенте и которому я — досадная помеха на пути к овладению этими землями. А с другой — Робер, которого мой царственный брат считал своим сыном, но после наша дражайшая мать убедила его, что этот юноша — самозванец. И вот для этого Робера я — единственная оставшаяся угроза Английскому трону. И скоро, очень скоро они начнут действовать. Вопрос только в том, кто доберётся до меня первым. Если Филипп — то я кончу свои дни, сгнивая заживо замурованным в каком-нибудь дальнем замке. Если Робер — меня утыкают стрелами почище Ричарда. И, конечно же, не найдут ни единого лучника на десять лье в округе…
— Вино, ваше высочество…
Кубок с подогретым вином приятно ложится в мои точно заледеневшие пальцы. Но ни огонь, ни вино с пряностями не могут согреть… Мне всего тридцать два, а чувствую я себя, словно глубокий старик — настолько я одинок… Ах, да, как же я забыл? Ведь у меня есть жена! Вот только разделять с ней ложе мне запрещено Папой, что не может не радовать других претендентов на трон. Сначала я задавался вопросом, почему о нашем недозволительном родстве с Изабеллой задумались только после свадьбы? А теперь мне все столь очевидно, что не хочется даже лишний раз об этом вспоминать… Они все это подстроили и потому могли быть спокойны — мой столь жестоко пренебрегающий своей собственной женою брат и наша дражайшая мать, которая всегда считала, что из всех женщин мы можем любить и почитать лишь ее одну… Но того, что случилось под стенами Шалю-Шаброля, даже они предугадать не смогли.
Верный моему покойному брату Эдвар Маршадье[4] сразу же после покушения поднял воинов и прочесал все окрестности непокорного замка, но не нашёл никого, кроме нескольких пилигримов, да какого-то сумасшедшего еврея, который до полусмерти замучил солдат своими расспросами о потерянной корове. В конце концов, еврея поколотили и прогнали прочь из лагеря вместе с пилигримами, но так и не сыскали ни рыцарей, ни лучников. Словно они канули в преисподнюю. Откуда, верно, и появились…
… Год или полтора назад, у меня были верные союзники и друзья. Но теперь мне кажется, что это было века назад. Все четверо де Бургов: и умница Хьюберт, и отважный Джеффри, и язвительный насмешник Томас, и их дядя спокойный и рассудительный Уильям — все они пали в той несчастной битве под стенами Скарборо. "Под стенами" — ха! Да у той деревушки отродясь не было никаких стен, но люди Робера успели выстроить их буквально в считанные дни. Гай Гисборн и всё семейство Тайбуа полегли еще раньше, и тоже от рук Робера. Ральф Мурдах и фон де Бёф… О предательстве всегда больно вспоминать! Особенно о предательстве Ральфа. Я возвеличил этого человека, я был для него рукой подающей, а он?! Продал… Конечно, титул Великого Сенешаля — это больше, чем тридцать сребреников, но разве предательство перестаёт быть предательством от заплаченной цены? Хотя… Если подумать, то что ему было делать? Единственная дочь, в которой он не чает души, пошла с Робером… А вот интересно: всё-таки он — мой племянник или нет? Судить по его сражениям — точно! Ричардово семя! А вот если по другим поступкам — так Ричарда там и близко нет! Да и далеко — тоже…
Я снижал налоги, после того как мой братец ограбил страну, отправляясь воевать Гроб Господень, а иначе начался бы голод и англичане просто вымерли бы, как мыши в засуху. А Ричард и мать за это называли меня "слизняком", "не мужчиной", "размазнёй"… А Робер снижает налоги — и его именуют "мудрым правителем"! Даже матушка, стиснув зубы, признает, что этот Робер правит с умом. Я пытался ограничить вольность баронов — мои дорогие родственнички начинали кричать, что я своими руками хочу разрушить опору трона. Робер же давит баронов, точно поганые грибы — и мать охает, что его мудрость может выйти его врагам боком…
У меня нет ни одного человека, на которого я мог бы рассчитывать, а у Робера и Филиппа — целые королевства. Может быть, проще принять яд самому, уподобившись великим кесарям древности? Или уйти в монастырь?..
