Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47030
Книг: 116930
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба»

    
размер шрифта:AAA

Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба

Глава 1. Договор о неразглашении

Глава 1. Договор о неразглашении
Меня зовут Артур Щеглов. Девятнадцать лет, студент-программист, девственник. Почему вот так сразу упоминаю сей прискорбный факт? Да потому, что он во многом определил эту историю.
Нет, я далеко не страшный — под фотографиями в «ВК» полным-полно кокетливых комментариев от дам самых разных возрастов. Некоторые даже видят во мне сходство с эльфом — высокий, худощавый, с узким треугольным лицом и светлыми чуть вьющимися волосами до плеч. Но так я обычно хожу дома или на рок-концертах, а на учебе и редких прогулках собираю хвост и прячу под капюшоном, чтобы не привлекать ненужного внимания.
Дело в том, что я патологически боюсь людей. Примерно так же, как арахнофобы — пауков. Без разницы, кто передо мной — мужчина, женщина, старик или ребенок — сразу замыкаюсь, ухожу в себя и в лучшем случае промямлю что-нибудь невразумительное и поспешу ретироваться. Общение с прекрасным полом и вовсе вызывает едва ли не панику — и как тут, простите, заводить отношения? Хорошо, в группе одни пацаны, а на послания в соцсетях давно перестал отвечать, хотя пишут каждый божий день.
Из-за чего все это? Скажу просто — трудное детство, и не стану вдаваться в подробности, лады? Вам они вряд ли покажутся интересными, а я не хочу расчесывать еще не зажившие раны. Зато приключившаяся не так давно история — совсем другой разговор, так что начнем с того самого дня, когда я пытался устроиться на работу.
С учебой все шло отлично, но стипендии хватало только на проезд, а сидеть на шее у родителей не привык. Однако единственным вариантом была удаленка: тут покодить, там подизайнить — глядишь, и накапает на еду и жилье. А главное — не надо ни с кем видеться, взял ТЗ, отправил выполненный заказ и все в ажуре. Путь мой лежал на онлайн-биржу — этакую виртуальную доску объявлений, где я и стал потихоньку повышать рейтинг и наполнять портфолио.
Процесс меня неслабо увлек — было в нем что-то от любимых в детстве рпгшек. Справился с заданием, получил пять звезд и двадцать баксов — и чувствуешь себя этаким ведьмаком от мира высоких технологий. Шабашка отнимала все свободное время, конкуренция бешеная, самые сочные заказы разбирали за считанные минуты, а до стабильного высокого дохода еще расти и расти — я хоть и толковый кодер, но далеко не специалист. За первый месяц удалось наскрести всего пятнадцать тысяч (увы, рублей), но что гораздо важнее — это репутация надежного и старательного исполнителя. И однажды ко мне обратились с предложением, от которого нельзя отказаться.
Вернее, можно, но зачем? Работенка непыльная, а платят больше, чем получил за все время на бирже — тридцать тысяч. Ничего подозрительного в заказе не нашел бы и Шерлок — отредактировать роман в модном нынче жанре литрпг, расставить правильно запятые, исправить грамматику — одним словом, стандартная услуга корректора. Признаться честно, по русскому у меня нетвердая четверка, но что мешает скачать словари, учебники да посмотреть, как и что правильно пишется.
Тем более, текст небольшой — всего шесть авторских листов, то есть двести сорок тысяч знаков с пробелами. Дело на неделю, и не придется торчать за компом до середины ночи. Свою роль сыграло и тщеславие — уникальные «прямые» задания выдавали только лучшим из лучших, значит, мои потуги не прошли даром и кое-каким авторитетом я пользовался. Как неожиданно и приятна-а-а-а!..
Но перед тем, как выслать вордовский файл, автор под псевдонимом Man_in_Black (наверняка какой-то известный писатель, раз денег не жалеет) заставил переписать от руки договор о неразглашении, черкануть автограф и отправить обратно скан или фотографию документа. И тогда я не нашел, к чему придраться — вряд ли творец хочет, чтобы рандомный чувак с биржи выложил рукопись в интернет или растрезвонил важные детали сюжета грядущего бестселлера. Да все так делают, вспомните те же NDA в играх.
Договор выглядел так:

Я, Артур Николаевич Щеглов (далее — Исполнитель) обязуюсь хранить в строжайшей тайне все, что узнаю из полученного текста. Все события, персонажи и действия ни при каких обстоятельствах не станут известны третьим лицам. В случае нарушения этих условий Исполнитель понесет наказание по всей строгости закона. Исполнитель берется за работу добровольно, является совершеннолетним, дееспособным и несет ответственность за свои решения и поступки.

