Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47491
Книг: 118402
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Тайна куклы-качина» » стр. 2

    
размер шрифта:AAA

– Боюсь, он уже ушёл, – вздохнула Хезер. – Я хотела пригласить его на ужин, но Мария сказала, что он уехал сразу после рассвета.
– Куда? – нахмурилась Нэнси.
– Я не знаю, – признала Хезер. – Он просто садится на своего пегого коня и уезжает в пустыню. Он раньше говорил, что учится выслеживать животных, наблюдает за койотами и зайцами и всё такое. Но с появления первых костров... – Её голос оборвался. – Я думаю, он нам больше не доверяет.
– А можно посмотреть, где разводились костры? – спросила Нэнси, вознамерившись во что бы то ни стало помочь бедному мальчику.
– Конечно. Видите чёрную область прямо на хребте? – Она указала на каменистый уступ в миле от конюшни. – Там он разжег костёр в первый раз. Сказал, что учился подавать сигналы дымом.
– А остальные? – спросила Нэнси.
– Кроме того, который вроде бы видел дедушка, было ещё три, и единственный близкий из них в полумиле отсюда, за тем холмом. Отсюда его не увидеть, но если подниметесь на хребет, посмотрите в сторону гор, и увидите сожженную карнегию.
– Значит, они в пешей доступности, – заключила Нэнси.
Хезер кивнула.
– Я бы показала вам все кострища, но Чак уже уехал по делам на джипе, а для микроавтобуса дороги слишком неровные.
– После завтрака мне не помешает нагрузка, – заверила её Нэнси и обратилась к Бесс и Джордж: – Вы готовы к приятной прогулке в пустыне?
– Ты уверена, что не хочешь полежать у бассейна и позагорать? – с надеждой спросила Бесс.
Джордж и Нэнси со смехом покачали головами.
Пройдя конюшню и загоны, девушки обнаружили, что пустыня вовсе не безжизненна. Весенние дожди озеленили торчащие повсюду пучки травы, а пологие холмы, доходящие до самых гор Суеверия, были усыпаны нежными дикими цветами. Жёлтые, синие, красные и белые цветы танцевали на легком ветерке, и даже кактусы пестрели цветками разных оттенков.
– Ух-ты, как здесь красиво, – отметила Бесс.
Она остановилась, чтобы понаблюдать за крупным зайцем, скачущим между двумя толстыми круглыми кактусами с бледными цветами на макушке.
– Смотрите, это же земляная кукушка. – Нэнси указала на большую птицу, перебегающую от одних зарослей к другим.
Кукушка остановилась, подняв голову с чёрным хохолком и уставившись на них. Затем, дернув длинным чёрным хвостом, она снова побежала и исчезла за странным кактусом, как будто слепленным из обезьяньих хвостов, украшенных алыми цветами.
– Разве они не летают? – спросила Бесс, когда птица появилась на небольшом хребте впереди, всё ещё передвигаясь на лапках.
– Они могут, – ответила Нэнси, – но предпочитают бегать.
Повсюду их ждало разнообразие дикой природы. Пролетела стая перепелов. Нэнси остановилась, и серо-коричневые птицы с изящными чёрными перьями на голове сели на землю. Почти сразу же из травы выбежала дюжина жёлтых пушистых комочков с коричневыми полосками и присоединилась к родителям. Они снова исчезли в зарослях, когда девушки обошли их по дороге к хребту.
Дойдя до вершины, Нэнси увидела обугленное кострище. Там валялись остатки древесины и кончики кухонных спичек. Нагнувшись, она увидела под песком больше деревянных палочек.
– Как будто костёр пытались засыпать песком, – заметила она. – Может быть, Нгюн набросал сверху песок и решил, что огонь потух, но тот снова разгорелся.
– По крайней мере, он не оставил за собой непотушенный костёр, – согласилась Бесс.
– Да и какая разница, – вставила Джордж. – Вокруг кострища загореться нечему.
– А как же вон тот кактус? – Бесс указала на почерневший остов того, что раньше было большим прекрасным кактусом карнегией, росшим у подножия холма.
Нэнси подобрала остатки спичек и сунула в карман, уверенная, что эту улику оставил Нгюн – она видела коробок таких же спичек на кухонной плите в доме.
Покинув хребет, они ступили на неровную землю. На камешках легко было поскользнуться и натолкнуться на длинные колючки большого кактуса опунции, и девушки осторожно спускались по склону к сожжённому кактусу-карнегии.
Дойдя до него, Нэнси осмотрелась.
– Не самое лучшее место для разведения сигнального костра, – сказала она. – Никто его не увидит.
– Может, в этом и дело, – предположила Джордж. – Нгюна отругали за костёр на хребте, и он не хотел, чтобы следующий кто-то увидел.
Нэнси кивнула, признав, что подруга может быть права. Но осмотрев почерневший кактус, она тут же увидела отличие. Здесь не было обуглившейся древесины и кончиков деревянных спичек, хотя Нэнси порылась в песке вокруг сожжённой области.
– Что думаете? – спросила Нэнси, объяснив, что именно она искала.
– Я бы сказала, его подожгли специально, – нахмурилась Джордж, – и не ради дымовых сигналов.
– Но зачем? – спросила Бесс. – Зачем кому-то поджигать кактус?
Нэнси только пожала плечами. Она молчала, задумавшись, когда они отвернулись от почерневшей карнегии. Что-то было не так, и дело не в сгоревшем кактусе. Вдруг девушка почувствовала укол страха и обернулась как раз в тот момент, когда огромная карнегия покачнулась и начала падать!

