Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48457
Книг: 121000
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Месть Звёздного Луча. Разлом»

    
размер шрифта:AAA

Эрин Хантер
Месть Звёздного Луча. Разлом

Особая благодарность Кейт Кэри.

Пролог

Под чёрной шкурой небес застыла тёмная пустошь. Среди колышущегося верескового моря, словно мерцающий гранит, искрилась звёздная шерсть. Под лапами бывших воинов племени Ветра, когда они рассаживались кружком, расправляя гладкие усы, которые даже самый сильный ветер уже никогда не заставит затрепетать, тихо шелестела трава.
– Добро пожаловать в Звёздное племя, Вересковая Звезда!
Худая кошка с сияющей звёздной шерстью вышла вперёд и остановилась перед молодой предводительницей племени Ветра.
– Я давно за тобой наблюдаю, моя хорошая. Я видела, с какой отвагой и преданностью ты служила своему племени на посту глашатой, поэтому очень горжусь, что мне выпала великая честь вручить тебе Дар предводительницы.
Вересковая Звезда почтительно склонила голову:
– Благодарю тебя, Пестрокрылка!
– Я умерла на посту целительницы, – продолжала звёздная кошка. – Но до этого я служила своему племени в рядах воителей. Я не знала колебаний, вступая в бой за то, что считала правильным, и никогда не отступала перед трудностями, как бы страшны они не казались. Вместе с восьмой жизнью я дарую тебе храбрость доверять своему сердцу. Запомни, Вересковая Звезда, – слушай своё сердце, оно не обманет!
С этими словами звёздная кошка шагнула ещё ближе и прикоснулась носом к макушке Вересковой Звезды.
Новая жизнь влилась в тело предводительницы, заставив её громко застонать сквозь стиснутые зубы.
Пестрокрылка отошла в толпу и поискала глазами кого-то.
– Маргаритка?
Легколапая, светло-коричневая с рыжими пятнами кошка вышла из рядов своих товарищей, на её шерсти мерцал и переливался звёздный свет.
– Ты знаешь меня? – негромко спросила она у Вересковой Звезды.
Та с трудом подняла голову и судорожно выдохнула:
– Да! С самого детства я слышала о тебе. Ты отказалась отпустить своих котят на битву с племенем Теней, и была так тверда и неумолима, что благодаря тебе родился новый закон.
Маргаритка кивнула.
– Да, ты права. С тех пор никому не позволено отправлять в бой котят младше шести лун. Я бы зубами загрызла всех воинов Теней, лишь бы не дать им даже кончиком когтя дотронуться до моих малышей. Пусть у тебя пока нет котят, Вересковая Звезда, но я хочу поделиться с тобой силой материнской любви и материнской защиты. Таков будет мой Дар, который я вручу тебе вместе с последней, девятой жизнью. Используй его, чтобы защитить своё племя. – Маргаритка дотронулась до головы Вересковой Звезды. – Помни, что материнская любовь сильнее веры и не иссякает даже после смерти.
Вересковая Звезда пошатнулась и скорчилась от боли, судорогой пронзившей всё её тело. Она беспомощно вытянулась и упала на колени.
Пёстрый серо-коричневый кот, до сих пор неподвижно стоявший рядом с Вересковой Звездой, бросился к ней.
– Вересковая Звезда? – Он склонился над неподвижным телом новой предводительницы племени Ветра. – Вересковая Звезда! Ты цела?
– Ничего, Ястребок, всё обойдётся, – взмахнула хвостом Маргаритка. – Она сильная кошка, я знаю.
Вересковая Звезда со стоном выпрямилась.
– Всё хорошо, – еле слышно пробормотала она, обращаясь к своему целителю. Потом, всё ещё дрожа, она посмотрела на звёздное воинство, сидящее среди колышущегося вереска.
– Даю вам слово, что сделаю всё для того, чтобы племя Ветра стало силой, с которой будут считаться все остальные лесные племена. Клянусь, что до конца своей последней жизни буду верой и правдой служить своему племени. Я хочу без стыда смотреть вам в глаза, когда настанет мой черёд присоединиться к вам. Я сделаю всё, чтобы вы встретили меня с гордостью и любовью.
Звёздные воители одобрительно заурчали, послышались громкие восклицания.
– Запомни, моя хорошая! – разнёсся над тёмной пустошью слабеющий голос Маргаритки: – Нет силы сильнее, чем любовь!
Её слова ещё звучали, а Звёздное воинство уже начало блёкнуть, как гаснут звёзды перед рассветом. Когда последний отзвук напутствия растаял в тишине, те взметнулись и устремились вверх, словно хвост кометы, рассекающий ночные небеса.
– Нам пора возвращаться к Лунному Камню, – шепнул Ястребок на ухо Вересковой Звезде.
Предводительница, не отрываясь, провожала глазами уносящийся звёздный вихрь.
– Я ещё не готова покинуть Звёздное племя, – прошептала она.
– Но ведь все воины ушли, – растерянно напомнил ей Ястребок.
– Здесь остался их запах, – упрямо дёрнула хвостом Вересковая Звезда.
– Хорошо, тогда я буду ждать тебя возле Лунного Камня. – Повернувшись, Ястребок засеменил вниз по склону, и вскоре его шерсть растаяла в тёмном вереске. – Не забывай, что дома нас ждёт племя! – донёсся из темноты голос целителя.
– Я надолго не задержусь! – отозвалась Вересковая Звезда.
Убедившись, что целитель ушёл, она, слегка пошатываясь, начала подниматься на холм. Сначала она шла медленно, с трудом переставляя лапы, но постепенно к ней начали возвращаться силы. Вскоре Вересковая Звезда почувствовала, как все девять новых жизней пробудились и забурлили в её теле. Она перешла на бег и вскоре уже неслась по шелестящей траве, так что ветер отбрасывал назад её усы и прижимал их к щекам. Внезапно земля перед ней оборвалась, да так резко, что Вересковая Звезда едва успела остановиться на краю обрыва. Тяжело дыша, она посмотрела вниз, потом перевела взгляд на леса и поля, лежавшие впереди.
Сзади раздались лёгкие шаги.
– Почему ты всё ещё здесь? – негромко спросил чей-то голос.
Вересковая Звезда испуганно обернулась. Перед ней слабо мерцал звёздный силуэт кошки.
– Я хотела ещё немножко подышать воздухом Звёздного племени, – смущённо призналась молодая предводительница. – А ты… кто ты такая?
– Меня зовут Бабочка. – Зелёные глаза кошки сияли, а сквозь её призрачное мерцающее тело просвечивал колышущийся вереск. Её шерсть, некогда белая, теперь тускло переливалась гаснущим звёздным светом.
