Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45645
Книг: 113470
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Кровник»

    
размер шрифта:AAA

Валерий Гуминский
Кровник

Часть первая. Визитеры

Планета Фомальпаса. Охотник

Его взгляд, на удивление спокойный, но, одновременно, и презрительный к предстоящей смерти, в глазах плавает ненависть. Он висит в полуметре от земли, прижатый моей рукой к стволу дерева, задыхающийся от нехватки воздуха. Еще немного — и я его удавлю. Мне хочется продлить это ощущение всевластья над жалкой человеческой душонкой. Я настолько упоен предстоящей победой, что не замечаю его руку, короткое и резкое движение, после чего мой бок взрывается болью, острой и продолжительной. Холодная сталь клинка проникает между ребер, режет плоть, и еще немного — доберется до сердца. А человек беззвучно смеется — смех плещется в его глазах — и давит на рукоятку ножа, распарывая бок и расширяя рану. Мне больно, хочется бросить врага и зажать рану. И я поступаю единственно верно: отрываю его от дерева, перехватываю за туловище и с бешеной силой кидаю на поваленный ветром огромный ствол. Слышится хруст позвоночника, человек обмякает и умирает, так и не выдернув свой нож из моего тела….
— Почему бы тебе вновь не попробовать себя в деле? — спросил мой давний товарищ, сбрасывая с меня морок прошлого, попивая коктейль из дикого сочетания несмешивающихся цветов. Он отхлебнул еще один глоток и отставил узкий высокий стакан на край столика.
Я пока ничего не отвечал, анализируя слова Баалса, нет ли в его предложении двойного подтекста, нет ли намека на мое желание сложить с себя титул Высшего. Не привык, знаете ли, поддаваться первому душевному порыву. Не те годы. Это в молодости все подвержены эмоциональным выплескам, готовы тут же продемонстрировать небывалые возможности. Почесав третьим отростком щеку, отходя от внезапно всплывшего видения, казалось, забытого под спудом времени, я задумался.
Отставной офицер из Бригады Вторжения, я уже два солнечных цикла[1] грею бока на пляжах изумрудно-зеленого океана, раскинувшегося вдоль экватора. Тепло, светло, тишина на арендованном острове. Где-то в густой чаще широколиственных деревьев бегают детишки. Жены торчат в бунгало, треплются языками. Скучно? Кому как. Знаете, когда изо дня в день рискуешь жизнью, спускаясь на чужеродную планету для захвата плацдарма, видишь гибель товарищей — психика все равно меняется не в лучшую сторону. Наша нервная система имеет тройную степень защиты, сохраняет возможность здраво мыслить в момент ураганного выброса адреналина, поэтому мы довольно стрессоустойчивы.
Думаете, я после отставки так и продолжаю коптиться на пляжах? Плохо меня знаете! Война приучает к постоянному поиску опасностей, а где их взять в нашей спокойной жизни? Вот и вступил я в Стаю Свободных Охотников, сначала ради любопытства, а потом втянулся. Сначала в роли новичка на побегушках у очень старого и матерого Зенга помогал ему в охоте на представителей местной живности на одной Создателем забытой планете. Добыли пару хороших экземпляров. Череп одного из них стоит у меня в коллекционном шкафу на видном месте. Первый трофей.
А потом закрутило-завертело. Я увлекся настолько, что с наступлением дождливого сезона на Фомальпасе, улетал на другие планеты поохотиться. Наши космические технологии позволяли долетать даже до самых окраин Галактики. Почему бы и не воспользоваться возможностью разогнать кровь, вспомнить боевую молодость?
— Почему ты спросил меня об этом? — все же решил я выяснить подоплеку вопроса у своего товарища.
— Три последних цикла Стая задает один и тот же вопрос: почему Высший прекратил охоту? Он надумал выйти из Стаи? — Баалс отогнал своей верхней конечностью навязчивую муху, кружащуюся над его встопорщенными ушами.
Есть такая заморочка в бюрократическом механизме нашей организации. Если Высший — неимоверно высокое звание для охотника! — пять последних циклов устраняется от охоты, его лишают звания и переводят в низшую категорию. А помощником, чтобы снова заработать титул, мне уже не хочется быть. Приелось все. Вот главная причина.
