Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47538
Книг: 118500
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Зачем я ему?»

    
размер шрифта:AAA

Алина Ланская
Зачем я ему?

Самому близкому и родному человеку, написавшему прекрасные стихи для этой истории, поддержавшему мое желание написать книгу и ставшему прообразом для двух очень разных героев.
И подарившему мне океан!

Глава 1

– А потом он улыбнулся этой рыжей дряни, хлопнул по заднице и увел в спальню! Меня в жизни так не унижали! Слышала бы ты этих сучек с третьего курса…
От переизбытка чувств Машке явно не хватало слов. Впрочем, продолжения и не требовалось – о ее эпическом походе на вечеринку Воронова гудел с утра весь поток.
Мы сидим на ее кухне, и уже полтора часа я слушаю Манины вопли. Вино хозяйка дома не уважала, как и все другие «слабоалкогольные напитки», а вот коньяк, виски и особенно текилу – ценила. По случаю сегодняшнего события на столе красовалась бутылка Hennessy. Уже наполовину опустошенная.
– Зачем ты вообще потащилась на эту вечеринку? Тебя туда не звали, нас никого туда никогда не позовут. – После ночной смены, пяти пар и зубрежки теории литературы уже не было особых сил сочувствовать Мане. – Как тебя вообще туда пустили, там же только для мажоров?
Мы познакомились полгода назад при поступлении. 19-летняя Мария Епифанцева была рождена для инсты – ноги длинные, попа круглая, накачанная, грудь честного третьего размера, губы, как у младшей Кардашьян после операции. А еще Машке достались роскошные черные волосы и выразительные миндалевидные глаза. В одежде она придерживалась простых и понятных правил – только яркое, короткое и обтягивающее, ну и брендовое, конечно. А еще Маня любила и умела веселиться. Вся ее жизнь была как одна большая вечеринка. В общем, у парней моя подруга должна была пользоваться бешеным спросом. Тогда почему ее не пустили на тусовку?
У прекрасной во всех отношениях Марии было, как минимум, два недостатка. Первый – она всегда говорила то, что думала. Всегда. И всем. И сколько я ее знала, ни разу не изменила этой привычке. И второй – Маня хотела замуж. Здесь и сейчас. За первые два месяца учебы об этом уже знал весь наш курс, а также все более или менее популярные парни универа. Я не сомневалась в том, что своего она добьется, но – не с Максом Полянским. Сын владельца крупнейшей в области строительной компании жениться хотел примерно так же, как Маня – постигать основы стилистики русского языка. О его нежелании заводить хоть какие-то нормальные отношения знали все. Но разве это остановит Епифанцеву, чей девиз по жизни – «слабоумие и отвага»?
– Маш, он ведь отшил тебя, когда ты пыталась с ним познакомиться в клубе. Зачем ты снова к нему полезла, а?
– Сегодня отшил, а завтра сам за мной ходить будет, – Машка сделала неприлично большой глоток из рюмки и быстро сунула в рот кусок шоколада. – Никуда не денется он от меня, а пока пусть спит, с кем хочет.
Манин оптимизм вызывал во мне стойкую зависть – так не замечать очевидного и слепо верить в свое «долго и счастливо» я не умела.
– Хорошо хоть они просто тебя выгнали, а не заставили бегать голой вокруг учебного корпуса, как ту фитнес-модель с филологического. Или не трахнули всей толпой… Ведь не было ничего?
– Не было, не было. К сожалению… И не заставляли ее голой бегать, она сама напилась и разделась… А ты слухам веришь, как бабка старая. Лучше коньяк пей…
– Значит, нормально все было и тебе не пришлось спускаться в двадцатиградусный мороз по пожарной лестнице облитой с ног до головы шампанским? Маш, уже ролик в сеть выложили, как ты от охраны по всему комплексу на шпильках бегала… Две с половиной тысячи просмотров и более сотни комментов под ним.
