Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45648
Книг: 113470
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мастер»

    
размер шрифта:AAA

Эдуард Поляков
Кибер 2. Мастер

Глава 1

Состав медленно останавливался. Дим, словно мальчишка прилип носом к стеклу, разглядывая новый для себя город. Приятный женский голос из динамиков сообщил:
– Полис Невский Синдикат рад приветствовать горожан и гостей доминиона. Последним необходимо пройти верификационный контроль и установить биометрические чипы на одной из визовых станций вокзала.
Установка чипа оказалась донельзя рутинным процессом. Дим приложил руку к панели и уставшего вида мужчина, которого он опознал как Гражданина четырнадцатого уровня Анта Пеха, инсталлировал в его интерфейс программу-трекер, а в запястье чип, который можно было использовать как электронный кошелек. Новая для Дима и, как ему кажется, такая удобная технология! Хотя чему удивляться, ведь вокруг не задыхающаяся от песчаных бурь и недостатка воды теократия Нового Ковчега, тут обитель прогресса – Невский Синдикат!
В его родном Новом Ковчеге предпочитали скрывать убогие здания за голографическими скинами. Здесь же, наоборот, никто не старался спрятать дикий камень за голограммой или пластиком, нарочито выставляя серость бетонных стен на обозрение гостей доминиона.
Хотя надо признать, что изнутри вокзал был облицован не невзрачной плиткой или песчаником, а благородным белым камнем, незнакомым Диму. По крайней мере, пока. Но стоит ему добраться до местной библиотеки…
Голопроекции в Невском Синдикате носили исключительно информационное предназначение: табло с расписанием отбытия поездов, таблички платформ, рекламные щиты. И одно из рекламных объявлений привлекло внимание Дима.
В рекламной 3D проекции стояли мужчина и женщина в белом с нарочито выставленными напоказ имплантатами. Над ними висел знакомый каждому жителю Конфедерации логотип и рекламный слоган, который знали даже дети, не умеющие читать: «Брук Септима – новое слово в кибернетике».
Можно было и не читать текст, написанный объемными рублеными буквами, который выдавался из проекции на добрых пару десятков сантиметров. Логотип одного из ведущих производителей киберимплантатов – куб, вращающийся на одном из углов – известен далеко за стенами Невского Синдиката. Другое дело, что установить передовые модели бионических улучшений можно было только здесь, потому что больше банкротства Технократы опасаются только промышленного шпионажа. Почему нельзя устанавливать имплантаты в других доминионах, но установив их можно не только покидать пределы Невского синдиката, но и выезжать за пределы конфедерации, Дим не понимал. Но раз так решили Технократы, значит, на это были причины.
Выйдя из здания вокзала, парень вздрогнул от негостеприимного ноябрьского ветра. Холод, точно рука вора-карманника, нырял под добротную, но все же легкую ветровку и пробирал до мурашек точно вердикт троицы Судья-Исповедник-Инквизитор.
В рукав куртки Дима вцепился мальчишка, обращая на себя внимание. Лет двенадцати, с ежиком растрепанных волос, давно не видевших ни расчески, ни ножниц и лицом, измазанным в грязи.
– Господин! Щедрый господин! – увидев, что Дим с интересом смотрит на него, мальчик затараторил, точно читал по написанному. – Помогите сироте не умереть с голоду. Не прошу многого, всего пару энергорублей на пищевой рацион!
Дим присел на корточки, чтобы сравняться с профессиональным нищим и заговорил, глядя ему в глаза. Как много таких повидал он в прошлом…
– Плохо, очень плохо, – гость доминиона выдержал эффектную паузу, а затем продолжил. – Для сироты у тебя слишком здоровый цвет лица, обычно попрошайки его скрывают побелкой. Под ногтями чисто, а на коже ни единого следа начинающейся лимфомы. Ни одной лиловой венки под кожей.
Дим говорил, видя как мальчик меняется в лице. Напускная жалость к себе уступала место злости, когда тот понял, что его раскрыли, и «щедрый господин», только что вышедший из вокзала, не собирается давать мальчишке денег. Под конец Диминого обличения злость с яростью ушли, сменившись заинтересованностью, потому как приезжий из чужого доминиона явно знал, о чем говорит.
Дим, в свою очередь, продолжал видеть, как на лице мальчика проступает интерес.