– Бабочка! – ахнула Вересковая Звезда. – Первая целительница племени Ветра! Ведь это ты открыла Лунный Камень, – с благоговением прошептала предводительница. – Ты пришла, чтобы посмотреть на меня?
– Я наблюдала за твоей церемонией, – признала Бабочка. – И ждала, когда все разойдутся, чтобы поговорить с тобой наедине.
– У тебя есть для меня пророчество? – встрепенулась Вересковая Звезда, нетерпеливо выпуская когти.
– Нет, пока это не пророчество. Скорее… предостережение, – вздохнула Бабочка. Её голос был тише ветерка. – Слушай внимательно, Вересковая Звезда, – многозначительно произнесла Бабочка, не сводя сверкающих глаз с молодой кошки. – Запомни самое главное – что бы ни случилось, как бы ни повернулась жизнь, никогда не требуй от своего племени преданности.
Вересковая Звезда изумлённо открыла пасть.
– Что ты такое говоришь? Как это? Нет, я непременно буду требовать от моих воинов преданности – и ещё раз преданности! Отныне я предводительница, а значит, заслужила их верность!
– Нет, Вересковая Звезда. Позволь воинам самим решать, кому они отдадут свою преданность.
– Они – коты-воители, а значит, их преданность принадлежит мне и племени! – прошипела не на шутку взбешённая Вересковая Звезда.
– Но ты не можешь это проверить!
Вересковая Звезда распушилась.
– Я – предводительница, и этим всё сказано!
Бабочка слегка дёрнула кончиком хвоста.
– Ты молода. Мудрость приходит с опытом. А до этого пусть моё напутствие послужит тебе путеводной звездой.
Но Вересковая Звезда не собиралась слушать такой вздор.
– Спасибо, – сухо ответила она. – Возможно, я молода, но Звёздное племя всё-таки сочло меня достойной стать предводительницей. Отныне я сама буду принимать все решения, касающиеся моего племени. И никакие чужие советы мне не нужны!
– Конечно, – примиряюще промурлыкала Бабочка. – Но ты ещё не поняла, что каждый воин идёт своим путём. Они тоже не сразу понимают, где лежит их сердце и счастье. Порой им приходится оставлять то, что они любят, чтобы, возмужав и поумнев, понять свою судьбу.
– Оставлять то, что любят? – растерянно повторила Вересковая Звезда. – То есть – своё племя?!
Бабочка молча смотрела куда-то вдаль.
– Воины, которые способны оставить племя, – это недостойные предатели! – рявкнула Вересковая Звезда, решив положить конец этому глупому разговору. – Им не место в племени! Можешь не волноваться, мои воины такого себе никогда не позволят!
– Среди твоих воинов будет тот, чья преданность племени подвергнется страшному испытанию, – бесстрастным голосом заговорила Бабочка. – Он будет вынужден уйти из племени и отправиться в дальние странствия, чтобы в конце пути понять, куда зовёт его сердце.
Вересковая Звезда скривила губы.
– Надеюсь, после такой выходки он не посмеет решить, будто сердце зовёт его обратно? Лучше ему этого не делать, потому что обратно пути всё равно не будет. Чтобы воин Ветра стал каким-то жалким бродягой, не знающим ни дома, ни родства!
Бабочка поморгала, её глаза превратились в две огромные зелёные звезды.
– Он уйдёт скитаться, и ты должна будешь его отпустить, ибо, если ты запугаешь его, он уже никогда не вернётся, а ты горько пожалеешь об этой утрате. Пойми, только так он сможет узнать, где его настоящее место.

Глава I

– Будь осторожен, Лучик!
Лучик замер, услышав встревоженный оклик Светлокрылой.
– Не бойся, ничего со мной не случится! – пропищал он, оборачиваясь в глубину детской. Там было тепло и тихо, сладковатый запах молока чувствовался даже у выхода.
Из глубины уютной палатки, устроенной в самой дальней части густого куста утёсника, донеслось умиротворяющее мурлыканье Орлянки:
– Не волнуйся, Светлокрылая! Земленосик и Корешок за ним приглядят, даю тебе слово!
Лучик встрепенулся. Сегодня он только второй раз в жизни выходил за порог детской, поэтому его лапки отчаянно чесались от волнения. Лагерь был слегка припорошен белой шёрсткой снега, побелившей и подмёрзшую траву, и густые стены вереска. Морозный воздух пощипывал Лучика за нос. Он распушил мягкую шёрстку.
Корешок потрогал лапой белый кончик его хвоста.
– Кажется, ты уже начал превращаться в ледышку!
Лучик фыркнул от смеха и выдернул свой хвост.
Никакая он не ледышка! Просто у него белая мордочка, белые носочки на лапках и белый кончик хвоста, и поэтому он лучше всех будет прятаться в снегу!
Земленосик промчался мимо него на поляну.
– Эй, Корешок! Давай покажем ему Охотничьи Камни!
Лучик похлопал глазами. Корешок и Земленосик были старше его на целых три луны, но он не собирался ни в чём им уступать. Пусть даже не думают относиться к нему, как к малышу!
– А я думал, мы будем снова забираться на скалу, – мяукнул Лучик. – Честное слово, теперь я точно на неё влезу! Я знаю!
От снежной белизны и холода у него слегка щипало глаза. Лучик открыл их всего несколько рассветов тому назад, и до сих пор болезненно щурился, выходя на солнечный свет из уютного полумрака детской.
Проморгавшись, Лучик уставился на обломок гранита, с которого – если верить Корешку – Вересковая Звезда говорила с племенем во время собраний. Скала выглядела торжественно и величественно – высокая, тёмная, зазубренная, выступавшая из центра песчаной ямки, похожей на дно высохшего озера.
Ложбина Собраний…
Подойдя к краю, Лучик во все глаза уставился вниз. Вересковая Звезда, Ястребок и Камышник сидели под скалой, дыхание белыми клубами вырывалось из их пастей.
В какой-то момент Ястребок вдруг понял голову и заметил разглядывавшего их Лучика.
– Смотрите-ка, наш малышок опять исследует окрестности, – промурлыкал он.
Лучик смущённо переступил с лапки на лапку. Он побаивался Ястребка и невольно втягивал голову под взглядом его недружелюбных глаз. Светлокрылая предупреждала его держаться от целителя подальше, упомянув, что тот не слишком жалует непоседливых котят.
– Иди-ка в укрытие, Лучик, – без тени участия рявкнул Ястребок. – Не хватало только, чтобы ты привлёк сюда целую стаю канюков!
– Ка… Канюков? – сердечко Лучика испуганно забилось.
– Они обожают лакомиться котятками, – прошипел Ястребок. – А уж такую видную дичь, как ты, они заметят с вершины Высоких Скал!
Камышник повёл усами.