– Вот же ж сволочи, а! Ну да черт с ними, переживу.
Умение плевать на общественное мнение было очевидным достоинством Машки. Это восхищало в ней куда больше, чем явное нежелание увидеть реальность – тот «высший свет», куда она так стремилась прорваться, – на самом деле был кучкой никчемных богатеньких уродов, которые уже свихнулись от вседозволенности и просто не знают, чего бы еще захотеть. Детки самых влиятельных и богатых людей города тусовались только друг с другом и не пускали «челядь» в свой круг. А дочь хозяина пекарни из пригорода никак не могла быть равной владельцам «газет, заводов и пароходов».
– Ма-а-ш, забей на него уже. Вокруг тебя столько парней ходят, некоторые даже жениться готовы, пусть не сейчас, но лет через пять-шесть точно. На кой черт тебе сдалась эта элита?
– Да потому что я – не ты! Это тебе нравится быть серой и незаметной, а я внимания хочу и чтоб мне завидовали! Чтобы не пахать у отца в пекарне с утра до ночи! У меня уже аллергия скоро начнется на его муку! Я жизни хочу нормальной, понимаешь, нормальной! Мне эти задроты с учебниками даром не нужны!
С Машкой такое бывает – переберет с коньяком, так и начинает меня жизни учить. А я – что? Я не обижаюсь. Я серая и незаметная. Когда была жива бабушка, шутила, что мне надо идти в шпионы с моей внешностью – увидишь раз и сразу же забудешь, настолько я типичная и обычная. А мне нравится, я вообще довольна своей внешностью. И не знаю, кто еще в 19 лет так бы радовался отражению в зеркале, как я. Так, кажется я отвлеклась…
– Не заводись, Маш. Хочешь ходить за Полянским, ходи. Я тебе мешаю разве? Просто он же смеется над тобой и дружки его… Я слышала, что папа ему невесту давно подобрал, она где-то за границей учится. Деньги к деньгам, как говорится.
– Или заткнись, или придумай, как мне с Максом контакт наладить. Ты же умная вроде, вот и думай.
Думать о Максе не хотелось, хотелось спать, а еще потрясти хорошенько Машку, чтобы хоть в какое-то подобие вменяемости ее привести.
– Ладно, поздно уже. Завтра первая пара у Гладилина, опаздывать нельзя. Я к себе пойду, обещай, что спать ляжешь и не наделаешь глупостей.
– Оставайся здесь, твой сарай опасен для здоровья, как ты вообще там живешь? – Машка зевнула и посмотрела на меня сонными глазами. – Я сейчас напьюсь с горя и пойду куролесить. Сама потом рада не будешь. И вообще, переезжай уже ко мне, все равно с мужиками не клеится…
Квартира у Маши была не в пример круче моей – шкафы-купе с зеркальными дверями в коридоре и спальне, встроенная кухня, правда, белая. Непрактично, зато красиво. И кровать – огромная, двуспальная, с каким-то навороченным матрасом – стоит столько, сколько я за год не заработаю. Что бы Маня ни говорила про папу-пекаря, а дочку свою единственную он любит и не поскупился для нее на удобства. Два раза в неделю к ней даже приходила женщина убираться и готовить еду. Вот и сейчас, заглянув в холодильник, я снова убедилась, что Елена Викторовна не зря свои деньги получает – на полках обнаружились запеченные с картошкой овощи, котлеты и борщ.
Да, самое главное достоинство – Машкина квартира в паре минутах ходьбы от универа, но до учебы у меня с утра завтра планы, и, останься я у подруги, с ними пришлось бы распроститься.
– Останусь, но ненадолго. Дома надо одежду погладить с утра. Маш, давай поедим, а то совсем окосеем… – Я уже ставила на плиту котлеты и картошку.
– Тебе все бы пожрать… Э-м-м, пахнет хорошо. И все-таки эту рыжую стерву надо проучить.
