Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47451
Книг: 118300
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Пленница Потаенного Царства» » стр. 3

    
размер шрифта:AAA

Лин проследила за потухшей звездой и стерла слезы. Несмотря на невыносимую безвыходность, в которую ее загнали Ксиу и его мать Ян Мей, у девушки оставалась возможность избежать навязанного брака с кочевником. Достаточно было стать женой генерала Шэня. Еще трижды старый советник ловил принцессу в нефритовых коридорах дворца или залитых солнцем переходах и уговаривал пойти под венец.
— Будьте благоразумны, — мурлыкал он, лаская ее плечи, покрытые тройным слоем тонких шелков. — Я окружу вас заботой и любовью, брошу к вашим ногам, все о чем вы попросите. А что даст вам этот варвар-коневод? Холод бескрайних степей, вой пронизывающего ветра, положение прислуги?
Шэнь был совершенно прав. Но Лин не уступила.
И не уступит, решила девушка. Она не будет показывать слабостей и страхов. Она будет сильной и храброй — дочерью достойной покойного Сына Неба Шу Аньфу; она будет стойкой и смелой — дочерью достойной покойной Сиятельной Императрицы Венлинг. Если боги Девяти Небес распорядились, начертав для нее путь в унылую степь, она примет эту волю не опуская головы. Но никогда! Никогда не позволит Шэню сломить ее волю и дух.
В саду послышались взволнованные голоса, среди прочих гремел бас Первого Министра и Любимой Наложницы Ян Мей. Треск цикад и шелест листьев приглушал беседу внизу, но Лин отчетливо услышала имя своего младшего брата Реншу. Они явно замышляли недоброе.
Эти двое сблизились через полгода после отбытия императорского флота к Красной Скале, а еще через пять месяцев скончалась ее мать — Императрица Венлинг. Любимая Наложница Ян Мей не скрывала радости по этому поводу и даже устроила тайный пир в своем Дворце Золотого Облака. А вскоре умер Император. Вернее, как рассказал Шэнь и другие — упал в бушующее море.
У Лин не было доказательств, что Первый Министр и Любимая Наложница были любовниками, но девушка чувствовала, сердце не лжет. Держась в тени мандарина высшего ранга, Ян Мей фактически правила Срединным Царством. Впрочем, она особо этого и не скрывала. Ее «мудрости» принадлежала идея сослать Лин в Царство кочевников Биши и уложить под Огедея; ее руками был заключен выгодный брачный договор о замужестве Дейю с принцем Энлеем, а теперь, похоже, взгляд «теневой владычицы» упал на юного принца Реншу. Ни для кого не секрет, что в младшем сыне Императора и Венлинг, она — Любимая Наложница никогда не имевшая титула законной супруги, — видела прямую угрозу своему сыну Ксиу и, быть может, считала, что его пора устранить.
Лин сползла на пол, позабыв о звездах. Голоса Первого Министра и Любимой Наложницы удалялись — унося за собой свои тайны.
Принцесса опечалилась еще сильнее — Изумрудный Дворец все больше становился для нее чужим, полным опасностей и интриг. Глаза невольно упали на восточный горизонт — заря раздвигала занавес рассветных теней. Быстро светало. Она посмотрела на тихое море. Среди винных волн чернело пятно. Плавно покачиваясь, оно все заметнее продвигалось к городскому причалу. Дочь Императора обескураженно присмотрелась — на палубе джонку стояла одинокая фигура в желто-белых одеждах; на черных с проседью волосах блестели жемчужные нити короны.
Ее сердце сжалось — увиденный образ показался знакомым, и она бросилась вниз, чтобы преодолеть девяносто один квартал Шелкового Города и выскочить к причалу в тот самый момент, когда джонку коснулась портовых перил. По сходням спустился мужчина. Густой морской туман расступился и Лин увидела давно похороненного и оплаканного Императора.
— Отец, — неуверенно шепнула она, решив, что перед ней злой дух.
Девушка осенила себя защитой и попятилась.
— Дочь моя, Лин, — подал голос прибывший. — Это я, Шу Аньфу. — Император распростер объятия, приглашая к себе. Рукава блеснула золотыми драконами, подол желтого синфу — горами и звездами. — Я не призрак и не демон. Я жив.