— Ваше высочество! К вам — ваша мать, герцогиня Аквитанская…
М-да… О яде думать уже поздно…
Я встал навстречу и склонился в почтительном поклоне:
— Дражайшая матушка…
Она, даже не удостоив меня взглядом, прошла и уселась в мое кресло у камина, протянула морщинистые руки к огню и лишь затем, немного согревшись, соблаговолила обратить на меня внимание. Тяжелый взгляд, когда из-под ресниц словно бьют серые молнии, и слова падают, точно камни:
— Я хотела бы знать: я родила сына или дочь? Если вы — еще одна моя дочь, то почему вы пренебрегаете вышиванием, любезная? Вот приедем — и можете присоединяться к вашей сестрице Джоанне и начинать вышивать распашонки для моего следующего внука… А если вы все же — сын, то, клянусь кровью Христа, мне не понятно: какого чёрта вы сидите здесь, в Бордо, вместо того чтобы собирать своих вассалов и отомстить за смерть брата подлому узурпатору?!
— Но, матушка, о каких вассалах вы говорите? У меня здесь никого нет…
— Маршадье встанет под ваши знамена, стоит вам объявить о походе на убийцу его сюзерена и друга. А у него — армия, и хорошая армия. Кроме того, я уже написала письмо от своего и вашего имени нашему зятю — королю Альфонсо Кастильскому[5], в котором приглашаю его возглавить это войско…
— Тогда зачем вам я?
Она награждает меня еще одним исполненным презрения взглядом:
— Да уж не в качестве полководца, мой дорогой сын. Но вы нужны нам как знамя, как символ законной власти. Так что извольте подготовиться к встрече с Маршадье и королем Кастилии!
Вот так… думая о врагах, я забыл о самом главном — о родной матери… Глупый Робер, почему ты дал ей вернуться из твоих земель живой?!!

Часть первая
Отцы и дети

Глава 1
О вопросах обороны и нападения, о проблемах женской логики, или "Человек родился!"

После ликвидации Ричарда мы возвратились домой куда большим составом, чем отправлялись на дело. Оказывается, в Тауэре не только у стен имеются уши, но, кажется, и у полов, потолков, дверных косяков и оконных переплётов. Во всяком случае, о моей тайной экспедиции в компании родни Маленького Джона не знал только глухой тетерев из ближнего леса, да пара тюленей за Полярным Кругом. Так что у папы Ричарда кроме меня появилась еще целая толпа оппонентов, как то: Машины родичи-валлийцы, мои землячки-русичи, неизвестно откуда появившиеся тамплиеры, да еще, до кучи, очень боевой еврей Авраам бен Цадим — капитан торгового корабля и гроза Средиземноморских пиратов.
Надо отметить, что поначалу наше возвращение, а вернее — эвакуация с места покушения проходила в довольно бодром темпе. Точнее — мы давали драла во все лопатки, причем на руках у нас были трое раненых — двое храмовников и отчаянный валлиец Эбрил Шорс, которому было обязательно надо лично рубануть Ричарда Львиное Сердце своей железякой. Рубанул, а как же. Вот только тот, даром что был весь в стрелах что унитазный ершик в щетине, умудрился ему ответить. Тоже железякой. По глупой валлийской бестолковке. Ещё спасибо, что количество стрел отрицательно сказалось на меткости папеньки Ричарда, так что красный командир Щорс отделался всего лишь одним ухом и тяжелым сотрясением мозга. Оторваться с таким грузом от преследователей, которые вполне оперативно рванули за нами, было бы тяжело, но тут валлийцы и один из храмовников предложили отвлечь погоню. Притворились какими-то туристами по святым местам и двинулись навстречу нашим преследователям. Вместе с ними увязался Авраам бен Цадим. Не знаю, что они там наплели ребятишкам-догоняшкам, но, судя по далеким звездочкам факелов, они дружно и весело ломанулись куда-то в сторону от нашего маршрута, оставив нас в покое. И дальше наш путь был безопасен и иными проблемами не омрачён.