Машка уже откровенно клевала носом. За следующие двадцать минут я выслушала четыре плана мести той самой наглой девице, которая посмела забрать Машкину собственность, то есть Полянского. Надо признать, что два из них были весьма неплохи.
Маня чуть слышно посапывала в кровати, когда я уходила, забирая с собой мусор. Уборка не была сильной стороной хозяйки квартиры, а домработница должна прийти лишь через два дня.
Не сказать, что я люблю гулять ночами одна по темным улицам, но идти нужно было всего пятнадцать минут, а бегаю я быстро, если что. В общем, ничего страшного, да и луна сегодня полная, и снег свет отражает. Фонари, правда, почему-то не горели у универа, ну да ладно. Интуиция после коньяка явно расслабилась и отправилась баиньки.
Поэтому, когда, повернув на угол моей улицы, я споткнулась о чье-то тело, то удивилась. Очень удивилась. На самом деле я заорала, громко. Перед глазами оказались длинные ноги в очень дорогих сапогах. Настолько дорогих, что даже Машка не стала их покупать, хоть и очень хотела. Черная кожаная юбка, сбившаяся на бедрах, норковая шуба. Взгляд пополз дальше: волосы, длинные густые и рыжие. Рыжие…
О нет! Только не она. Не могла же Машка… Конечно, это бред, она спит дома… Мысли неслись как сумасшедшие. Господи, что делать-то? И тут я заорала снова.
В двух метрах от рыжей лежал Макс Полянский.
Разглядеть его не успела, я вообще ничего не смогла сделать, разве что опять заорать. На рот опустилась чья-то ладонь.
– Рот захлопни и не ори. Кто надо, тебя уже услышал.
Локоть рефлекторно двинулся вниз, но попал в пустоту: меня уже никто не держал.
Я в какой-то прострации находилась, кто-то внутри меня требовал убираться отсюда немедля. Кричал так громко, что его, видимо, услышали.
– Даже не думай сбежать, лучше иди сюда и подсвети телефоном.
Терпеть не могу его голос – сухой, бесцветный и всегда какой-то отстраненный. Тут два трупа лежат, один из которых – его друг, а он даже не вздрогнул. Может, это он их грохнул, а я ненужный свидетель? Блин, осталась бы у Машки, уже спала бы себе спокойно.
– Я сказал, подсвети. Тебе непонятно? Живы… Кажется.
И, не взглянув на меня, нажал на кнопку в телефоне.
– Да, я нашел их, без сознания, но дышат. Внешних повреждений нет. Угол Воронцова и Садовой. Нет, скорую еще не вызвал…
Потом был звонок в какую-то больницу. Вот сейчас бы мне уйти, не нужна я тут, без меня справятся, да и помочь нечем.
– А теперь рассказывай, что тут произошло. И где твоя чокнутая подружка?
Ответить не успела. Где-то рядом послышались звуки сирены. И уже через секунды к нам подъехала скорая, затем две полицейские машины и еще какие-то джипы с затемненными стеклами. Забегали люди, Полянского и рыжую тут же забрали медики, бросив на ходу, что обморожения нет, видимо, пролежали они в снегу недолго, а сегодня ночью слабый минус.
– Кто нашел пострадавших?
На меня смотрел здоровый полицейский с какими-то пышными до несуразности усами. Я бы, наверное, рассмеялась, если б по-прежнему не была в ступоре. Это все сон, дебильный сон, я опять много съела на ночь, вот и снится бред… Но это не сон, я уже 15 минут стою на морозе, вокруг меня бегают люди, задают вопросы. Я уж было открыла рот…
– Их нашла Варвара Барсукова, студентка первого курса журфака. Я услышал ее крики, пришел сюда, вызвал скорую и позвонил в свою службу безопасности.