– Зачем ты это делаешь, Ястребок? – с плохо скрытым упрёком спросил он. – Что за охота запугивать котёнка, который лишь второй день как вышел из детской? – Он ласково посмотрел на съёжившегося Лучика и подмигнул ему. Потом повернулся к Земленосику, стоявшему позади Лучика, и спросил: – Ну, что вы ему покажете сегодня?
– Охотничьи Камни! – взмахнул хвостиком Земленосик.
Вересковая Звезда отряхнула от снега свою густую серую шерсть.
– Только будьте осторожны, – предупредила она. – В такую погоду на камнях может быть очень скользко.
– Даже не думайте приходить ко мне и хныкать, если подвернёте лапы или переломаете шеи, – пробурчал Ястребок. – И не подумаю вас лечить!
– Идём, – Вересковая Звезда резко встала и посмотрела на глашатая и целителя. – Здесь слишком холодно, того и гляди лапы к земле примёрзнут. Давайте поговорим в моей палатке.
С этими словами Вересковая Звезда помчалась прочь из Ложбины Собраний, а глашатай и целитель устремились за ней. Взметнулось облачко снега, плеснули хвосты, и вот уже все трое скрылись в палатке предводительницы, устроенной в кусте утёсника в дальнем конце поляны.
– Может, покатаемся по склонам в овраг? – предложил Корешок.
– Я хочу пойти на Охотничьи Камни, – твёрдо ответил Земленосик. Он зачерпнул лапой пригоршню снега и швырнул ею в брата. Налетевший порыв ветра разметал снежную пыль, припорошив кошачьи усы.
Земленосик звонко чихнул, а Корешок так и заплясал на месте от радости.
– Ура, не попал!
– Сейчас я тебе задам! – Земленосик кинулся на него, прыгнул на спину, и братья покатились по заснеженной земле.
Лучик попятился, чтобы они, не дай Звёздное племя, не отдавили ему лапки.
«Здорово, наверное, когда у тебя есть брат или сестра! С ними никогда не скучно и можно целыми днями играть. Как жаль, что бедная Зябличка умерла…»
Земленосик высвободился из лап брата.
– Ой, посмотри на Лучика! – заверещал он. – Моргает, как будто только что глаза открыл!
– Мне уже почти половина луны, – обиделся Лучик. – Между прочим, Песчаник говорит, что я открыл глаза раньше всех котят в детской! – Он гордо посмотрел на своих друзей и смущённо добавил: – Просто я ещё не привык к снегу.
Земля переливалась мириадами искр, а невысокая стена вереска, кольцом огораживавшая лагерь и ещё вчера казавшаяся такой чёрной на фоне блёклого зимнего неба, сегодня сияла ослепительной белизной. Интересно, как будет выглядеть пустошь, когда начнутся настоящие снегопады и весь мир сделается белым?
Светлокрылая говорила Лучику, что племя Ветра страдает от холодов гораздо сильнее, чем другие племена, поскольку живёт под открытым небом. «Но трудности нас только закаляют, – добавила Светлокрылая. – Наш дом укрыт не деревьями, а самим небом, поэтому мы особенные коты». При этих её словах Лучик приободрился. Ему очень понравилось, что он особенный.
«Мы ближе всех к Звёздному племени, – ласково промурлыкала Светлокрылая, вылизывая ему ушки. – Значит, наши предки присматривают за нами лучше, чем за другими котами. Тех ещё пойди разыщи под деревьями!»
Тут Лучик вдруг забеспокоился. Его пугали эти разговоры о каких-то непонятных котах, которых никто не видит, зато они могут подглядывать за всеми даже под землёй. Да ещё за ним и его племенем подсматривают вдвое зорче, чем за другими!
«Наверное, поэтому наши тоннельщики роются под землёй? – пискнул он, заглядывая матери в глаза. – Чтобы прятаться от мертвецов из других племен?»
«Не говори глупостей! – одёрнула его Светлокрылая. – Мы роем тоннели, потому что мы умнее и сильнее всех племён, вместе взятых!».
– Я иду к Охотничьим Камням! – пропищал Земленосик, бросаясь через поляну.
Корешок пустился за ним вдогонку.
– Может, лучше покатаемся со склона?
– Снега совсем мало, не покатаешься! – провизжал на бегу Земленосик, огибая скалу.
– Ты просто трусишь, – Корешок подпрыгнул, взметнув лапами вихри белого снега.
– А вот и нет! – отозвался Земленосик.
Лучик заковылял за ними, ему было совершенно всё равно, во что играть, лишь бы старшие котята не гнали его прочь. Он был счастлив выбежать из детской и поноситься по замёрзшей траве, вдыхая холодный воздух.
– Осторожнее!
Лучик остановился, напуганный окриком Тучегона. Светло-серый кот неторопливо шествовал к куче с добычей в компании Осиновика. Оба кота тащили в пастях добычу и, судя по их виду, не были склонны забавляться с малышами.
Лучик, словно заворожённый, уставился на огромных котов с длинными лапами и сильными, жилистыми хвостами. Это были легендарные загонщики, которые кормили племя дичью и патрулировали границы, позволяя остальным котам жить в сытости и безопасности. Лучик зажмурился и потянул носом, с благоговением глотая запах мороза и вереска, окружавший обоих охотников.
Пушистохвостый, лежавший возле кустика папоротника-орляка, лениво оторвался от вылизывания своего живота и поднял голову. Пушистохвостый, как и отец Лучика, был подземным проходчиком, или тоннельщиком. Эти коты служили своему племени тем, что рыли новые тоннели для устройства палаток и укрепляли стены старых.
Тоннели племени Ветра были легендой. Это был целый лабиринт разветвлённых ходов, пещер и проходов, простиравшихся под всей пустошью. Работа тоннельщиков требовала, помимо выносливости, особой остроты чувств, позволявшей котам ориентироваться в кромешной темноте. Их шерсть была постоянно покрыта песком и грязью, поэтому ежедневное умывание требовало больших усилий.
– Неплохо для поры холодов, – промурлыкал Пушистохвостый, одобрительно глядя на кролика, которого несли загонщики. – Это вы в предгорье поймали?
– Да. – Тучегон бросил дичь в кучу, брезгливо отшвырнув в сторону заиндевевшее от мороза тельце мышки, оставшееся со вчерашнего дня. – Ты опять угадал, Пушистохвостый.
– Как ты догадался? – пропищал Лучик, тараща глаза на удивительного кота.
– Это было нетрудно, – небрежно ответил Пушистохвостый, возвращаясь к умыванию. – Этот кролик весь пропах песком.
Ореховонос, товарищ Пушистохвостого по рытью тоннелей, перевернулся на другой бок.
