Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47575
Книг: 118590
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Обнаженная для зверя»

    
размер шрифта:AAA

Часть 1

В Киртохе ценились девственницы. Особенно, такие, как я – красивые, грациозные, породистые. После того, как несколько лет назад на нас напали Ониксы – оборони, пришедшие, через открытые Врата, найти девушку, которая уже сформировалась, но еще не была с мужчиной, стало почти невозможно. Война не способствует сохранению добродетели.
Еще пять лет назад Ониксы были легендой, страшной, которую рассказывали перед сном непослушным девочкам, а сейчас я каждый вечер танцевала перед ними почти обнаженной. Легкое полупрозрачное одеяние можно не принимать в расчет, оно скорее подчеркивало мои прелести, нежели их скрывало.
Медленно, плавно покачивая бедрами, я двигалась в привычном ритме и не обращала внимания на плотоядные взгляды. Тут мне ничего не угрожало, да и за пределами клуба «За час до сна» тоже.
У меня с владельцем был контракт, и охранная татуировка на три года. Меня никто не посмеет тронуть, пока я танцую у него. О таком многие моли только мечтать, а я… я горько смеялась и плакала ночами.
Ониксы уничтожили мою семью, быт и привычный уклад империи. Они ворвались и устроили хаос из моей благополучной и распланированной жизни. Сейчас все утихло. Воины, насиловавшие наших женщин и грабившие наши дома, исчезли. Им на смену пришли богатые и довольные жизнью господа. Они бросали к моим ногам монеты, на которые я могла неплохо прожить, отпускали сальные шуточки и знали, что если попытаются дотронуться, их ждет неминуемая расплата и штраф. В мою пользу. Его мне хватит для того, чтобы устроить собственную жизнь. Поэтому я была спокойна, но не довольна. Меня готовили не к такому существованию.
Эдран Лаурс ценил каждую из своих танцовщиц, а меня особенно. Я была жемчужиной его коллекции и приносила больше всего денег. Требовалось от меня немного – сохранять невинность. Ониксы, как любые звери чувствовали ее, и она придавала мне дополнительный шарм.
Эти Ониксы казались уставшими, и танцовщица для них была лишь частью расслабляющей атмосферы клуба, наряду с неторопливой музыкой и кальяном. Я любила такие дни. Можно было танцевать вволю, совершенствовать технику и ни о чем не думать. Быть частью интерьера намного проще, чем жемчужиной вечера в индивидуальном танце-привате.
Очень нежная лунноволосая Эльлель выплыла вовремя, едва заводная огненная мелодия, под которую танцевала я, сменилась медленной композицией. Я поклонилась и умчалась со сцены в примерку – переодеваться.
Сегодняшний рабочий день подошел к концу. Я на ходу вытаскивала шпильки из тяжелых огненно-рыжих волос, которые убрала на время выступления. Я танцевала сегодня с полудня, и поэтому тело уже ныло, но это была приятная боль, к которой я привыкла.
– Эва! – окрикнула меня совсем юная девчонка – Кэтти. Она появилась у нас всего месяц назад и смотрела на меня с немым обожанием. Признаться, мне это нравилось. Приятно быть чьим-то кумиром.
– Господин Эрдан попросил тебя зайти, – сообщила она мне, а я застонала.
– Может быть, ты меня не видела? – уточнила с надеждой, но полный тоски, растерянный взгляд заставил меня сжалиться и пообещать. – Сейчас зайду.
Подставлять малую не хотела. Я-то домой сбегу, а ей достанется. Я знала, что означает неожиданная просьба прийти – щедрые чаевые и задержку. Скорее всего, прибыл кто-то из важных гостей и нужен особенный танец. Такие обычно просили исполнять меня. Я была лучшей.
Мне не дали даже дойти до гримерки, не говоря уж о том, чтобы хотя бы полчаса отдохнуть.
– Эва! – владелец клуба Эрдан Лаурс сам вышел мне на встречу. Он, как никто другой подходил к своей должности. Бывший пират – закаленный морем, с рассеченной в драке физиономией, он одним видом внушал страх, поэтому его девочек обижали редко.
– Ну си-и-р…. – простонала я. – Пять часов без отдыха! Имейте совесть! Если я рухну прямо на сцене, вряд ли это понравится клиентам.
