Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48456
Книг: 121050
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Не желая остепениться»

    
размер шрифта:AAA

ОДРИ КАРЛАН
НЕ ЖЕЛАЯ ОСТЕПЕНИТЬСЯ

ГЛАВА 1

Поза Лотоса или Совершенная Поза (Санскрит: Сиддхасана)
Чтобы насладиться позой лотоса, сядьте на коврик, скрестив ноги. Выпрямите спину, выровняйте голову и положите руки на каждое колено, соприкасаясь большим и указательным пальцами. Это одна из самых основных поз йоги, которая успокаивает и центрирует человека с его телом, сознанием и окружением.

ТРЕНТ
- Просыпайся, ты, жалкий кусок дерьма!
Рычащий звук, сопровождаемый жгучей болью в ноге, заставил меня зажмуриться от слишком яркого света. Рот словно был забит пылью. Причмокнув, я несколько раз моргнул и ухватился за верхнюю часть здоровой ноги, чтобы не упасть. Комок, застрявший у меня в горле, запротестовал, когда я поднялся и сел.
- Росс?
Я помотал головой и посмотрел на седовласую тикающую бомбу замедленного действия, который был моим агентом. Его крупная фигура заслонила часть света, струящегося из окон позади него - окон, которые я плотно закрыл в страхе перед этим самым моментом, когда мне придется открыть их, проснувшись для еще одного дня боли, терапии и еще одной проклятой терапии.
- Что ты здесь делаешь? – сумел выдавить я, пробиваясь через пыльные комки у себя во рту.
Потянувшись за первой вещью, до которой мог, я ухватился за бутылку апельсинового энергетика и почти прыснул провинившейся жидкостью через всю комнату, как только прогорклый вкус коснулся моего языка. Я посмотрел на содержимое бутылки и закашлял. Вид черных пятен, плавающих там, заставил вчерашний алкогольный передоз неприятно закружиться в моем животе.
Еда. Вот что мне было нужно. Впиться в какое-нибудь жирное дерьмо, чтобы заглушить ночные посиделки. Похлопав по столу, я поискал стопку меню с доставкой еды.
Росс шлепнул меня по руке вместе со всем, что лежало на кофейном столике, включая апельсиновый напиток, которым я, по-видимому, воспользовался прошлой ночью, чтобы стряхнуть туда пепел с сигары. Было бы неплохо вспомнить об этом, прежде чем я сделал огромный глоток.
- Так вот до чего все дошло? Шесть недель восстановления, и вот, как обстоят дела? - он хлопнул себя по бедрам и огляделся. - Живешь в грязи. Пьешь? Куришь?
- Только сигары, Росс.
Он взял свою кепку, пригладил назад волосы, и одел ее на голову. Не очень хороший знак. Он был вне себя от разочарования и готов был сорваться с катушек. После пяти лет работы в «Окленд Портс» я знал, когда мой агент теряет голову.
- Фокс, ты лучший нападающий в команде. Черт возьми, ты входишь в тройку лучших нападающих в Американской и Национальной лигах. Да, у тебя травма. Ничего, мать твою, такого! Возьми себя в руки и возвращайся в игру.
Росс прошелся по комнате.
Я сел прямее. Сесть было плохой идеей. Стук в голове соответствовал звуку биты, раскалывающейся пополам при соприкосновении с мячом. Я ухватился за виски и сжал их, боль отдалась в голени, когда я поправил ногу, размещая ее на столе.
- Ты вообще ходил на терапию?
Ехидный сукин сын. Я стиснул зубы и сжал руки в кулаки.
- Конечно, ходил, Росс. Три раза в неделю. Еще три дня я ходил в спортзал и поднимал тяжести с Клэем.
Он широко распахнул глаза.
- А тебе полагается их поднимать?
Пожав плечами, я выглянул в окно.
- Еще я пользуюсь беговой дорожкой.