– Песчаные норы есть только в предгорье, – зевнул он, стряхивая лапой приставшую к уху грязь. – А у нас, в сердце пустоши, всё сплошь земля да песчаник. Совсем другой запах! Вот бы прорыть тоннель к реке, тогда у нас дичи всегда было бы вдоволь.
– Мечтать не вредно, – пробурчал Пушистохвостый. – Ты сначала придумай, как укрепить такие тоннели, чтобы с головой не засыпало!
Осиновик положил свою полёвку рядом с кроликом.
– Песчаник слишком рыхлый, так и осыпается под лапами. Я бы не советовал рыть в таких местах.
Пушистохвостый сощурил глаза.
– Очень мне нужны советы загонщика. Слава Звёздному племени, я сам тоннельщик, так что как-нибудь разберусь, где копать и как.
Оторопевший Лучик переводил глаза с тоннельщика на загонщика, не понимая, о чём они спорят и почему. Оба были такие могучие, огромные и умелые, такие… величественные!
Внезапно в овраге появилась… сама Вересковая Звезда. Она вышла из палатки и величественно прошествовала вдоль поляны. Проходя мимо места, где отдыхали тоннельщики, предводительница остановилась перед Пушистохвостым и Ореховоносом.
– Пушистохвостый, я давно хотела с тобой поговорить. Новые тоннели будут готовы до Юных Листьев?
Тоннельщик недовольно фыркнул:
– Что зависит от меня, то я сделаю, но земля есть земля, Вересковая Звезда. Укреплять своды нужно как следует, а не тяп-ляп. Когда обрушится, так вы все меня винить станете, так что уж лучше я спешить не стану.
Вересковая Звезда едва заметно дёрнула хвостом.
– Я уверена, что ты придумаешь, как быть со сводом, Пушистохвостый!
Она отошла к куче с добычей и одобрительно обнюхала принесённого с предгорья кролика.
«Интересно, Вересковая Звезда когда-нибудь была под землёй?» – подумал Лучик, с жадным любопытством разглядывая предводительницу. Он знал, что когда-то её учили быть загонщицей, но, конечно же, став предводительницей, Вересковая Звезда просто обязана была вникнуть во все тонкости сложнейшего тоннельного дела.
– Ты идёшь, Лучик? – окликнул его Корешок.
Лучик встрепенулся и засеменил следом за старшими котятами. Корешок и Земленосик были уже возле Охотничьих Камней. Невысокие гладкие камни, похожие на серые кроличьи спины, торчали из высокой травы возле палатки старейшин. Между камнями пробивались побеги вереска, у подножия густо рос мох.
Земленосик вскарабкался на самый высокий камень, свесил голову и зашипел на Лучика:
– Я предводитель Охотничьих Камней!
Лучик торопливо добежал до скал и зарылся лапами в мягкий мох у подножия камней. Серые камни высились над его головой. Он вытянул одну переднюю лапку, потом вторую. Привстав на задние лапки, он с силой оттолкнулся и попытался запрыгнуть на камень, где сидел Корешок. Но маленькие коготки лишь беспомощно соскользнули с гладкого камня, и Лучик бесславно шлёпнулся на холодный мох.
– Ха-ха, какой же ты Лучик? – пронзительно захихикал Земленосик. – Ты Червячок! Правильно, не лезь на камни, тебе здесь делать нечего! Копайся в земле под камнями, Червячишка-Ползунишка! Сразу видно, что никогда тебе не быть загонщиком, как мы, будешь всю жизнь копаться в земле вместе с другими тоннельщиками, Лучик-Ползучик!
Мягкая шёрстка Лучика встала дыбом от возмущения.
– Не говори так! Никакой я не червячок, я Лучик!
– Брось! – захихикал Земленосик. – От правды не уйдёшь! Ты же всё равно всю жизнь будешь в земле копаться, так что нечего дуться! Червячок-Червячишка, подземный ползунишка!
Лучик нахмурился. Он знал, что его родители были тоннельщиками, но никто не говорил ему, что сын тоннельщиков не может играть на Охотничьих Камнях!
Корешок наклонился и протянул ему лапу.
– Не слушай его, Лучик, он же просто дразнится. Попробуй ещё разок!
Лучик подпрыгнул, ухватился за лапу товарища и почувствовал, как Корешок с силой потянул его наверх. Малыш отчаянно заскрёб задними лапами по камню и вскоре, тяжело пыхтя, вскарабкался наверх.
– Спасибо! – вежливо поблагодарил он, усаживаясь рядом с Корешком на холодную скалу.
Отдышавшись, Лучик посмотрел на лежавший внизу лагерь. Солнце ярко сияло с высоты холодных голубых небес, озаряя поросшие травой кочки, похожие на клочья свалявшейся кошачьей шерсти. Куст орляка, возле которого отдыхали тоннельщики, золотился, как маленький пожар, а высокая трава, загораживавшая гнёздышки загонщиков, уныло сникла от снега и морозов.
Внезапно из палатки старейшин высунулась белая кошачья морда.
– Вы, малыши, сегодня рано начали голосить! – проворчал Снежноягодник, усаживаясь в хвосте от Охотничьих Камней.
Вышедшая следом Лилия остановилась и повела усами, пробуя морозный воздух. Лилия была самой молодой кошкой в палатке старейшин, ей пришлось перебраться сюда после того, как из-за обвала в тоннеле она потеряла заднюю лапу, которую раздавило грудой рухнувшей земли.
– Не хочешь прогуляться на пустошь? – спросила Лилия у Снежноягодника.
Белый кот с сомнением покосился на неё:
– Отчего ж не размяться? Только дай слово, что не заставишь меня снова лезть в кроличьи норы!
Лилия весело расхохоталась:
– Клянусь, это было в последний раз! Никогда не видела, чтобы кот удирал из норы от перепуганного кролика!
Снежноягодник смущённо переступил с лапы на лапу.
– И нечего смеяться! – проворчал он. – Я же подумал, будто там лиса!
– Бедняга, – посочувствовала Лилия. – Видать, обоняние у тебя совсем притупилось!
Она взмахнула хвостом и заковыляла в сторону выхода из лагеря, волоча по снегу свою искалеченную лапу.
Снежноягодник с кряхтением встал и поплёлся следом.
– Погоди, у тебя тоже притупится, коли поживёшь с моё в одной палатке с Косолапом! – пробурчал он себе под нос. – У него из пасти воняет так, что хоть на край света беги!
– Брось, не так уж всё плохо, – рассмеялась Лилия, оборачиваясь к старику.
– Много ты понимаешь! – возмутился белый кот. – Раз тебе всё равно, так давай сегодня же поменяемся подстилками! Этой ночью Косолап сопел мне прямо в нос, так я среди ночи проснулся от ужаса – думал, будто попал в барсучью нору!
