Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45735
Книг: 113550
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Бал поцелуев»

    
размер шрифта:AAA

Ева Никольская
Звёздный факультет. Бал поцелуев

Пролог

По полу погруженной в полумрак комнаты медленно плыла фиолетовая дымка, придавая помещению некую мистическую атмосферу. Трое похожих на пингвинов мужчин в черных полумасках и старомодных фраках играли за круглым столом в кости, лениво обмениваясь новостями. Двое едва уловимо мерцали, потому что присутствовали здесь лишь в качестве голографических копий, на деле же каждый находился на своей территории.
Они встречались в этом виртуальном пространстве по четвергам, чтобы расслабиться, пообщаться и сделать ставки. Кости перекатывались между пальцами, скрытыми под белыми перчатками, падали на деревянную поверхность, отмечая радостным стуком чью-то победу, и снова попадали в плен умелой руки.
Обычный тихий вечер, ничем не примечательная тайная комната и люди… играющие людьми.
– Ты снова продул, Таалис! – посмеиваясь, сообщил брюнет, сгребая со стола выигрыш. Над его креслом, похожим на древний трон, зажглись, будто звезды, еще две золотистые фигурки. – Квазары мои-и-и, – протянул он, потирая ладони. – Эдак весь твой молодняк вскоре переведется в мою академию, – поддел победитель приятеля. – Или канет в небытие где-то на просторах моего города. – Он добавил фальшивой грусти в голос. Уголки подвижных губ на миг скорбно опустились, но тут же снова поднялись в самодовольной улыбке.
– Сыграем еще? – буркнул господин, которого ветреная Фортуна в последние дни не очень-то баловала. – Должен же кто-то сбить с тебя спесь, Арэйя.
Брюнет нахально усмехнулся, не выказывая никакого страха по поводу планов Таалиса.
– Сыграем. На ведьм! – предложил третий участник ночных посиделок, глотнув из высокого бокала напиток, над которым тоже витала фиолетовая дымка.
– Почему не на ведьмаков? – ворчливо поинтересовался Таалис. – Или на обычных людей. Среди них полно талантов.
– Даора все чаще тянет на необычных молоденьких девочек… на НОВЫХ необычных молоденьких девочек, – уточнил, ехидно ухмыляясь, Арэйя. – Седина в бороду, бес в ребро… все такое.
Он громко рассмеялся, довольный сегодняшним уловом. В сумме получалось четыре квазара, один ведьмак и пара людишек, причем любых – от профессионалов до мелких сошек. Кради – не хочу! А теперь еще появился шанс добавить в коллекцию девочку-псионика или даже двух. Вечер определенно удался!
– Заткнись, Арэйя, – отмахнулся седовласый джентльмен и снова выпил.
– А я что? – невинно хлопнул ресницами тот. – Я тоже хочу ведьмочку. Лучше двух! Две ведь всегда лучше, верно, Даор? – подмигнул он соседу.
Во время встреч все трое использовали псевдонимы, повторяющие названия городов, теневыми главами которых они являлись, хотя каждый прекрасно знал настоящие имена коллег. Антураж еженедельных сходок, маскарадные костюмы, адаптированный под старину интерьер – все напоминало им годы, проведенные на далекой Земле. Давно это было. Очень давно. Да и было ли на самом деле?
– На ведьм так на ведьм, – смирился Таалис, откинувшись на спинку массивного кресла. – В выходные во всех трех академиях состоятся традиционные балы поцелуев, никто и не заметит пропажи парочки загулявших студенток.

Глава 1
Проваленное задание

Кристина
– Кри-и-ис! – тянула меня за рукав сестра, пытаясь выковырять из корней такого большого и уютного дерева.
Сидела бы я тут и сидела, читая в сети новый детективный роман нашей местной знаменитости Савелия Туманова. Улетный, кстати, сюжетец! Кровища, трупы, интриги – я такое люблю. И выяснила ведь почти, кто главгад сей захватывающей истории, как пришла ОНА и обломала весь кайф напоминанием о маскарадных костюмах, которые нам позарез надо забрать у мастера вот прямо сейчас.