Пока мы скакали по просторам Франции (которая, правда, оказалась почему-то не Францией, а не то Аквитанией, не то Аквилегией, не то Лимузином, не то вообще Нормандией-Неман), а потом переплывали Ла-Манш (который на поверку тоже оказался каким-то Па-де-Кале), я все пытался представить, как именно мамочка моя названная Беренгария отреагирует на известие о своем внезапном вдовстве? Воображение то рисовало мне истерику с возможной попыткой мордобоя и воплями "Но ты же клялся! Ты же обещал!", то неуемные восторги, быстро переходящие в бурную постельную сцену… Но, честно говоря, я и сам не знал, какой из этих двух вариантов меня больше напрягает…
Нет, если уж совсем откровенно, то с Беренгарией тогда, на охоте, конечно, все было классно… Но вот я думаю — а оно мне надо? Маша-то моя однозначно лучше. Да и потом: напороться на обвинение в связи со своей матерью — хотя любому здравомыслящему человеку ясно, что она мне не мать! — удовольствие ниже среднего. Тем более что здравомыслящих тут не так чтоб много. Нет, ну я-то, понятно, кремень, но то, что бабы ничего скрывать не умеют органически, знает любой мужик, который видел женщин больше трех раз в жизни! Спалимся, как пить дать — спалимся… в прямом и переносном смысле. Тут за такие художества реально сжечь могут. Ну а драка коронованных особ изрядно подрывает престиж правящей династии. А мне теперь и об этом думать надо — король, всё-таки! Так что все эти дела с Берей надо будет как-то закруглить по-хорошему… ну, да ладно, приеду — разберусь…
Но то, что произошло в Лондоне, сразило меня наповал, убило, закопало, и водрузило над могилкой нехилый такой обелиск. В окружении одетых в черное придворных — ничего себе, оказывается, все уже в курсе? — Беренгария с абсолютно невозмутимым лицом выслушала мое сбивчивое: "Матушка, я… в общем, не успели мы… Ваш супруг, мой отец король Ричард, испустил дух… ", а затем соизволила с царственной холодностью произнести:
— Крепитесь, дорогой Робер! Это невосполнимая утрата для всех нас. Но, прежде всего, мы должны помнить о долге, а посему, чтобы не отвлекать вас от государственных дел, сын мой, я осмелилась сама приказать подобающим образом убрать покои и пошить нам траурные одеяния…
После чего заявила, что ей надо помолиться о душе столь рано почившего обожаемого супруга, и удалилась, оставив меня абсолютно охреневшим и здорово обиженным. Я тут весь извелся, думая, как бы намекнуть ей помягче, что лучше нам остаться друзьями, а она?! Типа — мы только знакомы? Спасибо тебе, Рома, за Ричарда, а теперь можешь быть свободен?..
Поговорить с глазу на глаз нам удалось только ночью. Я думал, она сама, чтобы загладить свое поведение, найдет возможность увидеться без посторонних, но прождал зря. Что она вообще о себе воображает?
Когда я вошел в ее спальню, она сидела в кресле у почти потухшего камина.
— Рада, что вы вернулись, друг мой — я очень волновалась, пока вас не было… Ну, что же вы стоите, присаживайтесь поближе к огню! — и кивком указала на соседнее кресло.
Видимо, у меня на лице было все написано, потому что она покачала головой и тихо сказала:
— Я вижу, вы чем-то рассержены или огорчены?
Я еще не решил, стоит ли ей прямо сейчас сказать все, что я о ней думаю, или подождать, как она вздохнула и произнесла:
— Вы будете великим королем, Робер, я уверена… Но вы будете менее уязвимы для своих недоброжелателей, если научитесь не так открыто выражать перед всеми свои чувства. Ведь, к сожалению, врагов у вас с каждым днем будет все больше, и далеко не все они встретятся вам в честном поединке на поле брани. Я не призываю вас к обману, я всего лишь напоминаю об осторожности… Вы слишком дороги для всех нас, чтобы позволить вам без нужды подвергать себя опасности!
Это она что типа так извиняется, что ли? Нет, определенно, с Маней куда проще! А матушка моя названная между тем продолжала:
— А вот со мной вы могли бы быть и более откровенны! Хотя, конечно, я и сама без труда догадалась, куда мог податься внезапно исчезнувший из Тауэра принц Робер. Особенно, после беседы о короле Ричарде. Я уже успела достаточно изучить ваш нрав, ваши обычаи и привычки чтобы, понять: если вы дали слово не воевать с "Да-и-Нет"[6], то самому Ричарду настал конец, скорый и неотвратимый. К тому же за все время я достаточно хорошо узнала и ваших вассалов. И была уверена, что вы отправляетесь не один, а с многочисленными и надежными спутниками, которые умрут, но не дадут вас в обиду…
Она погладила меня по волосам и улыбнулась:
— Во всей этой истории меня удивило только одно: как это графы Кент и Солсбери еще не рванулись с вами уничтожать Ричарда? Прихватив с собой его преосвященство — архиепископа Кентерберийского?
Я представил себе папашу Тука в колючих кустах и заржал, а Беренгария вторила мне своим серебряным голосом. Когда к нам сунулся сэр де Литль, то узнав, над чем хохочут принц и королева, присоединился к нам своим рокочущим басом.