– Кроме того, ты переусердствовал с грязью на лице, но это все мелочи. Знаешь, в чем твой прокол?
– В чем? – нищий перестал ломать комедию.
– Запах! Ты не воняешь, как должен вонять бездомный. Ты не чешешься от вшей, да и грязь на твоем лице на самом деле – машинное масло, – «щедрый господин» улыбнулся и провел пальцем по грязной щеке мальчишки, на нем остались жирные разводы нефтепродуктов. – Я прав?
– Да откуда тебе знать, как должны пахнуть бездомные? – попрошайка начал хамить. Он неопытен и его впервые приперли к стенке. Дим понимал – это защитная реакция психики.
– Я сам в прошлом бездомный, – господин достал из кармана металлический жетон номиналом в один энергоимпериал и показательно, так, чтобы мальчишка видел, поднял его перед собой. – А еще – я не подаю профессиональным нищим. Все равно с этих денег будет толк, только если тебе достанется хотя бы половина. Но я впервые в Невском Синдикате и мне нужен гид, – тут Диму пришлось поправиться, потому как значение последнего слова было явно незнакомо попрошайке. – Проводник, который хорошо знает город. Ну так что, тебе интересна честная работа?
Один империал – это серьезные деньги для взрослого, не говоря уже про мальчишку. Но сумма не такая уж и крупная для профессионального кромушника. Даже с учетом того, что ему приходится отдавать большую часть «хозяевам» этой точки, он явно зарабатывает достаточно. Хозяева же дают попрошайкам и карманникам возможность работать на «хлебном» месте, защиту от шпаны и местных Преторов, здесь их зовут Городовыми и Урядниками.
Попрошайка прикусил губу, явно обдумывая предложение, но все-таки кивнул, соглашаясь.
– Договорились, но я хочу два энерго в день! – твердо обозначил свою позицию побирушка.
– Хорошо, – усмехнулся Дим, протягивая парнишке никелированную монету. – Один сейчас и один в конце дня. Холодно тут. Для начала проводи меня, что ли, до портного, хотелось бы сменить одежду по погоде, – распорядился Дим, кутаясь в тонковатую для ноября курточку.
Парень ловко выхватил монету и, косясь на Дима, потребовал:
– Деньги покажите сначала! Ну, мне нужно убедиться, что они у вас есть, – пояснил он причину своего интереса.
Дим хмыкнул от такой недоверчивости паренька, но продемонстрировал недавно купленный у дядьки Мирта кошелек из, как он уверял, настоящей коровьей кожи. Очевидно парень оказался удовлетворен увиденным и, смягчив тон, продолжил:
– А вы в самом деле из небогатых, – скорее подтвердил, нежели переспросил мальчуган.
– Я так и сказал минуту назад. А еще я сказал, что недавно вовсе был бездомным.
– Не-е-е, – попрошайка махнул рукой. – У портных одеваются либо нищие с Токсово или Пушкина, ну Граждане там, или из семей обнищавших Мастеров. Все остальные одеваются в магазинах с лицензией. Ну, кроме Технократов или членов Сената. Ага, – парень шмыгнул носом. – У них собственные портные есть, – мальчишка сделал паузу, измеряя Дима взглядом с ног до головы. – На Сенатора вы, господин, никак не тянете, вот я и решил…
– Правильно решил, – одобрил Дим.
– Подешевле или подороже? Господин, вы как? Финансами располагаете? – мальчишка больше не прикидывался неотесанным нищенкой, даже наоборот. – Есть хорошая швейная, тут недалеко. Но там принимают только наличные, – он ловко, со знанием дела подкинул только что полученную монетку и поймал ее в воздухе. – Вам как, подходит?
Дим прикинул в голове количество наличных и кивнул.
– Подходит, и зови меня Димом.
– Хорошо, Дим. А я Рууз, но все зовут меня «Гусь», так и мне привычнее, – он размашистым жестом вытер сопливый нос и развернулся, выбирая маршрут. – Не отставайте, щедрый господин Дим, – произнес мальчишка, ускоряя шаг.
По всегда живому из-за непрекращающегося движения автоботов и монорельса вокзалу Дим, следуя за своим провожатым, попал на не менее живой Заневский проспект, называемый в народе проспектом Инженеров. Вот уж где внутри Дима проснулся капризный ребенок, знающий только слово «Хочу!». Проспект Инженеров не стесняясь демонстрировал то, чем славен доминион на Неве.