Когда старейшины подошли к вересковому тоннелю, из него выбрался светло-рыжий кот. Песчаник! Лучик весело задрал хвост, приветствуя отца. Песчаник был с ног до головы покрыт грязью, даже его уши были в песке.
– Эй, Пушистохвостый! – громко окликнул он. – Я оставил кучу веток возле входа в тоннель.
Серый с белым кот встрепенулся и поднял голову:
– Отлично! Значит, уже вечером сможем приступить к укреплению свода.
– Сегодня вам придётся обойтись без меня, – сказал Песчаник, направляясь к Охотничьим Камням. – Эй, Лучик! Спускайся, я хочу тебе кое-что показать.
Лучик удивлённо захлопал глазами.
– Что?
Неужели отец поведёт его на пустошь? Торопливо суча лапами, он кое-как спустился с камня и шлёпнулся на мох.
Песчаник слизнул крошки мха, приставшие к ушку Лучика, выплюнул их на землю.
– Тебе пора учиться копать.
До этих пор Лучик не знал, что такое разочарование. Оказалось, что оно похоже на холодный камень, который плюхнулся ему прямо в живот. Он не хотел копать! Он хотел бегать по пустоши, чтобы ветер свистел у него в ушах и отдувал назад шерсть!
– Ха-ха! – раздался сверху торжествующий хохот Земленосика. – Лучик идёт копать! Лучик хочет стать Червячком!
– Черви не копают! – взвизгнул Лучик, в бешенстве поворачиваясь к камням.
– Не обращай на него внимания, – сказал Корешок, загораживая собой кривляющегося Земленосика. – Он просто дразнится.
– Вот именно! – фыркнул Песчаник. – Детки загонщиков с рождения обходят стороной тоннели. Видно, боятся, как бы им песок в глаза не попал!
Лучик уныло поплёлся за отцом, направлявшимся к кусту орляка. Вскоре они очутились возле гнёздышка Пушистохвостого. Здесь Лучик остановился и поднырнул отцу под живот, чтобы немного погреться.
– Как ты думаешь, ветки выдержат тяжесть свода? – спросил Песчаник Пушистохвостого.
– Выдержать не выдержат, но поддержат немного, – пробормотал тот, озабоченно хмурясь. – Главное, чтобы ничего не рухнуло, пока мы не подкатим и не установим камни.
– Может, поискать другой путь в ущелье? – спросил Песчаник, и притихший Лучик услышал, как у отца тревожно заурчало в животе.
Пушистохвостый покачал головой:
– Я нутром чую, что мы уже недалеко от слоя глины. Скоро копать будет труднее, зато и риск обвалов сократится.
Песчаник покосился в сторону палатки старейшин. Лучик догадался, что его отец вспомнил об искалеченной Лилии.
– Всё-таки мне кажется, что лучше нам поискать какие-нибудь кроличьи норы чуть повыше, – упрямо пробормотал он. – Там мы скорее наткнёмся на пласты глины, где можно будет работать, не опасаясь обвалов и завалов.
– Но мы же столько сил потратили, так далеко прорыли, – заспорил Пушистохвостый. – Жалко бросать такой труд! Да и стыдно тоже, что коты подумают? Нас на смех поднимут, скажут, что мы только даром дичь едим! – Он встал и раздвинул плечи, так что под его шкурой заходили сильные мышцы.
«Какие же тоннельщики сильные! – с невольным благоговением подумал Лучик. – Ни у одного загонщика нет таких широких плеч и могучих лап! Неужели и у меня такие будут?»
Лучик посмотрел через овраг на Тучегона и Осиновика. Так и есть, загонщики выглядели гораздо более щуплыми и стройными. Перед Лучиком были как будто две породы котов: рождённые для силы и рождённые для скорости, коты ветра и коты земли. Вот только сам Лучик совершенно не чувствовал себя котом земли. Бежать по пустоши, чтобы трава хлестала по бокам и ветер свистел в ушах… Разве это не лучше, чем копаться в тёмном подземелье, где в любой миг земля может обрушится тебе на голову, погребая заживо? Он содрогнулся, представив, как песок забивается ему в пасть и в уши.
– Идём, Лучик! – громко промяукал отец, заставив Лучика отвлечься от размышлений.
Лучик со всех лап побежал за Песчаником, который направлялся к гнёздам загонщиков.
– Вот здесь легче всего копать, – объяснил отец, постучав лапой по земле. – Когда-то здесь я прорыл свой первый тоннель.
Лучик посмотрел на перерытую землю, думая о том, сколько котов копали и перекапывали её во время обучения.
– А тебе всегда нравилось копать? – спросил он, поднимая глаза на Песчаника. – Ты никогда не хотел бросить это занятие и стать загонщиком?
– Быть тоннельщиком совсем не означает только копать, – ответил Песчаник. – Прорывать новые ходы – лишь часть нашей работы. Не забывай, что мы патрулируем подземные тоннели, которые простираются подо всей пустошью. Ты даже не представляешь, как интересно охотиться под землёй, особенно во время холодов, когда вся дичь прячется от морозов! В эту пору загонщики нередко возвращаются в лагерь с пустыми пастями и с благодарностью отдают должное дичи, принесённой тоннельщиками. Ты помнишь истории про Треснувшего Льда? Именно он первый догадался рыть тоннели к кроличьим норам, чтобы иметь возможность охотиться на дичь не только на земле, но и под землёй.
Лучик закивал. Мать рассказывала ему сказки о Треснувшем Льде. Когда-то давным-давно на пустошь пришли страшные холода, которых коты ещё не знали. Промёрзшая земля звенела под кошачьими лапами, дыхание застывало в воздухе, по ночам пустошь гудела и потрескивала от мороза. Дичь исчезла без следа, начался голод. И тогда один из самых храбрых воителей племени Ветра вошёл в кроличью нору и стал пробираться через лабиринт тоннелей, разрывая и расширяя их в поисках дичи, так необходимой его голодающим товарищам…
– Треснувший Лёд думал не о себе, а о своём племени, – торжественно объявил Песчаник. – Он спас своих товарищей от голода, хотя совсем не умел рыть тоннели и не владел всеми знаниями и навыками, которые есть у нас…
«У него была только отвага и сила», – мысленно подсказал ему Лучик, подавляя зевок. Сколько можно повторять одно и то же?
– У него была только отвага и сила, – отозвался Песчаник. – С тех пор племя Ветра роет тоннели под пустошью. С каждым поколением наши тоннельщики становятся сильнее, опытнее и мудрее! – он горделиво расправил широкие плечи. – Не будь нас, тоннельщиков, племени Ветра пришлось бы узнать, что такое голод!