А на следующий день на меня неудержимой лавиной навалились каждодневные заботы, приправленные новыми проблемами…
— … Зять мой, ваше величество, — Великий Сенешаль с непристойной фамилией расправил усы и приосанился, — Вам немедленно надо назначить день вашей коронации.
— И то правда, сын мой, — пробасил архиепископ Кентерберийский Адипатус. — Тесть твой дело говорит. Что тут тянуть? Коронуем тебя, — он завел очи горе и зашевелил губами. — О! Аккурат на Пасху и коронуем… — Тут его преосвященство гулко рыгнул и добавил: — А пока — пока батюшку твоего отпоем, да…
Он хотел ещё что-то добавить, но тут де Литль, который стоял за моим троном во главе своей родни с сонным выражением на лице и со здоровенным топором в руках, вдруг спросил громоподобным шепотом:
— Командир-принц, а отпевать-то кого станем? Что тебя коронуют — ясно, а чё, у нас ещё кто-то помер?..
— Джон, ты упал и головой ударился? У меня ж отец — Ричард скончался…
Де Литль ожесточенно поскреб в затылке и изумленно вопросил:
— А чё, мы его отпевать станем? Его чё — кроме нас и похоронить-то некому?.. Не, ну… тогда…
Не смеялась, кажется, только Беренгария. Остальные не просто помирали от хохота, они стонали и ревели, колотили кулаками по столам — все, включая чопорных храмовников и тишайших евреев. Отец Тук, утирая слезы, простонал:
— Джон, ты уж лучше кулаками… а то языком у тебя не очень… так что лучше… помолчи… ибо сказано: да не отвратится ваш лик от изрекающих истину по воле Господней… впрочем, это не про тебя…
… Однако смех — смехом, а вопрос с коронацией действительно надо решать. Уильям Длинный меч и Великий Сенешаль с энтузиазмом взялись за это дело, да и вдовствующая королева Беренгария тоже подключилась и развила такую бурную деятельность, что ни у кого и тени сомнения не возникло: так заботиться можно только о родном, горячо любимом сыне. Хотя эта троица взяла процесс подготовки на себя, но и мне тоже досталось. Портные сняли с меня мерку, чуть не по миллиметрам, собираясь сшить "новое платье короля"; евреи-торговцы притаранили целый обоз тканей, чтобы благородный принц Робер мог выбрать себе подходящее качество и подходящий цвет того, в чем он станет королем; Энгельс с Марксом, Паулюсом, Далфером и Олексой Ольстиничем гоняли войско до семьдесят седьмого пота, готовя коронационный парад, Арблестер сотоварищи туманно намекали на какие-то заморские диковины, которые они притащат на коронацию. Впрочем, тут их перебивали храмовники с евреями, обещая привести что-то чуть не с самого края света и так далее, и тому подобное… Правда, это всё заняло немало времени, а потому коронацию решили перенести "на потом". Например, на Троицу. Ну да мне торопиться некуда: когда коронуюсь, тогда и коронуюсь…
Но коронация коронацией, а прочих-то забот никто не отменял. И первым на повестке дня встал вопрос государственной безопасности…
… Мы — я, тесть Мурдах, Примас Англии Адипатус, графы Кент — Энгельс, Норфолк — Маркс и Солсбери — Уильям Длинный меч, Великий Кастелян Ордена Храма в Англии Лука Боманур, Первый Лорд Адмиралтейства Арблестер и новый Лорд Канцлер — Реджинальд фон де Бёф — сидели за столом в Малом Тронном зале у стола, застеленного удивительно красочной и насыщенной фантастическими деталями картиной, которую Арблестер почему-то называл картой, а остальные поддерживали его в этом заблуждении. Речь шла об ожидаемом вторжении войск принца Джона на территорию Англии…
— Аквитанская волчица — прости, племянник! — вещал "дядя Вилли", — никогда не простит смерти Ричарда. Пока она жива — ты б поберегся…
— Уж это — точно, — согласно кивнул головой мой синешалый тесть. — Она и отравителей пошлёт — не вздрогнет, да и убийц может нанять почище этих… — он зябко передёрнул плечами… — которых Рота Королевских Евреев в Святой Земле раздобыла…
Остальные многозначительно и сурово кивали, храня многозначительное и суровое молчание. Которое было нарушено самым неожиданным образом…
— Я чё-то не понял, или чё?!!