Глава 7
Испуганная лошадь

Предупредить подруг не было времени. Нэнси схватила Бесс и Джордж за руки и отпрыгнула от падающего на них кактуса. Они споткнулись и упали, растянувшись на земле, а карнегия повалилась туда, где они только что стояли.
– Что случилось? – ахнула Джордж. – Как?..
– Я видела, как он падал, – объяснила Нэнси. – Должно быть, я задела его, когда искала улики. – Она замолчала, неуверенная в собственных словах.
Бесс содрогнулась.
– Здесь, правда, обитают духи, – заметила она. – Давайте вернёмся в гостиницу.
Нэнси кивнула, понимая, что делать здесь больше нечего. Только обещанная поездка после полудня и вечернее барбекю под звёздами поднимали ей настроение. Пока что оба расследования принесли только непривычное чувство растерянности.
Когда девушки вернулись на ранчо и сообщили о случившемся Чаку и Хезер, он извинился за то, что забыл предупредить их об опасности сгоревшего кактуса.
– Я давно хотел снести его, – сказал Чак, – но забыл об этом после того, как дедушка пострадал. Я рад, что ты быстро отреагировала, Нэнси.
– Тебя никто не винит, – заверила его Нэнси. – И я не думаю, что кактус упал сам по себе, хоть я и раскопала пепел вокруг.
– Ты имеешь в виду... – Бесс поражённо уставилась на подругу. Мысль о том, что кто-то мог бы уронить кактус, чтобы навредить девушкам, до этого не приходила ей в голову.
Нэнси кивнула.
– Это могла быть очередная попытка нашего неизвестного врага избавиться от нас. К сожалению, доказать это я не могу.
Лицо Хезер выражало беспокойство, но она попыталась поднять настроение своих друзей.
– Ну, по какой бы причине кактус ни упал, я думаю, сейчас вам всем следует расслабиться у бассейна, – сказала она. – Сохраните силы для сегодняшней ночи.
– Замечательная идея, – согласилась Бесс.
Когда пришло время для барбекю, Нэнси, Бесс и Джордж радостно обнаружили, что остальными гостями были четыре молодых друга Чака и бойкая брюнетка, которую Хезер представила как Диану. Чак оседлал лошадей, и как только они закончили знакомиться, все пошли в конюшню и сели верхом.
Чак показывал путь, Бесс ехала рядом с ним, а Нэнси вскоре оказалась рядом с черноволосым юношей по имени Флойд Джерретт. Он был приятным собеседником и указывал на различные образования среди выветренных, огромных скал приближающихся гор Суеверия.
– Ты когда-нибудь поднимался туда, чтобы поискать Забытый рудник голландца? – спросила Нэнси.
Флойд засмеялся.
– Каждый в округе делал это, – ответил он. – Я изъездил и исходил пешком большую часть гор. Когда мне было семь или восемь, мы с отцом проводили здесь выходные. Мы даже находили золото.
– Из шахты? – поразилась Нэнси.
– О, нет, ничего такого интересного. Там есть небольшие месторождения золота, или золотоносные жилы, которые вымываются или открываются после зимних дождей и наводнений. Мы нашли самородки и золотой песок в старых руслах.
– Если вы, девчонки, собираетесь остаться здесь надолго, возможно, мы сходим на разведку, – предложил Тим, один парней, застенчиво улыбаясь Джордж. – Никогда не знаешь, что можешь найти.
– С детективным талантом Нэнси мы даже могли бы найти рудник голландца, – предположила Хезер. Она ехала позади группы, рядом с братом Дианы, Полом.
– Я могу предоставить карты, – предложила Диана, хихикнув. – У меня их штук двадцать пять, и все разные.
– И все подлинные, – добавил её парень Джерри Блейк.
– Спасибо, но я думаю, что у меня сейчас достаточно тайн, – сказала Нэнси, легко рассмеявшись.
– Нэнси видела нашего обитателя-призрака, – пояснила остальным Хезер.
Обсуждение духа-качина и различные рассказы о старом доме заняли их, пока они поднимались на скалистые горы, следуя узким тропам с отвесными скалами по бокам с одной стороны и довольно пугающими каменистыми склонами с другой. Хоть Нэнси и любила ездить верхом, а управлять гнедой кобылой Плясуньей было легко, она обрадовалась, когда тропинка, наконец, ушла вниз, к небольшому каньону, богатому деревьями и цветами. Друзья остановились возле маленького ручья, текшего из ключа.
Джип с ранчо был припаркован в устье каньона, и сладкие запахи еды уже наполняли воздух, когда молодые люди спешились и подошли к Марии и её сильному, черноглазому мужу – те работали у небольшого костра. Нэнси осмотрелась вокруг и огорчилась, не увидев Нгюна, но как только она открыла рот, чтобы спросить о мальчике, между деревьями мелькнуло что-то чёрно-белое, и Нгюн подъехал к ним.
Мария и Уорд Томичи поприветствовали Нгюна с видимым облегчением. Когда он остановился у коновязи, Нэнси подошла к нему. Поначалу говорить с мальчиком было сложно, потому что он стеснялся, но после вопросов о коне его отношение поменялось.
– Он мой, – сказал Нгюн. – Правда, мой. Мой дедушка сказать, любая лошадь из большого стада – моя. Я беру Кочис. Он красивый.
– И ты очень хорошо ездишь верхом, – сказала ему Нэнси. –Тебя учил твой дедушка?
– Немного, – ответил Нгюн. – Сейчас мы не видеть его много. Дядя Уорд и тётя Мария помогать, и Чак. Они сказать, я как настоящий индеец.