– Эва… ты нравишься клиентам в принципе, даже если просто стоишь и томно на них смотришь, – польстил мне он и попросил. – Еще полчаса. Красивый, чувственный приват. Тот, для особых гостей и ты свободна, и завтра тоже. Он хорошо платит, завтра отдохнешь и съездишь к Янине.
Я задумалась скорее для порядка, несмотря на спокойный голос Эрдан не просил, точнее его просьбы не принято было игнорировать, хотя он и с весьма покорным видом ждал ответа.
– Хорошо.
– Я знал, что ты разумная девочка. Только обязательно переоденься и прими душ. Это не просто пес. Начальство. Гостя такого статуса у нас еще не было. Постарайся. Он сейчас несколько занят… – Эрдан криво усмехнулся, а я внутренне покривилась, поняв, о чем он. – Поэтому вряд оценит по достоинству, но с посторонними запахами лучше не рисковать. Не дай боги заподозрит, что ты сейчас только что танцевала для других. Такие, как он привыкли ко всему новому.
Я кивнула. Оборотни сильно отличались о людей. Не все их повадки были понятны, но привыкла к ним и не раздражалась. Обыденные процедуры не заняли много времени. Я быстро ополоснулась, смазала тело специальный увлажняющим маслом, с едва заметным мускусным запахом, который нравился Ониксам и надела особый костюм. Мне он совершенно не нравился, так как был слишком уж откровенным. Два полупрозрачных куска ткани, которые перекидывались черед плечи и на талии закреплялись широким серебряным поясом. Мои полные груди не сковывала сеточка лифчика, а в танце это не очень удобно и слишком вызывающе, а еще через тонкую ткань был виден гладко выбритый лобок. Первое время я, которую воспитывали строгости, не могла даже смотреть на этот костюм, не то, что ли выйти в нем к людям. Но со временем привыкла. Распустила по плечам волосы, перекинув несколько кудрявых прядей на грудь, и шагнула в полутемное, помещение затянутое кальянным дымом.
Оникс сидел на кресле перед небольшой сценой. Близко. Мне придется танцевать практически на уровне его пояса. Опасно. Я предпочитала, чтобы звери сидели у стены на диване, но этот был смелым и возбужденным – короткая стрижка воина, прикрытые глаза и грубые черты лица. У его коленей сидела обнаженная низшая, он держал ее за волосы и прижимал девичью голову к своему паху. Мускулы на обнаженных предплечьях вздулись. Ониксы вообще были более мощными, нежели человеческие мужчины, а этот был крупнее среднестатистического оникса – гора мышц.
Щеки вспыхнули, когда я опустили взгляд на белокурую головку девушки. Я видела подобное не раз, но так и не научилась воспринимать спокойно, хотя меня саму от судьбы покорной девушки отделяло не так уж и много. Лишь чуточку удачи.
Увидев меня, Оникс отпустил волосы рабыни, но девушка продолжила делать свое дело. По всей видимости, очень умело, раз на щеках широкоплечего мужчины заходили желваки, от с трудом сдерживаемого стона. Янтарные глаза вспыхнули волчьим, алым.
– Ближе… – глухо приказал он, и я остановилась на краю сцены, так близко, что могла поставить узкую обнаженную ступню на голову девушки или ему на колено.
Уже звучала музыка и я начала плавно покачивать бедрами и прогибаться в спине. Волосы разлетелись по плечами, обнажая груди с полными, проколотыми сосками, которые торчали призывно и, услышала, как из гуди Оникса вырвался низкий утробный рык и это была реакция на мои, в целом довольно невинные движения, а не на усердно сосущую низшую. Это успокоило.
В очередной раз доказало, что я лучше и ценнее, нежели любая из девочек-низших, призванных удовлетворять самые низменные инстинкты Ониксов. Я повела плечами и чуть наклонилась вперед, выполняя возбуждающую тряску. Все мое тело мелко дрожало и заставляло Оникса наклоняться вперед, шумно вдыхать носом, пытаясь уловить мой запах, и облизывать губы.