Диму, чтобы поспевать за своим провожатым, и в самом деле приходилось напрягаться. Иногда даже возникало ощущение, что мальчишка пытается от него сбежать, оставив при себе задаток. Но нет. Едва Дим отставал или терял парнишку из вида, как тот выныривал из толпы и рассказывал о приметных местах «Проспекта Инженеров».
Пройдя всего-ничего, он понял, почему здесь так мало голограмм. В Невском Синдикате не старались спрятать под визуальными эффектами камень и бетон. Наоборот, здесь каменные строения выглядели хоть и строго, но величественно.
Тут удивительно трепетно относились к наследию прошлого, умудряясь совмещать его с достижениями современности так, чтобы итог не вызывал отвращения. Даже голограммы на фасадах домов с обозначением улицы не скрывали, а лишь дублировали винтажные металлические таблички, заботливо убранные от непогоды под плексиглас.
Вывески небольших ремесленных мастерских перемежались с павильонами корпораций, названия которых известны далеко за пределами Невского Синдиката. Бото- и роботостроители, оружейники, производители оборудования и микроэлектроники для дронов, экзоскелетов и мехов. Все мало-мальски серьезные Ремесленники открывали здесь лавку или офис. Хозяева производственных мини-городов, что поставляли продукцию во все доминионы Конфедерации, и мелкие ремесленники со штатом работников в пару человек сосуществовали на одной улице.
Бело-голубой офис КиберДжет привлек внимание Дима мягким светом неона. Корпорация братьев Бехтеревых, чей нейроимплантат сейчас носил Дим, вела свою историю с города на Неве. Поговаривают, что их предок был врачом, прославившим фамилию еще до промышленной революции, и первым, кто начал заниматься психическими и психологическими проблемами. Но Дим придерживался мнения, что это только маркетинговый ход для поднятия репутации бренда.
Через несколько невзрачных мастерских, не имевших даже вывесок, а только нумерацию, располагался офис первопроходцев в нише личного носимого оружия. Лобаев Армс – семейная корпорация клана Лобаевых. Господа знали толк в своем ремесле, и гарантией качества было их сотрудничество с корпорацией АРСМАШ. Лобаевы оснащали боевые экзоскелеты АРСМАШ всем, что могло наносить урон или же его сдерживать.
АРСМАШ или Арсенал Машиностроения – вот где Дим хотел работать, сколько себя помнил. Именно эта корпорация – Арсенал – первой в Конфедерации создала боевых десантных мехов, вроде тех, что тогда пилотировал мех-десантник Черного Утеса Влад Раж.
Как первые танки в свое время, мехи стали новым словом в искусстве ведения войны. Легендарные тяжелые мехи Ратибор-А, легкие разведывательно-диверсионные Ртуть 2М и десантно-штурмовые Маргелов-ДШ знакомы каждому мальчишке. И это ннемудрено, ведь благодаря этим машинам полтора десятка разрозненных городов-государств превратились в Конфедерацию. Лишь в последний десяток лет АРСМАШ перестал быть абсолютным лидером на поприще боевых мехов, став первым среди равных.
– А, это АРСМАШ. Говорят, что после недавней смерти одного из восьми Технократов города, Альберта Герца, у компании вскрылась огромная финансовая дыра. Дела у них теперь идут не очень и вдовушка Герца спешно сватает дочерей, чтобы выправить семейный бизнес.
– Ты-то откуда знаешь? – Дим щелкнул Рууза по лбу.
– Так… – уклончиво ответил мальчишка. – Люди говорят…
Они уже успели свернуть за угол, который после людного проспекта казался вообще вымершим, хотя отошли в переулок всего на пару сотен шагов.
– Уже на месте, – перед ними раздался низкий мужской голос, а затем в тени загорелось пять красных огоньков.
Через секунду из темноты под начавший накрапывать дождь шагнул мужчина. На голову выше Дима, лысый и мускулистый, но не это выделяло его из толпы появившихся следом фигур. Весь верх его лица закрывал имплантат, который Дим видел впервые. Кибернетическое улучшение полностью закрывало глаза незнакомца, но тот не испытывал видимых проблем со зрением. И о том, что встреченный ими человек с имплантатом не был простым прохожим, говорило кустарное оружие в руках.
