Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42550
Книг: 106900
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Загадочный виконт»

    
размер шрифта:AAA

Сабрина Джеффрис
Загадочный виконт

Пролог

Лицо, представляющее юную леди ко двору, должно иметь безупречную репутацию. А если ее семья не обладает таковой, то здравый смысл должен подсказать им держаться подальше во время данной церемонии.
Мисс Сайсели Тремейн. Идеальная компаньонка, или Руководство для гувернанток, компаньонок и наставниц молодых леди
Лондон, апрель 1814 года
Проклятие!.. С того места, где он стоял, ему ничего не было видно.
Маркус Норт, шестой виконт Дрейкер, поднялся с мраморной скамьи и подошел вплотную к стеклянным дверям, чтобы хорошенько разглядеть, что происходит в бальном зале. Вот так получше, мрачно подумал он, жаль только, что нельзя остаться здесь. Еще, чего доброго, кто-то заметит, что он подглядывает, и примет его за французского шпиона.
— Что, ради всего святого, ты тут делаешь? — раздался за его спиной знакомый голос.
Маркус резко обернулся и нос к носу столкнулся со своим сводным братом. Тот, бесшумно поднявшись по ступенькам лестницы, ведущей из сада его нового городского особняка, разглядывал его и беззастенчиво ухмылялся. «Попался-таки», — зло подумал Маркус.
Александр Блэк, граф Айверсли, направлялся в сторону террасы.
— А я-то считал, что ты уже давным-давно отбыл домой, в Каслмейн.
— Так и есть. — Усевшись на ту же мраморную скамью, с которой он встал несколько минут назад, Маркус поднес к губам оставленный там бокал с мадерой. — Но, не добравшись и до Хертфордшира, решил воротиться.
— Почему? Маркус глотнул вина.
— Чтобы самолично убедиться, что все в порядке.
— Ну а если нет? Что бы ты сделал — ворвался в дом и навел порядок?
— Очень смешно. — Маркус не отрывал глаз от стеклянных дверей, которые вели в бальный зал особняка Айверсли. Гости прибывали один за другим. А в центре этой толпы стояла его, Маркуса, сводная сестра.
На мгновение у него перехватило дыхание. С того места, где он сидел, он мог видеть лишь макушку своей драгоценной Луизы. Но даже только ее высокая, по последней моде, прическа, украшенная страусовым пером, показывала, как очаровательна девушка. И уже почти взрослая! Тьфу ты черт, когда же она успела вырасти?! Черноволосая, с темными миндалевидными глазами, Луиза была точной копией их покойной матери, и уже одно это сводило Маркуса с ума.
Он сделал большой глоток и мрачно задумался. Знают ли Айверсли и его жена Кэтрин, как должным образом представить светскому обществу юную дебютантку? Учитывая, что, кроме богатого приданого и красоты, у нее есть еще брат-пария, о котором не принято говорить вслух?
Маркус с трудом заставил себя отвести глаза от дверей.
— Как прошло представление Луизы ко двору?
— На редкость удачно. К счастью, ей не пришлось стоять в этой бесконечной цепи дебютанток, а по словам Кэтрин, все молоденькие девушки именно этого больше всего и боятся.
В этот момент толпа в зале настолько поредела, что Маркус смог разглядеть низко вырезанный корсаж бального платья Луизы. Негромкое ругательство сорвалось с его губ. Пропади все пропадом — ей можно дать лет двадцать пять, а то и больше, в этом наряде она казалась почтенной замужней дамой, а не девятнадцатилетней девушкой!
— Что это за платье! До такой степени откровенное! — буркнул он.
— Ничего не поделаешь, теперь модно, чтобы девушки обнажали грудь едва ли не до сосков, — усмехнулся из-за спины Айверсли другой хорошо знакомый мужской голос. — На фоне остальных твоя Луиза просто скромная фиалка.
— Какого дьявола! А ты что тут делаешь?! — зарычал Маркус, увидев еще одного своего сводного брата, Гевина Бирна, как раз в этот момент появившегося возле них с бокалом шампанского в руке. — Между прочим, она моя сестра, не твоя.
Бирн передернул плечами:
— Ну, положим, светский дебют Луизы был частью нашего соглашения, братец. Помнишь наше Братство королевских ублюдков? Так что самое меньшее, что я мог сделать, — это явиться на бал. — Он бросил на Маркуса взгляд, в котором читалось легкое презрение, и добавил: — Раз уж ее собственный брат не удосужился почтить его своим присутствием…
— Черт возьми, ты отлично знаешь, что я не мог… это бы все испортило!