Я очень люблю карнавалы и с нетерпением жду завтрашний бал, но… тут дочитать-то осталось страниц тридцать от силы!
– Давай через часик, а?
– Через часик ателье закроется, – припечатала Ева, возвращая меня с небес на землю. – Сегодня короткий день, ты забыла? – Упс, да я об этом и не знала даже. – У нас еще последняя примерка. Реальная, между прочим, а не виртуальная. Проверим, все ли хорошо сидит, заберем платья с аксессуарами, а потом торчи тут хоть до утра! Только термоковрик возьми и плед с подогревом, а то застудишься. Не лето, чай, на дворе. – В эти моменты я готова была ее одновременно расцеловать за заботу и придушить за занудство.
Несмотря на то что мы с Евой были близнецами, характеры у нас отличались, и сильно. Спокойная, рассудительная, одухотворенная она, и я – умненькая балбеска, как часто называли меня родные. В принципе поделом. Действия в моем случае зачастую шли впереди мыслей, и эти необдуманные поступки заметно портили карму.
Училась я всегда хорошо, все схватывала на лету, но серьезно чем-то заниматься без интереса не могла, поэтому мои общеобразовательные познания не отличались особой глубиной. Зато, если меня торкала какая-то тема, у-у-у… Еве порой приходилось насильно укладывать спать свою непутевую сестренку. Делала она это радикально, вырубая с помощью паранормальных способностей свет во всей квартире. И это притом, что у нее, на минуточку, творческие таланты, а не дар стихийника! Вместе со светом сестренка блокировала и гаджеты. Столь деспотично она вела себя редко, но если уж ее допекали…
Короче, лучше прекращать сопротивление и ехать за платьями, пока наша милая, добрая, чуткая Евочка не превратилась в разъяренную фурию и не устроила в парке ма-а-аленький армагеддец.
– Эш-кар[1] ждет, пошли. – Сестра протянула мне раскрытую ладонь, за которую я охотно ухватилась, поднимаясь. – Не хочу платить за простой.
Сами мы водить конечно же умели – спасибо старшему брату, не раз гонявшему нас по полигону, но права в Таалисе выдавали с восемнадцати лет, так что сдать экзамен и получить заветную бело-желтую пластину шанс выпадет только через пару недель. После празднования совершеннолетия нам так же будет позволено выходить замуж, пробовать свои силы в отборе кандидатов для космической программы или стать «пустынными охотниками», которые действуют за пределами купола, но это в наши с сестрой планы, слава звездам, не входит. Во всяком случае, пока.

– Кто убийца? – спросила Ева, кивнув на экран гаджета, на котором была открыта книга с будоражащим воображение названием «Бал семи смертей».
– Угадай, – решила я немного повредничать в отместку за то, что она не дает мне дочитать роман.
– Сказать?
– Нет! – воскликнула поспешно. Сестра не была телепатом, но вдруг она уже прочитала новинку?
Ее способности находились в синей зоне – спектре искусств, о чем красноречиво свидетельствовала ажурная метка на правой скуле, имевшая соответствующий оттенок. У меня такая тоже была, только серая – не определившаяся, как и я сама. Подобные узоры появлялись на коже всех псиоников, в народе именуемых ведьмаками и ведьмами, а то и похлеще – психами. Цвет метки менялся после инициации. Если же ее не было, вмешивался искусственный интеллект Иоши[2], и наши способности пробуждали принудительно.
Завтра перед церемонией посвящения в студенческое братство таких «серых» личностей, как я, протестируют, а затем методом не очень приятных, но не опасных для жизни манипуляций определят преобладающий спектр наших талантов. Поскорей бы! Достало ощущать себя котом в мешке. И хотя мыслишки у меня насчет будущей профессии были, как были и тайные мечты касательно ее, без подтверждения дара учиться там, где хочу, никто все равно не позволит. Правила… чтоб их!