Лучик виновато потупился. Как он посмел мечтать о том, чтобы носиться по пустоши, как Туче-гон и Осиновик? Настанет день, когда будущее племени Ветра будет зависеть от него, Лучика! Он должен следовать по стопам отца. Выпустив коготки, Лучик стал скрести смёрзшуюся землю, так что песок и снег полетели во все стороны.
– Подожди! – Песчаник легонько похлопал сына хвостом по спине. – Ты роешь тоннель, а не закапываешь свою грязь!
Лучик сел и сокрушённо потряс головой, стряхивая песок. Разве копать можно как-то по-другому? Вытаращив глаза, он смотрел, как его отец вытягивает лапу и легко зачерпывает когтями горсть мягкой земли. Аккуратно отбросив землю в сторону, Песчаник выгреб ещё одну горсточку. И ещё. С лёгкостью, словно играя, он зачерпывал горсть за горстью и швырял за спину, пока сзади не выросла ровная горка земли.
Лучик затрепетал от восторга и гордости. Его отец был не только самым сильным, но и самым умелым котом на свете! Наверное, если бы он захотел, то мог бы прокопать тоннель до самых Высоких Скал!
– Можно мне попробовать?
Лучик вытянул лапку и загрёб когтями сыпучую землю.
Песчаник отошёл, уступив место сыну. Лучик чувствовал на своей спине отцовский взгляд – пристальный и тёплый, как луч солнца. Он стал копать ещё усерднее, ритмично вычерпывая землю и бросая её в быстрорастущую груду.
– Я тоннельщик! – пыхтел он. – Я подземный копатель!
– Осторожно!
Голос отца прогремел над головой Лучика в тот самый миг, когда он неуклюже врезался боком в груду земли. Холодный песок обрушился на голову малыша, попал в уши, забился в нос, так что Лучик отчаянно расчихался. Он сел, отряхнулся и злобно уставился на землю, продолжавшую осыпаться в только что вырытую ямку, безжалостно погребая результаты его усилий.
Песчаник протянул лапу – и остановил поток земли.
– Ты получил очень важный урок, Лучик, – назидательно сказал он ошеломлённому сыну. – Помни – куча земли важна не меньше, чем вырытый тоннель. Мы, тоннельщики, говорим так – копай, да за кучей наблюдай! Выброшенная земля должна лежать ровно, гладко, аккуратно, как камушек. Не ленись ровнять кучу, прихлопывай землю лапкой, чтобы не пришлось заново раскапывать уже выкопанный тоннель.
Лучик мгновенно сник. Это копание оказалось гораздо более сложным и скучным делом, чем он думал! Подавив раздражение, он вернулся к своей яме и стал выгребать из неё землю. Потом осторожно высыпал её в кучу и похлопал лапкой, утрамбовывая. На этот раз земля осталась на месте, разом утратив волю к сползанию. Дальше работа пошла успешнее, но гораздо медленнее – выгрести когтями горсточку земли, высыпать в кучу, аккуратно утрамбовывая каждую кучку.
– Просто замечательно, Лучик! – с гордостью воскликнул Песчаник. – Ты прирождённый копатель!
Лучик довольно замурлыкал, продолжая работать лапами. Яма была уже такая глубокая, что выбрасывать землю наверх стало очень тяжело, лапы ныли от напряжения.
– Не торопись, помедленнее, – посоветовал Песчаник, заметивший его затруднение.
– Я не устал! – пропыхтел Лучик, но не успел договорить, как провалился в яму. Острая боль пронзила подвернувшиеся лапы, он не успел втянуть когти, поэтому едва не сломал их при падении. Земля с жадным шорохом посыпалась на него сверху, ещё глубже вжимая котёнка в яму.
«Помогите! Меня завалило! Я задыхаюсь!»
Острые зубы впились в его загривок, рванули вверх, потащили…
– Ты цел? Где болит?
Поморгав, Лучик увидел над собой встревоженные глаза отца.
– Нет! – задыхаясь, провизжал Лучик. Когти горели огнём, лапы ныли, мордочка пульсировала от боли. – Я не могу! Не хочу! Ненавижу землю, ненавижу рыть норы, не хочу быть тоннельщиком! – Горький плач сотряс его тело, в груди стало тесно, горло перехватило. – Мама-аа! Светлокрылая!
Всхлипывая, он отвернулся от отца и бросился в детскую.

Глава II

Песчаник бросился к сыну.
– Что ты, Лучик, успокойся! Ты великолепно работал, я просто загляделся!
– Нет! – Лучик не помнил себя от злости, слёзы брызнули из его глаз – не то от попавшего в них песка, не то от обиды и горького разочарования. – Неправда! Ничего у меня не получилось! На меня обрушилась земля! Я упал! Чуть не сорвал когти! И ударился носом!
Он остановился и, всхлипывая, потряс в воздухе маленькой лапкой.
– Твои когти на месте, ничего с ними не случилось, – попытался успокоить его Песчаник. – Ты просто неудачно зацепился, малыш. Всё пройдёт, вот увидишь.
– Ты не знаешь, пройдёт или нет! – сквозь заволакивавшие глаза слёзы Лучик разглядел чёрно-белую фигурку Светлокрылой, выбежавшей из глубины детской.
– Лучик! – Мама бросилась к нему по снегу. – Что с тобой, милый? Что случилось?
Сотрясаясь от рыданий, Лучик бросился к ней и прижался к родной тёплой шерсти.
– Я упал! Земля попала мне в глаза! – разрыдался Лучик, поднимая к матери заплаканную мордочку. Она тут же принялась нежно вылизывать его, смывая грязь и песок.
– Так лучше? – Мама подождала, пока он откроет глаза.
Жжение прекратилось. Лучик протряс головой, чтобы вытряхнуть землю из ушей.
– И ещё я ударился лапами! И когтями!
Светлокрылая склонилась ниже, осмотрела и обнюхала его лапки.
– Всё цело, малыш. Твои коготки на месте, – промурлыкала она. – Идём внутрь.
– Лучик! – Песчаник шагнул к сыну, заглянул ему в глаза. – Но ведь ты не докопал свой тоннель! Разве можно так быстро сдаваться?
– Не напирай, – мягко остановила его Светлокрылая. – Он просто испугался, ему нужно дать время.
Лучик обернулся и посмотрел на отца. Зелёные глаза Песчаника потемнели от тревоги.
– Я… я попозже ещё раз попробую, – нехотя пробормотал Лучик.
– Посмотрим, посмотрим, – заворковала Светлокрылая, ласково подталкивая его в глубину детской.
– Но он всё равно должен научиться… – прозвучал снаружи встревоженный голос отца, но Лучик торопливо отбежал подальше от входа, чтобы его не слышать.
