Библиотека java книг - на главную
Авторов: 47538
Книг: 118500
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Американский ниндзя. Книга 2»

    
размер шрифта:AAA

БЕСТСЕЛЛЕРЫ ГОЛЛИВУДА
Майк Холланд
АМЕРИКАНСКИЙ НИНДЗЯ
Книга 2

Часть третья
КРОВАВАЯ ОХОТА  

Наготове всегда держи отточенный меч.
Дайто Кокуси

Огромная птица «Боинга» коснулась многоколесными лапами раскаленного бетона посадочной полосы и поплыла, дрожа белоснежными крыльями в густом полуденном мареве. Постепенно стих надрывный свист сбрасывающих обороты турбин, и самолет медленно покатился к приземистому зданию Трианского международного аэропорта.
— Рейс 832 из Калифорнии прибыл... — выдохнули динамики в бездонную прохладу зала ожидания.
Тут же аморфная, до сих пор практически застывшая людская масса оживленно загудела и потекла, расплескиваясь, к огромным стеклянным стенам вокзала, высматривая в потоке пассажиров, выходящих из небольшого автобуса, знакомые лица участников и гостей нынешнего чемпионата мира по карате.
Шон закинул на плечо тяжелую сумку, с видимым отвращением взял большой защитно-камуфляжного цвета баул и, выйдя из кондиционированной прохлады автобуса, пошел к стеклянной пасти входных дверей, над которыми большими алыми буквами было написано: «Добро пожаловать в Сан-Моник».
«Чрезмерная, однако, страна», — мелькнуло в голове Шона, и он прикрыл глаза, утомленные яркими, навязчивыми красками плаката.
Поток прибывших некоторое время петлял по небольшим коридорчикам, дробясь на мелкие ручейки, и наконец, докатившись до небольшой комнатки, стих, расплескав своих незадачливых обитателей возле множества указателей и табличек со словами и символами. Среди этой разноцветной мешанины Шон отыскал надпись: «Таможня» — и зашагал туда, куда направлял указатель. Сделав два шага, он остановился возле пестрой толпы, собравшейся возле турникетов.
Здесь уже попадались знакомые лица-. С некоторыми из этих людей Шон время от времени встречался на разнообразных турнирах, чемпионатах, конференциях — в общем, там, где можно было поговорить (и не только поговорить!) о всевозможных единоборствах, боях с оружием и без оного.
Поклонники и просто любопытствующие столпились — как в аквариуме — за очередной стеклянной стеной. Они жадно смотрели на подходящих знаменитостей, хищно сжимая в руках заранее приготовленные ручки и открытки, чтобы при первой же возможности успеть взять автограф.
Еще раз пробежавшись взглядом по гудящей толпе и не найдя знакомых людей, с которыми бы ему хотелось поговорить, Шон задумался, к какому бы турникету подойти, чтобы там было поменьше народу. Вдруг по измученному тяжелым баулом плечу кто-то дружески хлопнул. Вспомнив, что терпение есть одна из добродетелей, Шон обернулся.
Перед ним стоял высокий чернокожий детина. В широкополой, изрядно выгоревшей шляпе, больших солнцезащитных очках и красной майке с надписью: «Всем привет» он походил на фермера, только что вылезшего из-за баранки старинного трактора. За спиной незнакомца сквозь стекло сияло яркое солнце, не давая рассмотреть лицо.
«Но мускулы у этого фермера, — критически оглядел чернокожего Шон, — но... знакомая фигура».
— Извините, — пробасил незнакомец, — вы Шон Дэвидсон?
— Да, — кивнул Шон, пытаясь все-таки вспомнить, где же он видел этого человека. Помедлив еще секунду, Шон вспомнил голос и расплылся в ответной широкой улыбке. — Кертис Джексон! Я рад.
Он действительно был рад, потому что этого веселого парня он знал достаточно давно. Они регулярно встречались на подобных мероприятиях. Керт был душой любой компаний и славился редкостным по нынешним временам уживчивым характером. Его шутки, которыми он бесконечно сыпал, никогда не унижали ничьего достоинства, были всегда смешны и доброжелательны. Он неплохо дрался и самозабвенно любил просто бой, каким бы он ни был, вне зависимости от денежного приза, полагающегося победителю. Поэтому Шон опустил баул и сумку на пол и приготовился к разговору.
— Я тоже рад тебя видеть, — Керт протянул руку для рукопожатия. — У тебя неплохая память, парень. Как твои дела?
— Все отлично, — Шон ответил на приветствие, протянув в ответ руку и приготовившись к поединку — здесь, сейчас, прямо в здании аэропорта.
Керт любил проверять свою силу везде, где только можно, и рука Шона попала в стальные тиски. Но Дэвидсон, привыкший к этой традиционной уже шутке Керта, тоже изо всех сил сжал пальцы. Несколько секунд они неподвижно стояли друг напротив друга и только выступающие на лбу капли пота и вздувшиеся бицепсы говорили о происходящей схватке. Внезапно они оба расхохотались, расцепили рукопожатие и продолжили разговор.
Шон сделал шаг в сторону, чтобы солнечные лучи не слепили глаза, и еще раз осмотрел фигуру друга.
— Ты что, — спросил он, — похудел? В балет собираешься?
— Да? — Керт осмотрел себя так, словно видел свое собственное тело в первый раз. — Да, немного похудел.
С заговорщицким видом чернокожий подмигнул и указал на длинный чехол, лежавший в стороне на его вещах. Из чехла торчали Каширы, украшенные разноцветными шелковыми платками.
— В этом году собираюсь драться на мечах, — многозначительно заметил Кертис.
— Опять новое увлечение? — улыбнулся Шон, который знал, как часто друг меняет оружие.
— Не увлечение, а хобби, и не новое, а старое. Такое старое, что его даже можно посчитать новым,