— Мы считали тебя погибшим, — робкий шаг навстречу отцу. — Двадцать семь дней Изумрудный Дворец полнился рыданиями и молитвами. Мы творили обряды призывания души и надлежащие церемонии. А потом наступил трехлетний траур. Он истекает сегодня на закате.
— Я оставил царство не по собственной воле, — признался Шу. — Я расскажу тебе и остальным, как жил все эти годы, но сначала я хочу увидеть свою жену, твою мать-Императрицу.
Лин склонила голову.
— Матушка давно отправилась в мир духов под Нефритовым Источником. Ее больше нет в Мире под Девятью Небесами.
Принцесса рассказала отцу о том, как Шелковый Город жил эти скорбные годы, а он слушал и печально вздыхал.
— Но теперь все изменится, правда? — С надеждой спросила она. — Ты вернулся и снова займешь Нефритовый Трон. Ксиу не станет правителем, сестра не уедет на запад, а мне не придется становиться женой варвара из-за Стены.
— Боги жестоки, Лин, — грустно сказал Император спустя минуту. — Они жестоко наказали меня.
— Я не понимаю, отец.
Сын Неба поведал младшей дочери о приключении в Потаенном Царстве, о его загадочном повелителе Лунге и о том, как он, желая посрамить заслуги былых императоров Четырех Династий, пытался украсть жемчужину из Запретного Парка Сада Пурпурного Соловья.
— В наказание Лунг приговорил меня к смерти. Мое возвращение сюда — жест его доброй воли. Я молил об одном: увидеть вас перед смертью и он разрешил. Завтра с рассветом эта джонку унесет меня назад. Туда, где оборвется мой смертный путь.
В узких глазах старого Императора блестели слезы.
— Я видение, Лин. Давно ушедший дух. Воспоминание.
Принцесса вспыхнула злостью.
— Зачем возвращаться? — Вскричала она. — Армия Срединного Царства и вся императорская гвардия защитят тебя от этого человека! Останься! Ты нужен Империи!
— Лунг не человек, моя девочка. Он ужасное морское чудовище, не ведающее пощады, — качал головой Сын Неба. — Он пригрозил, если я не вернусь, он уничтожит мою Империю, а всех моих детей умертвит в своей пасти. Чтобы спасти вас мне придется вернуться. Завтра с первым лучом солнца — я уплыву. — Он подставил лицо морскому ветру и соленый воздух высушил его слезы. — Идем во дворец. У меня немного времени. Я хочу увидеть тех, кто еще жив и проститься с теми, кого навек потерял.
* * *
Изумрудный Дворец нарастал кипящей мешаниной звуков. Возвращение Императора наполнило Шелковый Город восторженной радостью, криками и возносимыми молитвами богам Девяти Небес. Жители девяносто одного квартала пели и ликовали с рассвета до вечерней зари. В честь торжества — день Воды объявили выходным и затеяли уличные гуляния.
Не успел Император вернуться во Внешние Покои, как тот час погрузился в дела. Первый Министр Чанг Минг, стоя на коленях, отчитывался перед Сыном Неба, воссевшим на Нефритовый Трон до полудня. Старшая принцесса Дейя, кружившая по залам дворца от радости, просила уделить ей время сразу после него. Младший сын принц Реншу ходил за отцом весь день, испрашивая совета по любому вопросу. Старший сын принц Ксиу хранил хладнокровное молчание, а Любимая Наложница Ян Мей выразила скупое счастье.
Под вечер в Зале Поющих Свечей закатили роскошный пир. Ян Мей восседала рядом с Шу в мягком кресле, а генерал Шэнь стоял за императорским Троном с угрюмым выражением на лице.
Играли пипы, придворные поэты читали стихи.
Сын Неба потягивал приправленное специями вино и поглядывал на темневшие облака. Весенняя луна мигала светом зла и напоминала ему жемчужину, из-за которой он оказался в западне. Заметив удрученный взор принцессы Лин, устроившейся справа от него, он улыбнулся и вернулся к светской беседе, но Лин знала — отец искусно скрывал затаенную боль. Сама она не касалась вина и яств, благоухающих в яшмовых чашах и на золотых подносах, грустно размышляя о жестокости богов. Вновь обретенный правитель уже завтра покинет Империю и расстанется с жизнью из-за глупости, замутившей его рассудок всего на миг.