— Ты ради этого прилетел на остров? — пришлось удивиться мне. — Я пока в раздумьях, куда бы податься. Маршруты других планет уже натоптаны, интереса нет.
— Ты лукавишь, Высший, — Баалс почтительно сложил верхние конечности ладонями вместе, — и знаешь прекрасно, где можно прекрасно поохотиться.
— Оксигенус? — хмыкнул я. — Болваны, почему вас туда так тянет? Лично для меня ясно: где мы потеряли пару наших братьев — это сигнал к детальному изучению особей, умудрившихся завалить Высших.
— Комиссия тщательно изучила все данные, полученные по каналам связи, и пришла к выводу, что среди обитателей Оксигенуса всегда находится какое-то количество особей, превосходящих по физическим и моральным качествам наших охотников. Нарвались, что поделать, — Баалс тяжело вздохнул и снова присосался к коктейлю. — И тем приятнее получить трофей оттуда!
Конечно, приятно! Кто бы спорил с Высшим! Я вспомнил с удовольствием о прекрасном черепе, обладатель которого основательно попортил мне не только кровь во время охоты, но шкуру. Нет, это была Охота! Четыре Больших Круга назад я сунулся на Оксигенус, который местные аборигены называют Землей, и ценой потери помощника добыл-таки череп одного знатного воина. Вот же сволочи! Умеют воевать, надо признать. Резкие, быстрые, отлично стреляют из своего варварского примитивного порохового оружия. Раны, полученные таким оружием, не дают летального исхода, если посчастливится не схлопотать в голову несколько свинцовых зарядов, которые могут прервать жизнь Охотника. Два сердца, дублированная система кровообращения, около десяти литров крови плюс большая мышечная масса и рост чуть выше двух метров, дают великолепное преимущество нашей расы над землянами. Но ведь и в таком невыгодном положении умудряются убивать братьев! Я же говорю: опасная планета, очень опасная, но и притягивающая своей брутальностью, дикостью и непредсказуемостью. А помощника мне пришлось сжечь, чтобы хрутты не препарировали труп и не изучили до мельчайших деталей внутреннее строение фомальпасца.
— Слышал от комиссии, что земляне создали длинный видеоряд про свою победу. Они называют его «фильм». Нам удалось перехватить его через земные спутники путем подключения к их системам. Забавное зрелище, я скажу! Мало того, что изобразили нас какими-то чудовищами, совсем далекими от оригинала, так еще приписывают нам такие свойства как невидимость, сверхсилу, кровь зеленую! Слышишь, Высший! Зеленая кровь!
Мы засмеялись, резко выдыхая воздух через верхнюю дыхательную камеру. Глупцы, у нас кровь не зеленая, а такая же красная. Это о чем говорит? В смысле не цвет крови, а то, какие мистические свойства приписывают нам. О том, что на Земле еще не поняли, кто их посещает периодически, и что их планета превратилась в зону охоты. А самое главное, что меня успокаивает: еще ни один из погибших Охотников не достался аборигенам в качестве исследуемого материала. Существует четкое правило для всех Высших и их Учеников, что в случае гибели брата напарник должен сжечь его тело. Если же Охотник действует в одиночку — самоуничтожение в случае повреждения организма без возможности восстановления. У каждого брата есть заветная граната — последний аргумент. Срываешь чеку, прижимаешь к телу — бум! Взрыв с выбросом огромной тепловой энергией сжигает дотла всю органику.
А эти примитивы что делают? Сумели выйти в космос, и чтобы закрепить успех, нужно было бросить все ресурсы на освоение других галактик, поиск жизнеспособных планет! И что случилось? Начали ссориться между собой, выяснять, кому принадлежит какой-то захудалый спутник их планеты, кто быстрее полетит к Красной планете, освоит ее орбиту и прочие глупости! В общем, все свое преимущество слили в канализацию!