Дата, подпись

Ничего сложного. Ничего опасного. Никаких подводных камней — да и где им взяться в четырех предложениях? Трижды перечитал и переслал фотку в предвкушении легких денег. Файл сбросили в личку минуту спустя. Назывался роман «Демоны Иринора» — более чем привычное название для подобных творений. Аннотация тоже не настраивала на оригинальное чтиво:

«Добро пожаловать в „Иринор“ — новейшую игру с полным погружением! Переверни страницу — и окажешься в царстве интриг и загадок, демонов и эльфов, отважных рубак и коварных колдуний. Твоя цель — победить владыку нижнего мира, насылающего на прекрасные города и живописные долины своих поганых прислужников: бесов, призраков и прочую нечисть. Но помни — сила Иринора неумолима: коснешься лишь раз и уже не вернешься! Да и зачем, если тебя ждут приключения, невообразимые в обычной скучной жизни? Итак, ты готов? Тогда вперед, герой!».

Неплохо, неплохо. Зевнул и промотал текст на первую главу, но вместо знакомых букв увидел странные символы, одновременно похожие и на арабскую вязь, и на клинопись, и на иероглифы. Я и близко не представлял, что означают все эти замысловатые переплетения палочек и змеистых закорючек. Первая мысль — сбой кодировки: бывает — не страшно. Попытался закрыть «Ворд», но курсор мыши намертво завис, кулер взревел раненым волком, а лежащий на коленях ноутбук начал припекать кожу сквозь толстое одеяло.
И прежде чем я скинул взбесившийся гаджет с кровати, экран взорвался ослепительно-голубой плазмой, и сознание окунулось в непроглядную тьму.