Светлокрылая отвела сына к гнёздышку, помогла лечь и подоткнула мягкий мох под бока.
– А где Орлянка? – пискнул Лучик, глядя на пустующее соседнее гнёздышко матери Корешка и Земленосика. – И Туманница?
Гнёздышко рыжей королевы тоже пустовало, Колосишки, Оленёнка и Косулинки также нигде не было видно.
– Орлянка пошла перекусить к куче с добычей, – ответила Светлокрылая, устраиваясь рядом с Лучиком. – Туманница отправилась охотиться.
– Охотиться? – встрепенулся Лучик. Он знал, что королевы не охотятся. Они кормят котят и присматривают за малышами!
Светлокрылая негромко вздохнула.
– Туманница уже истосковалась по пустошам. К тому же, её котята уже подросли, она им больше не нужна.
У входа в палатку громко зашуршали ветки, и внутрь вошла Орлянка, принеся с собой запах снега и крольчатины.
– Кто это тут тоскует по пустоши? – весело спросила она. Зашуршал вереск – значит, королева уже легла и устраивалась поудобнее в своём гнёздышке.
– Туманница, – ответила Светлокрылая.
Орлянка с наслаждением потянулась, улеглась и облизнула губы.
– И не только она, – негромко вздохнула она. – Ах, как же давно я не подставляла свою шёрстку ветру! Кажется, всё бы отдала, лишь бы пробежаться по вереску отсюда и до самой реки…
Лучик поднял голову и посмотрел на мать.
– А ты скучаешь по подземелью?
Он знал, что до его рождения Светлокрылая была тоннельщицей, но разве кто-нибудь в своём уме будет скучать по тесноте, темноте и скучному рытью грязной сыпучей земли?
– Конечно, – отозвалась Светлокрылая, заставив Лучика выпучить глаза от изумления.
Орлянка повернулась к ним и села, обвив хвостом лапы.
– Тебе нужно привыкать к новой жизни, Светлокрылая, – промурлыкала она. – Сама знаешь, тоннельщицей тебе больше не быть.
Лучик инстинктивно прижался к матери, взволнованно заглянул ей в глаза:
– Почему, мама?
– Рождение котят далось мне нелегко, – еле слышно ответила та, крепко прижимая Лучика к себе. – Я потеряла Зябличку… и до сих пор не могу восстановить силы. Не знаю, когда снова смогу служить своему племени.
Лучик часто-часто заморгал, прогоняя подступающие слёзы. Он смотрел на мать и не понимал, расстроена она или просто очень устала.
– Почему Зябличка умерла? Ты её как-то неправильно родила? – с любопытством спросил он.
– Замолчи!
Резкий окрик Орлянки напугал и удивил Лучика. Разве он сказал что-то плохое? Его мать любила поговорить о Зябличке! Она часто вспоминала её и рассказывала Лучику о том, как бы ей хотелось, чтобы у него была сестричка.
– Значит, это звёздные предки забрали её у тебя? – спросил он. – Она была им нужна?
Светлокрылая тяжело вздохнула.
– Да-да… наверное, – прошептала она.
«А я, получается, им не нужен? – подумал Лучик. – Интересно, это хорошо или плохо? Почему Звёздное племя оставило меня с мамой? Наверное, они поняли, что без нас обоих ей будет очень грустно, вот и решили меня оставить».
– А какого цвета была шёрстка у Зяблички? – спросил он.
– Рыженькая, как у твоего отца, – тихо ответила Светлокрылая. Её глаза затуманились.
– До сих пор не понимаю, зачем ты дала ей имя, – проворчала Орлянка.
– Как же я могла оставить её безымянной? – вздохнула Светлокрылая. – Она же родилась на свет!
– Вот именно – родилась! – фыркнула Орлянка. – А пожить-то и не пожила совсем, разве что вздохнуть успела разок! Звёздное племя само назвало бы её как-нибудь.
Лучик почувствовал, что Светлокрылая дрожит всем телом. Значит, разговоры о Зябличке её все-таки огорчают? Тогда он больше не будет о ней вспоминать! Он прильнул к матери, прижался щекой к её щеке.
– А у меня песок в ушах, – пропищал Лучик, стремясь поскорее отвлечь маму от грустных мыслей.
– Неужели, милый? – всполошилась Светлокрылая. – Сейчас мы его прогоним…
Лучик закрыл глаза и замурлыкал, ощутив прикосновение тёплого материнского языка к своим ушам. Вскоре он почувствовал, что Светлокрылая расслабилась и перестала дрожать.
«Значит, успокоилась, – подумал он про себя. – Вот и хорошо. А я совсем не помню Зябличку… Интересно, это плохо? Я должен её помнить?»
Тёмная тень загородила выход из палатки.
– Ты его успокоила? – услышал Лучик нетерпеливый голос Песчаника. – Чем быстрее он продолжит копать, тем лучше. И так столько времени потеряли!
– Куда ты так торопишься? – вздохнула Светлокрылая. – Я его еле-еле отмыла, только что закончила чистить ушки.
– Не беспокойся, он больше не запачкается, – пообещал Песчаник. – Мы потренируемся делать другую работу.
Лучик поднялся и посмотрел на мать.
– С тобой всё будет хорошо? Точно? – промяукал он, растерянно хлопая глазами. Судя по голосу Песчаника, он твёрдо решил вытащить Лучика из детской и заставить закончить тоннель, но разве он мог уйти, если мама расстроена? Ведь Звёздное племя оставило Лучика утешать её!
– Как хочешь, дорогой, – невпопад пробормотала Светлокрылая, глядя куда-то в недоступную Лучику даль.
Лучик почувствовал укол обиды. Значит, мама не хочет, чтобы он остался? Он встал, сердито взмахнул хвостиком.
«Наверное, она хочет, чтобы я больше тренировался и поскорее стал сильным, как Песчаник!»
Лучик выбрался из гнёздышка и снова посмотрел на Светлокрылую.
– Ну, я пошёл.
Она не ответила. Она продолжала смотреть в стену.
– Идём, Лучик! – заторопил сына Песчаник, уже успевший выйти наружу.
Лучик нехотя поплёлся к выходу, но заметно повеселел, увидев, как просияли глаза Песчаника при виде его.
«Отец так меня любит! Я должен постараться стать таким, каким он хочет меня видеть, чтобы он не расстраивался, а мог мной гордиться!»
– Я всегда знал, что маленькие неудачи тебя не остановят! – сказал Песчаник, подталкивая Лучика хвостом. – Давай попробуем передвигать камни. Хочешь? Ты знаешь, что тоннельщики могут сдвигать с места камни, которые весят больше, чем они?
– Правда? – пискнул Лучик, семеня рядом с отцом.