Даже я слышал свой детский, оборонительный тон. Росс мог вернуть меня в то время, когда я вновь был скромным новичком, жаждущим звездного часа.
Он усмехнулся.
- А как же наращивание силы, гибкость, растяжка? С кем ты работаешь над этим? В последнем отчете, который я получил от твоего спортивного доктора, он рекомендовал тебе ежедневно посещать занятия йогой.
Он сел в кресло напротив того места, где я застелил постель на диване.
Росс снова снял кепку. На этот раз он свободно держал ее между коленями за козырек. Как только он расслабился, я избавился от напряжения, позволяя ему просочиться из моих пор. Даже мой собственный отец не мог контролировать мои эмоции так, как Росс. Если бы я не знал его лучше, я бы поклялся, что он служил в армии. То, как он строил всех своих спортсменов, доказывало, как сильно он о них заботился.
Агенты не обязаны приезжать на дом, чтобы проверить своих клиентов, но под этим спором скрывалась некоторая мягкость. Вот только я уже больше шести недель не был в строю со своей командой - с того самого дня, когда все полетело к чертям собачьим.
Толпа взревела. Стоять рядом с домашней базой, ожидая подачи, было ничем иным, как религиозным действом. Каждый. Чертов. Раз. По спине у меня побежали мурашки, а волосы на затылке встали дыбом, будто сам Бог стоял у меня за плечом, ожидая шоу. Питчер (подающий – прим. переводчика) отвел руку, и все погрузилось в мертвую тишину. Толпа, диктор, моя команда - всё остановилось. Были только я и мяч. Я готов был поклясться, что вижу, как пальцы питчера сжимаются вокруг мяча, костяшки пальцев белеют... а потом он мчится вперед, как скоростной поезд. Шар взмыл в воздух, слегка виляя на своем пути и слегка отклоняясь в полете. Прямо посередине. Я этого не ожидал. Обычно, имея дело со мной, питчер любой ценой избегал середины. С полным основанием. Это было мое любимое место.
Я отвел обе руки, и крошечный щипок за лопаткой сказал мне, что я находился в идеальном положении. По мере приближения мяча к зоне удара, его траектория сокращалась. Расставив ноги, я скрутил всю свою верхнюю половину туловища, используя каждую каплю силы, которой обладал, и выбил этот мяч своей битой. Треск, когда мяч встретился с твердым дубом, эхом отозвался вокруг меня. Мяч мгновенно изменил направление и взлетел в воздух. Полсекунды я смотрел, как этот мяч летит, гордость наполняла мои поры силой и энергией. Потом я уронил биту, бросился бежать и подвернул ногу.
Весь ад вырвался на свободу. Боль пронзила мое подколенное сухожилие, как горячий нож масло. Я схватился за травмированную конечность, сделал несколько шагов, пробежав к первой базе, и полетел вниз, вниз, вниз. Рухнув на красную глину, моя униформа покрылась грязью, будто я был воином, поверженным в битве.
Единственным утешением было то, что я попал в хоум-ран. Даже при том, что мои мышцы лопнули, как резинка, этот единственный удар позволил парням на второй и третьей базе добежать до дома, а «Сан-Франциско Стингерс» вернулись домой проигравшими. Я уехал в машине скорой помощи и попал в операционную с разорванным подколенным сухожилием.
- Перестань, парень! - Росс схватил меня за плечо и сильно встряхнул. Он встал и принялся рыться в бутылках с таблетками и алкоголем, стоявших на столике рядом с диваном. - Вот что ты делаешь со своей жизнью. - Его рот скривился в гримасе отвращения. - Удивительно, что здесь сейчас нет фанатки, согревающей твою постель.
Сидя, с успехом предотвращая левитацию дивана, я вспоминал прошлую ночь. А? Кстати, где эта цыпочка? Тиффани, Кристи, Стефани... как ее звали? Какое-то время она ездила на моем члене, но потом я отключился прямо посередине. Я фыркнул. Может, она ушла, когда я не смог ее удовлетворить. Обычно я гордился тем, что был щедрым любовником, но вчера вечером мне едва хватило сил, чтобы составить предложение, не говоря уже о том, чтобы заставить поклонницу петь мне дифирамбы.