Я уставилась на говорившего. Это что, шутка? Откуда он знает, как меня зовут и где я учусь. Да, для своих одногруппников я была просто тенью, они и имени моего не знали: я для них то Вика, то Вера. Иногда мне казалось, что даже Машка не помнит, как меня зовут. А вот то, что меня, оказывается, знал сам Леднев, было плохо. Я же невидимка, а он – главная местная знаменитость, самый-самый мажор универа и, похоже, всего нашего совсем немаленького города. Ему же по статусу не положено замечать таких, как я. Плохо, Варя, это очень плохо. Подивиться, откуда университетский король знает мою незаметную персону, дальше не получилось. Меня, что называется, взяли в оборот: пышноусый стал наседать с вопросами – про время, про то, кого видела, что делаю ночью на улице, в каких отношениях с потерпевшими. И добил окончательно, сказав, что забирает меня в участок. А Леднев, конечно, может ехать домой. Когда ему будет удобно подъехать в отделение? Уже все рассказал? Ну что ж, зафиксировать показания все равно надо, завтра он будет занят? И т. д., и т. п.
Слушаю все это и диву даюсь. Люди, вы серьезно?! Я вот не уверена, что это не он приложил Макса с Рыжей. Но кто тут спрашивает мое мнение?
– Варвара, как и я, не более, чем случайная свидетельница. Уже поздно, да и вряд ли в этом состоянии от нее будет какой-то толк.
Вот гад!
– Дим, оставь девочку. Видно же, что она ни при чем. Спасибо, что сам приехал.
За спиной Леднева стоит невысокий мужчина в темных джинсах и куртке. Он добродушно улыбается усатому, но взгляд какой-то сосредоточенный, цепкий. Это получается, он полицию вызвал и не просто полицию, а этого усатого Диму? Он вообще тут кто? Да какое мне дело?! Люди, отпустите меня. Пожалуйста!
– Мне добавить нечего, никого не видела, шла домой от подруги, она подтвердит. А теперь можно я пойду? У меня первая пара в 8.30.
Вид у меня, наверное, был настолько жалкий, что усатый лишь махнул рукой. Вали, мол, отсюда. Правда?! Всего каких-то 300 метров до дома и этот ужас, наконец, закончится!
– Подожди, я провожу, – тут я почувствовала, как меня схватили за локоть. Больно!
– Да тут близко совсем, не нужно, – я безуспешно пыталась выдернуть руку. Вот бы врезала ему со всей дури, но нельзя. Столько людей вокруг, да и повода вроде нет. Человек заботу как бы проявляет… Скажи я Машке, что меня сам Леднев вздумал провожать, решит, что я свихнулась.
– Ничего, потерпишь пару минут. Заодно расскажешь, как дело было.
– Ничего я не видела, пусти меня, придурок!
– Совсем страх потеряла?!
Мы отошли уже довольно далеко. Я обернулась и увидела того, в темных джинсах. Мда… От него помощи не будет. Полицейские рассаживались по машинам и собирались уезжать, оставались только тонированные джипы.
– Я, правда, ничего не знаю, шла домой от Епифанцевой. Да что я могла с ними сделать? Я не знаю их даже, видела пару раз в университете, как тебя, и все. Мы вообще-то с разных планет, если не заметил.
– Адрес Епифанцевой. Она должна тут рядом жить.
– Зачем тебе? Ты что к ней собрался? Да она спит давно…
– Адрес.
– Иди к черту! Эй! Пусти немедленно, куда ты…
– Рот закрой и послушай. Макса накачали наркотой так, что он еще нескоро придет в себя. Твоя идиотка-подружка вчера всю ночь орала, что Макс ей заплатит за унижение.
– Откуда у нее наркотики? Ты вообще, чего несешь?
– Я сказал: рот закрой. Ты же журналистом хочешь стать, вот и задай правильные вопросы. Откуда у твоей Маши столько денег? Пекарня – не самый рентабельный бизнес, особенно в городке, где есть свой хлебокомбинат. Погугли хотя бы, раз сама не соображаешь.
И этот человек мне говорит о честном бизнесе?! Я хотела возмутиться, но не успела.
– Никит, пробили адрес этой Епифанцевой, пойдем побеседуем с девушкой. – Я даже не заметила, как к нам подошли Темные Джинсы. Леднев кивнул, не глядя, отвернулся и, не попрощавшись со мной, пошел к джипам.