Девушка поправила прическу (золотая заколка охладила подушечки пальцев) и осушила чашу с вином. Ей исполнилось семнадцать — время связать себя браком с мужчиной. Лин поглядела на генерала Шэня, бросавшего на нее плотоядные взгляды и жадно облизывающего пухлые губы, а потом вспомнила о женихе из далеких степей. Наверняка, он сейчас спал на голой земле в обнимку с одиннадцатью юными женами.
Принцесса болезненно сморщилась. Она не станет заложницей похоти генерала и варварства дикаря. Ни за что. Если все вокруг твердят: судьба принцессы состоит исключительно в том, чтобы пожертвовать собой во славу Империи, она это сделает. Но не так, как от нее ждут бесчестные мандарины, лживые сановники, льстивые советники и подлый наследник престола.
В пиршественной зале кружились танцовщицы. Летали красные шелка и серебряные пояса, отороченные нефритовой строчкой, звенели золотые браслеты и подвески из жемчугов; весело тренькали струны музыкальных инструментов.
Лин внимательно посмотрела на отца и брата Реншу, не отходившего от того ни на шаг и попыталась запомнить их лица: каждый штрих, каждую черточку, потому что знала — она видит их в последний раз. Мысленно простившись с родными, принцесса незаметно выскользнула из Зала Поющих Свечей. Спустившись во внутренний двор, она пересекла императорский сад и по узкой мраморной дорожке вышла к тайному лазу в стене (о котором знали только она и Реншу).
Квартал Павлиньего Глаза был погружен в густую темно-синюю тень, покрывавшую зубчатым узором площади и мостовые и упиравшуюся в роскошные дворцы приближенных чиновников самых высоких рангов.
Над темными садами и сиреневыми шапками дальних лесов возвышалась Гора Царя Обезьян. Лин свернула левее — на следующем повороте открылось море. К берегу тянулась серебристая дорожка, чуть дальше молчал городской причал. Там, среди сотен джонку и лоу чуань поблескивали паруса той единственной, что отнесет ее к морскому чудовищу.
Принцесса замерла у края берега, вдыхая сырость моря. Лин переполняли головокружительная отвага и одновременно ощущение полной беспомощности, заброшенности и одиночества.
В ночной тишине верещал зимородок — символ императорского величия и власти. Она обернулась — в последний раз посмотреть на Изумрудный Дворец, возвышавшийся на склоне Скалы Солнца. К горлу подкатил комок, хотелось упасть на колючие, мокрые камни и разрыдаться. Она помотала головой — нельзя поддаваться страхам, нельзя отступать на полпути. Она пожертвует собой не ради Империи, но ради отца и брата.
Лин набралась храбрости и шагнула на сходни. Едва ее нога ступила на палубу, корабль будто ожил: по бортам и перекладинам пробежался серебристый огонь, паруса вздулись без встречного ветра, а руль скрипнул и завертелся, точно под рукой незримого капитана.
Через минуту джонку вынесла ее в открытое море. Стояла ночь и было холодно. Не желая мерзнуть на палубе, Лин спустилась в трюм корабля. Выпитое вино сморило девушку и она забылась глубоким сном.
… Джонку ударилась о песчаную мель и остановилась. Волшебное судно вынесло принцессу к неизвестному берегу в тумане и мгле. Она спустилась на песчаную крошку и, желая быстрее покончить с тем, что тяготило ее последние сутки, громко крикнула:
— Мое имя Лин! Я приплыла сюда, чтобы понести наказание вместо своего отца!
Рассветные сумерки Потаенного Царства ответили ей гулким эхо.
[1] лоу чуань — (башенный корабль) линейный трехпалубный боевой корабль
[2] пипа — музыкальный инструмент
[3] Мандарин (кит.) — чиновник
[4] бяньфу — повседневная, чаще военная одежда императора
[5] Жо Шуй — река под горой Куньлунь, по легенде разделяющая царство мертвых и царство живых
[6] «фу» можно перевести, как «достаток», «восторг», «радость», «процветание», «мир»
[7] джонку — самое распространенное парусное судно Китая

И-Цзин. Книга Перемен

I.