Росс развернулся, застонал, запустил пальцы в волосы и снова надел кепку.
- Иисусе. Таблетки, спиртное, женщины? Что еще?
- Слушай, я не обязан ничего объяснять. Я в отпуске по болезни…
- Черта с два ты не должен! - он быстро подошел ко мне, гораздо быстрее, чем мог бы сделать человек с двумя раздутыми коленями и больным сердцем, и ткнул пальцем мне в грудь. - У тебя есть два варианта. Собраться с мыслями, или потерять контракт. Ты что, не понимаешь, что с тобой хотят продлить договор? Может, за последние три года ты и не продул эти тридцать миллионов, но ты рискуешь своим пятилетним контрактом. Цифры ошеломляют, парень. С учетом того, как ты бьешь, ты смотришь на предложение свыше ста миллионов за пять лет. Все это, - его глаза вспыхнули, - исчезнет! - он щелкнул пальцами. - В мгновение ока.
Я закрыл глаза и сглотнул. Мой агент не облекал предполагаемые цифры в реальные термины. Мы надеялись на такую же сделку, по крайней мере, на тридцать миллионов в течение еще трех лет. Если Росс говорил правду, то я стоил двадцать миллионов в год.
- Господи, - прошептал я, мое сердце бешено колотилось. Во рту пересохло, как в предгорьях во время калифорнийской засухи.
Росс положил руки на спинку стула, сгорбил плечи и покачал головой.
- Ты должен вернуться в игру. Ты нужен команде. В этом году они уже потеряли право выхода в плей-офф и Вымпел. Тренер хочет, чтобы ты пришел на весеннюю тренировку. Это означает, что у тебя есть время до третьей недели февраля, чтобы восстановить силы и показать важным шишкам, из чего ты сделан. Ты должен быть готов к тренировкам через три месяца.
В его тоне слышалась неуверенность.
- Хочешь сказать, что если я не смогу играть на полную мощность к весенней тренировке, меня могут исключить из команды?
Росс несколько раз провел рукой под подбородком. Я почти слышал звук его ладони, скребущей по щетине.
- Даже не знаю. Зависит от того, насколько хорошо ты оправишься. А пока, какой у нас план?
С потенциальной потерей моего контракта, включая потерю большего количества денег, чем я потратил бы в своей жизни, я долго и медленно выдохнул, пока весь воздух не исчез, и осталось только ощущение жжения.
- Я откажусь от выпивки и ночных кутежей.
- А занятия терапией и йогой? - он склонил голову набок.
Я покачал головой и потянулся, ослабляя напряжение. Что мне сейчас было нужно, так это мой боксерский мешок.
- Йога? Правда? Слушай, мне не нужна способность дотягиваться до пальцев ног, чтобы спасти свою жизнь, а все эти прогибы и скручивания звучат откровенно скучно. Нет, я оставлю хрустящие мюсли веганам, с которыми встречаюсь, и что-нибудь придумаю.
Росс мгновенно оказался рядом со мной. Он ударил меня по голове, как это делал мой старик. Мой старик делал это в шутку. Росс хотел, чтобы у меня было сотрясение.
Раздражение наполнило меня, обжигая добела. Я стиснул зубы, удерживая свой гнев на волоске. Если я ударю его, то разорву нашу связь. Он мог быть мудаком, но он хотел только добра и заботился обо мне. Вроде как. Ладно, наверное. Либо это, либо ему нравилась толстая пачка денег, которую он огреб, представляя одного из лучших игроков в Высшей лиге бейсбола.
- Хватит трепаться, парень. Ты пойдешь на эти занятия, или, клянусь всем святым, я затащу тебя туда, как мешок с картошкой, и брошу к ногам этих пластилиновых людей, оболью медом, и пусть «Стингеры» делают, что хотят!