Ректору Таалисской академии глубоко до звезды, что папа у меня всеми уважаемый профессор ксенобиологии, а брат служит в отделе по расследованию тяжких и особо тяжких преступлений, связанных с модифицированными. То есть с псиониками, как я, и с квазарами, чтоб их бесы покусали! Зазвездившиеся груды мускулов! Фу!
– Крис, время! – напомнила Ева, терпеливо ожидавшая, пока я засуну в легкий кожаный рюкзачок свои вещи.
Щурясь, я мельком взглянула на красно-желтые кленовые листья, сквозь прорехи между которыми виднелось солнце. На самом деле у местной звезды было длинное буквенно-цифровое наименование, но мы привыкли называть ее так. Вернее, не мы, а наши предки – первые колонисты Геры. Около пятисот лет назад земляне прибыли сюда на трех огромных космических кораблях, послуживших основой для новых городов, названных в их честь: Таалисом, Даором и Арэйей.
Накрытые полупрозрачными куполами, города росли и процветали, только почему-то каждый сам по себе. Люди такие… люди. Скучно нам, видать, жилось в мире и согласии. Сначала появилось соперничество, потом вражда, в результате три города стали чем-то вроде небольших суверенных государств, и, чтобы съездить в гости к соседям, требовалось оформить кучу документов, включая визу, в получении которой почти всегда отказывали. Да и мало кто рвался в такие поездки, если честно.
Эти странные взаимоотношения сохранились и по сей день. Города не то что враждовали, но и не дружили точно. Что в общем-то не мешало проводить совместные военные учения на нейтральной территории, работать над единой космической программой, способной отправить на Землю новый экипаж, а еще устраивать ежегодные турниры между студентами трех наших основных академий, каждая из которых походила на маленький наукоград внутри огромного мегаполиса. Были у нас, конечно, и другие учебные заведения (с численностью населения около десяти миллионов они попросту необходимы!), но все более низкого уровня.
Так… что-то меня не в те дебри понесло. О чем мы говорили? Эш-кар, платья, ателье!
– Догоняй! – крикнула я сестре, срываясь с места. Под ногами зашуршали листья, по раскрасневшемуся лицу расползлась довольная улыбка – бегала я всегда лучше Евы!
– Зараза ты, Крис! – пыхтела сестра где-то позади.
– Ага! – хихикнула я и прибавила скорости.
Под энергетическим куполом, где круглый год поддерживалась идеальная для людей погода, господствовала золотая пора. Все тут было, как на Земле: теплое лето, пестрая осень, мягкая зима и цветущая весна. Но стоило оказаться за пределами защитного контура, и тепличность созданных для нас условий становилась особенно ощутима. Впрочем, лучше за город нос было не высовывать – чревато смертельно опасными последствиями. Я бывала там… дважды. Потому, наверное, и охотником становиться не хотела, в каких бы романтически-героических красках не расписывали этот путь агитаторы. Да и какой охотник из неинициированного псионика?
Наверняка у меня другое предназначение. Узнать бы уже какое!
К ателье подлетели минут через пятнадцать. Причем до эш-кара я, естественно, добежала первая, и Ева, честно проиграв это маленькое состязание, пообещала купить мне любимое мороженое, о котором я благополучно забыла, когда нам принесли костюмы. И вроде видела их виртуальные копии, примеряла даже, но настоящие платья – это что-то с чем-то! К дальней звезде десерт и гения Туманова с его детективами туда же!
Сегодня я буду наряжаться, краситься и вертеться перед зеркалом, выбирая подходящий образ для бала поцелуев. Девочка я, в конце концов, или кто? А книжка никуда не убежит, ночью холодящие душу истории читать даже интересней.

Еванжелина
Я сидела на диване, поджав ноги, и с интересом наблюдала за сестрой. Энергия в ней всегда била через край, и сегодняшний вечер не стал исключением. Кристина напевала кровожадную пиратскую песенку, кружилась по комнате в новом платье, сшитом на заказ, и вертела в руках изящную полумаску, украшенную серебром, периодически сетуя на то, что вместо маски не заказала себе черную повязку. Какой же она еще, в сущности, ребенок! И не важно, что через две недели по законам Таалиса станет совершеннолетней девушкой с целым набором прав и обязанностей.