Нэнси позволила мальчику говорить дальше, спрашивая, куда он ходил и что делал. Она заметила, что мальчик отвечал без колебаний. Если он лгал или скрывал что-то, то делал это гораздо лучше, чем любой из взрослых, которых она когда-либо опрашивала. Его миндалевидные глаза ярко сияли, когда он рассказывал про оленей и диких существ, похожих на свиней и называвшихся пекари. Он видел их в старых руслах, ведущих от гор в пустыню.
– Когда я учиться хорошо использовать лук и стрелы, я охотиться на них, – сказал он. – Дедушка говорит, он приносить домой обед с луком и стрелами.
– Не стоит близко подходить к пекари, – предостерёг Уорд, помогавший Марии раскладывать тарелки у костра. – Они, может, и выглядят, как длинношерстные свиньи, но у них очень острые бивни и дурной характер. Они могут быть опасны.
– Ужин готов, – объявила Хезер, прежде чем Нгюн или Нэнси успели ещё что-то сказать.
Никогда ещё еда не была столь вкусной. Приготовили большое количество поджаренных рёбрышек с капающим вкусным соусом. Были предложены бобы – как традиционно запеченные, так и жареные мексиканские; а также чипсы тако и много гуакамоле из авокадо, лука и творога. Свежие фрукты и овощи подавались в холодной воде, и было много соды со льдом для питья.
– Как вам наш роскошный фарфор? – поддразнила Хезер, подавая изношенные оловянные тарелки для пирога и крепкие столовые приборы, а также салфетки размером с платок.
– Всё просто идеально, – заверила её Джордж, наполняя свою тарелку едой. – Высокие края тарелки удержат пищу на месте.
Бесс попробовала жареную фасоль, деликатно приправленную кусочками острого перца и лука.
– О, это божественно, – сказала она Марии. – Но если ты собираешься кормить своих гостей такой едой, не думаю, что они хоть чуточку похудеют.
Чак посмотрел на неё невинным взглядом.
– О, Хезер не рассказала тебе про нашу новую диету? Мы вас откармливаем, но потом придётся возвращаться обратно на ранчо пешком.
Все насмешливо поворчали, не соглашаясь, а потом уселись на траве, чтобы поесть и всласть обсудить прошедшие и будущие поездки верхом, пикники и барбекю. Только когда тарелки опустели, Бесс вздохнула и сказала:
– Я знаю, мне не следует спрашивать после такой еды, но будет ли десерт?
Все рассмеялись, но когда Мария кивнула, все посмотрели на неё.
– Индейский жареный хлеб, – объявила она. – Я принесла тесто, испеку его прямо здесь, а потом вы положите внутрь пудру или мёд. Это отличный десерт.
– Жареный хлеб? – Бесс засомневалась, но, получив первый кусок, послушно полила его медом, и выражение её лица поменялось. – Ого, это восхитительно! Я должна узнать рецепт. Моим домашним понравится.
Когда еда закончилась, Чак с остальными парнями собрали вокруг мертвую древесину – упавшие ветки и ветви с деревьев и кустов, которых магия весны не вернула к жизни. Костёр полыхал, а солнце вдруг скользнуло за горизонт, быстро погрузив их в ночь.
Уорд принёс из джипа гитару, Чак стал играть, а Бесс мечтательно смотрела на него. В скором времени все подпевали знакомой мелодии. Нэнси откинула голову, посмотрев вверх, на звёзды, и подумала, каким прекрасным и мирным казалось всё вокруг.
– Как только поднимется луна, надо будет возвращаться, – сообщил Чак между песнями.
– Не по тому пути, по которому мы пришли сюда, я надеюсь, – пробормотала Бесс. – Боюсь, я потеряю тропинку в темноте.
– Нет, мы выберем более лёгкий маршрут, – пообещала Хезер. – На всякий случай.
Пока они пели, Нэнси заметила, что Уорд и Мария собрали вещи, и как только всё загрузили в джип, они покинули каньон. Нгюн тоже растворился в ночном, холодном воздухе, не дожидаясь остальных.
– Я рада, что ты посоветовала привязать куртки позади сёдел, Хезер, – сказала Нэнси, надевая свою, прежде чем сесть на Плясунью. – Теперь отлично.
– Ночью пустыня может быть достаточно холодной, – согласилась Хезер. – Даже летом она остывает сразу, как только солнце опустится.
Они молча ехали обратно, следуя краю оврага, который вёл их через неровные холмы. Нэнси глубоко задумалась, пытаясь решить, что делать с духом-качина, и не заметила, как кобыла чуть замедлилась. Плясунья отстала от других лошадей, чтобы пожевать пучок травы на склоне холма, вокруг которого вилась тропинка.
Внезапно тишину ночной пустыни нарушил гремящий звук, и Плясунья заржала, чуть не сбросив юную сыщицу. Хоть Нэнси и выпала из стремени, она прижала колени к бокам кобылы, пытаясь заставить её двигаться дальше по тропинке. Но лошадь слишком испугалась. Через мгновение они уже катились и скользили вниз по скалистому склону ко дну оврага.
Испуганная, Нэнси схватилась за переднюю луку и изо всех сил пыталась ровно держаться в седле, чтобы кобыла не потеряла равновесие, когда её несло к твёрдой земле внизу. Камни и обломки падали вместе с ними, и Нэнси слышала крики остальных, но в данный момент всё зависело от устойчивости кобылы.
Плясунья упала на колени на дне оврага, чуть не перекинув Нэнси через голову. Но испуганная кобыла на этом не остановилась. Она поднялась на ноги и поскакала дальше, а Нэнси едва держалась на ней!