Черт. Он имел в виду «Сан-Франциско Стингерс». Тренер соперника уже сделал несколько звонков на дом, пытаясь привлечь мое внимание. Они охотились за моей шкурой, потому что, даже если бы я сейчас был не в лучшей форме, я бы излечился. Типичный разрыв подколенного сухожилия зажил через шесть недель после операции, а затем еще пару месяцев физиотерапии и реабилитации. Я пропустил большую часть своей терапии и не делал дополнительных упражнений, думая, что смогу исцелиться с помощью ходьбы, поднятия тяжестей и беговой дорожки. К сожалению, все, что я делал, это сидел в горячей ванне, разбираясь со своей проблемой.
- Хорошо, я пойду.
- Когда?
Глубоко вздохнув, я огляделся по сторонам. От пятна в углу исходил кислый, вонючий запах. Там стояла засаленная коробка из-под пиццы, окруженная другими коробками с едой. Я даже не мог вспомнить, когда в последний раз ел пиццу. Может, несколько дней назад? Кстати, когда должна была прийти уборщица? Я покачал головой и потер подбородок. Росс ждал меня, уперев руки в бока.
- Завтра! - я взмахнул рукой. - Я пойду завтра.
- Обещаешь? - он сделал несколько шагов к двери.
- Я человек слова.
- Да, ты всегда был таким. - Его плечи опустились, и он посмотрел вниз. – Докажи это.
Он захлопнул дверь с такой силой, что большой стакан, стоявший в опасной близости от края стола, опрокинулся, расплескав вишневого цвета жидкость.
Я закрыл глаза и потер ноющий лоб.
- Что дальше?

ЖЕНЕВЬЕВА
- Этому не бывать, Роу. Я сказала «нет», и я серьезно.
Мой голос приобрел пугающий тембр, который жутко напомнил мне о маме. Если бы она была здесь, то знала бы, что делать.
Роуэн попятился, скрестил руки на своей широкой груди и искоса на меня взглянул.
- Серьезно? Мне шестнадцать, а не пять. - Он взглянул на нашу младшую сестренку Мэри, которая с удовольствием жевала свои хлопья.
Вздохнув, я намазала арахисовым маслом два куска хлеба.
- Мне очень жаль. Я не знаю этих ребят, и кроме того, мне нужно, чтобы в пятницу вечером ты отвез Мэри на урок танцев и забрал ее. У меня есть два клиента, которые придут для стрижки и покраски.
Голос Роуэна поднялся почти до крика.
- К тебе всегда приходят клиенты. Каждый чертов уик-энд!
Нож для масла лязгнул, когда я стукнула им по кухонному столу.
- Да, а как ты думаешь, откуда у меня деньги на твою бейсбольную форму? Думаешь, деньги растут на деревьях? Потому что если бы это было так, не думай, что я не развела бы из них целый сад на заднем дворе! - я поморщилась. Теперь это определенно звучало как мама. - Чтобы накопить на одну только форму у меня ушло два месяца!
Роуэн втянул и опустил плечи, глубоко вздохнув. Он покачал головой.
- Прекрасно! Я просто буду посмешищем для всех юниоров!
Он демонстративно отодвинул стул и схватил пакет с обедом, который я ему приготовила. Я взяла его за запястья и подождала, пока он поднимет на меня взгляд.
- Мне очень жаль. Нам нужны деньги, - прошептала я достаточно тихо, чтобы Мэри оставалась в блаженном неведении.
Мой младший брат закрыл глаза и вдохнул. Когда он снова открыл глаза, весь гнев покинул его тело.
- Нет, это мне жаль. Все равно это глупая вечеринка.