Закрыть один глаз, повесить на пояс кинжал… ну, конечно, именно так на бал поцелуев и следует приходить! А то вдруг какой-нибудь нерадивый студент решит нарушить правила и поцелует девушку с черной, а не с красной помадой на губах. Ему быстро все объяснят, угу… с помощью ножа и кулака. Рука у сестры тяжелая, несмотря на хрупкое телосложение. Ох уж эта Крис! Счастье, что она осталась сегодня дома, а не полезла на дерево дочитывать свой роман. Примитивный, кстати, и весьма предсказуемый. Убийца вычисляется в первой же главе, но сестра почему-то этого в упор не видит.
И потом… что за манера – читать книги в странных местах? Не на скамейке в парке, как все приличные люди, а на ветке или в углублении между древесными корнями. Еще может забраться на крышу или, наоборот, спуститься в подвал, посещать который без спецпропуска, между прочим, запрещено. Почему ей дома-то не сидится? Лично я бы предпочла читать за чашечкой чая в уютном кафе, а лучше дома на диване, но Кристина, как всегда, не могла без приключений. Потому и сбежала днем после занятий в парк, кольцом огибавший академгородок, где мы жили с детства.
Сначала в преподавательском корпусе, так как родились в профессорской семье, а теперь в студенческом общежитии, где нам, как первокурсницам, выделили небольшую двухкомнатную квартирку с собственной маленькой кухней и санузлом. У ведьмаков, как и у квазаров, условия значительно отличались от тех, что были у обычных студентов. Наше здание больше походило на многоквартирный дом. Их – на коридоры с кучей нор и помещениями для общего пользования на каждом этаже. Поэтому нас, наверное, и не любили. Завидовали, ненавидели, считали зазнавшимися, зажравшимися и психически неуравновешенными мутантами. Некоторые из нас даже соответствовали портрету.
Но если людскую неприязнь можно было как-то понять, многолетний конфликт между квазарами и ведьмаками лично для меня оставался загадкой. И мы и они были модифицированными. Им вводили в организм так называемых нанороботов Иоши, которые вполне могли оказаться живыми организмами, а некоторые и с весьма пакостным характером.
Способности же псиоников проявлялись именно на Гере и исключительно сами по себе. Они не передавались по наследству, их невозможно было спрогнозировать или вызвать, просто некоторые рождались с даром, а другие нет. И этих некоторых, понятное дело, было мало. Да и квазаром мог стать далеко не каждый.
И вот мы, по-своему необычные и не очень-то любимые другими студентами люди, по всем законам жанра должны были объединиться против общего «врага», а выходило все наоборот. Квазары и ведьмаки постоянно конкурировали. Обучение в одном здании, как и проживание в общем общежитии лишь подливали масла в огонь бесконечных конфликтов.
Сильные, тренированные, быстрые и бронированные они против нас: не таких физически развитых, зато обладающих целым набором паранормальных способностей. Признаюсь, порой я завидовала ребятам, которым в дар достался телекинез или управление стихиями с помощью силы мысли. Мне же выпал синий «билет» искусств, а кисточкой, как и скрипкой, от накачанных придурков, решивших докопаться до ведьмы, не отобьешься. Хотя… Кристина бы смогла.
Чтобы обезопасить себя от каверз задиристых квазаров и прочих личностей, жаждущих досадить псионику, я запаслась телепортами, которые мы между собой называли «амулетами». На шее моей висело аж четыре таких кулона. Три могли перенести меня в общежитие, один – в архив, где частенько дежурил папа. Я и сама подрабатывала там летом, поэтому знала его как свои пять пальцев.
Столь запасливой я была не только из-за страха попасть в щекотливую ситуацию, встретившись в темной подворотне с малоприятными личностями. Был у меня один маленький секрет… Хотя нет – большой и опасный секретище! Его я не смела открыть даже сестре, от которой раньше никогда ничего не утаивала. Знал только отец, и лишь потому, что именно он, по счастливой случайности, оказался координатором особой группы одаренных, называемых поющими.