— он мечтательно прикрыл глаза. — Когда-то давно, еще в армии, я занимался с подобными штуками... Ну там... на кухне капустку порезать или еще что...
Видя, что собеседник увлекся воспоминаниями и прибаутками, Шон попробовал перевести разговор на другую тему. Первая тема, которая Попалась на язык, оказалась избитой и пошлой, но Шон готов был на все что угодно, лишь бы не слушать пустые разговоры о нарезке капусты, армии и мечах «Дао».
— А как тебе понравилось это местечко? — спросил Шон, подбородком описав небольшую дугу.
— Неплохой остров, правда? Только вот жарко.
Керт пожал плечами:
— Жарко. Ты же знаешь, как мне нравится жара и острова с буйной растительностью. Нет, это все для кого угодно, только не для меня. Мне нравится дождь, мокрый, холодный асфальт, и вообще мне больше всего нравится ходить в куртке. Я — дитя города. Каменные мешки — вот милые моему сердцу джунгли, — он вздохнул. — Мне эти острова надоели еще в то время, когда я доблестно служил дядюшке Сэму.
— Ну почему? По-моему, хоть и жарко, но все-таки... Опять же море...
— А... — протянул Керт. — Так тебе на пляж надо?
— Надо, — согласился Шон.
— А мне не надо. По-моему, я и так достаточно загорелый парень, — Кертис выставил вперед блестящую черную руку и захохотал.
— Тебе просто, как всегда, повезло. Но вообще, — Шон стал вдруг серьезным, — я никак не могу понять, для чего это понадобилось устраивать соревнования такого ранга у черта на рогах. Этот остров может поместиться в жилетном кармане.
Керт тоже перестал дурачиться и вполне серьезно продолжил разговор:
— Это совсем не глупость. Здесь неплохой курорт, не много цивилизации, но зато все высшего сорта: и гостиницы, и природа. У меня здесь отдыхала пара дружков... — он сделал многозначительную паузу, словно ожидая вопроса. — Вполне прилично, и к тому же, хоть это и не Европа, но пиво здесь холодное. Я навел справки и теперь могу быть здесь экскурсоводом, правда, с несколько нетрадиционным уклоном.
— Ну, если пиво... Тогда, конечно, не страшна никакая жара, да и от жажды мы будем спасены.
Шон поднял руки, и они снова расхохотались.
Внезапно возле говоривших, неизвестно откуда, возник вихрастый коренастый паренек. Он в восторге широко разводил руками и переводил восхищенный горящий взгляд с Керта на Шона и обратно. И если по этим двоим невозможно было определить их возраст, то подошедшему явно было лет двадцать.
— Извините, — срывающимся взволнованным голосом проговорил юноша, — я же вас хорошо знаю. Ты, — он повернулся к Шону, — заработал главный приз на чемпионате мира в прошлом году. Верно?
— Верно, — согласился Шон.
— Шон Дэвидсон тебя зовут. Так?
— Так.
— Это просто класс, что мне удалось вас увидеть вот здесь, вот так, запросто. Я Джек Декстер.
— Очень приятно, — встрял Керт, — а...
Но парнишка ничего не слышал и продолжал:
— Как же это я вас в самолете и не заметил, — сокрушенно качал головой он, — как же?
«Слава Богу, что не заметил», — подумалось Шону
А молодой человек все говорил — теперь уже обращаясь к Кертису:
— А тебя я тоже знаю! Ты Кертис Джексон. Да и вообще, я тут многих знаю, почти всех. Не лично, конечно, но зато я всех вас миллион раз видел на экране. Вот, — Джек указал на стоящих неподалеку парней в синих футболках и с миниатюрными значками, изображающими британский флаг на груди, — это ведь английская команда?
— Да, — подтвердил Шон и, пользуясь случаем прервать словоизвержение Джека, обратился к Керту:
— К этим ребятам надо получше присмотреться.
— Согласен, — отозвался тот. — Они неплохие бойцы.
Джек Декстер, до сих пор глядевший во все глаза на англичан, вдруг снова отчаянно зажестикулировал и нервно затараторил:
— Боже... И Джо Симпсон... Он тоже с ними. Это же надо, чемпион Европы.
Не в силах больше его слушать, Керт быстро вклинился в небольшую паузу, пока паренек набирал воздух для очередной восторженной тирады.
— Очень, очень хороший парень.
— Да, да, — быстро, словно перехватывая мяч, отозвался Шон, — а вон там, — он быстро развернулся в другую сторону и указал куда-то далеко рукой, — австралийская команда.
Но Джек, поглазев несколько секунд на австралийцев, вновь повернулся к Шону и Керту. Вопреки ожиданиям, он никуда не побежал, очевидно решив, что один чемпион мира стоит дюжины различных команд. Джек даже перестал ахать и хлопать глазами, разглядывая окружающих его знаменитостей. Он лишь расплылся еще шире в доверительной улыбке и, положив руки на плечи Керту и Шону, поведал:
— Ребята, а вы знаете, я нисколько не волнуюсь. Даже удивительно.
Пойманные жизнерадостным юношей, знаменитости переглянулись и тяжело вздохнули.
— Ну, я хочу сказать, — торжественно изрек Джек, — что мы ведь американцы?
— Да, — сделав торжественную мину, подтвердил Керт.
— Вот, — даже порозовел от удовольствия Джек, — а значит, одна команда.
Шон снова взглянул на Керта, они повторили тяжелый вздох и расхохотались во все горло. Их прервал официальный голос динамика, сообщивший:
— Пассажиры, следующие рейсом 12 в Санта-Монику, пройдите к третьему проходу. Не задерживайтесь, господа спортсмены. Там вас ожидает сопровождающий инструктор.
Прослушав объявление, Керт повернулся к Джеку и спросил:
— Это твой первый турнир?
— Да, — гордо ответил тот.
— Понятно. Тогда тебе нужно будет отметиться на таможне. Ты ведь у нас самый младший член команды, значит, мне придется показать тебе, как это делается.