Глава 2

Я не помню, как влетела в свою квартиру. Дома! Я никогда не была так рада обшарпанным обоям и скрипучему полу. Home, sweet home. Дом, милый дом. Когда-то, лет тридцать назад это здание было общежитием, рядом стоял завод, и здесь жили рабочие. Потом завод закрылся, на его месте сейчас большой деловой центр. Новый владелец хотел снести общагу, но ему почему-то не разрешили. Так он сделал ремонт и перепланировку внутри и стал продавать квартиры. Мне это соседка моя рассказала, бойкая старушка когда-то работала на заводе. Стены тут как были «бумажные», так и остались: все соседи всегда в курсе, кого с работы выгнали, кто залетел, кому сколько платят, ну и ругались все постоянно. Психушка, одним словом, зато дешево и с учебой рядом.
На удивление тихо. Обычно до двух ночи у нас можно услышать пьяную ругань. Чаще всего отличались соседи слева – семейная пара с двумя сыновьями-подростками.
Упала на диван – хотелось заснуть сразу, даже не раздеваясь. Вот это день! Больше никаких шатаний по ночам одной. Буду спать у Машки, когда она снова напьется из-за этого козла.
Машка!
Черт-черт-черт. К ней же Леднев направился. Рука потянулась к трубке. И тут же опустилась. Вот блин! Она же телефон при мне отключила, терпеть не могла, когда ее будили звонками. А на первую пару она идти утром не собиралась, кажется, Епифанцева вообще не собиралась завтра в универ. Бежать к ней сейчас бесполезно – его ледяное величество уже там вместе с тем коренастым мужиком. Спать резко расхотелось.
Так, Варя, выдохни. Вдох и длинный выдо-о-о-х. И еще вдох и выдо-о-о-х.
Предупредить ее ты уже не сможешь, даже если они будут к ней ломиться в квартиру, она не откроет. Ледневу – точно. Машка его боится, хоть и не говорит. Но я видела, как она на него смотрела, когда случайно в коридорах и в буфете сталкивались. Испуганный, если не сказать затравленный взгляд. Он был первым, на кого Машка нацелилась, в сентябре только о нем и говорила. Мне казалось, что только ради Леднева она и выбрала наш универ. Впрочем, не она одна. Десятки, а то и сотни дурочек вот уже четыре года штурмовали главный вуз региона в надежде на сказку. Как же! Сын владельца крупнейших предприятий области, одного из самых влиятельных бизнесменов, да еще и мама-модель не обидела отпрыска внешностью. Он даже мелькал в рекламных роликах отцовских компаний. Отсюда и такая бешеная популярность. Сначала я думала, что профессиональные стилисты просто хорошо поработали с картинкой, но нет, он и, правда, был очень красив. Я бы сказала – до неприличия.
Мария вела осаду три недели – уже в первый день учебы она знала наизусть расписание занятий группы Леднева, где какие аудитории, где бывает на переменах, куда ходит после пар и т. д. Подойти к нему она даже не пыталась – короля всегда сопровождала свита. В ней, кстати, были такие красотки, что даже Маня поджимала губы.
Шанс выдался неожиданно в конце сентября, уж не знаю, что тогда произошло, но в столовке сидел Леднев. Один. За центральным столиком и что-то увлеченно читал на планшете. Маша не медлила и уже через несколько секунд с видом победительницы шоу «Невеста для миллионера» сидела напротив него. Что она говорила, слышно не было, но я видела ее улыбку. Через минуту Никита ей что-то ответил кратко, быстро и снова уткнулся в айпад. А Машку как ветром сдуло, она вылетела из буфета, по дороге, чуть не сбив того самого Полянского. Нашла ее только после пар в сквере у универа – тогда первый и последний раз я увидела ее с сигаретой. Пусть и пила подруга как сапожник, но вот к курению относилась резко отрицательно. Что сказал ей Леднев, я так и не узнала. Зато с тех пор она ни разу о нем не заговаривала, лишь старалась как можно реже с ним встречаться.