день Олова месяца Зеленого Шелка, 1531 год Марса
или Четвертый Месяц 35 года правления Императора Шу Аньфу
Принцесса долго шла по тишине и туманам незнакомых земель и только потом заметила извилистую дорожку, уводившую в прибрежный город. Ее не встречали, ей не отвечали. Это пугало.
Девушка не знала, с каким злом ей суждено столкнуться, но была готова принять смерть в любой момент. Однако, ничего такого не случилось.
Едва она переступила городские границы, то ужаснулась. Везде и всюду стояли или сидели неподвижные люди. У домов, на площадях, в переулках. Они выглядывали из окон, смотрели с балконов, молчали на террасах. И все, как ей показалось, были высечены из светлого камня.
Осенив себя охранным знаком, Лин пошла дальше, в здешний дворец. Он возвышался на склоне горы и был соткан из мрамора, хрусталя и нефрита. Как и предполагала девушка, внутри — ни души. Пустые залы, тихие коридоры, безмолвные сады. Дальше принцесса спустилась в долину, к поселению крестьян. Но и там не обнаружила никого кроме странных каменных людей и редких беспризорных животных, бродивших меж домов.
Утомившись ходить в туманах чуждого царства, Лин свернула в садик, украшенный красным фонарями, и вернулась в Хрустальный Дворец. Молчаливый город окутал охристый сумрак; цветущие сливы и персики утонули во мгле.
В просторных переходах горели лампы и благоухало сандалом. Лин вдохнула и остановилась, а в следующий миг испугалась. В сумеречной мгле мелькнуло белое пятно — это вышагивал величественный белый тигр. Он не проявлял беспокойства или агрессии, лишь бросал на нее внимательный взор.
Принцесса удивилась — отец говорил, что кроме Лунга во дворце никто не жил.
— Только призраки и эхо хозяина, — зловеще вспоминал Император на городском причале.
Тигр пропал в зарослях пионов. Лин бросилась за ним и хотела окликнуть, как справа шелохнулась сливовая ветвь. Впустив в Сад Пурпурного Соловья луч звездного света, она осыпалась нежными лепестками. Лин подняла голову — в бездонную черноту взмыл большой серый журавль. Еще один неожиданный обитатель дворца.
— Как странно, — шепнула она и тронулась дальше.
Когда принцесса вернулась в покои — ее ожидал сюрприз. На кровати лежали роскошные одежды из красного и зеленого шелка, серебряные пояса в нефритовых отстрочках, легкие ленты и туфельки; золотые кольца, браслеты и ожерелья с опалами, сапфирами и жемчугам. На лакированном столике стоял фарфоровый чайник с жасминовым чаем, на широких блюдах — ароматные сладости.
Принцесса опустилась в кресло у очага и спросила:
— Зачем все это, господин Лунг? Зачем кормить и одевать того, кого намерены казнить?
Мгновенье стояла гробовая тишина, а после за переплетами окон сверкнула гигантская вьющаяся тень. Лин кинулась к ближайшему окну, но все что увидела — темный извив, воспаривший в звездное небо.
— Лунг, — осознала она с ужасом.
Все это время ее будущий палач наблюдал за ней из темноты. Она свела плечи и дернулась — от мысли о скорой встрече с загадочным повелителем Потаенного Царства ей стало дурно.
* * *
Косой дождь застал ее на полпути от Хрустального Дворца к Холмам Ясного Утра. Чтобы переждать непогоду, она свернула к Совиному Озеру и раскидистой сливе, росшей на его берегу. Капли барабанили по озерной глади, размывая отражения вялотекущих облаков. Лин подошла к берегу, заглянула в воду и вскрикнула. Из воды на нее смотрели два пылающих огнем глаза.
Отскочив под дождь, она обернулась. Хозяин вод и дождей, обвив сливу гибким, чешуйчатым телом, поглядывал на нее сквозь просветы в листве. Его дыханье превращалось в облака, из ноздрей сыпались пламенные искры, меж оленьих рогов посверкивали синеватые молнии.
Пересилив страх, принцесса вздернула голову и процедила:
— Вы подсматривали за мной?
Морской дракон сузил перечеркнутые черным зрачком глаза и прогремел:
— Я мирно дремал на этом дереве всю прошлую ночь. До вас мне дела нет.
— Ах, вот как, — она оправила тройной шелк платья, блеснула золотыми браслетами. — Тогда прошу прощения.