* * *

Лаборатория располагалась в большом длинном зале. Все вспомогательные или секретные приспособления задрапировали, по случаю приезда высоких гостей, темно-синим материалом и оставили для всеобщего обозрения лишь огромный центральный стол, сплошь заставленный химическими колбами и сложными электронными приборами, которые таинственно сверкали в свете люминесцентных ламп.
Гости входили в просторное помещение через широкие двери, возле которых замер странно одетый человек. На нем красовался традиционный костюм ниндзя, но только почему-то ярко-голубого цвета. Конечно, в сочетании с белоснежным искусственным светом и темными синими драпировками он выглядел эффектно, но все же больше походило не на рабочую одежду и даже не на костюм для приемов, а на маскарадное одеяние.
Неподалеку от двери выстроились ряды стульев, очевидно подготовленные для приезжающих людей, а дальше, между мешаниной приборов на столе и импровизированным зрительным залом, высились четыре странные фигуры на светящихся пластиковых постаментах. Это были совершенно голые мужчины, которые казались манекенами, демонстрирующими причудливое кружево татуировок, непривычно расположенных на теле. Татуировки покрывали одну ногу или плечо, а остальное пространство, неразрисованное, было мертвенно-бледным, алебастровым; чудилось, что плоть излучает такой же мягкий свет, как и пластиковые подставки под их ногами. Живые статуи неподвижно смотрели прямо перед собой, а их ровное, словно во сне, дыхание растворялось в огромном зале, так что на расстоянии шага его уже совсем не было слышно.
С другой стороны драпировка подходила так близко к приборному столу, что между ними умещался только один ряд таких же охранников, какой встречал гостей возле входной двери. О том, что дальше продолжается это же помещение, можно было понять, только обратив внимание на длинный коридор, задрапированный таким же синим материалом и уходящий куда-то вдаль.
Приглашенные все прибывали. Не проходило и секунды, чтобы кто-нибудь новый не появился в зале. Сопровождающие каждого гостя указывали вновь прибывшему его место и быстро исчезали. Кто-то прибывал один, кто-то с телохранителями, которые располагались тут же, возле синих стен, не выпуская из поля зрения своего хозяина.
Впрочем, не прошло и пяти минут, как все собрались и из коридора, образованного искусными драпировками, вышел высокий светловолосый господин. Стройный и подтянутый, одетый в дорогой темно-бежевый костюм и белоснежные туфли, он производил очень хорошее впечатление, а голубые глаза на умном лице смотрели спокойно и доброжелательно.
— Господа, — он обвел взглядом всех присутствующих и, казалось, поздоровался с каждым лично, — я рад видеть вас всех здесь. Сегодня произойдет презентация новой идеи — идеи научного терроризма. Я знаю, насколько она интересует вас всех. На сей раз мы покажем не только теоретические, но и некоторые практические разработки, выполненные нашей лабораторией.
Он сделал небольшую паузу, чтобы перевести дыхание, и в наступившей тишине можно было четко различить многоязычные одобрительные возгласы. Гости кивали головами, и на их лицах читалось уважение и полное согласие. Многие поправляли наушники синхронного перевода, которые были выданы заранее. Ведь среди приезжих оказались люди разных национальностей, представители разбросанных по всему свету стран.
Оратор провел рукой по идеально уложенным волосам и продолжил речь:
— Я ознакомлю вас с одним проектом, разработка которого близится к завершению. На это ушло добрых десять лет работы, но теперь мы можем с гордостью рассказать о ней. Господа, нами создана теория терроризма, который должен быть абсолютно безлик. Это облегчает как перекладывание ответственности за теракт на заранее намеченное лицо, так и сокрытие заинтересованной стороны. Предлагаемый нами вариант полностью безотходен, безошибочен и предельно эффективен, чего до сих пор не могла добиться ни одна организация. Более того, такое положение должно оставаться стабильным на протяжении сколь угодно долгого времени!
Для достижения этого необходимо передать организацию и выполнение всех мероприятий не гениальным одиночкам, которые могут обеспечить верное проведение одного-двух терактов, а нормальным научным институтам, разрабатывающим соответствующую проблему. Каждый раз необходимо использовать новые разработки и методы, чтобы даже при подключении противной стороной определенного, пусть и достаточно мощного, интеллектуального арсенала оказалось невозможным предотвратить или даже предсказать координаты следующего приложения наших сил.
Но, господа, все это вы, как практики, знаете гораздо лучше меня, и поэтому я перейду к одной небольшой проблеме, которую наряду с другими решает эта лаборатория.
Говоривший снова сделал небольшую паузу, прошелся перед сидевшей публикой и продолжил:
— Идея сама по себе проста. Это древняя концепция, доведенная мною до ее логического завершения. Во все времена это называлось по-разному. Мы называем это «идеальный солдат».
Я думаю, что все вы обратили внимание на людей, стоящих на постаментах. Это и есть мое изобретение, то есть человек является смертельным оружием, полностью адаптированным к современным условиям и отвечающим самым последним требованиям заказчиков. В эту программу запросто вносятся различные изменения и усовершенствования, система легко перепрофилируется, обучается. В случае необходимости эти люди могут быть элементарно возвращены в свое первоначальное состояние. Кроме того, вносимые изменения безвредно, безболезненно вплетаются в их память, сохраняется возможность значительной ее коррекции. Как долгосрочной, так и краткосрочной.
Сидящие несколько раз благосклонно хлопнули в ладоши, выражая одобрение, и вновь приготовились слушать.
— ...Эти люди не чувствуют боли и усталости, их не мучают угрызения совести или сострадание, но они думают. Они думают о том, как лучше выполнить поставленную перед ними задачу, то есть ваш приказ. Я могу еще долго рассказывать об их сверхвозможностях. Но, по-моему, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И поэтому всем вам будет предоставлена такая уникальная возможность. Каждый получит препарат, инструктора по его применению, а испытуемого выберет сам на свое собственное усмотрение, чтобы ни у кого не возникло подозрения в обмане. Ведь все, что вы увидите, не укладывается в рамки обыденного мышления.
Предупреждаю вас, что разработанный комплекс инъекций и нестандартного обучения, уникален, и нет необходимости пытаться понять или повторить когда-либо то, что вы увидите. Это заведомо бесполезно. В обязанность инструктора входит объяснить и доказать вам это. Так что можете задавать ему любые интересующие вас вопросы. Кроме того, вам это, скорее всего, будет просто не нужно, так как вы всегда сможете купить для своих нужд и вакцину, и нашего инструктора, который, кстати, тоже является «идеальным солдатом».
А пока, просто чтобы вдохновить вас на проведение этих экспериментов, два моих ассистента продемонстрируют вам некоторые возможности вот этих испытуемых.
Из коридора появился человек в белом халате, держащий в руках небольшой поднос, на котором лежал скальпель, марлевые салфетки и пластырь. Ассистент поставил поднос на приборный стол, показал принесенные предметы сидящим и подошел к одному из стоящих на светящемся пластике.
Быстро вонзив в бицепс живой статуи скальпель, он выдернул металл из раны и отошел в сторону, чтобы присутствующие могли видеть, что происходит. На лице испытуемого не дрогнул ни один мускул.
— Останови кровь, — скомандовал человек в белом халате и взял со стола марлевую салфетку.
Живой манекен стоял не шевелясь, и, казалось, ничего не происходило. Но когда салфетка прошлась по руке, стирая кровавую тонкую полоску, на теле осталась только ниточка разреза, а кровь течь перестала, будто рана образовалась с полчаса назад.
Вновь возглас одобрения пронесся по залу, а ассистент тем временем подошел к следующему испытуемому. Этому были заклеены пластырем нос и рот, после чего ассистент занялся следующим. На этот раз опыт оказался совсем простым: с помощью элементарных команд достигались чудеса гибкости.
— Господа, — обратился к присутствующим хозяин этого необычного шоу, — я хочу особо заметить, что все это делает самый обыкновенный человек. Такой же, как и все мы. Потребовался всего месяц, чтобы то, что вы наблюдаете, стало для него обычным делом. Для этого, как и для развития всех прочих сверхчеловеческих качеств, использованы специальные вспомогательные вакцины, которые облегчают обучение испытуемого.
Четвертому манекену дали в руки пару проводов, после чего человек в белом халате повернул какой-то тумблер. По белому телу прошла лишь волна судороги, а потом поочередно начали быстро сокращаться и расслабляться мышцы. Все это происходило настолько быстро, что сомнений в подлинности эксперимента быть не могло. Через несколько секунд ток отключили, и ассистент вернулся к человеку с заклеенным носом и ртом. Тот стоял как ни в чем не бывало, несмотря на то, что, казалось бы, должен был давно задохнуться. Пластырь сняли — и опять ничего не произошло. Статуя не сделала даже глубокого вдоха, чтобы проветрить легкие.
— Господа, — вновь заговорил председательствующий, — все это, как и многое другое, вы сможете повторить, но уже самостоятельно, выбрав для этого любых испытуемых, которых только захотите. Рекомендую выбирать здоровых и не очень старых, потому что не каждый организм может выдержать подобную нагрузку. Но тем не менее летальный исход исключен даже при неверном выборе. Просто вы не добьетесь ничего, а выбранный человек временно отключится, пока вы его не вернете в исходное состояние. Обо всем этом вас еще раз проинструктируют помощники, которые будут предоставлены каждому из вас. Через месяц, если, конечно, вас удовлетворят результаты проведенного вами эксперимента, я буду рад видеть всех здесь же. До встречи, господа.