Интерфейс выдал всю доступную по незнакомцу информацию.
Лекс Люц
Гражданин 9 уровня
Навыки: Боец ближнего боя 6, Стрелок из ПП 3, Дознаватель 2
Внимание! Данный субъект находится в розыске Невского Синдиката. За голову данного субъекта назначена награда: 500 энерго империалов. Отправить информацию о разыскиваемом преступнике в Полицейский Приказ?
Да/Нет.
Дим тут же подтвердил предложенный интерфейсом выбор и, схватив мальчугана за ворот, не церемонясь, задвинул его себе за спину.
– Рууз, беги, как сможешь, – процедил сквозь зубы парень, разблокируя нейропредохранитель скрытого в протезе оружия.
По-хорошему, стрелять надо было уже сейчас. В протезе Шукаку, заменяющим Диму правую руку, вернее, в спаренном стволе внутри, были заряжены бронебойные и зажигательные патроны, но он почему-то трусил действовать первым. Однако, все-таки, вытянул кибернетическую руку в предостережении и развернул силовой щит.
– Мы не ищем неприятностей, – выпалил Дим. – Вам нужны деньги?
– Понятливый, – осклабился пятиглазый, глядя на вытянутую руку Дима, но не видя в ней угрозы.
Киборгизированый засунул руку за шиворот и вынул цепочку, на таких в Новом Ковчеге обычно носили крест Всесоздателя. Но у преградившего им путь там висела круглая печатка из белого металла, которую он поцеловал.
Из-за его спины шагнуло еще двое, один из которых поставил перед собой канистру из под нефтепродуктов. Гнутую, старую, с давно оторванной этикеткой производителя.
– Купи канистру, турист, – предложил Пятиглазый.
– Сколько? – спросил Дим, понимая к чему идет разговор и что канистра просто способ легализации ограбления перед Системой. Как тогда, в подвале у дядьки Мирта.
– Сто тысяч империалов.
– Но у меня нет такой суммы! – неэмоциональный Дим попытался вложить в эти слова все, на что был способен: испуг, отчаяние и покорность. Но, кажется, переборщил, перестарался. А может быть сделал акцент на неправильные эмоции, потому как Пятиглазый схватился за оружие и направил его на Дима.
– Сколько на твоем счету, турист? Во сколько ты оцениваешь свою жизнь?
На явно кустарном, отпечатаном на принтере пистолете щелкнул предохранитель. Нужно было действовать прямо сейчас, но попавший в западню парень все еще не решался на выстрел. Дим сунул руку в карман, отчего разбойники напряглись, но когда рука вновь появилась с зажатым в ней кошельком, смягчили взгляды.
Этому фокусу его научил дядька Мирт, посылая по важным делам с крупной для Третьего периметра суммой. Основной кошелек прятался в потайной карман, либо вшивался в одежду, а второй, с мелочью, оставался на виду. Как раз на такой случай.
Не став более искушать судьбу, Дим метнул увесистый кошелек с мелочью и Лекс без труда поймал его, а затем, смерив на ладони, кивнул в сторону выхода, отпуская их. Парень развернулся и почти бегом, впрочем, не отпуская ворот мелкого попрошайки, рванул к спасительной оживленной улице. Вряд ли бандиты, только что пропустившие их, станут стрелять в спину после того, как получили желаемое. Эта мысль заставила Дима улыбнуться.
И в этот момент произошло сразу несколько событий. Запястье обожгло болью, оказывается, это Рууз вцепился зубами в держащую его руку Дима. Тот машинально разжал кулак, выпуская ворот попрошайки. Только отпустив мальчишку, парень понял, что попрошайка уже шарил в его кармане. И стоило его отпустить, как мелкий гаденыш «потянул» кошель с серьезной суммой и попытался рвануть обратно, но поскользнулся и растянулся на булыжнике.
Тут пазл сошелся. Парень и привел его в западню. Признаться, осознание этого факта поставило все на свои места. Дим, которому уже приходилось убивать, понял, почему не решился на выстрел. Когда его «прижали» он осознавал, что несет ответственность не только за себя, но и за мальчишку. Но теперь, когда этот ублюдок спер кошелек и рванул к подельникам, нерешительность Дима сменилась гневом и холодной яростью.