— Тогда прекрати шнырять тут и убирайся домой! Если уж ты так волнуешься за ее репутацию, так предоставь все Айверсли и мне, а сам проваливай!
Маркус обиженно засопел.
— Айверсли я, конечно, доверяю, но вот…
— Хватит, джентльмены. — Айверсли решил, что ему пора вмешаться. — Все мы сегодня перенервничали. Но, слава Господу, самое страшное уже позади, так что теперь волноваться уже не из-за чего.
Много он понимает, мрачно фыркнул про себя Маркус. Если у человека есть сестра, ему всегда есть из-за чего волноваться.
Взгляд Маркуса помимо его воли вновь устремился сквозь стеклянные двери в бальный зал. Лицо его потемнело от гнева, когда он заметил, как смущенно улыбнулась и вспыхнула Луиза, когда к ней подвели какого-то молодого повесу.
— Это еще что за хлыщ?
— Успокойся, — вмешался Айверсли. — Этот юнец вполне респектабелен. Отличная партия во всех отношениях. Во всяком случае, так мне сказали. Это Саймон Тремейн, герцог Фокс-как-бишь-его-там…
— Фоксмур?! — прорычал Маркус. — Кэтрин пригласила на бал герцога?
— А что такого? — обиженно надулся Айверсли. — Он молод, богат и к тому же холостяк…
— И вдобавок — ближайший друг самого Принни[1], вот кто он такой, — из-за плеча Маркуса влез в разговор Бирн. Маркус даже не заметил, как он подошел. — Как интересно!
Айверсли растерянно заморгал:
— Господи… но мы ничего не знали, уверяю тебя! Ни я, ни Кэтрин не любители светских сплетен.
Бирн бросил на Маркуса заговорщический взгляд:
— Еще бы… они ведь слишком заняты… м-м-м… другими вещами.
— Ничего подобного! — вспыхнул Айверсли — И конечно, о том, на что ты намекаешь, и речи быть не может! Кэтрин только два месяца как родила — ты что, забыл?!
— Ах, прелести семейной жизни! — сладко зажмурившись, промурлыкал Бирн. — Но я лично предпочитаю оставаться холостяком. А ты, Дрейкер?
— Будь я неладен, разумеется! — Но он покривил душой — если честно, Маркус иной раз завидовал Айверсли, ведь тот просто обожал и жену, и крошку-дочь, а жена платила ему тем же. Он отдал бы все на свете, чтобы иметь такую же любящую семью.
Но об этом можно забыть. Ему придется смириться с одиночеством. В этот момент Маркус заметил, как франтоватый герцог Фоксмур пригласил Луизу на танец, и глаза его превратились в узкие щелки.
— А Принни сегодня был при дворе?
С губ Айверсли сорвался какой-то звук, похожий на презрительный смешок.
— Говорили, что был. Честно говоря, мне еще не доводилось самолично встречаться с нашим августейшим батюшкой.
— Ты никогда его не видел? — удивился Бирн, вытаращив глаза на Айверсли.
— Нет. А даже если бы и видел, какая разница? Он ведь и знать не знает, что я имею честь принадлежать к сонму его незаконных отпрысков. А ты?
— Видел его как-то раз в театре, когда был еще совсем маленьким. Мама показала мне его из-за кулис, — зло ухмыльнулся Бирн. — Она-то, бедняжка, никогда не теряла надежды, что он меня все-таки признает, хотя бы неофициально. Чушь! Принни предпочел бы умереть, чем во всеуслышание заявить, что сделал ребенка какой-то маленькой ирландской актрисочке. Представляю, что бы сказали на этот счет его высокородные приятели! — Он бросил ядовитый взгляд в сторону Маркуса. — Куда уж мне! Ему не стыдно признавать только таких, как Маркус, рожденных «добропорядочными» супругами не менее достойных джентльменов.
— Знаешь, — пожал плечами Маркус, — уж ты поверь мне на слово, я не больше тебя хотел иметь отцом Принни. Почему, как ты думаешь, я все эти — годы из кожи вон лез, чтобы Луиза не попалась ему на глаза?
Айверсли окончательно растерялся.