***
Очнулся на холодном каменном полу в просторной освещенной голубыми кристаллами комнате. Никакой мебели, кроме ограненных минералов на подставках по углам не было, а всю стену передо мной занимало зеркало в золотой раме. Подошел ближе, присмотрелся — ни ран, ни царапин, одежда тоже цела — серые спортивные штаны и белая футболка, в которых обычно хожу дома.
— Назови себя! — громом грянул с потолка сердитый старческий голос.
Я аж подпрыгнул и схватился за сердце, чтобы то не пробило ребра как личинка Чужого.
— Кто здесь?! — пробормотал дрожащим голосом.
— Здесь я задаю вопросы! Имя!
— Артур!
Правую кисть тут же обожгло огнем. Где бы я ни оказался — ощущения ничем не отличались от реальности. Сон? Однозначно нет. Кома? Не исключено. Загробный мир? Кто знает.
На тыльной стороне ладони проявилась татуировка — Arthur полукругом между запястьем и костяшками.
— Добро пожаловать в Иринор, герой.
Я поднял взгляд и увидел перед собой согбенного старца в белоснежной хламиде с алой лентой через грудь. Высохшая точно птичья лапа рука сжимала увенчанный кристаллом золотой посох. Весил отполированный до блеска дрын килограммов сто, но дед управлялся с ним как с обычной палкой.
— Кто вы? — на всякий случай отшагнул от незнакомца.
— Бог, — проскрипело в ответ. — Создатель. Демиург. Этот мир — мое творенье, но над ним нависла страшная угроза.
— Владыка нижнего мира? — догадался я.
Костлявый палец ткнул в мою сторону. Только тогда заметил, что под навесом косматых бровей зияют белые впадины — незнакомец был слеп, и тем не менее безошибочно ориентировался в пространстве.
— Ты мне нравишься. Обычно договор подписывают недалекие болваны, но ты определенно не из их числа. Как ты умудрился во все это вляпаться?
— Во что? Скажите, куда я попал?
— Так и не понял?
— Нет.
— Пожалуй, комплимент преждевременен. Ты попал в книгу.
Я тряхнул головой и часто заморгал.
— Ч-что?.. Это невозможно!
— Тогда придумай иную причину.
Да нет же, быть того не может! Подбежал к зеркалу, провел ладонью по глади — холодная. Как и плиты под босыми ногами. Воздух чистый и свежий, с легкой примесью ванили. Я — это я, мои мысли, тело такие же, как и прежде, до взрыва ноутбука. Но черт возьми, как такое возможно? Ладно бы меня похитили и засунули в вирт-капсулу, но я же не выходил из квартиры... А что если...
— Гипноз! — выкрикнул с восторгом, словно Архимед свое знаменитое «эврика!». — Нейронное программирование! Вордовский документ — на самом деле замаскированный вирус. Он изменил частоту обновления экрана и таким образом передал некий код, — говоря это, я вышагивал из стороны в сторону и тыкал пальцем в ладонь. — Глаз не заметил, а по мозгам шарахнуло на полную катушку. Но ничего, скоро все пройдет, я очухаюсь и устрою этому уроду ад на Земле. Это, знаете ли, ни фига не шутки!
— Выговорился? Успокоился? — проворчал старик. — Дурачки на твоем месте обычно кроют матом, падают ниц, пытаются разбить лоб об стену... а ты гляди-ка, во всем научное обоснование ищешь. Выбирай, кем играть будешь.
— Играть? Я типа персонажа создаю?
Демиург вздохнул и потряс бородой. Еще глаза бы закатил, будь они где надо.
— Персонаж уже создан — девятнадцать лет назад. Годный такой персонаж, не самый паршивый, — старик обошел меня кругом, звонко постукивая посохом и потирая подбородок. — Забитый, неуверенный, с добрым сердцем, но темными помыслами. Думаю, толк выйдет, так что немного подсоблю. Обычно вмешиваться в историю нельзя, но бог я или не бог, раз не могу помочь исполнителю своей воли?
— Ис.. пол... нителю? — я передернул плечами и сглотнул.
— Именно. Заступнику Иринора, чемпиону светлых сил, борцу с нижним миром, истребителю бесов, призраков и прочей нечисти. Давай-ка посмотрим, — он поднял руку, и над сморщенной покрытой бурыми пятнами ладонью из ниоткуда возникла тонкая книжица в кожаном переплете. — Силы — мизер. Не быть тебе ни воином, ни рыцарем. Ловкости — крот наплакал. Лучник и разбойник не подходят. Разума... — страница перевернулась сама собой, — хм... Разума много. Твоя колдовская потенция велика.