Дальше было сложнее, я сделала шаг вперед и все же поставила пальцы ног на его бедро – опасно близко, практически рядом с губами рабыни. Кончики пальцев стояли на грубой ткани штанов, но большой палец щекотали жесткие волосы. Очень опасно, я всегда боялась, что однажды какой-то из ониксов не выдержит и решит, что удовольствие стоит штрафа, который клуб берет за невинность танцовщицы. Точнее, я знала – рано или поздно это произойдет. Но вряд ли в этот раз.
Низшая тоже знала свое дела и понимала, за что ее тут кормят, поэтому начала сосать интенсивнее. Если нам повезет, то Оникс сейчас кончит и ему станет ни до нее, ни до меня, но этот держался. Не отрываясь, смотрел на меня, и в янтарных глазах плескалось пламя.
Перебитый в бою нос был почти ровным, а сильный подбородок волевым. Редко когда Ониксы вызывали хотя бы подобие симпатии. А этот пусть по-звериному… но был красив, грубой пугающей красотой, от которой сердце начинало колотиться, словно у мыши, которую кот загнал в угол.
Небритые щеки покраснели, а на лбу выступила испарина, и я немного отвернулась. Наблюдать за чужим едва сдерживаемым наслаждением было неловко.
– Смотри в глаза, скомандовал он, и я повиновалась, опускаясь ближе, практически скользя сосками по губам. Но когда он, рыкнув, подался вперед, я уже ушла и повернулась спиной. Почти кульминационная и очень рисковая часть танца. Я сделала несколько плавных движений плечами и мелкими шажочками подошла к краю сцены, снова опасно близко, но, на сей раз, повернувшись к Ониксу спиной. Он шумно вдохнул, коротко бросил наложнице «брысь» и подался вперед, ловя каждое движение моих ягодиц, а потом я сделала то, что я являлось завершением танца, немного расставила ноги и медленно, чувственно согнулась, так что вся моя гладкая промежность и свергающий камень в клиторе – все оказалось перед его взором.
Я подозревала, что сейчас произойдет – слишком сильный соблазн для зверя и лучше бы наложница продолжала свое дело, тогда бы он точно кончил, но ее не было. Зверь ухватил меня за ягодицы, развел в стороны, застав задрожать от страха и шумно вдохнул – по все в пределах дозволенного, а потом произошло неожиданное, я почувствовала его язык на своих половых губах. Оникс лизнул неторопливо, медленно и как ни странно возбуждающе, я дернулась – это было против правил, но ему было уже все равно. Он не позволил уйти и резко, болезненно укусил за внутреннюю поверхность бедра. Этого я не ждала, вскрикнула, вырвалось, а он и не подумал удерживать, только тихо рыкнул.
– Моя…
Я испуганно обернулась, чувствуя, как по бедру стекает струйка крови – клыки у них острые. Оникс откинулся в кресле. Сильная рука слегка сжимала огромное, все еще влажное от слюны наложницы достоинство, он медленно его поглаживал, но не спешил подзывать, девушку, замершую у стены.
– Эту забери, – бросил мне, указав подбородком на низшую. – Она мне все равно не поможет. Этот жар успокоить можешь только ты.
Так я не бегала, даже когда Ониксы подожгли наш дом, и я знала, что родители и старший брат мертвы. Только сейчас за мной никто не гнался и это настораживало. Я забежала в гримерную и закрыла на замок дверь, соединяющую ее со сценой. Дыхание вырывалось с хрипом, а сердце билось, словно у бешеного зайца – сильно и испуганно.
– Эва? Что произошло? – поинтересовалась Элика, моя сменщица. Она только что пришла и сейчас расхаживала по гимерке в одних кружевных трусиках. Ее темно-зеленый костюм все еще висел на ручке шкафа.
Дар речи пропал. В данный момент я могла объясняться только жестами. Похватала ртом воздух и потом без слов показала свое бедро. Точнее след от укуса, который сейчас смотрелся особенно впечатляюще – кровавая ранка от клыков и ровные отпечатки от более тупых передних зубов.
– Он что пометил тебя? – Глаза Элики стали такими огромными, что я испугалась еще больше. Я думала, мою сменщицу ничего не сможет удивить. Для нее в отличие от меня, невинность давно стала товаром. Она искала, кому ее продать подороже, поэтому происходящее в клубе воспринимала иначе, чем я. – Ты хоть понимаешь, что это значит? – поинтересовалась она. Удивление сменилось восторгом, смешанным с не скрываемой завистью.