— Так отец Луизы тоже Принни?! А ты говорил, что он только твой… но если она наша сводная сестра…
— Он действительно только мой отец, — буркнул Маркус. — К счастью, Луиза появилась на свет в тот самый год, когда Принни женился. Они с моей матерью тогда не встречались. Но несмотря на то что Луиза явно законная дочь виконта, Принни вдруг ни с того ни с сего стал демонстрировать к ней свой интерес. Этот подонок месяц назад даже прислал нарочного с письмом, предлагая встретиться, чтобы «обсудить будущее нашей дорогой Луизы»! Я велел вышвырнуть его вон вместе с письмом.
Бирн выразительно вскинул бровь.
— Возможно, Принни известно нечто, чего не знаем мы. В конце концов, он ведь никогда не признает своих незаконнорожденных отпрысков — по доброй воле, конечно!
— Будь я трижды проклят, но Луиза не его дочь! — огрызнулся Маркус. — Год перед ее рождением был чуть ли не единственным, когда он и близко не подходил к нашему дому. Кроме того, если бы он считал, что она его семени, то давно уже лишил бы меня опекунства, — как он сделал с той девчонкой Минни несколько лет назад. Нет, и сам виконт был твердо уверен, что Луиза — е.го родная дочь, так же считает и свет, и я бы на твоем месте воздержался от грязных намеков, Бирн!
— Но разве ей не известно, кто твой отец?!
— Если и известно, то она не считает нужным об этом говорить. И я не допущу, чтобы ты причинил ей боль, заставив ее думать о подобных вещах, тем более когда в этом нет ни малейшей необходимости. Так что держи свой поганый язык за зубами, ясно?
— Конечно, конечно, непременно, — извиняющимся тоном пробормотал сквозь зубы Бирн. — Не понимаю, почему ты вечно бесишься из-за этого? Неужели Луиза почувствовала бы себя опозоренной, узнавj что ее отцом был принц? Заметь, все ублюдки, которых он соизволил признать, устроились очень неплохо — и только благодаря этому родству. Да и ты бы как сыр в масле катался, не вздумай тогда публично вышвырнуть его из Каслмейна вместе с твоей матерью!
Именно это когда-то и превратило его в парию, а месть его матери и те лживые выдумки о нем, которые она распустила среди своих друзей, навеки запятнали его репутацию. Даже сейчас, девять лет спустя, Маркус по-прежнему расплачивался за это. И все из-за неудержимой похоти высокородного принца.
— Он это заслужил. — Привычная злоба захлестнула Маркуса. — Да и моя матушка тоже. Господи, она же пустила его к себе в постель, когда не прошло еще и недели после смерти отца!
— Ну и что? — Бирн отсалютовал ему бокалом. — Виконт и раньше ничего не имел против, не так ли? Так с чего бы тебе это делать? Господи помилуй, он ведь умер, Маркус! К тому же он даже не был твоим отцом!
— Возможно… зато воспитал меня как отец. И уже за одно это заслуживал уважения.
Бирн фыркнул:
— Да уж… и при этом не мешал жене наставлять ему рога!
— Не тебе его судить! — сухо отрезал Маркус. — Кто бы согревал твою постель, братец, кабы на свете не осталось сговорчивых мужей?
Голубые глаза Бирна сузились и стали похожи на два кусочка льда.
— Послушай, ты, наглый…
— Хватит, вы, оба! — прикрикнул на братьев Айверсли, не отрывая взгляда от окна. — Нам сейчас нужно позаботиться о Луизе. По-вашему, лучше, чтобы Фоксмур держался от нее подальше?
Маркус сделал глоток вина.
— Это было бы самое разумное. Сдается мне, неспроста ближайший дружок Принни принялся увиваться вокруг Луизы.
— Ладно. Поговорю с Кэтрин, и с завтрашнего дня ему больше не будут присылать приглашения.
— Этого мало. Ты ведь не можешь помешать ему — да и Принни тоже — встречаться с ней в других домах. — Маркус мрачно разглядывал свой пустой бокал.
— Еще как смогу! — буркнул Айверсли. — Я не подпущу к девочке никого, кто может причинить ей боль! В последнее время перед этим представлением ко двору она часто приезжала к нам, и мы с Кэтрин привязались к ней всей душой. И я не позволю Принни впутывать ее в свои грязные делишки!