Стоило схватить за ногу мелкого засранца, как здоровяк с имплантатом во все лицо и его спутники вскинули стволы. Дим лишь улыбнулся, вновь вскинув киберпротез, повторно раскрывая «зонтик» встроенного в него силового щита. Кустарные самоделки затараторили, но злая сталь пуль плющилась о непреодолимую преграду.
И Дим выстрелил. Бронебойно-зажигательный патрон «Карателя» заревел реактивным двигателем, покидая встроенный в протез ствол, обдавая лицо порывами горячего воздуха. Снаряд нашёл свою жертву. Вернее, жертв. Непростой сердечник прошил насквозь и того, с имплантатом во все лицо, и стоящего рядом напарника. Третий преступник осел задницей на землю. После того, как снаряд «пощупал» гопарей, он угодил в контейнер с мусором, чадящим в моросящее небо.
Вот и славно. Дим успокоился, свернул «прожорливый» энергощит и твердой ногой наступил на полы пальто сорванца, что привел его на убой. Кошелек, который он бросил тому, что сейчас лежал в полусотне шагов, не жалко, там пара энерго мелочью. А вот кожаную мошну работы дядьки Мирта, которую умыкнул Рууз, Диму показалось слишком жирно оставлять какому-то мелкому оборвышу.
Правой рукой он сгреб сопливого попрошайку за шиворот и потянул, было, на себя, как мальчишка обернулся, вскидывая руку. Последнее что увидел Дим – кусок железной банки с распылителем, что через секунду плюнул в лицо уксусной кислотой и Дим взревел чувствуя что закипают глаза!
Дим вскрикнул, зажимая обожженные глаза целой рукой. Он услышал удаляющиеся шаги мелкого ублюдка и на слухвысадил второй бронебойный патрон. Попал или нет – он не знал, но сейчас это ему все равно бы не помогло. А потому, стащив с себя тонкую ветровку, Дим прижал её к лицу, стараясь стерпеть накатывающую боль и унять кровотечение.

Глава 2

Как быстро пришла подмога, Дим не понял. Вместе со зрением он потерял и доступ к нейроинтерфейсу, а потому ориентироваться он мог только по собственным ощущениям. Он успел замерзнуть, но не успел истечь кровью, хотя чувствовал, что его недавно новое пальто успело насквозь пропитаться. Несколько раз он ощущал горячий шершавый язык, слизывающий с щеки кровь, но стоило ему пошевелиться, как дворовая псина отбегала, не решаясь обгладывать еще живого человека.
Он не терял сознания до самого момента проведенния первой операции. Держал себя до последнего, но бороться с седативным эффектом наркоза оказалось выше его сил, а потому сладкое безболезненное забытье он воспринял как благо. После операции зрение не вернулось, но его состояние сочли удовлетворительным для беседы с представителем Претората.
Исповедник поинтересовался, имеет ли гость доминиона незарегистрированное оружие и как у Дима получилось отбиться от нападавших. Сознание еще и не обрело окончательную ясность, но его вполне хватало, чтобы не свидетельствовать против себя. Дим пожал плечами. Хотя внутри все клокотало от воспоминаний пережитого, он рассказал то что придумал заранее, мол увидел в переулке потасовку, не успел убраться подальше, за что ему брызнули в лицо, лишив зрения. Дальше он слышал лишь топот ног и выстрелы, так что, кто его спас, осталось загадкой.
Про протез «с сюрпризом», а уж тем более про то, что произошло на самом деле, Дим рассказывать не собирался. За незарегистрированный переделанный под боевой имплантат со снарядами от «Карателя» Ремесленнику грозит срок в Трудовом КУБе, где придётся трудом искупить собственную вину. За двойное убийство же срок не накинут, но гемороя прибавится, это – факт. Все-таки убитые были Убогими, или как их назвал Исповедник – асоциальные элементы.
Поэтому Дим кивнул и изложил свою басню, которую придумал на ходу. Дим не видел выражение лица представителя Претората, к тому же не мог отвести взгляд по причине отсутствия необходимого органа. Но не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понимать: городовой ему не верит. Хотя, верит или не верит, какая разница? За отсутствием других свидетелей или камер наблюдения Исповеднику придется записать его слова как единственную и истинную версию. Слово Мастера, как здесь именовали Ремесленников, это слово Мастера.