Глава 8
Гремучая змея

Кобыла снова пошатнулась на шероховатой поверхности оврага.
Нэнси сумела сесть прямо и тут же схватила поводья, пытаясь заставить кобылу встать ровно. Она говорила с лошадью так спокойно, как могла, хотя её собственное сердце стучало от ужаса после такого спуска.
– Спокойно, девочка. Все хорошо, Плясунья, – успокаивала она и, наконец, остановила дрожащую лошадь.
– Нэнси, Нэнси, ты в порядке? – позвала Хезер.
– Всё хорошо, – отозвалась Нэнси, слезая с лошади. – Но стоит проверить Плясунью. Она упала на колени, когда мы ударились о дно, и могла повредить ноги.
Хезер, Бесс, Джордж и остальные тут же поехали вдоль русла и спустились по более пологому склону дальше вдоль тропы.
– У меня есть фонарик, – сказала Хезер, вынула его из седельной сумки, спешилась и подошла к Нэнси.
– Что случилось? – спросила она, рассматривая тонкие передние ноги кобылы.
– Гремучая змея, – объяснила Нэнси. – Я ехала по краю, и вдруг змея спустилась по склону позади нас. Я пыталась удержать Плясунью на тропе, но она, конечно, сильно испугалась. Змея, должно быть, проползла прямо под её копытами. Думаешь, её могли укусить?
Хезер ощупала ноги кобылы, проверяя их во второй раз.
– Ничего такого не вижу, – ответила она. – Колени ободраны, и наверняка останутся синяки, но до ранчо она дойдёт. Только поедем медленно. Если она начнёт хромать, ты можешь сесть с кем-нибудь вдвоём.
– Ты сказала, змея спустилась за тобой? – уточнил Чак, прервав осмотр кобылы.
Нэнси кивнула.
– Я слышала приближающийся шум гремучей змеи.
– Но это странно, – сказал Чак, – гремучие змеи остерегаются людей. Ты уверена, что она была не на обочине?
– Но вы ведь уже проехали, – напомнила Нэнси. – Если бы змея уже была рядом с тропой, её бы потревожили ещё до меня, и она бы зашипела раньше, так ведь?
– Дай мне фонарик, – попросил Чак. – Кто-нибудь, подержите мою лошадь. Я поднимусь и поищу эту змею.
– Будь осторожен, Чак, – предупредила Хезер, отдавая фонарик брату.
– Ты уверена, что с тобой всё в порядке, Нэнси? – спросила Джордж, подойдя к ней, пока Хезер заканчивала осмотр лошади. – У тебя ничего не болит?
– Просто перепугалась до смерти, – заверила её Нэнси. – Всё произошло так быстро.
Остальные собрались вокруг, делая предположения о змее и рассказывая истории о собственных столкновениях с гремучими змеями. Прошло несколько минут, прежде чем Чак скользнул обратно вниз по склону старого русла.
– Что ты нашёл? – спросила Нэнси.
– Твою гремучую змею, – ответил Чак, вытянув руку, и Нэнси увидела странную вещь на его ладони. Вещица слегка загремела при движении, и Плясунья фыркнула и отступила, потянув Нэнси, крепко держащую поводья.
– Что это? – завизжала Бесс, отступив назад так же, как и лошадь.
– Это погремушка большой змеи, – объяснил Чак. – Некоторые люди срезают их с мёртвых гремучих змей и делают из них сувениры для туристов. Я нашёл эту на тропинке.
– Но как?.. – начала Хезер, затем повернулась к Нэнси, испуганно распахнув глаза. – Ты сказала, что она сползла со склона позади тебя?
Нэнси кивнула.
– Должно быть, кто-то выбросил это сверху, – произнёс Чак. Нэнси как раз подумала о том же самом и начала делать выводы.
Хезер ахнула.
– Нэнси могла бы пострадать! – выкрикнула она. – Если бы Плясунья потеряла опору на камнях, скользя вниз, Нэнси могла бы серьёзно пораниться.
– Ну, ничего такого не произошло, – успокаивающе сказала Нэнси. – Я в порядке, и с Плясуньей всё хорошо, так что давайте забудем и вернёмся на ранчо.
Она не хотела рассказывать про их неизвестного врага друзьям Хезер, но задалась тем же вопросом, что и Бесс, Джордж и МакГвайеры. Была ли это новая преднамеренная попытка оттолкнуть её от дела куклы качина?
Молодые люди снова сели на лошадей и поскакали вдоль оврага. Как только они вернулись в комплекс, Нэнси, Бесс, и Джордж проводили гостей до машин, но их прощание вышло скомканным, и все быстро разошлись. Не зная, что ещё делать, девушки уселись в вестибюле, ожидая, пока Чак и Хезер вернутся из конюшни.
– Ты думаешь, что это сделали нарочно, не так ли, Нэнси? – Джордж нарушила тишину.
Нэнси вздохнула.
– Кто-то сбросил эту гремучку со склона, а в это время там проезжала только я.
– Я согласна, – сказала Джордж. – И это не был дух-качина.
Нэнси хихикнула.
– Я уверена, что это был не он. Собственно говоря, дух казался почти дружелюбным прошлой ночью. Кто бы ни бросил эту гремучую змею, он вовсе не был дружелюбен.
– Это уж точно. – Хезер вышла из арки, которая вела в коридор с рисунками качина. – Мы только что говорили об этом.
– И что вы решили? - спросила Нэнси. Чак вышел вслед за сестрой.
– Что вы прекращаете своё расследование, – ответил Чак.
– Что? – Нэнси перевела взгляд с одного на другого. – Но я только начала.
– То ужасное письмо, которое вы показали, уже очень плохо, – сказала Хезер. – И несчастный случай, и скорпион в твоём чемодане, и опрокинутый кактус. Но это... Если так и будет продолжаться, мы не можем позволить тебе остаться, Нэнси. Когда я писала письмо и просила приехать, я понятия не имела, что ты окажешься в опасности.
Чак кивнул.
– Письмо и скорпион, возможно, были предупреждениями. Но сегодня ночью тебя могли убить. Это больше, чем предупреждение.
– Я просто должна быть более осторожной в будущем, – твёрдо ответила Нэнси. – Если кто-то так сильно пытается напугать меня, значит, я делаю успехи, вы так не думаете?
Хезер и Чака это, похоже, не успокоило, но после чашки густого, сладкого, горячего шоколада со сливками, приготовленного Марией, все разошлись по комнатам без дальнейших обсуждений. Долгая, расслабляющая ванна позволила Нэнси всё обдумать, но у неё до сих пор не было зацепки к человеку, который сбросил на неё гремучую змею. Нэнси скользнула между прохладными простынями и со вздохом натянула одеяло на плечи.
Через несколько часов странные звуки снова разбудили её. На этот раз она осталась в кровати и слушала. Это было пение, хотя она не могла разобрать ни слова. Через несколько минут встала и подкралась к двери, достаточно уверенная в том, что именно обнаружит с той стороны.
Качина в этот раз находился гораздо ближе, и когда девушка открыла дверь, он поманил её за собой и двинулся по коридору. Нэнси последовала за ним без колебаний. Как и в прошлый раз, он поплыл по коридору, пока не дошёл до той же картины. Затем, подав какой-то знак, он исчез, оставив Нэнси одну.
Нэнси пристально смотрела на рисунок, изучая каждую отдельную часть. Посмотрев на левую руку, она кое-что поняла. Качина держал что-то очень похожее на карандаш или ручку – а этого не могло быть у индейского качина!
Нахмурившись, Нэнси пошла назад в свою комнату и взяла мощный фонарик и увеличительное стекло. Поскольку Джейк Харрис был другом и почитателем индейцев и их качина, он не нарисовал бы пишущий инструмент по ошибке. А значит, это ключ к разгадке. Но какой?
Используя фонарик и увеличительное стекло, она осмотрела картину ещё ближе. Изучила каждый отдельный кирпич, тщательно разглядывая рисунок, пытаясь не сбиться на сложном узоре Джейка Харриса.
В итоге она нашла то, что искала. Карандаш или ручка указывал на кирпич, который не был заштукатурен в стене, как остальные. Нэнси просунула ноготь в небольшое отверстие, пытаясь расшатать кирпич. Он не сдвинулся с места. Нэнси вернулась в комнату за металлической пилочкой для ногтей и с её помощью попыталась поддеть кирпич на стыке. Послышался протестующий скрип кирпича, когда Нэнси вынула его из узорной композиции качина.
– Нэнси? – Голова Джордж появилась в дверном проёме комнаты, которую она делила с Бесс. – Что тут происходит?
– Я снова видела качина. Похоже, он хотел, чтобы я внимательнее взглянула на эту картину, так что... – Нэнси опустила кирпич на пол, – сейчас мы посмотрим, что он хотел показать мне!