— Колдовская... — я прыснул в кулак, — потенция?
— Ох и дурень, — пусть творец слеп, но взглянул с таким презрением, какое не всякому зрячему доступно. — Вручить тебе мантию чародея — обречь своих чад на беду. Нестабилен ты, неустойчив, а потому опасен для окружающих. Не дарят пироманам спички — боком выйдет.
— Нестабилен? — всплеснул руками. — Да я спокойный как удав.
— Молчи! — пята посоха врезалась в пол со звоном царь-колокола, аж стены задрожали, а зеркало протяжно запело. — Дать жезл лекаря — впустую потратить боевую мощь. Посему станешь демонистом, ибо гложет тебя моджо — и душа полна им, и чресла!
— Моджо? — бровь выгнулась потягивающейся кошкой. — Что это?
— У чародея — мана, — старик оттопырил узловатый палец. — У воина — ярость. У рыцаря — святость. У жреца — благость. А у демониста — моджо, темная энергия похоти, источник его колдовской силы. Ты ее ни разу не использовал и накопил немеряное количество — самое то для успешного начала.
— Даже не знаю... — я почесал затылок. — А рерольнуться можно?
Дед нахмурился, да так сильно, что брови полностью закрыли глазницы, словно на них выросли вторые усы.
— Ре... что?
— Ну... — с трудом удержался от смеха, глядя на столкновение косматых белых гусениц, — изменить класс.
— Нельзя! — он снова грохнул посохом, а я зажмурился и стиснул зубы от вспышки боли. — Ты — идеал демониста, а в другой ипостаси не добьешься ни шиша! Я устал тут торчать и хочу наконец вернуться в родной Иринор, а не подначивать балбесов и шалопаев на борьбу с нижним миром! Может хотя бы одному удастся побороть владыку и подарить мне заслуженный отдых.
— Погоди... те, — настал мой черед хмуриться. — И много этих ваших балбесов попало в игру?
Демиург пожал плечами.
— Пару тысяч.
— И что с ними стало?
— Кто-то уже погиб. Кто-то еще готовится к бою со злом.
— Погиб?! — у меня аж челюсть отвисла, а глаза полезли из орбит. — Навсегда? В смысле, совсем?
— А как еще можно погибнуть? — с удивлением пробормотали в ответ.
— Ну... временно. Покинуть тело, добежать с кладбища, встать... Или попросить жреца реснуть. Это же игра, а не жизнь, елки-моталки!
— Вестимо, под игрой ты разумеешь нечто иное. Я же говорю об игре богов — темного и светлого. Никогда такой фразы не слышал?
— Блин... — я вытаращился на свое отражение и обхватил голову. — Не хочу умирать. Хочу домой...
— Я тоже, — дед протянул увесистый томик в красивом черном переплете. — Держи.
— Что это?
— У чародея — посох, — как детскую считалочку произнес творец. — У воина — кистень и щит. У рыцаря — двуручный меч. У жреца — кадило. У демониста — гримуар. В книге темных искусств сокрыт ритуал призыва твоего истинного оружия — демона!
— Какого еще демона?
— Могучего, злобного и кровожадного. Ренегата и предателя, ради власти и славы пошедшего войной на собратьев. Носителя величайшей мощи и несокрушимого натиска!
— Да-да... — я вздохнул и подбросил томик на ладони. — Вот вы распинаетесь, нагоняете пафоса, а потом из портала вылезет имп размером с таксу.
— Может и так, — собеседник огладил бороду и учтиво кивнул. — Все зависит от решимости, силы воли, накопленного моджо... и от удачи, куда ж без нее. Особенно когда имеешь дело с обитателями мира лжи, интриг и хаоса. Не попробуешь — не узнаешь. Так или иначе, свежепризванный демон слаб, не воспитан и нуждается в тщательном обучении. Если повезет, если протянешь подольше и не сгинешь в первой же подворотне — глядишь, и вырастишь своего личного владыку преисподней.
— Ага. Сатанчу, выбираю тебя! Что же, давайте начнем. Бред ли это, сон или кома... все равно ведь придется играть по вашим правилам? Иначе из комнаты не выйти, да?
— Именно, — с ухмылкой произнес демиург.
— Окей, — я открыл первую страницу. — Быстрее начнем — быстрее закончим.