— А вам не кажется, что вы оба поднимаете шум из-за пустяков? — хмыкнул Бирн, сделав глоток вина. — Только потому, что Фоксмур пригласил Луизу на вальс, ха! При чем тут Принни? Слов нет, Луиза очень хороша собой.
— Ты прав. Но именно это и сводит меня с ума. — Чуть ли не в первый раз за много лет Маркус горько пожалел о том, что не может появиться в обществе, без того чтобы не услышать, как шушукаются у него за спиной, и не чувствовать на себе презрительные или полные ненависти взгляды. Он бы многое отдал за то, лишь бы сбрить наконец эту осточертевшую ему бороду, которую он отпустил, чтобы прикрыть изуродовавший его шрам, — избавиться от нее, не боясь, что его лицо вызовет новую волну злобных сплетен. Конечно, ему наплевать, что будут думать или говорить о нем, Маркусе. Но Луиза… Он скорее бы умер, чем позволил, чтобы что-то испортило ее светский дебют.
Не мог же он, в самом деле, и дальше удерживать ее возле себя в Каслмейне, хотя ему и хотелось этого больше всего на свете. Луиза заслуживала большего. Единственное, что он мог сделать, — это доверить Айверсли, ну и Кэтрин, естественно, вывезти ее в свет и позаботиться о ней, пока Луиза будет беззаботно порхать с одного бала на другой.
Без него.
Он снова принялся искать ее глазами.
— Надеюсь, не надо говорить, как я благодарен вам с Кэтрин за все ваши заботы о Луизе?
— Это самое меньшее, чем мы можем помочь тебе после всего того, что ты сам сделал для нас. — Низкий голос Айверсли слегка дрожал от едва сдерживаемого волнения.
— Какая ерунда, — смущаясь до слез, пробормотал Маркус, не привыкший к тому, что его благодарят. Впрочем, он ко многому не привык… например, иметь друзей… братьев… которые ему признательны.
Воцарилось неловкое молчание. Желая разрядить обстановку, Айверсли сконфуженно покашлял.
— Я, пожалуй, вернусь к гостям. А вы двое? Надеюсь, вы не собираетесь околачиваться тут до утра?
— Чтобы Дрейкер мог рычать на каждого, с кем Луиза станет танцевать? — насмешливо буркнул Бирн. — Ни за какие блага в мире! Нет, мы отправимся в «Голубого лебедя».
Маркус хмуро покосился на Бирна.
— Если ты рассчитываешь, что я соглашусь торчать в этом твоем убогом заведении, чтобы каждый идиот смог вволю позубоскалить насчет моей бороды, моего прошлого и моей…
— Ну, сдается мне, ты никогда не был в любимом клубе Бирна, иначе тебе бы в голову не пришло называть его убогим, — усмехнувшись, перебил его Айверсли. — Там же наверняка есть отдельные кабинеты.
— Не говоря уже о самом лучшем бренди, который только можно переправить через пролив, — хмыкнул Бирн. — Ладно, пошли отсюда, брюзга. Этот бал протянется еще черт-те сколько времени. Гляди, как бы не отморозить себе что-нибудь, если будешь и дальше топтаться тут под дверью.
Увы, Бирн был прав — как ни противно ему было это признать.
— Нет уж, поеду лучше домой. — Но при мысли о возвращении в Каслмейн, о той пустоте, что встретит его там после отъезда Луизы, Маркуса всего передернуло. — Слушай… — Он запнулся. — А в клубе и вправду есть отдельные кабинеты?
— Ну конечно. — Губы Бирна раздвинулись в коварной, просто-таки дьявольской ухмылке. — А будет желание, могу пригласить двух милых дам составить нам компанию. Даже готов сам заплатить за удовольствие.
Маркус почувствовал жгучее искушение согласиться. Хотя у него никогда не было постоянной любовницы и он очень редко пользовался услугами продажных жриц любви, сегодня была как раз такая ночь, когда нельзя оставаться одному. Может, если он вернется в Каслмейн днем, ему покажется там не так одиноко…
— Брось, Дрейкер, не упрямься. Ступай с ним, — подтолкнул его Айверсли. — Раз мы братья, нам нужно держаться вместе.
Братья… Боль, раздиравшая сердце Маркуса, мгновенно утихла.
— Ладно, пошли.
— Вот и замечательно! — Бирн, схватив бутылку с мадерой, до краев наполнил бокал Маркуса. Потом, передав вино Айверсли, высоко поднял свой бокал. — За Братство королевских ублюдков!