Глава 9
Замечательная находка

Бесс и Джордж быстро присоединились к Нэнси, а она направила свет фонарика на дыру от извлечённого из стены кирпича. Свет тускло отражался от какой-то вещи, оказавшейся старой жестяной коробкой.
– Ты нашла сокровище качина? – затаив дыхание, спросила Бесс. – Думаешь, эта коробка полна золота?
– Не думаю, – ответила Нэнси, вытащив жестяную коробку. – Она достаточно лёгкая.
– Может быть, внутри спрятана карта сокровищ? – предположила Джордж.
Нэнси сдула пыль с коробки, подняла крышку дрожащими пальцами и нервно подскочила, когда дальше по коридору открылась дверь и появилась Хезер.
– Что вы делаете? – поинтересовалась хозяйка дома, приблизившись к трём девушкам.
– Нэнси кое-что нашла, – объяснила Джордж. – Качина привёл её сюда.
– Что это? – спросила Хезер, встав перед рисунком рядом с ними.
– Похоже на журнал или дневник, – ответила Нэнси, вынув из коробки старую книгу в кожаном переплёте и осторожно раскрыв её.
– Это всё, что там было? – спросила Бесс, взяв коробку и заглянув внутрь.
– Это дневник Джейка Харриса! – воскликнула Нэнси, изучив первую страницу.
– Может, его записи подскажут нам, где спрятано сокровище, – с надеждой произнесла Бесс.
– Если оно вообще существует, – напомнила ей Хезер. – Никто никогда не был в этом уверен.
– Взгляни, есть ли там карта, – предложила Джордж.
Нэнси с осторожностью пролистала страницы. Немногочисленные записи были сделаны мелким почерком с длинными угловатыми линиями, и кроме них не было ничего.
– Никакой карты, – объявила остальным Нэнси. – Думаю, мне стоит прочитать дневник и выяснить, нет ли подсказок в этих записях.
Бесс, Джордж и Хезер посмотрели в открытую книгу через плечо Нэнси.
– Надеюсь, ты сможешь это прочесть, – произнесла Хезер. – Его записи так выцвели и потускнели.
– Постараюсь изо всех сил, – заверила подруг Нэнси. – А сейчас давайте вернём изображение в изначальное состояние и пойдём спать.
Хезер покачала головой.
– Подумать только, он был спрятан здесь все эти годы. Интересно, почему никто не нашёл его прежде?
– Они не были такими хорошим детективами, – уверенно заявила Джордж.
– Я просто следовала наводке качина, – возразила Нэнси. – Он дал мне подсказку.
– И ты разгадала её до конца и нашла дневник, – заключила Хезер.
В этот момент к ним вышел Чак, разбуженный голосами. Он пролистал дневник, выслушал рассказ Нэнси о том, как он был найден, и помог девушкам вернуть кирпич обратно на место в стене. Закончив с этим, все разошлись по своим комнатам. Нэнси взяла дневник с собой.
Несмотря на усталость, она сразу же открыла его. Нэнси с трудом читала даже при ярком свете ночника, но, заинтригованная, не отрывалась от страниц.
«Сегодня приходил Зверобой. Принёс олений окорок в обмен на консервы, и мы с ним долго говорили о Уинслоу и его предложении насчёт кукол-качина. Зверобой не хочет продавать их, но год выдался плохим, и некоторые люди из его племени начинают говорить про еду, которую смогли бы купить на деньги Уинслоу.
Зверобой и старейшины племени просили меня выступить от их имени на торгах с Уинслоу, и я согласился, хотя в душе считал, что им не стоит продавать эти фигурки. Те, что мне позволили запечатлеть на своих настенных картинах, удивительно красивы; для них продажа кукол, должно быть, большая трагедия».
Повествование закончилось, и Нэнси перевернула страницу. Запись от следующего дня рассматривала хозяйственные дела ранчо, пропавшую корову, возможность отправки нескольких телят в резервацию для людей Зверобоя. Ниже была ещё одна запись о встрече Джейка и мистера Уинслоу и их споре о куклах-качина.
«Этот человек предлагал слишком мало за такое индейское сокровище. Он обманом отнимет пищу у их же детей. Я посоветовал старейшинам не соглашаться на продажу кукол-качина Уинслоу. Если они всё же должны расстаться с фигурками, я сам лично свяжусь с другим, уважаемым продавцом, который, по крайней мере, не потратит их время зря».
Нэнси зевнула. Глаза болели от напряжения из-за расшифровки текста. Следующая запись была в большей степени о рисунках и упоминании того, что Уинслоу видел их на стенах в коридоре и отреагировал очень странным образом.
«Казалось, будто мистер Уинслоу поверил, что куклы-качина здесь. Он стал чаще приезжать в последнее время и даже спросил разрешения остаться на ночь. Я думаю, он надеется подружиться со мной, чтобы позже использовать меня против старейшин племени хопи в его торговых махинациях».
Нэнси подняла глаза от книги и взглянула в окно на тени, падающие от дерева акации. «Там что-то пошевелилось?» – спросила себя Нэнси. Волосы на затылке встали дыбом от мысли, что кто-то наблюдает за ней, хотя сама она ничего не могла разглядеть.
Испытанное чувство прогнало сонливость, и Нэнси продолжила чтение. Казалось, Джейк всё больше и больше переживал за своих индейских друзей и свою безопасность. Он описал, как вынул из стены кирпич и расчистил место для коробки позади него.
«Я нарисую качина, чтобы он охранял мой тайник и направлял друзей к книге, если со мной что-то случится. Возможно, это просто воображение старика, слишком долго прожившего в одиночестве, но я вижу вещи по ночам – устрашающие факелы на далеких холмах и призрачные фигуры ближе к моему дому. Сейчас я сплю на втором этаже с забаррикадированной лестницей. Я буду рад, когда Зверобой придёт сюда снова, и я смогу рассказать ему, что я узнал об этом человеке, Уинслоу. Когда он скажет Уинслоу, что качина не продаются, возможно, мое тяжелое испытание закончится».
Нэнси перевернула страницу и изумлённо остановилась, обнаружив, что следующая и все остальные страницы пусты. Быстро пролистав оставшиеся листы, она не увидела ни единой записи. Однако при более тщательном осмотре книги обнаружилось, что в ней не хватает трёх или четырёх страниц, вырванных из дневника.
Вздохнув, она закрыла старую книгу и аккуратно положила её в ящик тумбочки, затем выключила лампу. Лунный свет проникал в окошко, и она лежала, глядя на пернатую тень акации, шевелившейся на ночном ветру.
Записи в дневнике, безусловно, доказывали, что теория Марии о смерти старика верна. Джейк Харрис был другом хопи, а не врагом, и не было никаких причин для них травить или пугать его до смерти.
«А те истории о спрятанном сокровище? – спросила она себя. – Могли ли это быть качина?»
Это было больше похоже на правду, хотя Джейк не упомянул, что видел хоть одну куклу, кроме тех, что использовал как образцы для рисунков на стене. Нэнси задремала в кровати, всё ещё не уверенная, какие подсказки может извлечь из своего позднего ночного открытия.
В её сны закрался хилый старик и манящие, поддразнивающие качина. Её окружило пение, и качина парили вокруг, умоляюще протягивая руки. Нэнси проснулась почти что с облегчением, когда в дверь спальни забарабанили.
– Пожар! – закричал Чак. – У нас пожар в одном из коттеджей!