Лунг изрыгнул облако раскаленного пара (по всей видимости, усмехнулся).
Желтые, немигающие глаза приводили дочь Императора в холодный ужас и чтобы сбросить наваждение, она начала:
— Господин Лунг, я прибыла сюда вместо Сына Неба…
— Чтобы умереть, — прорычал дракон. — Вы уже говорили.
— В таком случае я не понимаю, почему вы медлите, — ее голос сорвался. Она вздохнула. — Я думала…
— Вы думали, как только ступите на землю моего царства, умрете в тот же миг, — гремел драконий бас. Сливовый ствол под ним трещал, как щепка.
— Да, — призналась она, возвращаясь под ветви. Дождь промочил ее шелка и тонкая ткань облепила стройное тело, заметно подчеркнув небольшую грудь и бедра.
— Зло совершил ваш отец. Ему и нести заслуженную кару. Он обманул меня. Просил о последнем желании. Обещал вернуться, а сам прислал на смерть девчонку. Я не позволю водить себя за нос! За обман он заплатит вдвойне! Я нашлю на его царство смерчи и ураганы и затоплю плодородные земли на три тысячи лет! Я сожру его детей и слуг, и только потом спалю его самого…
— Нет! — Вскричала Лин и, упав на колени, закрыла лицо ладонями. — Не делайте этого! Он не присылал меня к вам. Клянусь, он собирался вернуться, но я его опередила. Я приплыла сюда добровольно, потому что… хочу умереть. Прошу, покарайте меня, но не трогайте отца и мой дом. Они ни в чем не виноваты.
— Вы ищете смерти? — Искренне удивился Лунг. Его голос смягчился, раскаленные облака, обволакивающие змееподобное тело стали прозрачней и тоньше. — Почему?
Принцесса отняла руки от лица.
— Боги уготовили мне Путь Испытания. Но я слаба. Проживи я хоть тысячу лет мне его не одолеть.
— Интересно, — грохотнул дракон, сломав три ветки.
У Лин не осталось выбора и она честно рассказала о судьбе, которую для нее избрали Первый Министр, Любимая Наложница и наследник Империи.
— Разменная монета, господин Лунг, — горько сказала она. — Судьба принцессы, не больше, чем разменная монета. — Лин медленно встала с колен и выдержала прямой взгляд дракона. — Поэтому, какая разница, где сгинуть. В диком краю кочевников или в пасти беспощадного морского чудовища. Я готова. Сделайте это сейчас.
Принцесса закрыла глаза, вслушиваясь в мерный шорох затухающего дождя.
В этот момент над берегом Совиного Озера прокатился громоподобный драконий смех.
— Вы позабавили меня, госпожа. Жду вас вечером на ужин.
Ошеломленная Лин открыла глаза, а Лунг, сокрушив массивный ствол сливы, взмыл в облака черно-золотистой лентой и исчез.
* * *
Принцесса оделась в шелка цвета морской волны и подпоясалась широкими лентами в серебре и жемчугах. Едва прикрытую грудь украсила драгоценным кулоном. Волосы заколола шпильками из слоновой кости с нефритовым навершием, оставив часть прядей свободно ниспадать на левое плечо. Бледное, но ярко накрашенное лицо прикрыла веером в позолоте.
В Зале Пиров ее ожидал царский ужин. В свете горящих свечей бумажные перегородки сверкали золотыми цветами; по стенам вились иероглифические изречения из Учения об Извиве Пути.
— Вы опоздали, — злобно грохнул Лунг.
Лин вздрогнула и присмотрелась — дракон обвил стол чешуйчатым телом, примостив голову на противоположном краю, и посверкивал желтыми глазами с вертикальными зрачками.
— Я заблудилась, — оправдалась она, опуская взгляд.
— Садитесь.
Принцесса села, оказавшись напротив раскаленной пасти чудовища, дыханье которого было горячее пламени в очаге.
— Угощайтесь, — в тоне дракона появилась насмешка.
Лин почувствовала себя безвольным музыкальным инструментом в руках изощренного дирижера, но подчинилась. Отведав изысканных блюд и пряного вина с шафраном, она спросила:
— Отец говорил, вы называете свою страну Потаенным Царством?