Мне показалось странным, что он вообще спросил об этом. Обычно по выходным он держался поближе к дому и приглашал друзей поиграть в видеоигры на приставке Xbox, на которую я накопила. Подарить ему Xbox и две игры, о которых он мечтал месяцами, стоило всех дополнительных занятий йогой, которые я вела, и всех причесок, которые я делала за полцены. Поскольку я стригла волосы в своем гараже, я не могла взимать ту же плату, что взимал средний салон, тем более что у меня не было лицензии на косметологические услуги. Возможно, когда-нибудь. Хотя с учетом того, как накапливались счета, эта мечта оставалась на втором плане намного дольше, чем я планировала.
- Не глупо хотеть тусоваться с друзьями. Может, на этой неделе я могла бы перенести прием на более позднее время, чтобы мы не потеряли деньги…
Он остановил меня, притянув к себе и крепко обняв. Мой брат был хорош в своих больших медвежьих объятиях, особенно когда знал, что я волнуюсь или нуждаюсь в этой связи с другим человеком, который понимал нашу ситуацию так же глубоко, как и я.
Только на этот раз все было по-другому.
- Спасибо, Вивви, но нет.
Сколько я себя помню, моя семья сокращала Женевьеву до Вив или Вивви. Я проклинала мать за то, что она назвала нас с Мэри в честь наших бабушек. Вот она я, двадцатичетырехлетняя женщина с именем, которое подходит женщине на пятьдесят лет старше меня.
- Не беспокойся об этом, - добавил Роуэн. - Честно говоря, это не так уж и важно. Мне виднее. Кроме того, я тоже устраиваюсь на работу в этом районе. Ну, знаешь, чтобы помочь.
Я покачала головой и замахала руками в воздухе, как сумасшедшая, отгоняющая невидимых мух.
- Нет. Нет, не устраиваешься, сосредоточься на учебе и бейсболе. Твоя задача - сохранить средний балл и поступить в хороший колледж со стипендией, потому что ты знаешь, я не смогу себе этого позволить.
Если я даже не смогу закончить косметологическую школу, то будь я проклята, если мой брат упустит возможность поступить в хороший колледж. Наши родители хотели бы этого и я должна сделать так, чтобы он это получил. Острая боль наполнила мое сердце, когда оно болезненно сжалось. Это пройдет... в конце концов. Всегда проходит. Если бы мама и папа были рядом, наша жизнь была бы совершенно другой. Легче. Более спокойной.
Несмотря на это, я делала все возможное, чтобы сохранить семью вместе и под той крышей, где мы прожили всю нашу жизнь.
- Вивви, я должен. Ты не можешь продолжать работать до изнеможения, как сейчас.
- Я в порядке. - Я приготовила Мэри обед и добавила еще одно печенье, чтобы скрасить ей день. - Мы оставались сильными в течение трех лет. Зачем что-то менять?
- Может, затем, что ты не встречаешься с подругами и не ходишь на свидания.… - Он поднял взгляд к потолку кухни и постучал пальцем по подбородку. - Я даже не помню, когда в последний раз видел тебя с парнем.
Я прислонилась к кафельному столу.
- Это не твое дело. К тому же, я постоянно вижусь с парнями.
Он фыркнул.
- Да, в своем классе йоги. И стричь их тоже не считается.
Я нахмурилась. Насильно развернув его, я повела его к передней части дома. Наш семейный дом был расположен в самом сердце Беркли, штат Калифорния. Этот дом был гордостью и радостью моих родителей. Мама всегда была домохозяйкой, а папа - адвокатом и работал в центре Окленда. Слава Богу, дом был выкуплен, иначе я бы никогда не смогла его сохранить. Тем не менее, налоги на недвижимость и ремонт дома накапливались. Стряхнув с себя беспокойство, которое всегда приходило с вопросом, что сломается дальше и заберет немного дополнительных денег, я подтолкнула Роуэна к его рюкзаку.