Городовой записал слова Дима, а затем сообщил о том, что оставил на его тумбочке визитку с его айди в Системе и пасс-кодом для связи. На прощанье Исповедник похлопал слепого Дима по плечу, сообщив, что если у гостя доминиона появятся новые мысли или ему понадобится помощь, то он поможет, стоит только обратиться.
После того как за Городовым закрылась дверь, Дима посетил доктор Альф Келерд. Док нанес визит, чтобы сообщить о сложившейся ситуации, нежели справиться о здоровье пациента. После инцидента Дима, как лицо имеющее статус Ремесленника, доставили в медицинский куб КиберДжет.
У корпорации имелся договор с доминионом на оказание «Гарантированных медицинских услуг лицам с повышенной социальной значимостью». Базовая страховка Ремесленника, или как их тут звали – Мастера, покрывала лишь операцию. Имплант Мастера должны приобретать самостоятельно, ориентируясь на личные задачи и кошелек. Дим хмыкнул, услышав такие новости. Кровью не дали истечь и ладно.
С пропажей интерфейса все оказалось просто. Нейроимплант проецировал информацию на глазное дно, а поскольку Дим лишился органа зрения, то соответственно не мог контактировать с интерфейсом. Уже здесь, в медицинском кубе корпорации, занимающийся имплантатами, когда удалось подтвердить личность поступившего, была проведена операция. Но спасать фактически было нечего, а потому Диму на место глазных яблок были установлены стандартные оптические разъемы.
В общем-то на этом страховка и заканчивалась. Доктор разъяснил, что все, что могли, они уже сделали, и Диму осталось только выбрать глазной имплант по бюджету, и они могут прощаться. Дим поймал Дока за пуговицу кителя и попросил сделать видеокопию записи из палаты за время его пребывания. Доктор не стал рядиться, лишь озвучил сумму за эту услугу.
Дим не стал затягивать, попросил доктора предоставить ему самые дешевые импланты, не стоившие как квартира в родном Новом Ковчеге. Все равно он был намерен их поменять. Вышло чуть больше четырех империалов, но слепой как крот изобретатель не расстраивался, он не сомневался в том, что он найдет им применение.
Сама установка заняла минуту, больше провозились с оплатой без интерфейса и отладкой с синхронизацией. После Дима проводили до выхода, вручив красочный буклет со скидочной картой КиберДжет и инфочип, объемом на двести пятьдесят шесть терабайт с записью.
Увы, чтобы просмотреть содержимое, требовался ROM-имплант. Дим подбросил прямоугольник сапфирового стекла рукой, а после, убрав его карман, огляделся. Минимум каждый пятый житель Невского Синдиката имел кибернетические улучшения организма. Серебряные шлейфы нейроускорителей, ROM-импланты, имплантанты встречались разные, и косметические и функциональные. В своей массе конечно дешевые, но они виднелись почти у каждого третьего! И Дим не знал, что было этому причиной: низкая цена, мода на аугментирование тела или функционал. Хотя, наверное, все вместе.
Конечно, можно было бы установить необходимые импланты не выходя из недр куба корпорации КиберДжет. Но все девайсы корпораций, как он успел убедиться, имеют свои идентификационные номера, а это значит, что если понадобится, то и отследить их – это дело нескольких секунд. А учитывая истинную цель визита Дима в Невский Синдикат и наличие в продаже некорпоративных имплантов, выбор был очевидным. Как там говорилось у цивилизации прошлого? «Береженого Бог бережет»!
Свинцовое небо дня прошлого сменилось ясным морозным утром дня нового. И оттого Дим, кутаясь в тонкую майку, поспешил побыстрее укрыться в салоне уже ожидающего его такси-автобота. Удивительно, но в самом технологичном городе конфедерации служба извоза оказалась неавтоматизированной, и за джойстиком управления сидел обычный человек.
– Куда? – не оборачиваясь, спросил водитель.
– Туда, где можно одеться, – не стал уточнять Дим, предоставив право выбора тому, кто лучше знает этот город. Однако он усвоил уроки прошлого, и так как боекомплект в протезе был пуст, сейчас запястье приятно холодила сталь украденного скальпеля. Стоит Диму только засомневаться в правильности выбранного маршрута…
– А чего не пешком? – поинтересовался водитель, но повернувшись и пробежав взглядом по пассажиру, усмехнувшись, кивнул. – Понял. Подешевле или подороже?