Я задумался. А почему бы и не тряхнуть стариной? Рисковать я не боялся, все расходы по транспортировке команды берет на себя «Аэродан» — Межгалактическая перелетная компания, спонсор Стаи. И я буду не один, а с помощниками. До четырех особей мне разрешено будет взять. Загонщики хороши для массовой охоты. Широким охватом можем взять в разработку очень много хруттов — как мы называем землян. Разве плохо? О том, что меня могут нашпиговать свинцом, я как-то и не думал. Я очень цепок, с развитыми мышцами, все суставы до сих пор пластичны, даже не хрустят. А это очень важно, когда уворачиваешься от железных клинков землян или их разнокалиберных снарядов.
— Высший? — аккуратно покашливая, вернул меня в действительность Баалс. — Мне показалось, что ты впал в размышления, и я хотел собираться домой.
— Я никуда не впадал, Баалс! — нахмурился я и погрозил пальцем своему собеседнику. — Еще не пришло время для старческого маразма. Куда мне!
И снова замолчал, глядя на закатывающееся в океан солнце. Красиво, люблю такие моменты. Чем-то завораживают душу красочные росписи желтого, синего, красного цветов на потемневшей зелени волн, накатывающих на берег. Яркости становится меньше, что мне очень по нраву. Я же охотник, привык прятаться в тени. В таких контрастах очень удобно устраивать засаду. Хлоп, и зазевавшийся хрутт попался в силки!
— Так что мне сказать Стае? — вот же неугомонный! Ну что мешает Баалсу тихо посидеть некоторое время, не разрушая идиллию закатной тишины!
— Знаешь, что, мой дорогой друг! — я сделал вид, что разозлился, — уматывай отсюда и не мешай мне закончить день в приятных делах! А завтра я буду в Стае и радостно сообщу, что собрался размяться!
Странный этот Баалс! Думает, что я его возьму с собой? Не-а! Вот в этом я очень коварен и непредсказуем! Товарищу нужен один ценный трофей до вступления в когорту Высших, и он рассчитывает вскочить на следующую ступеньку с помощью моей удачливости. Нет, так не пойдет. Ему нужно пересилить свое желание быстро оформить статус и основательно подготовиться к своей охоте! Именно так! Решено, со мной он не летит!
Я молчал, намеренно создавая долгую паузу. Баалс закряхтел, поднялся с кресла и подал свои конечности для прощания. Я с размаху опустил свои ладони на его — получился смачный шлепок. Чем громче — тем искреннее твои чувства. Товарищ облегченно вздохнул и поплелся в сторону посадочного модуля на другом конце острова. Там стояла моя личная яхта и зафрахтованная Баалсом какая-то воздушная колымага. Пусть улетает. Надо провести последнюю ночь рядом с женами и детьми. Завтра начнутся вопли, что я снова рискую своим здоровьем и ради очередной черепушки готов бросить райский остров. Любой самец не любит таких проявлений чувств и готов когтями рыть землю, чтобы сбежать куда подальше от бабских слез!
У кого-то может возникнуть вопрос: а почему вдруг я решил снова рискнуть своей репутацией и жизнью, если на Оксигенусе такие несговорчивые хрутты? Можно и другую планету посетить, где отвертеть голову аборигену — плевое дело и не затратное. Скажу откровенно: на Земле покоится артефакт, который местные жители почитают как за реликвию, но очень опасную реликвию. Они даже запретили посещать это место кому ни попадя. На самом деле этот артефакт — череп нашего праохотника, Великого Саджу. Он пропал в последней своей экспедиции на Оксигенус, и на его след не смогли выйти наши лучшие Охотники. А потому что искали не там. Я копался в его архивах с разрешения потомков, и обнаружил любопытную запись, сделанную собственноручно самим Саджу, что неплохо бы завершить карьеру Охотника на Оксигенусе. Еще не поняли? Великий Саджу по всем данным не собирался охотиться на Земле в своем последнем полете, поэтому его и искали в другом месте. Искали долго и безрезультатно. А я нащупал слабый след именно на Земле в последнем своем посещении, но претворять в жизнь авантюрный план не торопился. Мне нужно было созреть для ответственного решения. Но Баалс смутил мою душу, и я засобирался в путь раньше положенного срока. И даже внутренний голос ничего не подсказал и не предупредил.