Глава 10
Яростный огонь

Нэнси натянула джинсы и свитер прямо на пижаму, сунула ноги в обувь и выбежала в коридор. Джордж и Бесс появились за её спиной.
– Ч-что случилось? – спросила Бесс дрожащим голосом.
– Давайте узнаем, – ответила Нэнси, и все трое последовали за холодным потоком воздуха к задней двери.
На улице сразу стало ясно, что происходит.
– Горит самый дальний коттедж! – воскликнула Джордж.
Домик пылал в темноте, как факел. Чак и Уорд уже разливали на пламя воду из садовых шлангов, но без особых результатов.
Нэнси быстро огляделась кругом.
– Кто-нибудь вызвал пожарных? – Она перекричала рев огня.
– Я, – отозвалась Хезер. Они с Марией примчались от конюшни с холщовыми мешками, где обычно хранят корм. – Они приедут, как только смогут, но пока что лучше намочить мешки и не дать огню распространиться.
Нэнси кивнула, и они помогли Хезер опустить мешки в бассейн. Когда те намокли, каждая взяла по паре мешков и накрывала летящие от пожара искры.

Мужчины, отчаявшись потушить коттедж, поливали водой стены и крыши соседних зданий, чтобы не дать огню распространиться. Девушкам и Марии оставалось только тушить маленькие огоньки, возникавшие тут и там на траве, изгороди и даже пучках диких пустынных цветов и кустов, растущих поблизости.
Словно в кошмаре, одна потушенная искра успевала разжечь рядом ещё три. В воздухе стоял дым, и когда он дошёл до конюшни, лошади в ужасе заржали. Копыта стучали так громко, что Хезер пришлось оставить друзей и открыть конюшню, выпустив перепуганных животных в загоны.
К тому времени как подъехал небольшой пожарный грузовик, Нэнси и остальные перепачкались в саже и вымотались. Они с радостью отошли и наблюдали, как пожарные усмирили и, наконец, погасили ревущее пламя. Только тогда все смогли расслабиться и присесть на влажные стулья рядом с бассейном.
– Как начался пожар, Чак? – спросил один из пожарных. Только теперь Нэнси поняла, что это был Флойд – юноша, рядом с которым она ехала на барбекю тем вечером.
Чак покачал головой.
– Я знаю не больше твоего, – ответил он. – Я крепко спал, когда все началось. Меня разбудила Хезер.
Все глаза обратились к рыжеволосой девушке.
– Наверное, я проснулась от запаха дыма, – пояснила она. – Окно моей комнаты выходит сюда, и когда я открыла глаза, то увидела пламя. Я до смерти перепугалась. Думала, весь комплекс горит.
Флойд осмотрелся вокруг. В перламутровом свете начинающегося дня хорошо были видны обугленные пятна на лужайке и в кустарнике.
– Хорошо, что не весь, – сказал он. – Если бы вы не подоспели вовремя, всё могло бы сгореть.
– Кто-нибудь хочет бутерброды с кофе? – крикнула Мария из дверного проема. Когда все дружно выразили желание, они с Нгюном вынесли два больших подноса.
– Когда вы только успели? – удивилась Хезер.
– Начали, как только прибыли пожарные, – ответила Мария. – Я поняла, что моя помощь больше не нужна, да и Нгюн уже начал делать бутерброды на кухне.
Все с аппетитом принялись за еду и так нахваливали работу Нгюна, что он смущённо заулыбался. Бутерброды с ветчиной, сыром и говядиной оказались восхитительными. После сражения с огнём стало холодно, и бутерброды с кофе подняли настроение.
Тем не менее, улыбка Нгюна исчезла, когда один из пожарных, нахмурившись, посмотрел на обуглившееся, тлеющее здание и сказал:
– Не понимаю, как пожар мог начаться случайно, Чак. В коттедже никто не живёт, и вчера там никто не работал, да?
Чак покачал головой.
– Мы закончили черновую отделку до несчастного случая с дедушкой, а с тех пор не было времени делать что-то ещё. Я ждал возвращения дедушки. Он принимает окончательные решения насчёт электропроводки, чистовой отделки и прочего.
– Вы хотите сказать, что коттедж нарочно подожгли? – спросила Нэнси, подхватив мысль.
– Я не делать это! – возразил Нгюн, так резко поднявшись на ноги, что остатки молока пролились на траву. – Я не разводить огонь!
Какое-то мгновение все молчали. Мария откашлялась, но прежде чем она успела что-то сказать, мальчика и след простыл, но бежал он не домой, а к конюшне. Через мгновение оттуда выскочил пегий, чёрно-белый конь. Нгюн цеплялся за его неосёдланную спину, и они ускакали прочь от дома, в пустыню.
– Я вовсе не собиралась обвинять его, – возразила Нэнси, поднимаясь на ноги. – Мне поехать за ним?
– Тебе его не догнать, – печально ответила Мария.
– А с чего он взял, что ты его обвиняешь? – спросила Джордж. – Ты просто задала логичный вопрос.
– Наверное, стоит с ним поговорить, - заметил Уорд. Видно, что ему было неудобно. – С того первого сигнального костра на хребте разжигалось уже столько огней. Не думаю, что Нгюн с ними связан, но... – Он помолчал, потряс головой и продолжил: – Сгоревший кактус карнегия и ограждения – это одно, но коттедж – уже совсем другое дело.
– Нет! – Мария вскочила на ноги, заламывая руки, и воскликнула: – Это не может быть Нгюн. Честное слово, Чак, он был в кровати, когда ты постучал. Он не мог этого сделать. И не стал бы, я знаю, что не стал бы.
– Я думаю, мы все торопимся с выводами, – сказал Флойд. – Пожарище пока что не остыло, но я вернусь после обеда и осмотрюсь. Попробую найти причину пожара. Тогда мы сможем прояснить ситуацию.
Его слова послужили сигналом, что отдых закончился. Пожарные доели бутерброды, допили кофе и стали собирать оборудование, складывая его обратно в грузовик.
Все остальные, включая Нэнси, Бесс и Джордж, попытались привести в порядок оставленные обломки. Когда грузовик уехал, солнце уже поднялось над горизонтом, и начался новый день.
Когда все было улажено, Нэнси медленно направилась к дому.
– Что не так? – спросила Бесс, когда они шли в свои комнаты. Им не терпелось умыться.
– Волнуюсь за Нгюна, – призналась Нэнси. – Я обещала восстановить его репутацию, но теперь он думает, что я виню его в поджоге коттеджа.
– Думаешь, есть вероятность, что это он? – спросила Джордж.
Нэнси обдумала это и покачала головой.
– Я думаю, он ни в чем не виноват. Просто он слишком часто остаётся один и пытается быть таким человеком, каким он представляет отца.
– Бедный мальчик, – сочувственно пробормотала Бесс. – Но зачем кому-то разжигать костры и подставлять его? Кто-то ведь это делает.
Нэнси вздохнула.
– Хотела бы я знать, кто это, – призналась она, и тут же просияла: – Может, найдём улики, когда остынет пожарище.
– Если улики есть, ты их найдёшь, – преданно отозвалась Бесс.
Девушки разошлись, и Нэнси приняла душ, смывая пятна, оставшиеся после борьбы с пожаром. Потом она надела хлопковое платье с ярким жёлто-голубым узором. Готовая к новому дню, она пошла узнать, не нужна ли помощь Марии или Хезер.
Она застала Хезер в одиночестве в вестибюле и спросила, где Чак, надеясь, что он уехал за Нгюном. Но надежды не оправдались.
– Чак поехал в город, поговорить с дедушкой. Хочет рассказать о пожаре и дневнике, который ты нашла. А ещё о том хвосте змеи, который кинули тебе под ноги прошлой ночью. – Она нахмурилась. – Мы с Чаком всё ещё переживаем за тебя, Нэнси.
– А я переживаю за Нгюна, – сказала Нэнси, сменив тему.
Хезер кивнула.
– И я тоже, – согласилась она, – но я не знаю, что с ним делать. Некоторым просто нравится разводить костры, Нэнси. Думаешь, Нгюн из таких людей?
– Надеюсь, что нет, – ответила Нэнси. Ей такая идея совсем не понравилась.
– Ты что-нибудь узнала из дневника? – спросила Хезер, снова меняя тему.
– О сокровище – нет. Но я поняла, что Джейк Харрис был другом индейцев, так что сомневаюсь, что это они довели его до смерти.
– Пусть будет так, хотя бы ради Марии, – сказала Хезер.
– Думаешь, она захочет прочесть дневник? – спросила Нэнси. – Джейк упоминает по имени нескольких вождей и старейшин народа хопи. Один из них может быть её прадедушкой.
– О, она захочет прочесть, – заверила Хезер. – Она всегда верила, что индейцев обвиняли напрасно. Она будет рада увидеть доказательства их непричастности. А после такого утра ей не мешает приободриться.
Нэнси кивнула. Она никак не могла выкинуть из головы, что из-за неё Нгюн поспешно уехал от них рано утром.
– Должно быть, она волнуется за Нгюна, – согласилась Нэнси. – Я принесу дневник.
Она поспешила обратно в комнату и открыла ящик прикроватной тумбочки. Протянула руку, но пальцы коснулись лишь деревянного дна. Она неверящим взглядом уставилась на пустой ящик. Дневник пропал!