Деревянные полы во всем доме знавали лучшие времена, но я старалась держать их в чистоте и натирала воском так часто, как только могла. Дети, конечно, помогали. У всех нас были свои дела. За три года, прошедших после смерти мамы и папы, дом почти не изменился. Мы держали в нем столько живых воспоминаний, сколько могли, как в нашем личном святилище для них. Все картины, которые они развесили, их книги, даже статуэтки, которыми они дорожили - все это оставалось там, где они были любовно расставлены на протяжении многих лет. Это было единственным, что я была полна решимости сохранить. Мой брат и сестра всегда будут иметь этот дом, чтобы возвращать сюда каждый день.
Роуэн поднял рюкзак и перекинул его через плечо. Его лохматые темно-русые волосы падали на карие глаза. Я подняла руку и убрала упрямую прядь, прежде чем погладить его по щеке. У всех троих были отцовские карие глаза, хотя у Роу и Мэри они были скорее карамельно-карими, а у меня - такими темными, что казались почти черными.
- Береги себя, ладно? Возвращайся домой целым и невредимым, - сказала я.
- Можешь на это рассчитывать.
Роуэн улыбнулся и отдал честь, прежде чем выйти за дверь.
Мэри прошаркала в гостиную, натянув рубашку задом наперед.
Я рассмеялась.
- Дорогая, твоя рубашка неправильно надета.
Она подняла руку.
- Я знаю! В школе день задом наперед. Каждый должен носить так свою одежду. - Она отвернула пояс юбки. - Видишь, бирка спереди. - Ее глаза сверкнули, а белокурые волосы ровным покрывалом упали на спину.
- Что же, это глупо, но ладно. Ты взяла щетку?
Мэри подняла старую мамину расческу. Краска вокруг ручки облупилась и отслаивалась крошечными крапинками. Я ничего не сказала. Если бы Мэри захотела пользоваться маминой щеткой до тех пор, пока не останется ни одной щетинки, она бы так и сделала. Я далека от того, чтобы отнимать у нее то, что доставляло ей удовольствие. У нас с Мэри был свой маленький утренний ритуал. Она сидела на пуфике, а я на мягком шезлонге, который был любимым местом папы для чтения, и расчесывала ей волосы каждое утро и каждый вечер, так же, как мама делала это для меня.
- Заплести сегодня косу или сделать конский хвост? - спросила я.
Ее розовые губки сжались.
- Две косы, соединенные сзади.
- Оооо, я смотрю, у нас сегодня причуды. Ты опять смотрела мои книги?
Я приобрела книги с прическами, когда записалась в школу косметологии, прежде чем родители попали в аварию. Когда их не стало, мне оставалось всего три месяца до окончания. Единственная проблема - помимо того, что я скорбела - заключалась в том, что мне исполнился двадцать один год, и я внезапно стала главой семьи. Страховка выкупила дом и помогла нам пережить первый год, но с тех пор мы боролись изо всех сил.
Она улыбнулась и кивнула.
- Да. Ты ведь можешь так сделать, правда?
- Конечно, могу. Я же парикмахер, помнишь? - я пощекотала ей ребра.
Мэри хихикала и извивалась, широко улыбаясь. Этой улыбки и румянца на ее щеках было достаточно, чтобы сделать любой день хорошим.
Учитывая все обстоятельства, у нас все было в порядке.
Как только я закончила ее причесывать, я побежала в свою комнату и натянула чистые штаны для йоги, спортивный бюстгальтер и черную майку. Каждый день я меняла крутые брюки для йоги - единственная маленькая трата, которую я позволяла себе каждые пару месяцев. Сегодняшние были в ярко-розовую и черную крапинку, заканчивающиеся чуть выше колена. Я добавила ожерелье из кварцевых кристаллов, которое подарила мне моя гуру йоги Кристал - дама с очень удачным именем. После того, как я засунула его под майку, чтобы отогнать любой негатив, я надела простые шлепанцы.