– Ева, сколько можно сидеть! Ты на парах не насиделась? – подскочила ко мне Кристина, швырнув на диван свою маску. – Давай потанцуем!
– Завтра натанцуемся, – улыбнулась я.
– А сегодня порепетируем! – упрямо заявила она, стаскивая меня с дивана. Я оказала сопротивление, и тогда она перешла к запрещенному методу – начала меня щекотать. Хихикая и отбиваясь, я все-таки встала. Расправила складки пышного черно-голубого платья, крутанулась на носочках перед виртуальным зеркалом, развернутым во всю стену, и позволила неугомонной сестричке закружить меня по комнате.
– Я… я веду! – выкрикивала она, играя роль моего кавалера. – Ай, ноги оттоптала, медведица! – обвинила меня Кристина, я привычно возмутилась, и мы обе рассмеялись. – Ты каким цветом губы на бал накрасишь? – перестав хихикать, заговорщически спросила она.
– Черным, как и ты.
Черная помада означала нежелание девушки целоваться. Все оттенки красной – согласие. Когда-то давно осенний бал был просто праздником в честь начала учебного года, но около ста лет назад кто-то ввел эту забавную традицию с масками и поцелуями, и бал превратился в нечто интригующее, особенное и очень любимое учениками и преподавателями академии. Да-да, за ширмой карнавального костюма мог оказаться как зеленый первокурсник, так и препод. И целоваться было не зазорно как с тем, так и с другим, если на щеке кавалера, конечно, не маячила запретная черная мушка.
– А вдруг кто-нибудь понравится? – подмигнула сестра.
– Сменю колер, – лукаво улыбнулась я, коснувшись указательным пальцем губ, с которых завтра, быть может, какой-нибудь парень в маске сорвет поцелуй. Первый в моей жизни. – А ты?
Кристина отпустила меня, перестав кружить, повернулась к зеркалу и, чуть склонив к плечу голову, посмотрела на свое отражение.
– Хм… красный, без сомнения, подойдет к платью, но черный явно смотрится лучше.
– Не увиливай! – потребовала я. – Ты планируешь с кем-нибудь поцеловаться или нет? – спросила в лоб.
– С кем, Евуль? – обернулась она. – С фронтменом твоей группы разве что. Только он, чую, так замаскируется, что и мама родная не узнает.
– Я тебе на него укажу, – сдала приятеля я.
Хотя не совсем приятеля. В группе «Стихии» я играла на клавишных всего пару месяцев, и только потому, что моя предшественница Мелоди Грэйс бесследно пропала. Наш брат Ник по долгу службы как раз расследовал ее исчезновение, но девушка, к сожалению, так и не нашлась, хотя запросы о ней были отправлены и в другие города тоже. Иногда (редко) потеряшек находили там и даже пытались вернуть, но это были уже совсем другие люди. Они не помнили свое прошлое, не узнавали родных, и лучшее, что можно было для них сделать, – это оставить в покое и позволить им строить новую жизнь на новом месте. В противном случае найденыши могли и умом тронуться, что тоже случалось.
Несмотря на печальный повод, связанный с пропажей Мелоди, я все равно была рада выпавшему шансу. Взяли меня в группу по результатам кастинга и дали сценический псевдоним Аква. В клубах лазурного тумана я выходила на сцену в сине-голубом наряде. Все участники нашего коллектива были стихийниками[3], исключая меня. Фронтмен, к примеру, виртуозно управлялся с пламенем, устраивая на концертах настоящие шоу. Ему-то и симпатизировала Крис.
Впрочем, не только она. Поклонников у Кая Огненного хватало. И среди ведьм, и среди простых людей, и среди квазаров, несмотря на их постоянные трения с псиониками, тоже. Когда Кай выходил на сцену, становилось не важно, что он ведьмак, а значит, априори враг для носителей нанороботов. Хотя враг, конечно, это громко сказано. Скорее конкурент.