Братья эхом повторили его слова, только Айверсли предпочел выпить прямо из бутылки.
Но прежде чем уйти, Маркус вновь поднял бокал:
— И за нашего августейшего владыку — жариться ему в аду!

Глава 1

Сделайте все, чтобы ваша подопечная не слышала никаких сплетен, зато постарайтесь сами не упустить ни одной, в особенности самые свежие, так чтобы вы могли уберечь свою овечку от волчиц.
Мисс Сайсели Тремейн. Идеальная компаньонка
Хертфордшир, май 1814 года
Карета обогнула холм, и леди Регина Тремейн ахнула при виде Каслмейна, уютно устроившегося в гнездышке изумрудно-зеленых Чилтернских холмов. Она невольно отметила, насколько это место соответствует своему названию[2]. Несмотря на отсутствие рва с водой, Каслмейн со своими зубчатыми стенами сплошь в узких прорезях бойниц, парапетами и стрельчатыми окнами в готическом стиле был точной, хоть и миниатюрной, копией замка Тюдоров. Забавно наткнуться на него здесь, в Хертфордшире, среди бескрайних ячменных полей и лугов, где пасутся коровы, да еще в двадцати милях от Лондона! Все равно что увидеть Камелот посреди Уайтчепела[3]!
— Интересное зрелище, не правда ли? — бросила Сайсели Тремейн, суровая старая дева, а также старшая кузина Реги ны и по совм естительству компаньонка.
— Очаровательное! — Хотя чего-то в этом духе она и ожидала, да и как же иначе — после восторженных описаний Луизы. — Если он, конечно, не такой уж мрачный внутри. Ты же знаешь подобные места — сырость, паутина и сплошные сквозняки! Брр!
Однако очень скоро, через несколько минут после того как дворецкий пригласил их войти, Регине пришлось признаться, что угрюмым это место никак не назовешь. Кто-то явно постарался сделать все, чтобы замок и внутри радовал глаз. Она вспомнила слухи о том, что покойный виконт двадцать пять лет назад истратил на обустройство своего родового гнезда целое состояние. Говорили, что владелец Каслмейна, вознамерившись во что бы то ни стало затмить славу принадлежавшего Уолполу[4] Строберри-Хилла, превратил полуразрушенный средневековый замок в истинный шедевр готической архитектуры.
Надо признаться, ему это удалось. Суровый лес, обступавший замок со всех сторон, и железная решетка вокруг усиливали исходившее от него ощущение мрачной силы. Украшавшие одну из стен старинные гобелены спадали до самого пола, но, несмотря на это, зал совсем не казался хмурым — напротив, яркие, богатые краски его слепили глаза: золото и шелк драпировок прекрасно сочетались с сочными пурпурными и синими тонами витражных стекол в окнах, тянувшихся высоко под потолком, куда уходила великолепная лестница красного дерева.
Сайсели склонилась к самому ее уху:
— Ну, внутри он совсем не такой, как его представляешь, верно?
— Да уж…
Регине, конечно, было хорошо известно о богатстве лорда Дрейкера, но, учитывая его ставшее притчей во языцех затворничество, она, скорее, ожидала увидеть закопченные потолки и паутину по углам — и уж, во всяком случае, не этот сверкающий чистотой и роскошью холл с огромными канделябрами, хрустальные подвески которых играли и переливались в отблеске свечей, словно бриллианты, а висевший на стене Тинторетто ненавязчиво подчеркивал не только богатство, но и тонкий вкус хозяина. Но лишь в глазах того, кто разбирался в искусстве. Выходит, либо лорд Дрейкер был гораздо более образованным человеком, чем ей представлялось, либо ему просто нравились необычные картины.
Честно говоря, она предпочла бы последнее. Регина считала за лучшее иметь дело с недалекими, неискушенными мужчинами. В этом случае успех всегда сопутствовал ей. С умными обычно одна морока, полагала она, хотя и их ей удавалось обвести вокруг пальца.
Дворецкий вернулся, вид у него был слегка смущенный.
— Добрый вечер, леди. Тут, должно быть, какая-то ошибка. Мисс Норт уехала в Лондон и…
— Но я здесь не для того, чтобы увидеть Луизу, — с улыбкой перебила его Регина. — Будьте добры уведомить его сиятельство, что леди Регина Тремейн желает встречи с ним.