Ну не убьет же он ее в самом деле, даже если и доберется до нее! В том, что Машка не имела никакого отношения к нападению на Макса и его подружку, я была уверена. Она замуж собиралась за него, зачем он ей обдолбанный нужен? Что вообще за бред про наркотики и пекарню? Сами, поди, наширялись где-то… Ненавижу мажоров! Голова уже не соображала от всего пережитого, жутко хотелось спать. Но завтра утром перед парами зайду к Машке. А свои дела придется отложить…
Утро наступило непозволительно рано. Холодно, темно. Не люблю зиму. Второй семестр только начался, но есть предметы, на которые надо ходить всегда, а не только перед экзаменом или зачетом. Русский язык и культуру речи вел Гладилин, молодой доцент, но такой злой, как будто вся его жизнь уже пошла под откос. Даже нашим инстаграммным красоткам спуску не давал. А я – бюджетница, и здесь у меня никого нет. Вообще чудом поступила в этот вуз.
Как же я хочу спать! Хотя бы еще 15 минут! Но если не встану сейчас, то не успею перед парами к Машке и буду полдня мучиться, как она там. Добрался ли до нее Леднев? Что там случилось? Совесть велела одеваться и топать к Епифанцевой, и плевать, что Машка будет зла как черт. Ничего, переживет. Многие люди просыпаются в 8 утра. А не фиг было вчера так коньяк хлестать. Так, теперь быстро в душ, потом кофе, бутерброд с сыром и одеваться…
Маша долго не открывает. Спит. Может, после пар зайти? Сегодня всего три, днем я не работаю. Думала сесть в библиотеке начать писать реферат по теории литературы. Да, так и сделаю. Пусть спит…
– Ты чего в дверь колотишь в такую рань? Люди спят нормальные. – Из соседней двери показалась заспанная физиономия тетки лет сорока. – Нет Машки. Ночью приходили к ней кто-то, ушла она с ними. Так дверью хлопали, что мужа моего разбудили. И ты отсюда иди, а то участкового вызову.
– Как ушла с ними? А как они…
Договорить не успела, женщина закрыла дверь. Впрочем, она мне уже не была нужна. Мне был нужен Леднев.
Найти парня перед парами я даже не пыталась. Не факт, что после такой ночи он с утра уже будет на занятиях. Да и вообще, может, нет у него пар сейчас. На самом деле я оттягивала момент, просто не хотела его искать. Еще надеялась, что Машка сама объявится. Не в универе, конечно, но хоть позвонит. Я набирала ей уже пару раз, но телефон по-прежнему вне зоны доступа. Где ж тебя носит, Епифанцева?! И во что ты умудрилась вляпаться на этот раз?
Нудная лекция тянулась медленно, я почти не слушала препода, неустанно гипнотизируя телефон. Почему, ну почему именно я вчера оказалась не там и не в то время? Я люблю писать о происшествиях, а не участвовать в них. Еще в полицию, наверное, вызовут…
Маша так не объявлялась, в инсте ни одного нового поста, и после третьей пары я пошла искать Леднева. Хотя чего искать-то – все знали, что днем мажорчики тусуются в «Золотой лилии», ближайшем от университета ресторане с хорошей кухней и приятной атмосферой, но туда я ходила редко и только если Епифанцева приглашала.
Едва я вошла в зал, ко мне уже спешила очень красивая девушка, видимо, администратор зала.
– Добрый день. Вас ожидают? Вы будете обедать одна?
Меня здесь точно никто не ждал, и обедать я не собиралась. Тут один салат стоил столько, сколько я тратила на еду за весь день.
– Здрасти. Нет, спасибо. Меня… ждут. – Я неуверенно кивнула в сторону столика Леднева.
– Да-да, конечно. Пройдемте за мной.
Вот черт! Я даже не думала, что будет так страшно подойти к их столу, на меня же все смотрят! И Машки нет рядом. Когда она со мной, я чувствую себя увереннее, что ли. Ей, правда, плевать, что о ней думают. Ну или почти все равно, но она никогда не боялась стать посмешищем в чужих глазах. И не стала бы никого травить из-за обиды. Так, я только подойду, спрошу, где Епифанцева, и уйду. В конце концов, не заори я вчера на всю улицу, неизвестно, сколько бы еще Леднев искал своего дружка. Так что с него как бы должок. Ведь да?
– Сейчас вам принесут стул. Пожалуйста, меню. Приятного отдыха.