— Да, — согласился Лунг, не отрывая головы от стола. Громадные глазища то раскрывались, то лениво прикрывались. — В дни своего расцвета оно не ведало поражений. Враги и союзники трепетали перед нашей мощью и силой. Завоеватели не могли отыскать сюда путь. Все — из-за магической завесы-тумана, сотворенной старыми колдунами. Из-за этого родился миф, будто боги благословили наше царство и сделали его невидимым.
— Что же случилось? Боги лишили вас милости?
— Мы это заслужили. Владыка Потаенного Царства из Династии Лю, получивший титул Властелина Воздуха и Воды, возмечтал покорить то, что неподвластно армии смертного войска. И жестоко поплатился.
— Поэтому те люди в городе обратились в камень?
— Да. Проклятье поразило не только императорскую семью и сомкнуло Хрустальный Дворец вечным молчанием, но обрушилось и на его подданных. — Дракон сузил глаза. — Много лет назад наша столица носила другое название. Теперь она просто — Каменный Город.
— С тех пор вы живете один?
— Отчасти, — уклончиво ответил дракон, испустив облако пара. Оно осело на переплеты окон воздушными, посеребренными шторами.
— Но я видела в саду… — принцесса прикусила язык, размышляя, стоит ли открываться или нет.
Лунг приоткрыл один желтый глаз.
— Я видела тигра и журавля. Отец клялся, что кроме вас в Хрустальном Дворце никого не встречал. Только не говорите, что они демоны.
— Нет, они не призраки, принцесса. Но тоже поражены проклятием, павшим на Династию Лю. Как и все в этом мертвом, безмолвном мире, — громыхнуло эхо дракона. — Не бойтесь их, они не обидят.
— А вы? — Вызывающе бросила девушка. Устав от беседы с чудовищем, прикидывающимся человеком, она рубанула с плеча: — Вы тоже не обидите?
Лунг распахнул желтые глаза и оскалился в жуткой улыбке; золотистые усики задрожали, слитная броня чешуек мигнула зеленоватым отсветом.
— Тоже.
Принцесса не поверила и разозлилась:
— Не проще ли закончить это фарс? Вы не убили меня в день моего приезда, подарили шелка и драгоценности, устроили ужин в мою честь. Если это изощренная прелюдия к казни, она меня утомила!
Девушка распахнула веер и обмахнула щеки, зарумянившиеся от обиды и злости.
— Жизнь — это лепесток лотоса. Любой способен ее оборвать. Зачем вы медлите?
— Цените Учения мастера Лу Яна? — Ухмыльнулся дракон.
Лин изумилась и даже остыла, позабыв о гневе.
— Вы знакомы с Учением об Извиве Пути?
— Когда-то я зачитывался мудрыми изречениями мастера Лу. — Дракон приподнял голову над столом и процитировал, по видимому любимую: — Благодари трудности и поражения — они закаляют твой дух. — Он вздохнул. — В те дни я был юн, неопытен и верил — вся жизнь впереди. Я искренне полагал: спешка причина печалей. Печаль причина бед. Беды приносят забвение и смерть.
— В те дни? — Переспросила Лин. Она, конечно же, заметила цитаты Лу Яна, высеченные на стенах дворца, но приняла их скорее за украшения, нежели наставления для местных чиновников и мандаринов. — Когда в те дни?
Лунг уронил голову на стол и замолчал. Не дождавшись ответа, принцесса отложила сверкающий веер и спросила:
— Как вы здесь оказались?
— Я родился в Хрустальном Дворце.
— Почему ваши родители бросили вас в одиночестве? — Она пожала плечом. — Я не много знаю о семейных обычаях драконов, но то, что прочитала в «Шань Хай Цзин»[1] противоречит вашим словам…
— Книгу гор и морей писали люди! Смертные! — Взъярился дракон. — Что они могут знать о моем племени? Ничего! Все, что вы узнали в Шань Хай Цзин — чушь!
— Простите, — девушка сжалась, испугавшись звериной ярости собеседника.
Лунг грохотал с такой ненавистью, что с потолков падала краска, а фонари из промасленной бумаги гасли, как звезды.
Дракон обжег ее горячим дыханием и замолчал. Через минуту, сказал:
— Мои родители совершили грех и давно томятся в Подземном Царстве, судимые Яньваном[2] и приговоренные к восьмому кругу ада.