«Демон — это житель Нижнего мира, сопряженного с Верхним тайными порталами и разрывами. Сколь велико число светлых рас (человек, эльф, гном и т.д.), столь же обширен и бестиарий дьявольской орды. Призвать демона легко, подчинить своей воле — тяжелейшее искусство, требующее отваги, напористости и хитрости. Хоть темный индивид и восстал супротив своего Владыки, но служить кому попало не станет — у каждой твари свои запросы, вкусы и предпочтения. Понять их — главная задача начинающего демониста, в ином случае школяра ждет лютая смерть от клыков, когтей и копыт.
Если описанное не отвратило вашей жажды призвать обитателя мундуса, займитесь подготовкой ритуала. Собственной кровью начертите пентакль (он же пентаграммус, он же пятиконечная звезда) — размер фигуры значения не имеет, важно лишь, чтобы линии были четкими и ни в коем случае не прерывались.
Завершив символ, отойдите на три шага и громко, отчетливо произнесите заклинание...».

— Н-да... — я тряхнул взлохмаченной гривой и посмотрел на старца. — Так и читать?
— Так и читай, — кивнул демиург. — Но на всякий случай повтори пару раз про себя. В заклинаниях лучше не запинаться.
— Логично. А как кровь-то добыть? Мне бы ножик или иголку...
— Может тебе еще коня и полцарства в придачу?! — рассердился дед. — Думай. Если мозгов и на такую чепуху не хватит, то в Ириноре и дня не протянешь.
Боли я не боялся. Ни получить по морде, ни сходить к зубному, ни со злости разбить кулак об стену. Боль тела — ничто по сравнению с болью в душе, поэтому без сомнений и раздумий закусил нижнюю губу и стукнул по подбородку. Несильно, но вполне хватило, чтобы клык распорол мягкую плоть, а рот наполнился теплым соленым вкусом. Засунув под язык палец, нарисовал первую линию — вышло что надо: жирная, ровная, без единой прорехи.
Через пару минут пентаграмма была готова — не чертеж, а загляденье, всем пентаклями пентакль. Может, я и вправду демонист от природы? Вряд ли. По готике и каббале никогда не угорал, в черных мессах не участвовал, в высшие силы в принципе не верил, даже не малевал лицо на Хэллоуин, и вот те на — будто с рождения оккультизмом балуюсь. Что же — пришла пора вызывать демона.
Волновался ли я в тот миг? Скорее — офигевал от происходящего. Связь с реальностью истончилась до полупрозрачности, мысли путались, взор заволокло туманом. Больше всего это напоминало чувство среднего подпития — когда еще не в зюзю и более-менее соображаешь, но до былой трезвости мыслей как до Луны пешком. Глубокий вдох, рот пошире — и погнали. Встал как на присяге: по струнке, подбородок ввысь, книга перед глазами. Голос громкий, мелодичный — сколько раз приглашали в рок-группы, но на сцене точно бы двинул кони.
— Я, Артур, взываю к вратам Нижнего мира. Я, Артур, предлагаю договор: твоя служба — моя помощь в борьбе с Владыкой. Я, Артур, клянусь кровью блюсти договор до его исполнения, либо до своей гибели.
А ведь под чем-то похожим недавно подписался... Ну-с, посмотрим, что за покемон мне достанется.
Бурые черточки засияли как расплавленный металл и поползли во все стороны. Миг — и крохотный чертеж, уместившийся бы на листе а4, растянулся на квадратный метр. Пол задрожал, заскрежетали камни стен, из черного пятиугольника в центре пентакля повалил густой желтоватый дым, стелясь под ногами непроглядным маревом. Следом вырвался протуберанец огня и замер ревущим факелом, точно выхлоп реактивного движка. Невнятный силуэт возник напротив, заклубился кляксой, то стекаясь, то растекаясь в расплывчатые очертания. Низкий — канонично демонический — бас прорычал:
— Повтори свое имя, смертный!
— Артур! — для убедительности поднял кулак с татуировкой.
— Повтори мое имя — Арграхира!
— Ар... гра... хира?
— Я принимаю твой договор, смертный. Morthus fatus aerranth! Пока Смерть не разлучит нас.
Пентакль потух, превратившись в корочки запекшейся крови. Исчезли дым и пламя, а на месте дьявольских врат осталась... девушка? Высокая, стройная, красноглазая и чертовски красивая — ни одна земная женщина, даже топ-модель из инстаграмма, не могла поспорить с ней ни фигурой, ни надменной мордашкой. Вздернутый носик с колечком в левой ноздре, густо подведенные глаза с длиннющими ресницами, накрашенные сурьмой спелые губки — воплощение и торжество сильной, дерзкой женственности.