Глава 11
Летящая стрела

Нэнси уточнила у Джордж и Бесс, не брали ли они почитать дневник, и нисколько не удивилась их отрицательному ответу.
– Прошлой ночью мне казалось, что кто-то наблюдает за мной, – сказала она им. – Но кто мог взять дневник Большого Джейка?
– Тот, кто подумал, что дневник приведёт к сокровищу? – предположила Бесс.
– Если так, то вор, должно быть, очень разочарован, – ответила Нэнси. – В дневнике и слова не было о сокровище.
Все утомились после тушения пожара и открытий Нэнси, которые она сделала, следуя за призраком-качина, поэтому Мария подала обед раньше, чтобы все смогли немного отдохнуть и вздремнуть. Потом они планировали провести оставшуюся часть этого тёплого дня в бассейне.
Даже плескаясь в воде, Нэнси продолжала следить за окрестными холмами в надежде увидеть мальчика на пегом коне. Позже, сменив купальник на повседневную одежду, она осмотрела тлеющие руины коттеджа, но не нашла никаких зацепок в обугленных обломках здания.
Флойд подошёл позже, но также не преуспел.
– Я мало что могу сказать, – сообщил он, осмотрев разрушенный коттедж. – Вокруг столько древесины, что разжечь небольшой костер можно без труда, а потом огонь распространился по зданию... Если никто ничего не видел, мы вряд ли что-то узнаем.
– Это просто не может быть несчастным случаем, – заявил Чак, присоединившись к ним. – Так сказал дедушка, когда я сообщил ему о пожаре. Ни забытой кем-либо зажжённой сигареты, ни удара молнии, мыши не перегрызли проводку, ничего в этом роде. Это точно подстроили со злым умыслом.
Нэнси вспомнила о пропавшем дневнике и сказала об этом двум молодым людям.
– Быть может, кто-то видел меня читающей дневник и устроил пожар, чтобы выманить нас из дома, – предположила она. – Дневник же исчез, значит, кто-то забрал его.
– Вор мог подумать, что дневник укажет ему на сокровище, спрятанное здесь, поэтому пошёл на такие меры, – задумался Флойд. – Но кто это мог быть?
Они взглянули на Нэнси, но у неё не было ответа на этот вопрос.
Она продолжала высматривать Нгюна и, когда увидела вдали пегого коня, покинула остальных и подошла к конюшне. Она остановилась у стойла Плясуньи, погладила кобылу и осмотрела её поцарапанные и опухшие ноги.
Когда мальчик завёл внутрь коня, Нэнси подошла к нему и прислонилась к ограждению стойла.
– Хорошо прогулялся? – спросила она.
Мальчик кивнул, не поднимая головы.
– Ты, случайно, не видел каких-нибудь странных следов или кого-нибудь на машине или лошади? – продолжила Нэнси.
В этот раз мальчик поднял на неё миндалевидные глаза.
– А что? – с подозрением поинтересовался Нгюн.
– Кто-то поджёг коттедж и украл книгу из моей комнаты, – рассказала Нэнси. – Я подумала, ты мог видеть злоумышленника.
– Я ходить горы, – ответил Нгюн, поразмыслив над вопросом. –Там жить никто.
– Но тебе нравится выслеживать?
Мальчик кивнул, вновь смущённо улыбаясь.
– Дедушка учит меня, но я не так хороший. Если бы он здесь, он отследить злоумышленника.
– Должно быть, ты уже многое знаешь про горы Суеверия, – сказала Нэнси, сменив тему. Они пошли обратно к большому каменному дому.
– Они всегда разные, – ответил Нгюн. – Люди иногда ездить или ходить пешком, или копать золото. Я вижу койоты, учат щенки охотиться...
Его прервал окрик, донёсшийся из дома, и Нгюн, извинившись, поспешил к своей тёте. Нэнси медленно пошла за ним. Она была уверена, что Нгюн не поджигал коттедж и не крал дневник. Если бы только она могла это доказать, устало подумала Нэнси. Должно быть, бедному мальчику ужасно тяжело из-за того, что его всегда подозревают.
На встречу Нэнси вышел Чак, и он был мрачнее тучи.
– Что он сказал? – спросил Чак.
– О чём? – Нэнси удивил его тон.
– Как он провел день.
– Он ездил в горы, – ответила Нэнси. – А что?
– Мне звонил мистер Генри. Некоторое время назад к нему приехал один из его людей и рассказал, что у них сгорели загон и сарай – скорее всего, около полудня. Люди заметили дым, но когда приехали туда, всё дерево уже обгорело.
– И ты думаешь, что Нгюн к этому причастен?
Привлекательное лицо Чака немного смягчилось.
– Я не хочу так думать, – признал он, – но зачем кому-то сжигать старый сарай и загон, которые никто не использует?
– А зачем это Нгюну? – возразила Нэнси.
– Он мог разозлиться на мистера Генри за то, что тот рассказал о пропавшей кобыле. Нгюн решил, что мистер Генри обвинял его в краже, – напомнил Чак. – А может, он просто играл в индейцев и думал, что никто не заметит. Пожар произошёл в отдалённом районе «Хокруга».
Нэнси поразмышляла над этим и покачала головой.
– Я уверена, что он не поджигал коттедж. И не думаю, что поджигателей двое, так, Чак?
Чак вздохнул.
– Думаю, мое мнение не имеет значения, – горько ответил он. – Мистер Генри – наш хороший друг, и он терпеливо относился к открытым воротам и бродящему скоту. Но в этот раз он был очень зол. Я не знаю, сколько ещё Нгюн сможет здесь жить.
– Но куда он пойдёт?
– Его мама сейчас живёт с родственниками под Лос-Анджелесом. Ему будет тяжело в городе, но если эти костры продолжат разжигать... – Он покачал головой, даже не закончив предложение.
Нэнси хотела возразить, но закрыла рот и поджала губы. Чтобы Нгюн мог остаться, ей придется очистить его имя, и время не ждёт.
Они с Джордж потратили следующий час в пустыне за стенами старого дома, но не нашли ничего стоящего.
– Земля покрыта следами от пожарной машины, и ничего не видно, – пожаловалась Джордж.
Нэнси кивнула.
– А ещё мы вчера ездили на барбекю на лошадях и затоптали все следы, если какие-то и были.
– Давай посмотрим под твоим окном, – в конце концов, предложила Джордж. – Может быть, вор залез через окно.
Эта идея оказалась более плодотворной. Хотя земля была слишком твёрдой, чтобы на ней оставались отпечатки, Нэнси нашла кое-что на подоконнике.
– Смотри, Джордж! – позвала она. – Видишь пятна по краю рамы? Кто-то опустил её, а потом поставил на место.
– Ты оставила окно открытым прошлой ночью? – поинтересовалась Джордж.
Нэнси кивнула.
– Вор без проблем пробрался внутрь.
Нэнси отошла и поёжилась, хотя на вечернем солнце за тенью от дома было тепло. У сыщицы появилось чувство, что за ними следят. Она медленно повернулась, вглядываясь в холмы и овраги, раскинувшиеся между ранчо и ближайшими горами.
Джордж отошла от окна, всё ещё пытаясь найти следы. Нэнси поглядела на неё, а потом её внимание привлекла группа кактусов. Из-за них выскочила земляная кукушка и бросилась в кусты. Из ближайших зарослей прощебетал перепел. А на вершине одного из холмов появилась темная фигура.
В неясных движениях фигуры было что-то угрожающее. Нэнси не разглядела, что делает фигура, но всё же нырнула за спасительную акацию.
В следующий миг раздался свистящий звук, и зелёная акация содрогнулась. Удивлённая, Нэнси подняла глаза и увидела дрожащую стрелу, вонзившуюся в дерево!