Я собрала свои платиново-светлые волосы до плеч в тугой пучок на затылке. Затем нанесла слой ярко-розовой помады и добавила на глаза тонкую черную линию жидкой подводки, чтобы создать кошачий взгляд, который лучше всего подходил к моим чертам лица. Закончив несколькими мазками туши, я была готова принять на себя весь день и научить множество клиентов, как найти покой на коврике.

ГЛАВА 2
Корневая чакра часто описывается как вращающийся вихрь энергии, созданный внутри нас посредством соединения физического тела и сознания. Объединяясь, чакры становятся центром активности нашей внутренней жизненной силы или «праны». Когда основные семь чакр согласованы и открыты, вы ощущаете самого себя.

ТРЕНТ
Я припарковал свой «Maserati GranTurismo Sport» - любовно именуемый «серебряной пулей» - у тротуара перед йога-центром «Дом Лотоса». Мой спортивный доктор записал меня на «хатха-йогу». У меня было около десяти минут до начала занятия, так что, после внесения платы за парковку, достаточной для двух часов, я осмотрелся.
Эта конкретная улица пришла прямиком из семидесятых, с ее диким набором психоделических цветов и текстур посреди старого скучного района. Район создавал чувство гостеприимства с его висящими цветочными корзинами, красочными флагами и причудливыми лавочками.
Делая небольшие шаги, я схватился за верхнюю часть мышц ноги, ожидая, пока боль рассеется, чтобы пройти дальше по причудливой территории. Передо мной было кафе «Дождливый день». Люди, толпившиеся на тротуарах и в кафе, щеголяли заплетенными косами, афро, футболками-варёнками, сандалиями и удобными шмотками. На местной сцене царила определенная атмосфера хиппи.
Я прошел мимо букинистического магазина «Потрепанные страницы», определенно не большого заурядного книжного магазина. Нет, этот скорее походил на давно забытую гробницу с фасадом из темного дерева и минимум убранства. Я остановился и заглянул в одно из больших окон. Вдоль стен от пола до потолка тянулись полки с подержанными книгами, а также узкие шкафы, где книги были небрежно расставлены. Как и кафе, это место было переполнено. Люди неторопливо входили и выходили из магазина, неся охапки и пакеты с книгами. Табличка на двери гласила: «Спаси дерево - принеси свой пакет».
Я продолжал идти по этой улице, затерявшейся в искривлении времени. Рядом с книжным магазином находилась пекарня «Подсолнух». Я закатил глаза, увидев это дурацкое название, но это не помешало моему рту наполниться слюной от потока сладко-коричной сдобы, хлынувшей из двери, когда из нее вышел водитель доставки. После занятия по гибкости «сломай-себе-спину», я буду посещать эту пекарню. Этот запах... черт, он преследовал меня, пока я уходил.
Фасад йога-центра был белым с бирюзовой отделкой. Тяжелые стеклянные двойные двери были высокими и манящими. На поверхности каждой двери был выгравирован цветок с человеком в центре, принявшим какую-то из поз йоги.
Когда я вошел, меня окутал запах шалфея и эвкалипта. Мой нос защекотало от чужеродного запаха. Возле длинной стойки регистратора стояли несколько женщин с ковриками для йоги, пристегнутыми к спине, и одетые в толстовки на молнии и длинные брюки. Я уставился на их задницы.
- Чем могу помочь, сэр? - спросила огненно-рыжая девушка с большими голубыми глазами. Ее кожа была бледной и, казалось, светилась на фоне бирюзово-голубой майки с логотипом центра спереди. Пара дерзких грудей подпрыгивала, когда она обходила стойку, помогая завсегдатаям, и ожидая моего ответа.
- Да. Я Трент Фокс, и, думаю, у меня запланировано занятие, которое скоро начнется.
Рыжеволосая женщина ввела несколько слов в компьютер и кивнула.
- Да, у вас трехмесячное членство с неограниченным количеством посещений.
Быстро и умело она вытащила карточку в форме цветка. Ни хрена себе. Цветок. На обороте был штрих-код. Она провела им перед сканером, который был идентичен тем, что, как я видел, посетители использовали для входа в другие двери, которые, должно быть, вели вглубь здания.