За что только мы не соперничали. Например, за звание звездного факультета. Псионики и квазары, квазары и псионики: кто лучше, смекалистей, умней, сильней, нужней… От кого больше пользы и так далее и тому подобное! Нас бесконечно сравнивали и сталкивали лбами то преподаватели, то работодатели, а то и обычные люди, которым прикольно было наблюдать, как психи с киборгами грызутся.
Мы для них были чем-то вроде скорпионов в банке. Не удивлюсь, если на нас делались ставки, кто кого быстрее ужалит. И только в редких случаях нам приходилось забывать о глупой вражде и действовать сообща. Но тсс… это тоже секрет, который, кстати, заметно смягчил мое отношение к заносчивым квазарам.
Браслет, серебристой лентой огибавший запястье, мягко запульсировал, сообщая о входящем звонке. Некоторые предпочитали носить наушник, но меня вполне устраивал многофункциональный гибкий гаджет, который по мере надобности работал и как телефон тоже – всего-то и требовалось поднести руку к лицу. Взглянув на бегущие по экрану значки, я поспешно вышла из комнаты, не желая говорить при сестре.
Она, кажется, даже не заметила, занятая созданием пиратской повязки из черной шелковой ленточки, обнаруженной в раздвижном шкафу. Увлеченная идеей Крис продолжала подпевать Каю, голос которого звучал из динамиков. Чуть хрипловатый, проникновенный, чарующий… черт! У него точно оранжевый спектр, а не синий? Надо бы уточнить.
Прокравшись в свою комнату, я осторожно прикрыла дверь и активировала звуковую защиту. Главное, чтобы сестра меня не потеряла, а то придется объяснять, с кем я тут секретничала. Лишний раз врать ей не хотелось. Втянув воздух, шумно выдохнула, пытаясь унять нервную дрожь, поселившуюся в пальцах. Ответила на вызов и замерла, затаив дыхание, пока бесстрастный голос с металлическими нотками сообщал неизбежное.
Жребий снова пал на меня, семнадцатую поющую Таалиса. Понятия не имею, сколько нас всего в городе есть на данный момент, но год назад, когда во мне пробудился проклятый дар, я получила в качестве позывного именно этот безликий номер.
Подтвердив приказ, быстро переоделась, затянула в короткий хвост черные как смоль волосы с синей прядью на виске и пошла вешать сестре лапшу на уши о том, что меня срочно вызвал к себе… да хотя бы наш древний, как сама академия, живописец. Он иногда занимался со мной дополнительно, когда я еще училась в школе. Проще было бы прикрыться папой, но тогда Крис могла увязаться следом, что сулило лишние проблемы.
К счастью, сестра, занятая изобретением пиратских аксессуаров, набиваться ко мне в провожатые не стала. Попросила только не задерживаться и по темноте одной не ходить. Пообещав ей воспользоваться «амулетом», я именно так и поступила, то есть телепортировалась, а не пошла пешком, хотя идти тут минут двадцать от силы. Но… не сегодня!
Благодаря личному допуску охранная система академии меня не отфутболила, несмотря на поздний час. Очутившись на одном из подземных этажей, куда посторонних не пропускали, я принялась облачаться в форменную одежду поющей. Скоро подтянутся и квазары, выбранные для миссии вездесущим Иоши.
И послала же нам вселенная наблюдателя! Спасибо хоть вызвал он меня сегодня, а не с завтрашней репетиции сорвал или даже с бала.

Через час…
Всего час назад мы с сестрой обсуждали грядущий праздник в уютной и безопасной спальне, и вот я уже у черта на рогах, в одной из мрачных пещер Хрустальной гряды. Страшно до чертиков, но я старательно подавляю панику, и не только потому, что рядом квазары, которым не хочется показывать свои слабости. Учитывая маскировку поющих, никто из них меня никогда не признает в естественном виде. И все равно я держу свои нервы в узде, поскольку расслабляться на задании нельзя.
Это ведь не остросюжетный квест, где каждый шаг игрока страхуют профессиональные инструкторы. Не экскурсия за город и даже не показательная вылазка пустынных охотников, которая, в сущности, тот же квест, но с некоторой долей риска. Наша миссия более чем настоящая, а еще до жути опасная. Наверное, поэтому поющие в девятой колонии на вес золота.