– Представления не имею! – отозвалась я, и устало скинув с себя костюм, отправилась в душевую. Единственное, чего мне хотелось – это сбежать домой, спрятаться под одеялом и не вылезать до завтрашнего утра.
– А зря! – голос Элики пробивался сквозь журчание воды. – Это не просто укус или выражение симпатии. Он тебя пометил! Он заявил свои права на тебя! Ты понимаешь, что сейчас он готов пойти на многое лишь бы получить тебя. Смотри, сделай правильный выбор!
– Какой правильный, Элика? – возмущенно поинтересовалась я, выскакивая из душевой и не обращая внимания на стекающее по телу мыло.
– Ну… – Она задумчиво подцепила мыльную пену с моего плеча и намазала ее мне на нос. – Или ты продашь свою невинность и будешь устраивать судьбу дальше, имея неплохой счет в банке…
– Или?
– Или рано или поздно он возьмет то, что ему причитается силой… это ониксы, они никогда не отступают от своей цели.
– На мне защитные руны. Эрдан не даст меня в обиду. Да и война уже давно закончилась… Оникс не посмеет.
– Поверь, Эрдан будет держать свечку, если оникс заплатит ему хорошие отступные. Эва, ты получила лучший из возможных шансов. Он пометил тебя как истинную пару – это не сиюминутное желание. Его зверь выбрал тебя.
– Он ничего мне не предлагал, – припечатала я последним аргументом.
– Ты дура, Эва, – сообщила Элика и добавила. – Хоть раз поступи разумно. А я пошла, может и меня укусит какой-нибудь важный господин. Моложе я не становлюсь. И ты, кстати, тоже.
– Мне всего лишь восемнадцать!
– Да. Два-три года и ты будешь доплачивать за свою невинность из собственного кошелька.
Я привычно фыркнула и снова скрылась в душевой. Слова Элики заставили задуматься, но я отказывалась воспринимать случившийся инцидент как нечто большее, чем просто неприятность на работе.
В жизни, вне клуба я была обычной и ничем непримечательной жительницей послевоенного Сабирона. Слишком вызывающие длинные рыжие волосы заплетала в косу, а платья выбирала светло-серые, синие или коричневые, неброские со строгим силуэтом и высоким воротом. Так я не привлекала к себе ненужного внимания. К тому же, я старалась не тратить деньги на лишнее. Прекрасно знала, достаточно сытое существование может прекратиться в любой момент. И тогда, все накопления будут кстати. Танцевать вечно нельзя, а удачно выйти замуж с такой карьерой нереально, а, значит, всегда придется рассчитывать только на себя.
Я быстро переоделась, забрала волосы и надела аккуратную маленькую шляпку – на улице было пасмурно, и моросил дождь. Сейчас я вполне могла сойти за преподавательницу или гувернантку, короче за девушку приличную, но небогатую.
Пробежала по знакомому коридору и направилась к выходу из клуба, предназначенному специально для персонала. Но меня не выпустили, дорогу мне преградили два охранника, похожи на массивные шкафы. Я знала их обоих уже не первый год. От того стало еще обиднее.
– Рик, – обратилась я к ближайшему. – В чем дело?
– Прости, Эва. – Он немного смутился, но старался смотреть на меня прямо. – Не знаю, что ты натворила, но босс приказал не впускать тебя, и проводить к нему в кабинет.
Я знала, что натворила, и поэтому сердце ушло в пятки. И так же я знала, что умолять бесполезно. Девочки, случалось, обворовывали клиентов, пару раз покушались на имущество и самого боса и если бы охранники выпускали каждую, кто слезно умоляет на входе, то сами бы лишились работы, но я не могла не попытаться. К тому же слезы сами хлынули из глаз.
– Пусти меня Рик… ну пожалуйста! Я действительно ничего не сделала!
– Я симпатизирую тебе, Эва… – охранник покачал головой. – Но ты же знаешь… Всем нам ближе своя рубашка. Я не буду рисковать место даже ради твоих красивых глаз.
– Скажешь, что я проскользнула через черный ход…
– Не могу. Тогда я подставлю ребят, которые дежурят там. Пошли, Эва. Ты же знаешь Эрдан, если ты не виновата, то он не станет тебя наказывать.