- Используйте эту карту, просто проведите штрих-кодом напротив сканера. - Она указала на другие двери. - Она впустит вас в здание в обычное рабочее время. Поскольку у вас есть неограниченный доступ, вам не нужно регистрироваться. Через три месяца вы можете возобновить или прекратить свое членство. - Она понизила голос, заставляя меня наклониться ближе, чтобы услышать ее. Это также дало мне отличный вид на ее сладкие буфера. - Мы здесь не напористы, так что, если решите, что йога – это не ваше, мы не станем вас выслеживать.
Я улыбнулся своей плавящей трусики улыбкой.
- Рад слышать. Занятия будете вести вы?
Ее щеки порозовели в прекрасном румянце. Этот цвет ей шел. Она покачала головой.
- Нет. Сейчас проходят два занятия. Виньяса-флоу с Милой, которое уже идет, и хатха-йога, предназначенная больше для йогов начинающего и среднего уровня. Ее каждое утро в девять преподает Женевьева Харпер.
- Подходит. А как тебя зовут, милая?
- Луна Мэриголд, дочь одного из владельцев.
Конечно.
- С нетерпением жду встречи.
Я постучал по стойке и подмигнул.
Она покраснела прекрасным малиновым румянцем.
- И я тоже, мистер Фокс. Спасибо, что пришли в «Дом Лотоса». Намасте.
Используя свою новую пластиковую карточку-ключ в форме цветка, я вошел в чрево переоборудованного склада. Прямо передо мной был длинный коридор. Справа на двух табличках было написано «Убежище йогини» и «Убежище йога». Судя по окончанию, я решил, что слева - мужская раздевалка, а справа - женская, и направился по центральному коридору. Стены были выкрашены в непрерывную фреску с изображением луга. Когда я добрался до конца коридора, где находилась открытая дверь, высокая трава на стенах, казалось, покачивалась, двигаясь вместе со мной. Я знал, что это невозможно, но это было так похоже на правду, что обманывало глаз. На самом деле, чертовски хороший художник.
Слева была дверь, через которую я слышал, как гудят «Битлы». Странно, ведь это была студия йоги. На двери было окно, так что посетители могли видеть зал и занятия. По меньшей мере тридцать человек стояли на своих ковриках, опираясь на руки и ноги, приподняв зады в воздух. Вместе они представляли собой море треугольных фигур, а затем все они, словно в постановке, подняли ногу высоко вверх.
Некоторые из них дрожали немного больше, чем другие, а у некоторых, казалось, ноги сами по себе разъединялись в области бедер.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • evk82 о книге: Каролина Дэй - О'кей, шеф
    Когда только пройдёт мода на властных кобелей.

  • star72 о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    annettka, это не фанфик, а небольшой рассказ о событиях, которым не нашлось места в написанных книгах. Автор любит пописывать такие мини рассказы типа "в подарок тому-то, к Новому году и тд".

  • annettka о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    А это не фанфик?


  • Юнона о книге: Анна Муссен - Ведьма с украденным именем
    Ни на что не похожий авторский мир ведьм и магов. История ГГев поначалу была несколько запутанной, но затем было просто не оторваться! Здесь и психологизм, и даже триллер. Это не ЛФР, но хорошее фэнтези, где тонкими штрихами вписана интринующая ЛЛ. Хотелось бы увидеть продолжение истории, т.к. не все сюжетные ходы были раскрыты: о чем был договор между ГГней и ее фамильярами, чего пытался добиться Тмин, автор в конце как будто намекнула на оправдание его поступка. Почему ГГня в новом воплощении не вспомнила старых друзей, только свое имя? Хочется узнать, как все сложится дальше.

  • Alena741 о книге: Галина Дмитриевна Гончарова - Маруся. Попасть не напасть
    Очень интересно.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.