Волосы густыми красными реками обтекали слегка выгнутые козьи рожки цвета эбонитового скола. Тонкую шейку стягивал шипастый коллар, треугольники черной кожи с тесемками плотно облегали высокую крепкую грудь как минимум четвертого размера. Короткая куртка нараспашку приоткрывала упругий живот с едва заметными кубиками пресса, в пупке поблескивала цепочка с алым кристалликом. Кожаные шортики кое-как прикрывали половину попки, которая и не снилась завзятым фитоняшкам. От середины бедра начинались высокие сапоги, плавно перетекающие в усеянные короткими иглами голени. Те в свою очередь венчались тяжелыми лошадиными копытами, меж которых нервно колыхался похожий на «крылья» кальмара кончик хвоста.
В руках гостья из Нижнего мира сжимала темный мешочек. Потянувшись как после долгого сна и сладко зевнув, она проворчала прокуренным грубым голосом:
— Который из вас Артур?
— Я, — поднял дрожащую руку, словно первоклассник на уроке.
— Жаль, — она цокнула. — Старпер больше нравится. Ты же похож на эльфа. А все эльфы — педики. Ненавижу, млять, эльфов. На, господин. Вам подарочек из адской жопы.
Арграхира швырнула мешочек мне в лицо. Сию секунду домашняя одежда сменилась черным балахоном с капюшоном — выглядела обновка как снятая с мертвого бомжа и пахла точно так же. Следом через грудь повисла прямоугольная матерчатая сумка, похожая на ту, с которой ходил в универ. Судя по весу — пустая, зато в нее идеально поместится мой гримуар. Вокруг стоп обвились ремешки убитых в хлам сандалий — ну хоть ноги не замерзнут. Вот и вся экипировка первого уровня — стандартный нубошмот из любой ммошки.
— Господин доволен? — с издевкой спросила девушка.
— Ну... — в присутствии такой милахи я едва помнил, как говорить. — Неплохо, да. Спасибо.
— Спасибо? — демоница вскинула будто нарисованные углем брови. — Точно педик.
— Изыди, бестия! — Демиург стукнул посохом, и наглячка растворилась черным пеплом в колокольном звоне.
— Эй! — возмутился я. — Мне опять себя калечить и пентакли рисовать?!
— Нет. Достаточно позвать ее по имени. Ну, и моджо чтобы хватило. Хм... кто бы мог подумать... ты призвал суккубу, — старик в задумчивости почесал бороду. — И хорошо, и плохо... С одной стороны, суккубы — самые капризные, злобные, мстительные, ревнивые, надменные и эгоистичные обитатели Нижнего мира...
— Ну да. Они же бабы.
— Цыц! — я чуть не оглох от звона посоха. — С другой стороны, эти демоны — самый сильный источник моджо. Достаточно одного взгляда — и фиал наполнится до краев.
— Фиал? — еле сдержался от смешка. — Это какой-то эвфемизм?
— Нет. Фиал — это фиал. Держи.
Творец протянул амулет на цепочке из почерневшего серебра — исписанное колдовскими рунами кольцо. Сверху — Arthur, снизу — Arghrakhira, а между ними две запаянные пробирки величиною с указательный палец. Обе наполовину заполнены жидкостями: левая — темно-фиолетовой, как раствор марганцовки, правая — кроваво-красной.
— Слушай и запоминай. Это, — отросший ноготь постучал по фиолетовой пробирке, — фиал мастера. Показывает запас твоего моджо. Вызов суккубы отнимает две трети, так что расходуй с умом. А это — фиал слуги. Когда заполнится целиком, демона можно считать прирученным. Накопленная энергия позволит обучить Аргру первому уровню покорности — нерушимой колдовской связи. После этого бестия не убежит и не посмеет напасть на хозяина. Но если алая жидкость иссякнет — тебе конец. Ни заклинание, ни оружие, ни даже мое вмешательство не спасет, и твоей смертью будут триста лет пугать непослушных детей.
— А почему триста?
— Не те вопросы тебя заботят, юный демонист.
— Согласен. Как наполнять фиалы?
— С первым все просто. Моджо, если вдруг забыл, — это темная сила похоти. Чем сильнее возбуждение — тем быстрее приток. Надо учить тебя возбуждаться или сам справишься?
Я скривился, словно лимон куснул:
— Сам.
— Отлично. Что делать со вторым — не знаю. У демонов свои заморочки, к каждому подход индивидуален. Узнай прислужницу получше — что любит, что ненавидит, как предпочитает проводить досуг, но будь предельно осторожен. Набирается — по капельке, теряется как из пробитого ведра. Понял?
— Вроде да.
— На этом твое обучение подошло к концу, — старик выпрямился и по-отцовски сжал мое плечо. — Но Путь в Ириноре только начинается. Долог ли он будет или короток, приведет к успеху или поражению — зависит только от тебя. Удачи, заступник Высшего мира. Да пребудет с тобой Свет!
И свет пребыл. Очень много света. Будто врубили перед лицом стадионный прожектор. А потом пришла тьма, и я очнулся совсем в другом месте.