– По погоде, – огрызнулся Дим и откинулся на кресло и, закрыв глаза, начал массировать виски.
Имплантанты «шалили». Перед глазами то и дело вспыхивали разноцветные метели пикселей или изображение начинало двоиться. Но док уверял Дима, что это нормально, и со временем автокалибровка сведет количество графических артефактов к минимуму. От этого не становилось легче, иногда кружилась голова или вспыхивала мигрень, но только для того, чтобы исчезнуть через пару секунд.
Поездка продлилась не больше нескольких минут, Дим так и провел ее, не открывая глаз. Плевать на город. Он уже успел познакомиться с обитателями его подворотен, успеет посмотреть и титульную его часть. Лишь бы голова не лопнула от внезапных приступов.
– Приехали, Мастер. – подал голос водитель, участливо поинтересовавшись. – Имплант шалит?
Дим открыл глаза и едва не шарахнулся от испуга. Водитель смотрел на него, но не глазами, а имплантом, как у того налетчика из подворотни. Пять сенсоров-лампочек, расположенные как точки на игровой кости, светили на Дима в упор мягким красным цветом.
Таксист усмехнулся, поняв, что напугало гостя полиса, и тут же исправился, объяснив ситуацию.
– Ты чего, Мастер, аугментированых никогда не видел? Из какого ты доминиона?
– Сколько я должен? – пассажир проигнорировал вопрос, на что таксист постучал пальцем по экрану счетчика. Вышло шестнадцать с копейками энерго рублей. Не так, чтобы дешево, но несравнимо дешевле его прошлой, пешей экскурсии. Любопытство Дима взяло верх над усталостью, все-таки перед ним сидел человек с ранее невиданным генетическим улучшением.
– Я плачу по счетчику, но ты его не выключаешь и ждешь меня, – начал Дим, но увидев непонимание на лице работяги, пояснил. – Я – турист и хочу нанять тебя. Оплата по счетчику.
– Чем тебе экскурсоводы не угодили, любезный? – таксист «не горел» желанием соглашаться на заманчивое предложение, и это только уверило Дима в правильности выбора провожатого.
– Я приехал смотреть не на Медного всадника и купол Сената, – издалека начал Дим, но таксист его оборвал.
– Я сплином и вериго не барыжу! Плата по счетчику и вон из моего бота! – Дим не ожидал такой реакции, а потому был ошарашен, но спорить не стал. Приложил руку с вживленным чипом, прошел верификацию, подтвердил списание со счета и покинул зеленый автобот с голопроекцией шашечек на крыше.
Парень вдохнул обжигающий, колючий морозный воздух и поспешил укрыться за автоматическими стеклянными дверьми магазина одежды.
Девушка-голопроекция на ресепшене улыбнулась Диму, предложив мягкий диван, пока владелец занят другим клиентом. Если же клиент торопится, то может выбрать одежду самостоятельно или воспользоваться каталогом. Не привыкший к такому сирота был в неком смятении от подобного сервиса.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • alena1984 о книге: Алиса Рофт - Он настоящий
    Современная история о любви и дружбе за гранью жизни и смерти, о стремлении, ошибках в отчаянных попытках найти счастье, за обретение которого герои совершают абсурдные и порой сумасшедшие поступки. Автор рассказывает о жизни в Израиле,открывая новую грань "религиозной страны". Любовь без сентиментальности. Сюжет с элементами фэнтези, но все же жизненный. Это фантастика в которую хочется верить. По-настоящему.

  • ISauridi о книге: Анна Сергеевна Гаврилова - Лорд, который влюбился
    Комментировать к сожалению нечего... Прощай автор с середины книги, прощай вторая, зря качала...

  • immerweiter о книге: Елена Синякова - Север
    «Не доводи меня до белого колена»?! Серьезно?!

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Проклятый храм
    Начинала читать с намерением отругать, но вторая половина книги неожиданно очень понравилась.
    Терпенье и труд всё перетрут (с).
    Герой упорен и не стесняется крохоборствовать (на самом деле, редкие качества для литературного персонажа), и именно это позволяет ему достичь цели.


  • Fucking-shame о книге: Юлия Журавлева - Мама для наследника
    Все герои Книги, позиционируют героиню как сильную женщину, но практически на каждой странице она стенает какая же у неё тяжела доля в новом мире, отталкивает.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.