* * *

У Сакстона Уиллиса выдался на редкость неприятный день. Безрезультатно стараясь сесть за работу, он таскался по всему дому с компьютером, приказывая переставлять его каждые пять минут, пока наконец не очутился здесь, на открытой веранде, выходившей прямо на океанский берег. Лишь узкая полоса садовых кустов и небольшая клумба отделяли человеческое жилище от воды.
На стоящий на веранде стол и перекочевал компьютер Сакстона, но работать сегодня оказалось просто невозможно. Даже в таком живописном месте Сакстон не мог успокоиться, его трясло, и мысли без конца возвращались к одному и тому же. Только бы не сорвалось задуманное, только бы эксперименты, так смело предложенные потенциальным покупателем, прошли успешно. Это, конечно, уже далеко не первый предложенный им проект, но ранее не было ничего подобного масштаба. Ведь, если вдуматься, такое открытие должно потрясти планету. Сильные мира сего, президенты и правители, — все они должны будут считаться с тем, что на этой земле существует Сакстон Уиллис и его маленькая страна — Триана. Конечно, афишировать свою причастность к созданию этого кошмара он не будет. Не совсем же он выжил из ума! А вот попользоваться плодами... кто же откажется? Если только все продумать и не упустить...
Промаявшись таким образом еще добрых полтора часа, Сакстон велел убрать компьютер и накрыть стол, за которым собирался пообедать со своим ассистентом. Теплый ветер обнимал солеными потоками озябшее тело, и Сакстону наконец-то удалось переключиться на какой-то услышанный недавно мотивчик. Теперь музыка, навязчиво повторяясь, вертелась в голове, но это не раздражало, а успокаивало.
Сакстон даже подумал было, что зря он так распсиховался, как девица перед первым свиданием: не съедят, слава Богу, уже давно совершеннолетний. Он прислушался. Шум прибоя ласкал слух и вдруг... Идиллию разрушили тяжелые шаркающие шаги, которые могли принадлежать только одному человеку, а через мгновение послышался и его хриплый, словно надтреснутый голос:
— Ну как, ничего погодка? Тебе она, как видно, нравится, правда, Кобра?
Сакстон обернулся и понял, что сегодня действительно удивительный день. Генерал Андреас, предпочитавший форму любой одежде, сегодня пришел в штатском. Хозяина дома это все вполне устраивало. Итак, обедать он будет не с ассистентом, а с генералом. Разницы не было никакой. Поэтому хозяин расплылся в добродушной улыбке и сказал:
— Я рад вас видеть, генерал. Пообедайте со мной, а то сегодня меня мучает меланхолия, и ваше общество как нельзя лучше поможет мне побороть плохое настроение.
— С удовольствием, — садясь на стул напротив, ответил гость. — Я пришел к вам, чтобы снова поговорить с вами о вашем последнем проекте. Хочу услышать все это еще раз и с глазу на глаз.
— С радостью, мой друг. Я сам знаю, насколько тяжело непривычному человеку воспринять все это с первого раза. Постараюсь как можно точнее и подробнее рассказать вам обо всем, что касается этого дела. Тем более что я уверен, что мне придется еще не раз это делать.
Тупость генерала Андреаса, широко известная в узких (очень узких) кругах, когда-то раздражала Сакстона, но за много лет, которые они проработали вместе, Сакстон научился прощать другу этот мелкий недостаток.
— Уж будь добр, — усмехнулся в ответ гость. — Просто меня никак не оставляет мысль... — он на секунду задумался. — В общем, мне кажется, что вся эта затея — просто блеф. Признайся, ты все это придумал, Кобра?
— Придумал, — согласился Кобра, — но тем не менее это все правда. Я действительно это все придумал и теперь хочу получать от внедрения этой идеи небольшие проценты. Работа советника диктатора в таком маленьком государстве хлопотна, но не доходна. И не надо грозиться озолотить меня.
Ты все равно этого не сможешь сделать. Кроме всего прочего, во имя порядка в стране я не позволю тебе этого делать.
— Будь скромнее, и тебе не придется заниматься этими пробирками, колбами и порошками.
— Почему же я должен бросить свое любимое дело? Тем более что оно просто необходимо другим людям. Ведь они все это очень неплохо покупают. Расслабься, перед едой не рекомендуются научные беседы.
К столу подошел слуга и поставил перед каждым из сидящих тарелку с закуской.
— Что-нибудь выпьем? — поинтересовался хозяин дома.
— Пожалуй, немного виски не повредит.
Что может быть лучше, чем трапеза со старым другом, вместе с которым столько пережито и с которым тебя по сей день связывают самые тесные узы. Сакстону нравилось не спеша беседовать, закусывать, сидя на берегу огромного океана. Он долго расспрашивал Андреаса о его здоровье. Что-то в последнее время старый вояка не в лучшей форме. Видно, недалек тот час, когда он не сможет выполнять свою, не особо сложную, работу, мысленно отметил для себя Кобра. Надо постепенно приручать следующего человека, который придет на смену генералу. Ничего страшного: вполне осуществимая задача!
Но это все потом, а сейчас слуга принесет сигары и бренди. И еще должна наведаться Ким Ли.
«Интересно, что она разузнала»... — промелькнуло в голове Сакстона.
Его размышления прервал голос генерала:
— Послушай, Кобра, давай все же вернемся к нашему разговору. Понимаешь, дело в том, что я не верю во все эти штуки.
Развалясь на стуле, диктатор курил сигару и, судя по всему, видимо, приготовился к долгому и многотрудному разговору о вершинах научных достижений. Поэтому ответ Кобры: «Не стану докучать тебе химическими глупостями, а скажу просто...» его слегка огорчил и он быстро произнес:
— Ну почему же докучать? Я просто не верю во все это. Мне почему-то кажется, что это цирковой трюк. А эти твои «идеальные солдаты» — просто специально подобранные артисты.
— Почему же... — попытался остановить вдруг занервничавшего генерала Сакстон.
Но тот уже ничего не слышал и лишь бубнил:
— Нет, не верю. Хотя если все это и правда, то они ничего у тебя не купят. Они просто возьмут нас всех и отправят на электрический стул. Все это слишком хорошо, чтобы оказаться правдой, и только идиот может тебе поверить... — в голосе генерала начали явственно проступать истерические нотки.
Сакстон перестал прислушиваться к бормотанию гостя и, повернувшись к веранде, сделал неопределенный жест рукой. Из дома прибежал человек со шприцем и сделал генералу укол в плечо прямо через костюм. Бормотание мало-помалу стихло.
— Ему сегодня хуже, чем обычно, доктор? — поинтересовался Кобра.
— Совсем нет, — спокойно ответил тот, опуская руку с уже ненужным шприцем. — Жара. А вообще-то, он не в худшей своей форме.
— Спасибо, доктор.
— Это моя обязанность, — отозвался врач и, чуть поклонившись, пошел к дому.
Через минуту генерал пришел в себя, и теперь с ним можно было продолжить начатый разговор. Он, правда, еще не очень хорошо выглядел, но уже все понимал и не впадал в истерику. Понимая, как сейчас несладко старому товарищу, Кобра мягко проговорил:
— Эйби, — это имя генерала знали только самые близкие люди, и то не все, — Эйби, ты себя не бережешь. Ты слишком впечатлителен и слишком легко поддаешься депрессии.
— Ты же знаешь, что так бывает всегда, когда... — генерал перевел дыхание и положил руку на правую часть груди.
— Вы, военные, все равно что поэты. Так же впечатлительны, так же нервны. Конечно, — рассуждал Сакстон, — вы гораздо тоньше чувствуете, чем мы, обычные люди. И это зачастую вас губит.
— Да... — глубокомысленно протянул Андреас.
— Ты помнишь, как ты всегда переживал, когда мы работали? Ну, тогда, — Кобра сделал неопределенный жест рукой, — много лет назад?
— Да, я помню. Мне всегда казалось, что ничего не получится, что нас непременно поймают и посадят на электрический стул. Помнишь?
— Да, — поспешно ответил Сакстон.
— Ты меня всегда успокаивал. Даже тогда, когда все получилось не так гладко, как ты задумал. Например, в Лос-Анджелесе... И опять только потому, что у меня не выдержали нервы.
— Да ладно, чего там вспоминать, — добродушно улыбнулся Кобра.
— Почему же, ты даже не ругал меня тогда за то, что я испортил твой план своей истерикой.