Громовой рык, похожий одновременно на грохот горного обвала и рев медведя-шатуна, которому наступил на лапу подслеповатый кабан, потряс зал. Гранд-сержант, барон де Литль выдвинулся из-за трона со своим топоро-молото-копьем и со всей дури саданул кулачищем по столу, расплющив подвернувшийся не ко времени серебряный кубок. Хорошо стол сделали — не треснул. Только покосился…
— Тут чё, кто-то думает, что мы плохо прынца охраняем, да?! И чё?! Ну?!! — чудовищное оружие со свистом рассекло воздух, да так, что Уильям Длинный Меч непроизвольно пригнулся. — Кто?!!
Сзади Маленького Джона подпирали плечами бойцы "Взвода Охраняющих Жизнь Дорогого и Всеми Любимого Повелителя". Орава родичей де Литля ощетинилась оружием, и орала в том смысле, что ежели бабушка Альенор, принц Джон, или еще кто — хоть сам Царь Небесный! — грабки к принцу, то бишь ко мне, протянет, так они их враз укоротят. Вместе с головой, или чем там они думают, что думают…
— А отрава? — это со своего места, долбанув об пол могучим, больше похожим на длинную дубину посохом, поднялся Примас Англии. Сдвинув на затылок тиару, он грозно уставился на великанское семейство Литлей, — Коли отравой его высочество извести захотят — что делать будете?
— Отравителя удавим, — заикнулся было самый младший Литль — Стефан.
Юнец неполных четырнадцати лет от роду и полных ста восьмидесяти сантиметров от пола, он, как и вся его родня обладал чудовищной физической силой, но в отличие от остальных был все же чуть смекалистее. Правда, тут и он попал пальцем в небо…
— А как ты его узнаешь, чучело ты Вифлеемское?! — взвыл замполит Тук. — Кого ты собрался давить, корова ты Иерихонская?!
Ответить Стефан не успел, потому что за него отозвался его дядюшка, сам Гранд-Сержант. Ответно шандарахнув своим топором об пол, он рыкнул:
— На кого командир-прынц скажет, того и удавим, понял, святоша?!
При этом он обвел всех собравшихся тяжелым взглядом. Возражать ему никто не рискнул. А Джон тем временем поставил жирную точку в обсуждении. Всё так же мрачно глядя на присутствующих, он заявил:
— И вообще, чтобы всякие там не грозились — пойти да и перебить их всех na hren! Вона, — он ткнул своей лапищей куда-то за стену, — солдаты ужо застоялись, что твои кони зимой. Вчерась даже шервудцы на gorodke и на polose так себе были. Их на войну гнать надо, а то только жрут в пустую.
Идея упала на благодатную почву и уже через мгновение обсуждение вопросов обороны острова, круто развернувшись на сто восемьдесят градусов, превратилось в обсуждение возможных нападений с этого самого острова. Тут все оказались в своей стихии: Лорд Адмиралтейства вопил, что перевезёт столько войск, сколько надо и туда, куда надо; графы Кент и Норфолк вопили, что им только дай, так они всех порвут и вообще они уже готовы к высадке; Великий Кастелян вопил, что всех рвать как бы и не потребуется, потому что тамплиеры во Франции впрягутся за мое величество на раз-два-три, а они — сила, да ещё какая! Великий Сенешаль вопил, что благородные рыцари и бароны веселой Англии спят и видят, когда ж они, наконец, накостыляют по шеям заносчивым континенталам, а потому — только прикажи! А Лорд Канцлер вопил, что война — дело хорошее, так как казну пополнить не мешает… И над всем этим вопили в унисон Длинный Меч и Примас Англии:
— Война — дело Божье! Пора, пора этих еретиков к ответу призвать! — надрывался батька Тук. — Ибо сказано: не мир я несу вам, но меч!..
— Во-во! — ревел дурноматом "дядюшка" Уильям. — И давно пора этим мечом пройтись по головам всех этих разбойников и содомитов!..
Прошло не менее получаса, прежде чем мне удалось унять этот патриотический порыв. И только тогда, наконец, началось нормальное обсуждение, в ходе которого выяснилось, что нам необходимо: построить не менее сорока кораблей к уже имеющимся; хоть умри, но подготовить и вооружить еще хотя бы десять тысяч солдат, треть из которых должны быть конными; изготовить двадцать, а лучше — тридцать, бочонков того самого сатанинского порошка, с помощью которого взяли Дувр… И что денег на все вот это потребно соответствующее количество… Ну и, наконец, связаться с роднёй моей "матушки" в Наварре и обсудить с ними план совместных действий тоже ну никак не повредит…
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.