* * *

Я обнял на прощании своих плачущих и размазывающих сопли по мордашкам детей, угрюмо-насупленную жену Ланну, вторую — чуть более оживленную, делающую вид, что все в порядке, и мой отъезд не принесет дискомфорта в семью — Кайну, и со спокойной душой двинулся в сторону терминала, где скопилась изрядная очередь перед автоматом-контролером. Автомат попискивал, считывая информацию с пластиковых посадочных билетов, задумывался на доли секунд, а потом раздвигал металлические барьеры, пропуская путешественников в «загон», как я привык называть накопитель в тридцать моих шагов и сорок в ширину (измерено мной давным-давно), чтобы ждать начала посадки.
Пришла моя очередь толкать билет в прорезь автомата. Железка заурчала, пережевывая информацию обо мне и о целях моей поездки, потом вдруг стала задавать вопросы в виде отображающихся на экране знаков.
«У вас не указано место прибытия. Граница Солнечной системы — это не пункт назначения».
«Аэродан» санкционировал сброс личного модуля. Конечный маршрут — Оксигенус», — набрал я ответ.
«Цель поездки?»
«Частная практика. Охота на хруттов», — отстучал я, хохоча про себя. Надо же, вздумал допытываться!
«Судя по идентификационному номеру… — следует перечисление, — являетесь членом Стаи Свободных Охотников. Насколько это верно?»
«Информация верна. Я состою в Стае. Лицензия под номером 0020124 продлена до 35120 года».
Автомат завис, обсасывая информацию. За моей спиной стали роптать пассажиры. Но я не обращал на них никакого внимания. Со своим статусом почетного гражданина своей планеты можно было вообще пропускать меня на лайнер без дополнительной проверки. Бюрократы везде сумеют показать свою значимость!
Что щелкнуло внутри автомата, и мой билет показался из слота, уже отперфорированный для посадки на корабль.
«Возьмите билет. Желаю удачи в нелегком путешествии!»
Пошел ты! Удачи он желает! Много ты знаешь об удаче! Вообще-то можно было не реагировать так эмоционально. Я же не с живым существом общаюсь. Просто в памяти дурацкой железки заложен блок вопросов для Охотников, бездушный набор слов без намека на эмоциональную составляющую, вот и шпарит по алгоритму, как только встретит одного из братьев. А ведь автомат мог быть повежливее и подобострастнее. Я ведь не просто Охотник. У меня в коллекции девятнадцать черепов. И один из них — череп хрутта. Именно такие черепа говорят об его обладателе все. Перед ним открыты все двери, любая самка готова переспать хоть одну ночь с ним, в надежде заиметь маленькую особь с кровью Охотника.
Подхватив тяжелую сумку с вещами и оружием, на которой уже красовалась яркая наклейка из Департамента таможни, говорящая всем проверяющим, что пронос специфического груза на гражданский борт одобрен, я прошел в накопитель, где меня уже ждали четыре помощника. В таком деликатном деле как охота нам разрешено пользоваться помощью коллег низшего ранга. Они находятся в статусе Учеников, и им полезно будет поглядеть, как вопят хрутты, когда у них отвинчивают головешку, да и самим приложить к сему действию свои руки. Но не только это заставило взять меня Учеников.
Памятуя, как тяжело достался мне последний трофей, я решил подстраховаться. Земляне мстительны, жестоки и коварны, несмотря на кажущуюся привлекательность и беззащитность. Да, мы совершеннее их, у нас по десять пальцев на двух основных конечностях (пусть это будут руки по классификации землян), а две средних конечности — это атавистические отростки, но именно они помогают в хорошей драке нанести смертельный удар ничего не подозревающему врагу. Он думает, что это какие-то беспомощные щупальца, и не сосредотачивает на них внимания. Хе-хе! А еще у нас зеленоватый цвет кожи, что позволяет нам на Оксигенусе сливаться с местной растительностью. Да и не только на Оксигенусе, а на всех планетах земного типа. И еще немаловажный штрих. Долгие зимы в северных широтах отпугивают многих потенциальных охотников, потому что это сокращает сроки проведения охоты. Потому и стараются попасть в джунгли, где много тепла и зелени. А я направляюсь в те места, где по ночам стынут пальцы, а лето с его зеленью стоит чуть больше ста земных суток. Вот почему меня уважают братья — я не боюсь совать свою голову в самые опасные места.
Стохс, Ааргис и два брата-близнеца — Чайс и Вилдс — встали при моем появлении, следуя этикету. Один из близнецов — я так и не научился до сих пор различать их — подхватил мою сумку, что тоже являлось знаком уважения и придавало мне особый вес при моем статусе, и указал кивком головы на свободное кресло.
— Все прошли инструктаж? — добавил я суровости голосу. Нечего расслабляться. — Никто потом не будет допускать ляпов в работе или не попросится домой к мамочкам? С провинившимися идиотами разговор у меня короток. Сдам хруттам на расправу.
— Не беспокойся, Высший, — ответил за всех Стохс, — мы будем следовать за тобой тенью и впитывать твою мудрость.
Стохс может говорить так, как считает нужным. Он из Учеников один имеет за плечами две охоты и один череп. Но этого мало. Ему учиться и учиться. А вот остальные еще слабаки. В их послужном списке по одной охоте. И ни один из них не был на Оксигенусе.
— Отрадно слышать, — проворчал я, не слишком надеясь на будущие перспективы помощников. Впрочем, Стохс имеет перспективы, и постараюсь вылепить из него что-то путное.
Я оглядел четверку начинающих охотников и счел нужным еще раз предупредить:
— На Оксигенусе действуют очень древние традиции, о которых мы почти ничего не знаем, а наши аналитики кормят Охотников непонятной чушью, хотя ни разу не сталкивались напрямую с врагом. Некоторые из традиций очень опасны для тех из нас, кто посмел убить землянина. Это кровная месть, это месть за свершенные ранее поступки, несовместимые с кодексом чести определенной группировки. Впрочем, все у хруттов завязано именно на крови. На удар отвечают ударом. Не вздумайте убивать их детенышей и самок. Во-первых, это недостойно нас, великих Охотников, а во-вторых, тогда мы окажемся в роли дичи, которую рано или поздно уничтожат всеми силами. Поверьте, для этого у землян хватит сил и возможностей.
Ученики почтительно молчали, внимая моим словам. А я знал, что говорю.
— Но у нас есть одно немаловажное преимущество: в ближнем бою мы почти непобедимы, благодаря своей физиологии и анатомии. Учтите это, и старайтесь выдернуть врага из засады, и уничтожить его на открытой местности, лицом к лицу. И никогда не лезьте в толпу. Не надо строить из себя героя и зарабатывать статус ускоренным темпом. В конце концов, я не нанимался везти ваши шкуры обратно домой, чтобы отдать их вашим родственникам.