– А кто тебе сказал, что дело в нем? – фыркнула я и послушно, позволила ухватить себя за локоть и повести в сторону кабинета начальства.
Я не ошиблась. Босс сейчас находился не один. В кресле против него сидел Оникс. Сейчас мужчина был одет, выглядел практически прилично и сверлил жадным, голодным взглядом, который напугал меня настолько, что я попятилась, но уткнулась в мощную фигуру Рика, все еще стоящего в дверях.
– Эва, пройди и присядь, – произнес Эрдан и указал подбородком на стул. Хозяин клуба был сосредоточен и угрюм, но не зол. Не на меня, по крайней мере, но это почему-то не утешило. – Я хочу тебя кое с кем познакомить.
– Спасибо. – Голос дрожал, но я старалась выглядеть как можно увереннее. – Но мы знакомы в той или иной степени. Сейчас мой рабочий день закончился и более тесное знакомство меня не интересует. Можно, я все же отправлюсь домой. Я и так пошла вам на встречу и задержалась дольше положенного.
– А она не только красивая (несмотря на это уродское платье), но и забавная, – прищурившись, протянул оникс, и на его губах мелькнула наглая улыбка хозяина судьбы. Его действительно смешили мои попытки отстоять свое право на свободу. – Я боялся, что в жизни меня разочарует та, которую выбрал мой зверь. Но он меня не подвел.
– Эва, сядь…
Я бы рванула в коридор и сбежала, но в одном помещении меня окружили сразу трое мужчин. Охранник в дверях, босс и оникс за столом. Сопротивляться было бесполезно, поэтому я сделала единственную разумную вещь – повиновалась и села, оказавшись напротив Эрдана и совсем близко от оникса, который сейчас был одет в строгий черный костюм и выглядел почти цивилизовано. Встреть я его на улице, могла бы перепутать с весьма крепким и высоким человеческим мужчиной. Выдавали его видовую принадлежность только янтарные глаза.
– У меня для тебя две новости, Эва, – начал Эрдан, задумчиво прихлебнув из наполовину опустошенного бокала. – Одна хорошая, другая, как водится, не очень. С какой начинать?
– С какой вам будет угодно, – устало отозвалась я. – Неважно, когда вы скажите плохую новость сейчас или позже. Лучше она от этого не станет.
– Я всегда знал, что ты умная девочка, Эва, – похвалил меня начальник. – Мне очень жаль, что ты не сможешь работать у меня дальше…
– Что? – я даже подскочила на стуле. – Но почему?
Сердце упало куда-то в желудок. Это действительно была отвратительная новость. Подобного развития событий я не ожидала. Или он уже списал меня со счетов из-за метки оникса? Но я не собиралась идти в постель к зверю. Ни при каких обстоятельствах!
– Более того, – довольно заявил Оникс. – Ты вообще никогда не сможешь танцевать ни в каком клубе!
– Но почему? – Губы затряслись, а руки сжимающие зонт мелко дрожали. Я готова была разрыдаться. Я знала, что все равно или поздно закончится. Но не так быстро и неожиданно.
– Потому, что на тебе его метка. Ее почует любой оникс и поймет, что ты чужая добыча. Для них это неприемлемо, и опасно, – мрачно пояснил босс. Похоже, его самого ситуация не очень радовала. Что же, было приятно, что он ценит меня. На большинство девочек, ему было наплевать. – Если не девственниц, танцующих приват они воспринимают как падших женщин, которые могут оказать любую услугу, то смотреть за танцем чьей-то избранной… то это прости, почти тоже самое, что держать свечку…
– Они чуют более сильного, а я сильнее любого, кто теоретически может заглянуть в это милое заведение, – вмешался в разговор оникс. – И я убью каждого, кто посмотрит на тебя. Ничего личного… просто собственнический инстинкт. Не совсем даже мой… – его губы исказила усмешка. – Моего зверя.
– Но зачем? – я была просто обескуражена. Из-за нелепой случайности моя жизнь рушилась, словно карточный домик.
– Мой зверь считает, что ты принадлежишь ему. Он тебя заметил и заклеймил. Может быть, он наиграется и отпустит тебя…
– Нет… – я покачала головой, порываясь встать. – Нет… я не позволю это проверить.