На меня уставилось два десятка глаз. Что-то их сегодня много – обычно по пять-семь человек тусуются, а тут прямо аншлаг. Варя, ты просто «везло»!
– П-привет!
Я стояла перед самыми напыщенными и пресыщенными богатыми уродами, которых когда-либо видела, и не знала, что сказать. А официант уже подвинул мне стул, но садиться рядом совсем не хотелось.
Пауза затянулась, здороваться со мной никто не хотел. Две девушки снисходительно рассматривали мою одежду и улыбались. Леднев так вообще даже голову в мою сторону не повернул. Мне вчера показалось, что он назвал мое имя?
– Кажется, я тебя знаю. Подружка той шалавы-малолетки с первого курса, которую мы на днях спустили с лестницы. – На меня внимательно смотрел Артем Воронов, тот самый придурок, который додумался устроить вечеринку в середине недели, куда пошла Маша. – Что, хочешь на ее место?
Тут парни заржали, на нас даже стали оглядываться, а мне хотелось провалиться сквозь землю. А чего ты ждала, Варя? Эти снобы таких, как ты, за людей даже не считают. Ты для них пыль и мусор, ну или развлечение.
– Я просто хотела спросить, вы Машу не видели? – Обращалась вроде ко всем, но смотрела я на Леднева. – Она пропала.
– Ты ошиблась адресом, девочка. Здесь нет и не будет никогда твоей Маши и таких, как ты, тоже не будет. – Блондинка, сидевшая с Вороновым, улыбнулась и обвела взглядом свою компанию. – Это же очевидно.
– Может, Макс все-таки сдался и трахнул эту сучку? – Воронов снова смотрел на меня. – Ты Полянского не видела? Может, они с Катей решили сообразить «тройничок» и позвали твою подружку?
За столом снова заржали. И это – будущая элита? Наш сосед-алкоголик Петрович с собутыльниками приличнее выражаются.
Стоп! Они разве не знают, что их дружок с рыжей в больнице? Леднев им ничего не сказал? Ну, так я это исправлю.
Рассказать, как нашла бесчувственного Полянского с его подругой ночью в снегу, я не успела. Из-за стола поднялся Леднев.
– Тебе, кажется, сказали, что ты ошиблась. Пойдем, я провожу.
Что? Опять? Не надо меня никуда провожать и тащить за руку к гардеробу тоже не надо.
– Никто не знает, что Макс в больнице. Ты кому успела растрепать?
– Н-никому пока. Я Машу найти не могу. Она с тобой вчера ушла?
– Я не знаю, где она.
– Врешь! Я помню, ты вчера говорил про наркотики и пошел к ней разбираться…
– Ее не было дома, когда мы пришли. Я с ней не разговаривал. Но я узнаю, где она. И чтобы рядом больше не крутилась. Поняла меня?
Я никогда не видела Леднева так близко при дневном свете как сейчас. Как бы мне ни был неприятен этот человек, не признать очевидного я не могла. Это был самый красивый парень, что я видела в своей жизни. И так думала не только я, но и сотни девчонок, а также их мамы, тети, бабушки… Как гласила официальная биография, наследник многомиллионного состояния в детстве увлекался волейболом и какими-то восточными единоборствами. Высокий, широкоплечий, гибкий. И сильный, как зверь. Такое бывает – смотришь на человека и просто физически ощущаешь его силу, агрессию. Ему необязательно демонстрировать мускулы или драться. Просто ты видишь перед собой хищника, и неважно, дорогой на нем костюм или лохмотья, красавчик это с тонкими чертами лица или изуродованный бомж.
Такими рождаются, а деньги, статус или спорт могут лишь увеличить, а не создать подобную силу. Люди к ним тянутся, с ними чувствуешь себя в безопасности, если, конечно, тебя признают своей. Но не дай бог встать у них на дороге. Мне бабушка про таких много рассказывала, говорила, как увидишь, сразу поймешь. Только близко не подходи. А еще сказала, что один такой мужчина чуть жизнь моей маме не разрушил…
Я посмотрела прямо в его глаза и невольно поежилась. Красивые серо-голубые холодные глаза. Кажется, или там на самом деле застыл лед? Не знаю, кто придумал ему прозвище, по фамилии или, как и я, просто увидел жуткий холод в глазах, но этот человек полностью выразил суть Леднева всего в трех буквах – Айс. Его все так и звали.