Планета Земля. Восточная Сибирь. Хребет Улан-Бургасы. Алекс Карев

Он осторожно раздвинул руками густые ветви стланика, сорвал пару мелких шишек, положил в карман. Потом пощелкает орешки. Стланик рос на склоне горы, и Алексу постоянно приходилось продираться сквозь низкорослый кустарник, постепенно спускаться в распадок, обходя поваленные и поросшие плотным ковром мха кедры. Остановившись, он внимательно оглядел окрестности. Чуть ниже, где вольно раскинулись по склону кедровые сосны, виднелась россыпь огромных валунов. Словно какой-то гигант, развлекаясь, накидал камней с вершины горы, да забыл собрать в одну аккуратную кучу. А сейчас между ними рыскали юрки бурундуки в поисках упавших шишек. Полосатые спинки юрких зверьков то и дело мелькали в траве и между камней. Заканчивался август. Шла самая пора заготовки ореха, но в этот распадок люди еще не спускались. Удары их колотов слышались за соседней сопкой. Но это был знак для зверья. И потому бурундуки оживились. Со дня на день они ожидали гостей. Застучат колоты, посыплется спелая шишка, и тогда только успевай шелушить ее, набивая за щеки золотистые ядрышки. Люди не гоняют зверушку, снисходительно дают собрать то, что сами не могут поднять.
Едва уловимый сигнал раздался в гарнитуре, нацепленной на ухо. Мужчина средних лет, одетый в камуфляж, сливающийся с цветом предосенней тайги, поправил клипсу и удовлетворенно кивнул. Специалисты не подвели, утверждая, что аппарат сработает на все сто процентов. Нельзя было ошибиться. Слишком долго он ждал гостей, вернее, одного из тех, кто собирался посетить его мир. Пять с лишним лет….
Капитан спецбригады «Гюрза» Алекс Карев, в узком кругу — Сэм, готов был начать работу. Он повертел головой, вслушиваясь в шумовой фон тайги, внимательно посмотрел по сторонам, и только после этого осторожно продолжил движение вниз, придавливая рифлеными подошвами берцев мягкий ковер лежалой хвои. Пистолет наизготовку. Эта тварь может схорониться под любой полусгнившей корягой или упавшим деревом. Нападет — не успеешь отбиться. Стараясь не наступать на сухие ветки, сорванные с деревьев верховым ветром, Алекс добрался до валунов. Сел на мох, прислонившись спиной к теплому камню, нагретому за день, вытащил маленькую коробочку с бегающими по панели диодными огоньками. Примитивный сканер пропищал, огоньки погасли, кроме зеленого. Связь со спутником была установлена. Теперь можно расслабиться.
Бригада «Гюрза» была создана не для борьбы с террористами, как считали многие специалисты, а для зачистки территорий от космических посетителей — пришельцев разного уровня, гуманоидов и негуманоидов. Короче и проще — чужих. Пять лет назад одного из них упустили, потому что не были готовы к работе такого рода. Ни специальной аппаратуры, ни техники, ни подготовленных людей. Ничего. Проклятая тварь хорошо покуражилась в отрогах Саянских гор. Она вырезала охотников, заготовителей дикоросов и лесников, в общем, всех, кто встречался ей на пути. Сначала думали, что это озверевшие уголовники или маньяк отрезают головы, поэтому и бросили соответствующие силы на поимку загадочного убийцы или группы убийц. Но первая боевая стычка выявила, что против полиции и спецподразделений действует великолепно обученный и хорошо вооруженный диверсант. Ну, это была вторая версия. И ее долго придерживались, пока камеры с беспилотников не засекли передвижение двух странных фигур, совершенно не похожих на человека. Они пересекали таежную речку, и были хорошо видны на открытой местности.
Это явно были не люди. Один оказался особо приметен: рост чуть выше двух метров, угловатая фигура, чуть сгорбленная, две руки по десять пальцев. На голове волосяной покров как у людей, но остроконечные уши расположены ближе к макушке. Он был прямоходящим, но это обстоятельство не должно было вводить в заблуждение. При случае странный чужак мог легко встать на четыре конечности и быстро передвигаться по пересеченной местности. Антропологи в один голос утверждали, что это никакой не йети, а доселе неизвестный науке организм, и потому его стоит поймать живьем.