— Сакс, ты уверен, что там именно та сумма, которая нам нужна? — спросил Эйби Велес.
Он всматривался в проносившийся за окном автомобиля ночной город, щурясь от напряжения и нервно ломая пальцы рук. Так бывало каждый раз, когда предстояло сколько-нибудь ответственное мероприятие.
— По-моему, — весомо произнес Сакстон, проводя рукой по светлым вьющимся волосам, — нам сейчас необходима любая сумма. Даже двадцать пять центов придутся как нельзя кстати.
Сакстон вел машину, едва касаясь руля. Казалось, он тратит гораздо больше времени на рассматривание своей персоны в лобовом стекле, чем на наблюдение за дорогой, и что обязанности водителя, которые он сейчас исполнял, — это никому не нужное, дурацкое занятие. Но тем не менее, лучше, надежнее и точнее, чем Сакстон, никто не мог бы справиться с поставленной задачей. Кроме всего прочего, в непредвиденных ситуациях он действовал всегда хладнокровно и уверенно, чем не раз выручал всю компанию, мчащуюся сейчас по ночному городу на двух «мерседесах». За рулем первого сидел Сакстон. Второй вел Терри, его брат. Пассажирами ехало еще пять человек. Они-то и были исполнителями всей затеи.
— Главное, — поучительно наставлял он, — помните, что все необходимо сделать спокойно, тихо и, главное, без жертв. Мы не убийцы. Нам просто не нравятся азартные игры. Пришли, без шума взяли то, что нас так интересует, и, опять же без шума, свалили.
— Без крови? — с сомнением произнес Фрэнк Хайли.
— Да, — подтвердил Уиллис.
— Не получится, — убежденно ответил Хайли. — Америка — это очень странная страна. Здесь всегда найдется какой-нибудь дерьмовый умник, который считает себя суперменом. Совершить подвиг сегодня вечером для него, конечно, не составит особого труда, но нам это вряд ли понравится и...
— Фрэнки, друг мой, я сказал то, что я сказал, — чуть повысил голос Сакстон. — Если ты не понял или не расслышал, то я могу еще раз повторить. Между прочим, ты же знаешь, что сказали ребята? Они тоже согласны, что устраивать бойню нет необходимости.
— Я тоже что-то сомневаюсь, что все гладко получится, — сказал до сих пор молчавший Велес.
— Не волнуйся, Эйби, — успокоил его Сакстон.
— Главное, следуйте инструкциям, и все будет хорошо. Я думаю, что на сегодня все герои взяли отпуск. А если серьезно, то я их раньше не видел и поэтому сомневаюсь в существовании этого, очевидно вымершего, вида.
Но Велес, казалось, вдруг перестал слышать голос извне и только быстро бормотал, глотая куски фраз:
— Не получится... Нас поймают, обязательно... и на электрический стул... да... на электрический стул...
Сакстон быстро оглянулся назад, где на заднем сиденье расположились Фрэнк и Эйби, и, моментально оценив ситуацию, бросил Фрэнку:
— Успокой его.
Тот, покопавшись в кармане, извлек небольшую коробочку, вынул из нее шприц и уколол Велеса в плечо. Через несколько секунд истерика стихла, а еще через минуту Эйби пришел в себя.
— Спасибо, Фрэнки. Теперь я снова в норме и могу работать.
Такие приступы случались достаточно часто, и все уже привыкли к ним и воспринимали как нечто неизбежное, досадное, но, к счастью, быстро исправимое.
Машины свернули с автострады и, проехав несколько кварталов по узким, без тротуаров, заваленным хламом и мусором улицам, подкатили к технической площадке большого здания, в котором располагались спортивные залы. Сейчас здесь проходил чемпионат Америки по кикбоксингу и проводились показательные выступления представителей других видов боевых искусств. Шум возбужденно орущего зала был настолько силен, что проникал сквозь достаточно толстые стены и глухим эхом тонул в ночном воздухе.
Сакстон остановил машину возле служебного входа и открыл окно. Хорошо, не жарко. Романтика...
— Не расслабляйся, — хлопнул его по плечу Эйби и открыл дверцу автомобиля.
Фрэнк тоже вышел, достал с переднего сиденья большую спортивную сумку и, махнув рукой ребятам, вылезающим из второго «мерседеса», направился к раскрытой двери. За ним пошел Велес. Оставшийся сидеть за рулем Сакстон вдогонку им тихо сказал:
— Удачи.
Эйб поднял руку в знак того, что услышал, но не оглянулся. Это был своего рода ритуал, который исполнялся каждый раз.
Ребята из соседней машины тоже несли в руках сумки, и все были похожи на опоздавших на соревнования спортсменов. Поэтому полисмен, стоящий возле двери, не удивился, а лишь сочувственно сказал:
— Поздно вы сегодня, ребята.
— Так получилось, — буркнул в ответ Велес и протянул стражу удостоверение бразильского спортклуба.
Полисмен пробежал по листочку глазами, сравнил фото с лицами подошедших к нему людей, вернул документ и качнул головой:
— Проходи, амиго.
Они прошли по узкому полутемному коридору и оказались в небольшом помещении, от которого уходили еще три ответвления.
Одно из них вело в административную часть и к кассам.
Здесь компания разделилась. Два человека, держащие в руках тяжеленные баулы, отстали, расстегнули «молнии» и принялись колдовать над содержимым сумок, а остальные пошли дальше, рассеянно оглядываясь по сторонам. Они так неуверенно и удивленно озирались, что полицейские, стоящие возле больших, обитых металлом дверей, ничего не заподозрили, когда Эйби подошел к одному из них с таким видом, будто хочет о чем-то разузнать. Охранник уже было приготовился объяснить заблудившемуся, куда и как надо идти, но вдруг свалился, оглушенный тяжелой рукояткой неизвестно каким образом появившегося в пальцах Эйби пистолета. Возле его напарника оказался Марк Хоскин — и тот тоже упал, оглушенный. Третий полицейский, который, ничего не поняв, так и не успел вытащить оружие, оказался на мушке у еще одного из посетителей. После чего к нему подошел Велес и легонько ударил рукояткой пистолета по голове.
Быстро осмотрев охранников и убедившись, что все они без сознания, нападающие поспешно удалились в тот же коридор, из которого пришли, но через несколько секунд снова появились — уже впятером и вооруженные автоматами.
Они быстро заглянули в оба конца коридора, удостоверившись, что сюда не спешит полицейский патруль. После этого, выстроившись полукругом возле стальной двери, они открыли огонь, разнося в клочья металл, спрятанное под ним дерево, срывая с места замок...
Не дожидаясь, когда рассеется дым, Велес и с ним еще трое вбежали в комнату. Там находилось три человека: две немолодые женщины и тщедушный мужчина. Ошарашенные внезапным нападением, они просто не могли пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы оказать хоть какое-нибудь сопротивление нападающим. Повинуясь короткому движению пистолета, они послушно легли на пол возле дальней стены.
На большом столе ровными стопочками лежали деньги. Кое-что, запакованное в небольшие полиэтиленовые мешочки, уже покоилось в объемном деревянном ящике, также стоящем на столе.
Эйби замер у двери, а остальные принялись ссыпать деньги в баулы, те самые, в которых ранее они принесли оружие. Работали все быстро и точно, не переговариваясь. Чувствовался профессионализм и слаженность давно работающей вместе команды. Так что через три-четыре минуты грабители исчезли в проеме разбитой двери, словно их здесь и не было.
Пока все шло строго по плану, придуманному Коброй. Даже в комнатке, от которой разбегались четыре коридора, никого не было. Но вдруг (никто не понял откуда) прямо на них опрометью выскочил мальчишка лет десяти и, дико заорав, заметался, пытаясь обежать стоящего у него на дороге Эйби. Велес отреагировал мгновенно. Он зажал орущий рот ладонью, схватив мальчишку поперек туловища, но было уже поздно. Из другого коридора, ведущего в раздевалки спортсменов, бежали люди; послышались голоса и из соседнего прохода. Грабители быстро перестроились, обеспечивая себе отступление к выходу, и, оглядываясь, стали пятиться мелкими шажками — но уже было ясно: незамеченными им не уйти.
В комнатку вбежали двое из авангарда группы, мчавшейся из раздевалок. Это были азиат в трико и черной майке и европеец в кимоно.
— Стоять! — рявкнул Велес, поднося пистолет к голове мальчишки.
И они остановились. В глазах европейца мелькнул испуг. Подумав, что тот боится, Эйби перевел ствол оружия с головы ребенка на него.
— Отпусти его! И уходи! — приказал европеец. - Ну!
Но Велес только ухмыльнулся и сказал в ответ:
— Стоять!
Тем временем бандиты постепенно уходили по выбранному ими коридору, ведущему к выходу. Велес пятился, а человек в кимоно, не отступая, следовал за ним. Постепенно собирались люди, и Эйби заволновался, понимая, что надо торопиться.
— Стоять! — повторил Велес.
Но в этот момент противник высоко подпрыгнул, и дальше все произошло само собой. Эйби отбросил мальчишку, выстрелил в летящую фигуру несколько раз и, только когда увидел на белом материале кимоно кровавые пятна, повернулся и, оглядываясь, побежал за своими товарищами, которые к тому времени успешно оглушили стоявшего около выхода полицейского и как раз открывали дверь на улицу.
При виде подбегающего Велеса всех словно ветром выдуло за дверь. В мгновение ока они оказались в машинах, которые, взревев моторами, понеслись по темным улицам, впрочем не нарушая правил движения и не превышая скорости.
Выбежавшие вслед убегающим преступникам люди так и не поняли, как же тем удалось скрыться так быстро.