Пухлая физиономия дворецкого вдруг ни с того ни с сего пошла багровыми пятнами.
— Его… его сиятельство?! Регина подняла брови:
— Это ведь Каслмейн, я не ошиблась?
— Да, да, конечно, миледи, но… э-э-э… вы действительно намерены видеть виконта, я вас правильно понял? Лорда Дрейкера?
— Конечно.
— Маркуса Норта, шестого виконта Дрейкера?
— Да, да, его самого, — нетерпеливо перебила она. — Или мы приехали не туда?
— Возможно, мы просто выбрали неудачный момент, — побледнев еще сильнее, прошептала Сайсели.
— Вздор! — Регина смерила дворецкого высокомерным взглядом и холодно улыбнулась. — Передайте его сиятельству, что я хочу его видеть! — И надменно добавила: — Если вам не трудно, конечно.
Дворецкий вновь покрылся пятнами.
— Конечно, нет, миледи! Бога ради, простите, но дело в том, что леди весьма редко… то есть его сиятельство никогда… — Окончательно запутавшись, он наконец сдался. — Я сию же минуту сообщу его сиятельству о вашем приезде.
— Силы небесные, вот это слуга! — прошептала Регина на ухо Сайсели, пока дворецкий, спотыкаясь, взбирался по лестнице. — Судя по тому, как этот бедняга заикался от страха, можно подумать, его хозяин просто людоед!
— Его прозвали виконт Дракон, — шепнула в ответ Сайсели.
Регина украдкой кинула взгляд на картину Тинторетто со святым Георгием и драконом. Потом перевела его на висевший рядом щит с гербом Дрейкеров со вставшим на дыбы черным драконом. И наконец принялась рассматривать колонны и балясины лестницы, каждую из которых венчала миниатюрная фигурка дракона.
— Ну, кажется, я догадываюсь почему, — сухо пробормотала она.
Сайсели проследила за ее взглядом.
— Нет, не только поэтому. Господи, до меня дошли слухи, что лишь в прошлом году он довел до слез одного книготорговца со Стрэнда — грозился стереть его в порошок за то, что бедолага продал обещанную ему книгу лорду Гиббонсу. А месяц назад приказал вышвырнуть за дверь нарочного от его высочества!
— Я также слышала, что лорд Максвелл держит у себя в спальне козу, но ты ведь не думаешь, что я пошлю кого-нибудь к нему за молоком! Нельзя же, в самом деле, верить всему, о чем болтают!
— Ну, это не просто сплетни, уверяю тебя. — Сайсели тяжело дышала. Легкие у нее были слабые, помногу говорить она не могла. — А как он обращается с родной матерью?! Помнишь, что рассказывала леди Дрейкер по поводу его возмутительных требований, когда в прошлый раз приезжала с визитом к твоим родителям?
— Да. Но я не забыла и то, что леди Дрейкер всегда отличалась страстью к драматическим преувеличениям. Кроме того, его сиятельство вряд ли такое уж чудовище, каким она его описывала, — иначе как бы он смог вырастить и воспитать такое очаровательное существо, как Луиза? А это наводит на мысль о том, что его матушка, расписав его как ужасного человека, слегка покривила душой. Сайсели возмутилась:
— Возможно, мисс Норт слишком боится своего брата, чтобы рассказать правду.
— Ну, на запуганную она ничуть не похожа, уверяю тебя. Она искренне привязана к нему. — Честно говоря, отзывы Луизы о брате настолько не соответствовали мнению света о шестом виконте, что Регина против своей воли была заинтригована. Необходимость отдать визит вежливости оказалась весьма кстати. Впрочем, влекомая любопытством, Регина все равно нашла бы предлог приехать, чтобы увидеть его собственными глазами. — Именно поэтому Луиза считает, что не имеет права принимать ухаживания моего брата. Его сиятельство не дал своего одобрения, а она очень дорожит его мнением.
— Да, но…
— Ш-ш-ш, — перебила ее Регина. — Слышишь? Откуда-то сверху донесся испуганный голос дворецкого:
— Н-но, ваше сиятельство, что я им скажу?
— Скажите, что я на смертном одре, — услышали они низкий мужской голос. — Или уехал в Индию. Плевать мне на то, как вы сумеете отделаться от визитеров, — лишь бы вам удалось как можно скорее выпроводить эту особу.