Спецназовцы покрутили пальцем вокруг виска. Взять живьем и в мыслях не было. Это что за организм, который стреляет плазмой, подавляет работу раций в радиусе пяти километров каким-то излучением, передвигается что твой «ламборджини», не обращая внимания на очевидную непроходимость мест. Пока преследователи застревали в таежных дебрях, чужаки легко уходили в отрыв на несколько десятков километров. Ладно, беспилотники периодически нащупывали его и помогали корректировать погоню.
Дикая погоня длилась уже десять дней. Августовские жаркие дни сменились осенними дождями. Все с тревогой ожидали, когда ляжет первый снег. Это был бы конец. Твари уйдут. Да они и так уходили в сторону монгольской границы. Были подняты по тревоге горные заставы, на вертолетах перебрасывались дополнительные силы. Кольцо смыкалось. Казалось, командование операцией сделало все возможное, чтобы взять, наконец, таинственных пришельцев: то ли людей, то ли зверей.
Одно из существ удалось завалить с помощью гранат и нескольких десятков очередей из автомата. Но труп им не достался. Второй чужак умудрился выкрасть тело прямо из-под носа спецов. Что он с ним сделал — никто так и не узнал. Но никаких захоронений не было обнаружено, только обугленный клочок земли на лесной поляне. Вероятно, сжег. Но чем?
В числе дополнительных сил был и брат Алекса. Вот ему и было суждено встретиться с тварью, каким-то образом просочившейся через кольцо оцепления. Оставшиеся в живых напарники потом долго приходили в себя, рассказывая, как странное существо раскидывает четырьмя (!) лапами матерых «волкодавов», практически не пользуясь своим оружием. Сереге удалось в рукопашной схватке пропороть бок твари, но сам он погиб от страшного удара двухметрового чудища. Оно просто смяло Серегу, передними лапами подняло его тело, ударило о поваленный ствол дерева и сломало позвоночник. Потом деловито вытащило из-за спины клинок и одним ударом отделило голову от тела. Голову забрало с собой, посмотрело на оцепеневших от страха бывалых мужиков и исчезло в россыпях камней.
Через два дня станции слежения зафиксировали со стороны озера Хубсугул старт неизвестного летательного аппарата, который довольно быстро вошел в слои атмосферы, а затем в космическое пространство и стал удаляться от Земли. Некоторое время его «пасли» видеокамеры геостационарных спутников, что позволило потом детально рассмотреть НЛО во всех ракурсах. И выводы были неутешительные. Земля становилась объектом посещения разного рода пришельцами, творящими свои злодеяния безнаказанно. Информацию засекретили, с участниками облавы и всеми, кто координировал операцию, провели беседы за закрытыми дверями и взяли подписку о неразглашении на целых десять лет. Но к чести компетентных лиц, они не стали спускать дело на самотек, не отмахнулись от зловещих перспектив, а развили бурную деятельность.
За неполные два года были собраны многочисленные факты посещения Земли инопланетными формами жизни, причем именно в контексте «охотников за черепами». Факты удручали. Вся экваториальная Африка, Южная Америка и густонаселенные острова Тихого океана страдали от периодических гастролей этих тварей. И причем не один десяток лет. Просто властям было невыгодно поднимать шум. Их могли бы счесть умалишенными. Мировое сообщество всегда относилось к таким вещам довольно своеобразно. Фильмы и желтая пресса создавали комический образ пришельца, которого можно победить, если чуть-чуть напрячься и проявить чудеса технологической мысли. А факты кричали обратное. Визиты продолжались, гибли люди, целые районы жили в страхе. Но теперь, когда российские и американские военные полностью покрыли своими спутниками околоземное пространство, проскочить невидимую границу Земли стало невероятно сложно. Затраты окупились. Не зря создавалась «Гюрза», не зря готовились люди, модернизировалось оружие и спецсредства. Потому что враг возвращался. Камеры засекли крадущегося зверя на своем продолговатом, похожем на дыню аппарате к орбите Земли. И вероятность появления твари в районе Восточной Сибири сообразно траектории падения увеличивалась во много раз.
Вот почему Алекс Карев был спокоен. Расчеты оправдались. «Дыня» летела сюда, в его объятия. Оставалось малое. Обнаружить и уничтожить ненавистных посетителей.