* * *

На веранде появилась маленькая стройная женщина, одетая в красиво облегающее фигуру недлинное белое платье с цветастым голубым поясом. Длинные черные волосы, спадающие на обнаженные плечи, и большие солнцезащитные очки на широкоскулом бледном лице создавали образ прекрасной таинственной незнакомки.
Легко постукивая по мраморным плитам пола высокими каблучками, она подошла к столу, за которым сидели Сакстон и генерал Андреас, и, приветливо улыбнувшись, произнесла:
— Наши гости прибыли.
Ее голос, нежный и бархатистый, похожий на журчание горного ручейка, сливался с шумом прибоя, создавая поистине неземное сочетание звуков. Сакстон повернул голову и царственно улыбнулся гостье:
— Я рад вас видеть, Ким Ли. Пожалуйста, присаживайтесь.
Он указал на только что принесенное слугой кресло, удобно подставленное к столу, и спросил:
— Выпьете что-нибудь с нами?
Ким Ли опустилась в предложенное кресло и, поставив себе на колени сумочку, висевшую до сих пор у нее на плече, покачала головой и сказала:
— Нет, спасибо, — и замерла, словно статуя, ожидая, когда Сакстон снова обратится к ней.
А он тем временем с наслаждением затянулся сигарой и, выпустив струю густого дыма, наклонился в сторону Андреаса:
— Знаете, генерал, я поручил нашей очаровательной Ким Ли присмотреть за гостями.
Андреас понимающе кивнул и окинул долгим взглядом сидевшую неподалеку женщину, словно сомневался, подойдет ли она на роль няньки орде приехавших на чемпионат спортсменов.
— Я уверен, что она прекрасно справляется с работой, — галантно произнес генерал.
— Вот и отлично, — подвел итог этой части разговора Сакстон и, выпрямившись в кресле, всем своим видом продемонстрировал, что сейчас начнется более серьезный разговор, чем предыдущий обмен любезностями. — Кстати, я собираюсь развеять ваши сомнения по поводу моего последнего проекта. И мне в этом поможет наша очаровательная Ким Ли.
— Каким образом? — Андреас непонимающе посмотрел на него.
— Нет, действительно, это великолепная идея, — вдохновенно продолжал Уиллис. — Мы можем выбрать нужного нам для опыта человека из числа участвующих в чемпионате. Это будет заведомо посторонний, так что сомнения относительно чистоты поставленного эксперимента не возникнут. Кроме того, здесь собрались не дилетанты, а профессионалы высокого класса.
— К чему вы клоните?
— Как к чему? Мы выберем лучшего и проведем эксперимент, а после этого у нас останется оружие, которое в случае необходимости можно будет применить. А необходимость такая может возникнуть в любую минуту. Ведь буквально только что мы предоставили сверхчеловеческие возможности добрым двум десяткам фанатиков, которые Бог весть чего могут натворить. Быть может, нам придется нейтрализовать кое-кого или кое-что исправить... Как знать? А иметь в запасе заведомо сильнейшего... Ким Ли, — обратился Сакстон ко все так же неподвижно сидящей женщине, — вы всех участников видели?
— Всех, — тихо произнесла она.
— Кто из них бросился вам в глаза? Кто понравился?
— Я понимаю, — кивнула Ким Ли.
Открыв сумочку, она достала из нее толстый буклет, отпечатанный на хорошей бумаге и с красочной обложкой, на которой рядом с изображением чемпиона мира Шона Дэвидсона было написано: «Карате изнутри».
— Это каталог чемпионата. Здесь фамилии участников, их рост, вес, спортивные заслуги и кое-что из биографии, — пояснила Ким Ли. — Я думаю, что из них вы сможете выбрать то, что вас устроит.
Она передала буклет Сакстону. Тот, пролистнув страницы с фотографиями и текстом, захлопнул буклет, остановив взгляд на обложке:
— А как вам вот этот? По-моему, ничего.
Показав фото Ким Ли, Сакстон передал буклет генералу, который скептически осмотрел его сверху, даже не заглянув внутрь.
— Не верю, — Андреас поморщился. — Это очередная газетная «утка». Эти фоторепортеры! Они такие люди!.. Они способны из любого хиляка сделать громилу, только бы им за это хорошо заплатили.
— А как ваше мнение, Ли? — Сакстон вновь сделал глубокую затяжку и погрузился в клубы сизого дыма.
— Он хороший боец. Но, на мой взгляд, еще слишком молод. Однако у него большое будущее.
— Вот и прекрасно, — продолжал настаивать на своем Сакстон. — Именно это мне и надо. Поймаем его, введем вакцину... Вы, дорогой генерал, убедитесь, что все произойдет именно так, как я и говорил.
— Это очень рискованное мероприятие, — Ким Ли нахмурилась, но ее голос по-прежнему звучал перезвоном ручейка. — Нам не удастся незаметно выкрасть всемирно известного человека и провести с ним подобный эксперимент. Если это откроется, то международная общественность нас просто съест. Пресса сделает из нас страшилищ, которыми мамы будут пугать непослушных детей. Я уж не говорю о международном скандале на самом высшем уровне, который обязательно разразится, если только эта история выплывет наружу.
— Скандала не будет, — решительно возразил Уиллис. — Все нам прекрасно удастся. Операция займет не более трех дней, и никто ничего не заметит. Мы вернем его на прежнее место и почти в том же виде, в котором похитили. Те незначительные изменения, которые будут внесены, окажутся воистину незначительными — так что даже сам испытуемый их не заметит. Вы, Ким Ли, — хозяйка этих соревнований, то есть обязательно окажетесь в судейской коллегии и будете составлять график схваток. Вы сделаете так, что он сможет денька три не появляться на татами. В конце концов, это может быть и не Дэвидсон. Может быть, он вообще не так хорош, как хотелось бы. Возможно, придется взять еще одного. Никогда ведь не помешает парочка хороших бойцов. Так сказать, в резерве.
— Хорошо, — кивнула Ким Ли. — Я сделаю все, что нужно, мистер Сакстон.
— Не волнуйтесь, леди, дипломатические тонкости я возьму на себя. Мне предстоит встреча с министром, и в случае чего... А вы делайте свое дело, не переживайте по пустякам. Поддержку от генерала Андреаса вы уже получили. Верно, генерал?
Он повернулся к Андреасу и дружески подмигнул ему. Сделав «государственное» лицо, каким его видели на фото, и пожевав сигару, Андреас вымолвил, словно с трибуны:
— Разумеется, — и, улыбнувшись, добавил: — Я всегда готов поддержать хорошенькую девушку во всех ее начинаниях.