Наши имена засекречены, лица и фигуры скрыты, а голоса изменены. Нас не держат под замком и не выгуливают под конвоем, мы живем обычной жизнью среди таких же, как мы, людей. Мы не знакомы друг с другом, хотя хотелось бы. А еще мы не имеем права никому раскрывать свою тайну для всеобщей защищенности. И служба безопасности в курсе, кем на самом деле являются поющие. Служба безопасности и папа, который с ней активно сотрудничает.
По слухам, всем нам не больше двадцати пяти. Телохранителям нашим – тоже. По какой-то причине за камнями отправляют только молодых. Обычно это студенты академии, вокруг которой, собственно, все и крутится. Здесь обучают и ведьм, и квазаров… И даже тихий с виду неприметный архив, куда ведущий тройки доставляет кристалл, тоже находится тут. Странное все же место наше учебное заведение. Странное и загадочное! Не зря Кристину так тянет в подвалы. Интуиция у сестры поистине ведьмовская! Чует, куда не надо совать свой любопытный носик, и, как обычно, пытается именно туда его и сунуть. В этом вся Крис.
Ох, как же мне сейчас хотелось к ней.
Но вместо этого я брела по каменным туннелям, прячась за широкой спиной рыжеволосого проводника, и отвлекала себя мыслями от трусливого желания телепортироваться отсюда подальше. Позор, а не поющая! Странно все-таки, что у псионика с синим спектром открылся такой дар. Чаще его получали стихийники, что было весьма полезно во враждебных условиях дикой планеты, где давно и успешно обосновалась девятая колония землян[4].
Но способности, увы, не выбирают. Да и быть поющим – это не только большая ответственность, но и великая честь. А еще приличные вознаграждения за каждую успешную вылазку, которые поступают ко мне на счет в течение дня после возвращения. За проваленное задание тоже платят, но не так щедро, как за добытый кристалл.
Каждый из этих камешков, похожих на кусочки хрусталя, – мощный энергетический накопитель, способный месяц обеспечивать электричеством целый город. Во всяком случае, именно так нам говорят. Несмотря на альтернативные источники энергии, коих в Таалисе хватает, кристаллы все равно очень ценятся. Поговаривают, что именно с их помощью на орбите строится новый звездолет, который в скором времени отправится на Землю, чтобы доставить собранные за пятьсот лет материалы по Гере и привлечь сюда новых поселенцев. Хотя, казалось бы, зачем? С ростом населения мы и сами неплохо справляемся, заселяя людьми некогда чужую планету.
– Неспокойно, – вырвала меня из размышлений квазара. А ведь я даже имени ее не знала, только прозвище Молния. Надеюсь, что ей дали его за скорость и силу удара, а не за взрывной характер.
Я видела этих ребят в стенах нашей альма-матер. Кажется, оба они с выпускного курса, хотя могу и ошибаться. Девушка с длинной русой косой и рыжий, как солнышко, парень. Их тоже выбрал жребий Иоши, сослав сюда в компании бесполезного псионика.
– Есть такое, – буркнул наш главный. Встроенный в его браслет навигатор указывал дорогу, параллельно отслеживая любую постороннюю активность, коей, кстати, пока не было. – Или у нас с тобой просто паранойя, – тихо усмехнулся квазар.
Я же благоразумно промолчала, ибо добавить было нечего. Моя задача – идти и не отсвечивать, позволяя телохранителям делать свою работу. Потом, когда мы наконец доберемся до «рожденного» каменной глыбой кристалла, настанет моя очередь показать, на что способна. Ведь от качества песни, похожей то ли на плач, то ли на вой, а может, и на все сразу, зависит благосклонность необычного минерала к потенциальным хозяевам.
– Не нравится мне эта тишина, – снова начала нагнетать атмосферу Молния. Хотя, если подумать, что плохого в тишине? Она куда лучше разных шорохов, шепотков и шагов, которые я слышала в прошлый свой поход. – Эй, семнадцатый? – обратилась ко мне квазара.
Страницы:

1 2





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.