– Ещё бы! Это один из главных наших секретов! – Песчаник подвёл сына к груде камней, высившейся за палаткой старейшин. – Давай-ка начнём вот с этих камешков. Для первого урока сойдут и такие маленькие.
«Маленькие? – Лучик несколько раз моргнул, глядя на камни. – Ничего себе маленькие – размером с хорошего воробья!»
Песчаник подошёл к ближайшему камню, остановился и поманил Лучика хвостом.
– Обхвати его передними лапами, навались всем телом и попробуй покатить, понял?
Лучик шумно сглотнул, не сводя глаз с камня.
– А он меня не раздавит?
– Знаешь, что нам говорит первое правило тоннельщиков? – сощурился Песчаник. – Мы всегда сильнее, чем думаем о себе!
Вдруг сбоку от Лучика мелькнуло что-то рыжее.
– Ага, я осалил тебя за хвост! Теперь ты кролик!
– Ничего не осалил!
– Осалил!
Корешок и Земленосик с визгом гонялись друг за другом вокруг Охотничьих Камней, поднимая целые вихри снега. Вереск вокруг них колыхался, будто под ветром.
Песчаник подтолкнул Лучику камень.
– Вот, перекати-ка его.
Лучик оторопело уставился на здоровенный камень.
– Почему я всегда должен быть кроликом? Мне надоело!
– А вот и не всегда! Но сейчас ты точно кролик!
Лучик прижал уши, чтобы не отвлекаться на весёлые вопли своих приятелей по детской, и положил передние лапы на камень. Навалился грудью, закряхтел, пытаясь использовать вес своего тела, чтобы сместить камень с места. Его бока задрожали от натуги, живот свело судорогой, но камень и на волосок не сдвинулся.
– Давай попробуем камушек поменьше, – предложил Песчаник.
Когда Лучик послушно перешёл к новому камню, из палатки старейшин показался Косолап. Его чёрная фигура казалась тенью на фоне выбеленного инеем вереска.
– Маловат он ещё, чтобы камни двигать, – пробурчал старый кот. – Всего два дня, как из детской вышел, а ты ему скалы подсовываешь!
Песчаник мгновенно вскинул голову и сощурился:
– Учиться никогда не рано! Тем более, такому сложному делу, как работа тоннельщика.
Косолап уселся, обернув хвостом лапы.
– Я сдвинул свой первый камень только после того, как стал оруженосцем, – проронил он, не глядя на Песчаника. – И то, мне никто не предлагал сдвигать с места валуны с меня ростом!
Лучик почувствовал, что должен во что бы то ни стало защитить отца от нападок старого Косолапа.
«Неправда, отец всё правильно делает! И я обязательно сдвину этот камень!»
Он зашипел от натуги, всем телом навалился на камень и изо всех сил попытался его подвинуть. Когти Лучика беспомощно скользнули по гладкой поверхности камня. Задние лапы подогнулись, и малыш со сдавленным писком шлёпнулся на землю.
– Ну ты даёшь, Червячок! – донёсся с Охотничьих Камней радостный хохот Земленосика. – Повтори-ка ещё разок, чтобы я запомнил этот приём!
Дрожа всем телом, Лучик повернулся к нему и мяукнул сквозь слёзы:
– Перестань! Я только учусь!
– Не обращай внимания, – посоветовал ему Песчаник. – Земленосик – будущий загонщик, ему никогда не понять нас, тоннельщиков. Если у загонщиков главное достоинство – это быстрота, то для тоннельщика – терпение.
Лучик мгновенно сник. У него не было никаких достоинств тоннельщика! Сейчас ему больше всего на свете хотелось лазать по Охотничьим Камням вместе с добрым Корешком и вредным Земленосиком, возня с землёй и камнями внушала ему только отвращение. У него не было терпения! Почему он должен ковыряться в грязи, когда другие играют в «кролика» на скалах?
Его невесёлые размышления были прерваны громким голосом Вересковой Звезды.
– Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени!
Лучик повертел головой. Предводительница стояла на вершине здоровенного тёмного камня прямо посреди Ложбины Собраний!
– Жди меня здесь, – велел Песчаник, бросаясь к Скале.
Косолап с кряхтением встал и подошёл к Лучику.
– Не моё это, конечно, дело, да только послушай совета старого тоннельщика, – промурлыкал он, улыбаясь Лучику. – Выбери камешек поменьше, чтобы работа была в радость, а не в наказание. Так дело куда быстрее пойдёт.
Старик кивнул оторопевшему Лучику и заковылял следом за Песчаником.
Лучик сел и стал смотреть, как коты собираются вокруг Скалы. Вот Осиновик и Тучегон спрыгнули на дно оврага, подняв облако белого снега. Рыжецап и Светлячок побежали за ними, а Луговинка и Жавороночка уже сидели под камнем, не сводя глаз с Вересковой Звезды. Песчаник решительно направился в ту часть оврага, где собирались тоннельщики. Пушистохвостый и Ореховонос были уже там, Косолап медленно подходил к ним. Подняв хвост, старый тоннельщик почтительно поприветствовал глашатая Камышника, сидевшего на своём месте под Скалой. Тот низко склонил голову в ответ.
– А ты разве не идёшь? – спросил Лучика подбежавший Корешок. Земленосик уже со всех лап мчался к старшим котам, нетерпеливо размахивая коротким хвостиком.
– Но ведь Вересковая Звезда звала только тех, кто может охотиться самостоятельно… – неуверенно пробормотал Лучик, глядя в сияющие глаза Корешка. – А мы ещё не способ… не умеем!
– Кто это сказал? – отмахнулся Корешок. – Мы просто ещё не пробовали, а так, наверное, тоже умеем! И потом, нам же не обязательно находиться рядом с воинами, правильно? Давай сядем в сторонке, чтобы всё видеть и никому не мешать! – Он кивнул в сторону Земленосика, пробиравшегося в заросли густой травы за палаткой загонщиков. – Идём!
Лучик засеменил за Корешком, но не успел сделать и нескольких шагов, как испуганно вздрогнул, услышав громкий топот за спиной. Это вернулись Лилия и Снежноягодник.
– Уже началось? – громко спросила Лилия, отыскав глазами Косолапа.
– Ещё нет, вы как раз вовремя, – ответил старик, помогая искалеченной кошке спуститься в овраг. Затем они вдвоём вернулись к тоннельщикам, а Снежноягодник убежал к загонщикам.
По пути к нему присоединилась Туманница и её друг Зайцелов. Этот коричневый кот был такой поджарый и мускулистый, что напоминал Лучику древесный ствол с лапами-ветками и когтями, словно длинные корни. Застыв позади охотников, Лучик стал с любопытством разглядывать их. Котята Туманницы – Косулинка, Оленёнок и Колосишка – стояли рядом с родителями.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.