— Да, милорд, — пискнул дворецкий.
Регина нахмурилась. Итак, лорд Дрейкер отказывается ее видеть?! Ну уж нет, пусть не думает, что ему удастся так легко от нее избавиться. Фыркнув, она решительным шагом двинулась к лестнице для прислуги.
Сайсели вцепилась ей в руку:
— Что ты задумала?! Ты же не можешь просто…
— Стой тут и задержи под каким-нибудь предлогом дворецкого. — Регина легко стряхнула с рукава слабую руку кузины. — Так или иначе я заставлю лорда Дрейкера выслушать меня!
— Но, моя дорогая…
Однако Регина уже была вся движение. Если его сиятельство считает, что она тащилась сюда двадцать миль из самого Лондона только для того, чтобы ее вышвырнули за дверь, как нашкодившую кошку, так пусть выкинет это из головы.
Одним духом взлетев по лестнице, она немного замешкалась перед массивной дверью мореного дуба, потом толкнула ее и вошла, безошибочно угадав, какая из многочисленных дверей в коридоре ведет в кабинет виконта. Помедлила она всего секунду — этого хватило, чтобы окинуть себя придирчивым взглядом в огромном зеркале на стене. Регина осталась вполне довольна собой — щеки слегка разрумянились, но это от поездки. Недавно приобретенная шляпка в стиле а-ля Бурбон сидит, как ей и положено. Новая щегольская мантилья лилового цвета в тон шляпке слегка приоткрывает самый верх нежной груди. Итак, у шестого виконта Дрейкера нет ни единого шанса, удовлетворенно подумала она.
Не дожидаясь, пока храбрость покинет ее, Регина открыла дверь и проскользнула внутрь… Прямо в логово дракона, промелькнуло у нее в голове. Разница лишь в том, что в жилище дракона должно было отвратительно вонять падалью… А тут стоял приятный запах дорогой кожи и воска, которым натирают паркет. И еще пахло книгами. Регина огляделась. Книги — тысячи книг — выстроились вдоль стен, уютно и привычно устроившись на уходящих под самый потолок стеллажах. Их пухлые корешки из темно-синего и коричневого сафьяна говорили не только об образованности, но и о богатстве их хозяина.
Комната была огромной. Опешившей Регине показалась, что она занимает целый этаж. Интересно, зачем человеку столько книг, ведь целой жизни не хватит, чтобы их прочитать?!
Боже милостивый… похоже, она нарвалась на серьезные неприятности. Судя по количеству книг, виконт не только умен, но и весьма начитан. Возможно, его эрудиция такова, что с ним лучше не связываться. Покраснев, Регина постаралась прогнать прочь эти трусливые мысли. В конце концов, виконт такой же мужчина, как и все… Ну, может, только знаний у него чуть больше, чем это принято в высшем обществе. Вероятно, он даже знаком с некоторыми женскими хитростями. Что ж, остается надеяться, что ее очарование и кокетливая улыбка возымеют свое обычное действие, и виконт не устоит.
Если, конечно, ей удастся отыскать этого наглеца! Библиотека, похоже, была пуста. Регина закрыла за собой дверь. Вышло это несколько громче, чем ей хотелось бы, и она вздрогнула, когда откуда-то издалека до нее донесся низкий мужской голос:
— Я так понимаю, тебе удалось избавиться от сестрицы Фоксмура?
Регина испуганно съежилась. Потом, вскинув кверху глаза, обнаружила над головой что-то вроде балкона. Она сделала несколько осторожных шагов, повертела головой и вскоре отыскала и самого Дракона. Он был на узенькой галерее, обегавшей одну из стен библиотеки и тоже забитой книжными шкафами. Виконт стоял спиной, и Регина сначала невольно поразилась ширине его плеч, а уже потом — той удивительной нежности, с которой он перелистывал какую-то книгу.
Но это, пожалуй, оказалось единственным, что ей понравилось. Все остальное было поистине ужасающим — давно не стриженные волосы, густыми прядями спускавшиеся ему на плечи («Фи, как не модно!» — скривилась она), покрытый пятнами пыли сюртук, стоптанные башмаки.
И вдобавок он был чудовищно громаден. Неудивительно, что все безоговорочно верили слухам о том, что его отцом на самом деле был Принни. Похоже, высокий рост и могучее телосложение виконт унаследовал от его высочества — в отличие от всем известной склонности Принни к полноте.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.