– Эва… не воспринимай так остро, – осторожно начал Эрдан. – Ты знала, что рано или поздно твоя карьера закончиться и лорд Крэйген готов компенсировать тебе неудобства…
– Так вот как это теперь называется? – зашипела я, чувствуя. Как щеки заливает румянец.
– Именно, – сказал босс с нажимом. – Он готов тебе заплатить…
От обозначенной суммы у меня пересохло во рту. Но я категорично ответила.
– Не стоит. Мне не интересно. Я понимаю, куда ведет этот путь. Не хочу через пару лет стать одной из твоих низших.
Я решительно поднялась и направилась к выходу.
– Ты ведь понимаешь, что если откажешься, тебе придется уйти ни с чем. Я перечислю тебе только зарплату за сегодня и все. Эва, ты думала, как будешь жить дальше… безденежье тебя приведет в компанию низших еще быстрее. Давай смотреть правде в глаза, у тебя невелик выбор. Ты умеешь только танцевать. Ни родни, ни перспектив замужества… кем ты будешь?
– Я не успела подумать об этом, – ответила я, чувствуя, как по щекам льются слезы. – Но у меня теперь будет достаточно времени. Так ведь?
Я уже рыдала не скрываясь, оттолкнула с прохода Рэма, который был в три раза больше меня, и выскочила из клуба, слыша в спину насмешливый голос Оникса.
– Ты же знаешь, что я найду тебя везде, Эва…
Я уже не слушала, неслась к выходу, словно ужаленная. Мимо охранников проскочила, даже не попрощавшись. Я еще не могла осознать, что со мной произошло. И не хотела.
На улице дул ветер с косыми порывами, лил сильный и холодный осенний дождь, от которого никакой зонт не спасет. Он хлестал с такой силой, словно оплакивал мою судьбу. А я рыдала. Не думала, что моя жизнь может стать еще хуже, чем была и никогда и предположить не могла, что буду оплакивать нелюбимую работу. Но в одном мой бывший босс был прав, я не знала, как буду жить дальше. Наверное, решение придет, но позже. Сейчас меня поглотило отчаяние.
Я сделала из-под навеса шаг на улицу и даже не подумала открыть зонт. Бесполезно. Все равно пока добираюсь до ближайшей остановки пассажирского кэба, промокну до нитки.
Когда прямо передо мной затормозила новенькая карета, которая могла передвигаться без лошадей, с помощью магического привода, я испугалась, а когда в окошке показалось уже знакомое лицо Оникса, едва не кинулась бежать по лужам. Но вовремя сообразила – если ему нужно, он все равно меня догонит.
– Ты конечно, можешь сбежать от меня Эва…. – тихим хрипловатым голосом начал он. – Но под крышей в такую погоду лучше. Садись, я отвезу тебя домой.
– Нет… – Я покачала головой и отступила, даже не обратив внимания на то, что ноги угодили в лужу, глубокую, холодную. Но сейчас меня это не волновало.
– Не думаешь же ты, что я схвачу тебя и увезу силой? – усмехнулся он. – Поверь, в этом нет необходимости. Если бы я хотел тебя забрать силой, я бы сделал это еще в клубе. Весь интерес в том, что ты придешь ко мне сама. Сейчас тебе ничего не угрожает. Ну же, решайся. Залезай.
В словах пса была своя доля истины, а дождь хлестал все сильнее и я уже начала дрожать. Шляпа и платье промокли. Я подумала…соблазн был слишком велик, но я совсем не знала его, зато точно понимала, чего именно он от меня хочет. Поэтому снова покачала головой и бросилась прочь по улице под проливным дождем, молясь, чтобы зверь не кинулся за мной.
Он не стал этого делать, только засмеялся мне в спину и крикнул: «Как хочешь! Так даже интереснее, Эва».
Я не помню, как добралась до дома – измученная, промокшая и дрожащая от холода. Скинула вещи прямо в коридоре маленькой квартирки, которая находилась под самой крышей, завернулась в теплый и уютный халат до пят и включила наливаться ванну. Меня трясло до сих пор. Я включила на полную мощность отопление и провела рукой над светильниками, чтобы они зажглись. На небольшой квадратной плитке уже начинал пыхтеть чайник, а я тихонечко стала согреваться. В этот момент раздался стук в дверь.