— Сочувствую, — шепнула принцесса. — Моя мать тоже оставила Мир под Девятью Небесами. Она была добра и благодетельна и ныне пирует вместе с богами под Нефритовым Источником.
Стало тихо. Лин решила, что беседа окончена, но тут Лунг попросил:
— Расскажите о себе. — Именно попросил, а не приказал. — О семье, о жизни. Кроме того, что вас принуждали к браку с варваром за некой Стеной.
Лин вспылила.
— Вас это забавляет, да?
— Только зависнув над краем, узнаешь — насколько глубока пропасть.
— О, — воскликнула она, — мудрость Лу Яна здесь ни при чем. Вы бессердечное чудовище, господин Лунг! Не лучше тех, кто принуждал меня поступиться желаниями и исполнить чужую волю! Я не стану вам ничего рассказывать. Хотите убить — убивайте. Я за тем сюда и приплыла. Но не просите открыть вам душу. Вы три года держали моего отца без причин, а когда он допустил промах — приговорили к смерти. Теперь вы играете в кошки-мышки со мной. Я вас ненавижу! Будьте прокляты вы и ваша жемчужина!
Принцесса бросила салфетку, выскочила из-за стола и выбежала из Зала Пиров. Подальше от пронзительных, немигающих желтых глаз.
* * *
Мясо, томленное в винном маринаде, с медом и абрикосами было выше всяких похвал. Зажженные благовонья источали легкую пряность.
Принцесса отложила серебряные приборы и встретила взгляд дракона. Он, как и предыдущие вечера, опустил массивную башку с оленьими рогами на стол и лениво шевелил золотистыми усиками.
— Почему вы запретили мне входить в Сад Пурпурного Соловья?
Властитель Хрустального Дворца лениво закрыл глаза.
— Потому что я так хочу.
— Все из-за жемчужины? — Поняла Лин. — Отец рассказывал, что вы храните ее в Запретном Парке…
— Ваш отец — вор, — грохнул Лунг, потревожив вечерний покой.
Таблички с каллиграфическими иероглифами о смыслах жизни посыпались на пол. Волшебные флейты и пипы, что летали и наигрывали сами по себе, сгрудились в дальнем углу и притихли.
— Не вспоминайте об этом человеке в моем присутствии! — Повелел он.
— Вы каждый день напоминаете мне, что он вор, — крикнула Лин. — Разве вы недостаточно унизили меня этим вынужденным заточением? Зачем вы мучаете меня? Остановитесь. Я больше не могу сидеть в четырех стенах собственной комнаты и с ужасом ждать вечера, за которым вы изливаете на меня свою ненависть.
Дракон оторвал голову от стола и испустил облако пара.
— Вам так неприятно мое общество, госпожа?
— О, боги Девяти Небес. Да! — Лин толкнула пустую чашу и она упала на скатерть. — Это пытка, которой я здесь не ждала.
— Вы ждали быстрой и легкой смерти, — в голосе Лунга послышались разочарование и усталость. — Вам так хочется умереть?
— И отправится под Нефритовый Источник к славным предкам, — решительно заявила она.
Дракон стряхнул с пылающих чешуек искры и снова уложил голову на стол, сервированный золотом и фарфором.
— Я не запрещал вам прогулки по Хрустальному Дворцу и Каменного Городу. Я запрещал входить в Запретный Парк Сада Пурпурного Соловья и приближаться к жемчужине. Ваше заточение в четырех стенах — ваш добровольный выбор. Не я обрек вас на пытку.
— То есть я могу… — неуверенно заговорила Лин.
— Можете, — предвосхитил Лунг. — Потаенное Царство в вашем распоряжении. Если позволите, могу порекомендовать заглянуть в библиотеку дворца. Среди редких трактатов по философии, астрологии, истории и военному делу вы найдете и Учения об Извиве Пути.
— Властелин Воздуха и Воды ценил мудрость Лу Яна? — Хмыкнула девушка.
— Скорее его младший сын, — молвил дракон, отворачивая рогатую голову. Жар его дыхания стал менее ощутим.
— Я наведаюсь в библиотеку завтра же, — воодушевилась принцесса.
— Извольте, — поддержал Лунг.
— А потом прогуляюсь по побережью Лазурного Моря, — обрадовалась Лин и прикоснулась к нефритовым серьгам, сильно оттягивавшим мочки ушей.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.