Глава 12
В ловушке!

– Нэнси, где ты? – вдруг позвала Джордж из-за угла дома.
Нэнси посмотрела на холм.
– Оставайся там, – велела она. Стрела вонзилась в дерево, а не в неё, только потому, что она спряталась за зелёный ствол.
Не спуская взгляда с холма, готовая прыгнуть за кусты при малейшем движении фигуры, Нэнси завернула за угол. Там её ждала далеко не радостная Джордж.
– Что там происходит? – Джордж потребовала ответа.
– Кто-то только что стрелял в меня. – Нэнси показала стрелу. – К счастью, я заметила движение и спряталась за деревом, иначе бы... – Она содрогнулась, не в силах закончить предложение.
– Вернёмся в дом, – сказала Джордж, нахмурившись, чем исказила привлекательные черты своего лица. – Это ужасно! Неизвестный каждодневно подвергает твою жизнь опасности!
– Но почему? – задалась вопросом Нэнси. – Почему кто-то пытается навредить мне, Джордж? Я ведь даже не приблизилась к разгадке ни одной тайны. Я не знаю, почему призрак-качина бродит по дому; я не смогла оправдать Нгюна. – Юная сыщица с досадой сжала кулаки. – Единственное, что я сделала, так это покалечила Плясунью и потеряла дневник Джейка Харриса.
– Но сначала ты его нашла, – напомнила ей Джордж, когда они зашли в прохладную кухню. Бесс сидела за столом, потягивая лимонад и пробуя печенье, которое Мария вынимала из духовки. – Должно быть, ты знаешь что-то, что представляет опасность для злоумышленника.
– Но что именно? – спросила Нэнси, положив стрелу на стол и устало опустившись на стул. – И для кого, собственно, я могу быть угрозой?
– О чём это вы говорите? – поинтересовалась Бесс.
– Нэнси чуть не подстрелили этой стрелой, – ответила Джордж и объяснила, что произошло.
Кровь отхлынула от лица Бесс.
– О, Нэнси! – воскликнула она. – И что же нам делать?
Мария была занята, вынимая печенье из духовки, и не обращала внимания на разговор девушек. Но теперь она подошла к столу и воззрилась на стрелу.
– Где вы её нашли? – спросила она.
– Вы знаете, чья она? – задала встречный вопрос Нэнси, взбодрившись от чувства, что возвращается её детективное чутье.
– Нгюна, – без малейших колебаний ответила Мария. – Мой кузен изготавливает стрелы и делает особое оперение для членов семьи. Взгляните на узор из красных перьев на чёрном и сером.
Нэнси кивнула.
– Я догадывалась, что стрела самодельная, – призналась она.
– Где ты её нашла? – повторила вопрос Мария. – Только не говори мне, что он опять стрелял в кактусы.
– Кто-то пустил эту стрелу в Нэнси, – заговорила Джордж. – Она вовремя увернулась, так что стрела вонзилась в дерево.
Страницы:

1 2 3 4





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.