* * *

Шаман плотно утрамбовал дурь в папиросную гильзу от «беломорины» вперемешку с табаком, взял из костра тонкую веточку и прикурил. Над табором поплыл сладковатый запах анаши.
— Завтра хорошая погода будет, — шмыгнул носом Тунгус, смуглолицый парень с раскосыми глазами, — ношу легко можно будет наколотить.
— Ветер верховой нужен, — со знанием дела пояснил Лысый, с вожделением поглядывая на тлеющий кончик папиросы. — Шишка только-только начала созревать. Рано зашли. Кедрач молчит. А соседи идиоты: долбят синюю шишку. Засмолят, потом не сшибешь.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • ISauridi о книге: Анна Сергеевна Гаврилова - Лорд, который влюбился
    Комментировать к сожалению нечего... Прощай автор с середины книги, прощай вторая, зря качала...

  • immerweiter о книге: Елена Синякова - Север
    «Не доводи меня до белого колена»?! Серьезно?!

  • Hellgirl о книге: Андрей Андреевич Красников - Проклятый храм
    Начинала читать с намерением отругать, но вторая половина книги неожиданно очень понравилась.
    Терпенье и труд всё перетрут (с).
    Герой упорен и не стесняется крохоборствовать (на самом деле, редкие качества для литературного персонажа), и именно это позволяет ему достичь цели.


  • Fucking-shame о книге: Юлия Журавлева - Мама для наследника
    Все герои Книги, позиционируют героиню как сильную женщину, но практически на каждой странице она стенает какая же у неё тяжела доля в новом мире, отталкивает.

  • solmidolka о книге: Алекс Найт - Истинная для Грифона
    Мало того, что Гг- насильник, так он ещё и абьюзер ( психологическое, эмоциональное или моральное насилие).
    Автор, наверное, совершенно не имеет понятия о том, что физическое насилие, абьюз- это не норма! Мужчина, который позволяет себе такое с женщиной, не достоин называться словом «мужчина». С первых же страниц появилось стойкое ощущение гадливости, брезгливости и желанием отмыться с мылом и мочалкой. Если у меня от чтения такое возникает, то что должна испытывать женщина на самом деле после такого! Какая тут может быть в последствии любовь!!!! Такое ощущение, что все авторы кинулись с плакатами: давай насилие над нами, это класс!

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.