У меня было немного друзей. Иногда заходила соседка или квартирная хозяйка. Вот, собственно, и все мои посетители. Район у нас был тихий и я не боялась. Открывала всегда сразу же, но не сегодня. Сегодня меня прошиб холодный пот. Я была почти на сто процентов уверена, что за дверью он – темноволосый оникс, который не привык сдаваться. Я посидела испуганной мышью на кухне, но настойчивый стук повторился и любопытство победило. Я осторожно подошла к двери и провела дрожащей ладонью по ее поверхности. То место, которого я коснулась, стало прозрачным, позволив увидеть, кто стоит снаружи.
Там переминался с ноги на ногу совершенно незнакомый парень. Судя по форменной одежде, посыльный. Я ничего не заказывала, но все же осторожно приоткрыла дверь, не торопясь распахивать полностью.
– Глинтвейн для Эвы Соунсон, – произнес он, сверяя имя с бумажкой.
– Но я ничего не заказывала…
– Адрес ваш, имя ваше, уже оплачено… – парень пожал плечами и протянул мне коробку. – Будете брать?
Я растерянно протянула вперед руки, курьер поставил на заказ и тут же развернулся на лестничной клетке и сбежал вниз.
На кухне я осторожно вскрыла упаковку. Внутри, заключенный в плотный куб из специального, удерживающего температуру вещества, стоял огромный кубок, в котором плескалась алая жидкость. К заказу прилагался маленький пакетик с зельем. Его я высыпала на куб и он растаял. По комнате поплыл аромат горячего вина, апельсиновой цедры и корицы. Еще в упаковке лежала записка – там было всего несколько слов «Я не хочу, чтобы ты заболела».
Не нужно было гадать от кого этот подарочек. Первым порывом было выкинуть его в окно, но потом я подумала, что и сама не хочу свалиться с простудой, в которой, пусть и косвенно виноват оникс, поэтому все же взяла кубок в руки. Предварительно правда более внимательно принюхалась – но вроде бы пах напиток, так как ему и положено. Я уловила только слабый букет лекарственных трав и осторожно сделала глоток.
Глинтвейн был обжигающе горячим. При упаковке не поскупились на магию – стоила такая доставка недешево. Да и сам глинтвейн терпкий, с ярко выраженным медовым привкусом был хорош, я даже про ванну забыла, когда вспомнила, принимать ее передумало. Меня начало клонить в сон. Я завернулась в теплый плед и задремала. Горячий алкоголь заставил расслабиться и забыть обо всех неприятностях этого дня.
Да в моей жизни снова возникли проблемы, но я пообещала себе, что подумаю о них завтра. Причем не с самого утра. На утро у меня был запланирован один визит. Я собственно, только ради этих визитов и брала выходные.
Ехать надо было в пригород Собирона, поэтому я встала рано утром. К счастью без малейших признаков простуды. То ли не подвело мое отменное здоровье, то ли глинтвейн, присланный ониксом. Мне хотелось верить в первое. Но, в любом случае, что бы ни послужило причиной, с утра я была свежа и даже могла не реветь. У меня имелись небольшие накопления. Первое время я продержусь, а дальше будет видно. Жаль только придется уехать отсюда. Если будет необходимость, то далеко-далеко, а там пройдет укус, забудется история и возможно получится найти работу, ту к которой я привыкла и которая обеспечит мне нормальный доход. В Собироне лучшее, на что я могла рассчитывать – это помощница в какой-нибудь лавочке. А это, даже при хорошем раскладе, лишь треть моей зарплаты.
В этом городе меня держало только одно. Мне предстояло решить эту проблему, и пока я не знала, как. Я заплела волосы в тугую косу и уложила ее вокруг головы, надела горчичного цвета платье с воротником стойкой и подолом который чуть расклешался к низу, а так же прихватила из шкафа короткий жакет из мягкой кожи. Сегодня погода радовала. Дождя не было и из-под низких туч иногда даже выглядывало солнце. Но осенью в Собироне без зонта было нельзя, поэтому я повесила свой на сгиб локтя и отправилась на остановку кэбов. Ветер все равно был холодным и, смотря, на пасмурное небо можно было предположить, что день снова закончится дождем.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.