Глава 3

До вечера просидела в читальном зале библиотеки, готовила реферат. Дома нет тишины и покоя, не сосредоточишься. А здесь было уютно что ли. Я обожала бабушкину библиотеку. Целая комната, большая и светлая, со стеллажами до самого потолка. Я любила там прятаться, когда была ребенком. А потом полюбила книги, живые с настоящим непередаваемым запахом, которого никогда не будет у электронных аналогов. Я еще не умела читать, а бабушка сажала меня к себе на колени и открывала книгу. Наверное, тогда я была по-настоящему счастлива. И университетская библиотека давала мне возможность вновь вернуться в то состояние. И пусть передо мной были вовсе не сказки Астрид Линдгрен, а учебники и дидактические материалы, но тут я забывала про реальность. Так было всегда, но не сегодня. Сегодня я просто заставляла себя не думать о Машке, о Полянском, его рыжей Кате и о Ледневе. Я даже не спросила, что с Максом, откачали ли его. Я никогда не пробовала наркотики. Так, покуривала сигареты изредка… Но достать дозу в универе не было особой проблемой даже для первокурсника, если он успел обзавестись определенными связями. Что уж говорить про Полянского, он может получить все, что покупается и не покупается тоже. Передоз – не редкость среди студентов, а уж среди студентов его круга тем более.
Я пыталась вспомнить, что Машка рассказывала о Максе. К завоеванию парня она подошла ответственно и собрала на него целое досье: что любил-не любил, где тусовался, хобби, подружки, привычки. Что она рассказывала про привычки? Может выпить, но всегда в меру, не курит… Вообще. Ничего. Точно: он же входит в университетскую команду по плаванию. Вряд ли сам накачался. Полянский – тот еще подонок: выставить полуголую девчонку в мороз на улицу легко, но развлекаться в ущерб собственному здоровью не будет.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • 45wq@mail.ru о книге: Тереза Тур - Память пепла
    Сложилось впечатление что другой автор написал.Читать не смогла,сплошные непонятки и написано короткими предложениями какими то рубленными фразами

  • Leita о книге: Рейчел Бердж - Корявое дерево
    Прочитав описание книги, не совсем понятно о чем же она. Наверное, поэтому в жанрах указано "триллер, детектив, ужасы". На самом деле это скорее фэнтези с намеком на ужасы. Никакого триллера и детектива тут конечно нет. После прочтения осталось ощущение, что прочитал повесть (не помню какого объема произведение, но ощущение именно такое) для подростков. Да, мы видим оригинальный сюжет, но он какой-то малозначительный, нераскрученный и ограниченный территориально. Для меня это было зря потраченное время, к сожалению. Но, думаю, что кому-то может очень даже прийти по вкусу.

  • Мики о книге: Маргарита Сергеевна Дорогожицкая - Грибная красавица
    Ого, офигенная книга..Автору респект, что написала такую интереснейшую книгу. Ни грамма розовых соплей, ни грамма лишней воды, ни грамма скучных описаний. Сценка в подвале вообще соперничает с кадрами из хоррор фильмов. Буду читать дальше. Молодец автор!!!

  • Leita о книге: Камилла Стен - Мертвый город
    Сюжет довольно таки оригинальный, было интересно увидеть что-то новое. Автору удалось передать атмосферу пустого города с его загадочностью и тайнами, но, на мой взгляд, немного банальности не удалось избежать (в том числе в отношении того, куда пропали все жители).

    спойлер

    К прочтению советую, но лично мне чего-то не хватило в данном произведении.

  • Leita о книге: Саймон Бекетт - Химия смерти
    Не могла оторваться, пока не прочитала всю серию. Автор очень интересно пишет, текст не сухой, читать одно удовольствие. Сюжеты оригинальные, закрученные, порой до последнего момента не догадываешься, кто же злодей. На протяжении всей книги сопереживаешь герою. К прочтению советую однозначно. Жаль, что у автора так мало произведений.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.