* * *

Крытый стадион Сан-Моник, переполненный бесчисленными толпами поклонников боевых искусств, облепивших трибуны, гудел как растревоженный улей. Дополнительные сиденья, сооруженные везде, где только мог поместиться сидящий человек, нелепо торчали то тут, то там, уродуя совершенную планировку ультрасовременного зала и мешая передвижениям зрителей, которые все еще бродили в поисках своих мест. Некоторые ряды так близко располагались к месту схваток, что создавалось впечатление, что сидящие там рискуют в один прекрасный момент получить хороший удар от одного из спортсменов, если тот не очень точно попадет в цель. Так же близко к татами располагался и стол судейской коллегии. А на воздвигнутом для почетных гостей и ведущего помосте, украшенном многочисленными транспарантами с символикой нынешнего чемпионата — королевской коброй, свернувшейся в кольцо так, что ее капюшон и голова служили границей для двух стилизованных китайских рыбок в круге змеиного тела, — возвышался большой стол, застеленный дорогим сукном, на котором публика могла видеть почетные призы, ожидающие победителей.
Справа от стола, в большом резном кресле возле развернутого флага Трианы сидел генерал Андреас — в роскошном белом мундире и огромной фуражке, сползавшей козырьком на лицо. Свет доброго десятка софитов, освещавших его фигуру, играл на золоте аксельбантов, пуговиц и погон. Время от времени он поднимал голову и поправлял большие темные очки, защищавшие его глаза от слишком яркого искусственного света, осматривал собравшихся, пристально вглядываясь в разгоряченные ожиданием праздника лица.
Зазвучали торжественные фанфары — вдруг погрузившийся в темноту стадион замер. Вспыхнул мощный луч прожектора, осветивший огромную, грозно раскрывшую пасть кобру с черно-белыми полосами вдоль всего тела, обвивающую алый круг.
Музыка стихла. Тонкие лучи прожекторов высветили на помосте стройную фигурку Ким Ли, одетую в парадное кимоно с ветками цветущей сакуры, которые качались при каждом движении женщины так, как живые ветви качаются от дуновения воздуха. Зал взорвался аплодисментами.
Ким Ли подняла руки, прося тишины, и, улыбнувшись прекрасной гостеприимной улыбкой, произнесла:
— Дамы и господа, добро пожаловать в Сан-Моник на открытие чемпионата мира по карате.
Стадион взревел от восторга. Несколько секунд, пока зрители орали, хлопали в ладоши и топали, Ким Ли продолжала все так же очаровательно улыбаться и кланялась во все стороны. Потом она вновь обратилась к публике, которая, услышав ее тихий голос, тут же смолкла.
— На этих соревнованиях будут представлены лучшие спортсмены более чем из сорока стран мира. Они прибыли к нам, в нашу маленькую страну, чтобы поделиться своим мастерством и порадовать Нас великолепными поединками. Мы еще успеем с каждым из них познакомиться поближе, а пока я хочу представить вам хозяина, или, как сейчас говорят, спонсора, этого прекрасного турнира, лидера трианского народа, президента демократической республики Триана генерала Андреаса.
Прожекторы старательно освещали белое пятно генеральского мундира, а зал вновь захлестнул шумный поток оваций. Андреас поднялся со своего Кресла и подошел к микрофону. Помахав собравшимся рукой, приветствуя присутствующих в зале, и подождав с минуту, пока гром аплодисментов стихнет, он прокашлялся в кулак и произнес:
— Дамы и господа, спасибо. Надеюсь, что в последующие восемь дней, пока будут проходить эти соревнования, моя страна одарит и вас, и наших замечательных участников теплом солнца и теплом наших дружеских сердец. Мы станем с вами свидетелями поединков современных воинов, смелых людей, которые докажут свое мужество и свою силу. И пусть сильнейшему достанется этот великолепный кубок и звание чемпиона мира, — генерал царственным жестом указал на стол, находящийся неподалеку. — Итак, господа, чемпионат мира по карате этого года открыт! Пусть же эти Игры Доброй воли начнутся!
Он резко поднял руки, подавая знак к началу чемпионата. Вспыхнул свет, осветивший татами. Опять грянули овации и восторженные возгласы нетерпеливых болельщиков. Волны музыки перекрывали крики. На голубую гладь татами, в центре которого красовался тот же символ разъяренной кобры, выбежали спортсмены в белых кимоно.
К микрофону вновь подошла Ким Ли.
— Перед началом наших соревнований, — произнесла она, — я хочу предложить вам, почтенная публика, показательные выступления юношей из трианской школы карате.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • 45wq@mail.ru о книге: Тереза Тур - Память пепла
    Сложилось впечатление что другой автор написал.Читать не смогла,сплошные непонятки и написано короткими предложениями какими то рубленными фразами

  • Leita о книге: Рейчел Бердж - Корявое дерево
    Прочитав описание книги, не совсем понятно о чем же она. Наверное, поэтому в жанрах указано "триллер, детектив, ужасы". На самом деле это скорее фэнтези с намеком на ужасы. Никакого триллера и детектива тут конечно нет. После прочтения осталось ощущение, что прочитал повесть (не помню какого объема произведение, но ощущение именно такое) для подростков. Да, мы видим оригинальный сюжет, но он какой-то малозначительный, нераскрученный и ограниченный территориально. Для меня это было зря потраченное время, к сожалению. Но, думаю, что кому-то может очень даже прийти по вкусу.

  • Мики о книге: Маргарита Сергеевна Дорогожицкая - Грибная красавица
    Ого, офигенная книга..Автору респект, что написала такую интереснейшую книгу. Ни грамма розовых соплей, ни грамма лишней воды, ни грамма скучных описаний. Сценка в подвале вообще соперничает с кадрами из хоррор фильмов. Буду читать дальше. Молодец автор!!!

  • Leita о книге: Камилла Стен - Мертвый город
    Сюжет довольно таки оригинальный, было интересно увидеть что-то новое. Автору удалось передать атмосферу пустого города с его загадочностью и тайнами, но, на мой взгляд, немного банальности не удалось избежать (в том числе в отношении того, куда пропали все жители).

    спойлер

    К прочтению советую, но лично мне чего-то не хватило в данном произведении.

  • Leita о книге: Саймон Бекетт - Химия смерти
    Не могла оторваться, пока не прочитала всю серию. Автор очень интересно пишет, текст не сухой, читать одно удовольствие. Сюжеты оригинальные, закрученные, порой до последнего момента не догадываешься, кто же злодей. На протяжении всей книги сопереживаешь герою. К прочтению советую однозначно. Жаль, что у автора так мало произведений.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.