Глава 2. Хаб-Харбор

Глава 2. Хаб-Харбор
Разбудили крики чаек, удары волн о скрипящие доски и хлопанье паруса. Сел, огляделся — палуба небольшого кораблики вроде шлюпа или люггера (я не моряк, просто люблю «Корсаров»), увитая такелажем мачта, но команды нет — посудина шла сама по себе.
На борту лишь один пассажир помимо меня — рассмотреть товарища по несчастью удалось не сразу, ибо он перевесился через фальшборт и судя по звукам наслаждался всеми прелестями качки. Услышав шум позади, он обернулся, вытер губы и устало кивнул.
На вид — ровесник, но при этом моя полная противоположность. Невысокий — даже сказал бы, низкорослый, крепкий, но с явным переизбытком жира, невыразительным округлым лицом, густой каштановой бородой и модной хипстерской прической с зачесом налево. Из одежды — потертый кожаный жилет поверх серой холщовой рубахи и закатанные до колен просторные штаны. На поясе такая же сумка, как и у меня, из-за плеч торчит обод деревянного щита, оружие — крохотный ржавый клевец, больше похожий на обычный молоток.
— Проснулся, браток? — печально пробасил сосед и вздохнул. — Ну, как тебе новый мир?
— Так себе, — признался я и, покачиваясь, добрался до носа.
Соленый ветер заиграл капюшоном и полами балахона, и лишь тогда я понял, как много в нубском облачении прорех и дырок. Стоило заняться шмотом побыстрее, потому что впереди, мягко говоря, ждало далеко не лето. Мы приближались к небольшому портовому городу, примостившемуся в уютной бухточке меж двух пологих холмов. Сразу отогнал напрашивающиеся аналогии, но уж очень это место походило на задницу — и в прямом, и в переносном смыслах.
Ведь если позади светило яркое солнышко и все выглядело как на средиземноморском курорте, то берег сплошь покрывали леса с пожухлыми, а то и вовсе опавшими листьями, над которыми висели низкие тучи цвета кофе с молоком. И стоило кораблю войти под сень ненастного неба, как теплый и во всех отношениях приятный бриз сменился промозглым и сырым ветром, дувшим прямиком из середины октября. Я невольно поежился и спрятал ладони под мышками — помогло не больше, чем укрываться от холода рыбацкой сетью.
— Тоже книгу взялся читать? — коренастый незнакомец встал рядом и приложил ладонь козырьком. — О-хо-хо...
— Ага.
Нытье и стоны попутчика начали конкретно выбешивать. Особенно на фоне грядущего веселья. Городок хоть и небольшой, но я уже видел снующих по причалу людей, а вы прекрасно знаете о моих отношениях с соплеменниками. Признаться честно — я почти не выхожу из дома. Ну, кроме как на учебу. Ем мало, похода в магазин хватает на неделю, а работаю удаленно — и никаких проблем. Однако нутро подсказывало, что в славном Ириноре услуги программиста не очень-то в цене.
Левое запястье внезапно дрогнуло, словно к нему прислонили звонящий мобильник. Поднес руку к лицу и с удивлением увидел подаренный демиургом амулет, надетый подобно часам — почерневшая цепочка обвилась ремешком, а круг с фиалами стал циферблатом. Под иным углом и дневным светом разглядел деления на пробирках — по десять черточек от края до края, как на градуснике.
И если красная жижа суккубы все еще держалась посередине, то фиолетовое моджо мало-помалу стекало вниз, будто его откачивали невидимым шприцом. А чего удивляться? Самый верный способ похерить возбуждение — это волнение и тревога, а чем ближе шлюп подходил к городу, тем сильнее холодели вспотевшие ладони.
— Ты это... — подал голос «гном» (вы же так себе его представили?). — Ну... как с дедом пообщался? Я вот поначалу на очко сел крепко. Страшно было — до усрачки. А теперь, знаешь... смирился, что ли? Пустота какая-то внутри. Все равно мне, понимаешь? Будь что будет.
— Не соглашусь.
— Ну а чего... — он сел на фальшборт и скрестил руки на груди. — Сколько таких историй — пошел выносить мусор и не вернулся. Вышел в магазин за хлебом — и с концами. Половину обычно находят. Половина пропадает навсегда. Кто знает, где они сейчас? Может, здесь. Может, еще в какой жопе.
— Тебя звать-то как? — я покосился на собеседника.
— Ермолай.
— Это... кхм... реальное имя или ник?
— Ну, ептыть, в паспорте так написано. Значит, реальное. А ты кем будешь?
— Артур.
— Хорошее имя, — бородач кивнул и причмокнул. — Королевское.
— Слушай... а как тебя сюда угораздило?
— Да как-как... — мохнатые пальцы-сосиски почесали макушку. — Я сам с деревни — денег мало, работы нет. В сезон перебираюсь в город на стройки, но так вышло, что кинули нас с зарплатой. Капитально кинули — за шесть месяцев хер с маслом выплатили. Ну, с горя запил, а потом мать моя книжку принесла и конверт. Сказала, встретил ее знакомый на улице — решил в писатели податься. До пенсии учителем русского языка и литературы был — почему бы не попробовать? Тем паче, жанр какой-то новый появился — хоть курица лапой в нем карябай, а популярным станешь. А где популярность — там и бабки, сечешь?
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.