Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48455
Книг: 121050
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Гром и Молния»

    
размер шрифта:AAA

Мизухара Кристина
Гром и Молния

ГЛАВА 1

Говорят, кто-то где-то уже научно доказал, что год от года человечество катастрофически тупеет. Не знаю как всё человечество, но если судить по коридорам нашего Универа, оно упорно стремиться к гениальности. В середине дня на перемене не протолкнуться. Рюкзак на плечи закидывать без толку — оторвут вместе с плечами. Я его надеваю передом назад и использую на животе, как щит.
Фух. Меня, кстати, Лиза зовут. Приветики.
Елизавета Алексеевна Горохова. Учусь на экономическом нашего Универа. Второй курс. Сто человек специальности «менеджмент», куда я поступила в прошлом году, разделили на два потока по пятьдесят человек — это примерно, как в школе «А» и «Б» классы — и я попала на второй поток. То есть в «Б».
Моя мама, Горохова Светлана Владимировна, работает в Энергосбыте в расчётном отделе, а папа, Алексей Андреевич — капитан полиции. У меня есть старшая сестра Виктория, и с нами живёт ещё и бабуля, Евдокия Ильинична — папина мама. Мы все её очень любим. Когда я училась в школе, родители не давили на меня по поводу выбора будущей профессии, я сама выбрала экономический и сама поступила. И вот оказалась здесь, в Университете экономики и права.
В нашей дружной студенческой тусовке под названием «фифти» (то есть пятьдесят человек) есть всё. И все. Тут у нас и своя золотая молодёжь, и наши модницы, и парочка лузеров-неудачников, есть и отличники, и хулиганы — короче весело. Соскучиться не дадут. Я, кстати, ни к одной из этих групп не отношусь. Я — это всё остальное. То есть, если всех их отбросить, то останется тот, о ком ничего определённого сказать нельзя. Вот это я и есть.
Ничем я не отличаюсь от общей массы и не выделяюсь из толпы. Да у меня даже внешность никакущая! Глаза ни голубые, ни серые, а что-то среднее и в зависимости от освещения. Волосы ни тёмные, ни светлые, а какие-то смешанные. Фигура? Свою фигуру я фигурой назвать не могу. Скорее телосложением — руки, ноги, голова. Да, ноги у меня длинные, почти от ушей, но вы не подумайте, я далеко не модель. В школе меня называли Циркулем, и это было настолько похоже на правду, что я даже не обижалась.
А в Унивевре, после того, как я пробежала стометровку за пятнадцать секунд, наши юмористы назвали меня Молнией. Ну вот в принципе и все достоинства моей фигуры. Нет, про меня, конечно, можно сказать: «Взгляд кошки, грация картошки» но только если без взгляда кошки. До взглядов нашей домашней кошки Барселоны мне, как до самой столицы Каталонии. До грации картошки гораздо ближе.
В нашей группе у меня есть друзья. Это двойняшки Натали и Кирилл Сахно. Они приехали в наш город из деревни, и так как у их родителей не было денег на отдельную квартиру, а до разных Универов добираться далеко, то подали документы в наш и оба поступили.
А ещё у меня есть любовь. Настоящая.
Его зовут Гена Криницын. Геночка. Генюшечка. Мой зайка, котик, моё солнышко и свет в окошке.
Всё мне нравится в этом мальчике. Он — мой идеал, и я не могу без него жить.
У него идеальная фигура с идеальными пропорциями, идеальное лицо с идеальными чертами, идеальная прическа, которая состоит из идеальных, светленьких волосинок. Когда он сидит на лекции, он принимает идеальные позы и идеально крутит ручку между идеальными пальцами, а когда отвечает на семинарах, то тоже делает это идеально. Понимаете, он просто не умеет по-другому. Он — лучший, и этого не изменить. Мой мистер Совершенство. Он — ангел, спустившийся с небес на землю скрасить мою беспросветную, никчемную жизнь.
Натали давно подбивает меня к нему как-нибудь подойти, но я всё не решаюсь. Жду удобного случая. Хотя, ни на что не надеюсь. Вряд ли он сможет мне ответить. Он у нас большой умница — сосредоточен на своей будущей карьере. Человек имеет чёткую цель в жизни и идёт к ней. За это можно только похвалить. Ну я же говорю, он идеальный.
Хотя, о чём это я, меня не замечает не только Гена. Я вообще мало с какими парнями общаюсь. Вот сейчас догнала и пошла рядом с Матвеем Зиминым и Егором Пустобаевым. Вы думаете, они меня заметили? Как бы не так.
— Да при чём здесь Щербань? Он опоздал, вон она и залупилась на него.
— Да хер там она помнит, кто опаздывал, а кто нет. Всё равно нам бошку с тобой отвинтит на отработках.
Это они, наверное, про нашу философичку Надежду Владимировну. Мне тоже у неё зачёт получать. Надо послушать.
— Да ладно не ссы ты раньше времени. Попробуем сразу всё отработать, а зачёт потом отдельно пойдём получать.
— Лады. Твоя взяла. Гоу в деканат за направлениями.
— Мальчики, а вы не знаете… — взяла я одного за рукав, но он только рассеяно оглянулся, тут же отвернулся, и они пошли себе дальше. Вот гады.
Но они ещё ничего, хотя бы не такие отмороженные и заносчивые. В их тусовке есть главный гад, который у них в непререкаемом авторитете. Вот прошел мимо вслед за ними, задел плечом и даже не понял, что кого-то стукнул. Наш знаменитый боец и бабник, каких ещё свет ни видывал, Никита Громов, которого все зовут просто Найк.
Но его лучше вообще не трогать, пусть идёт себе. Я посмотрела в спину, обтянутую серым худи и на размашистый, пружинящий шаг спортсмена. Очень захотелось перекрестить его и самой перекреститься. Он, когда мимо проходит, я всегда очень боюсь за своё личностное пространство. Он как варвар, завоеватель, захватчик — бр-р-р.
Натали рассказывала, что у него есть младшая сестра Анастасия и она учится в одиннадцатом классе в школе, рядом с домом, где двойняшки снимают свою квартиру. Говорят, эта Настя неописуемая красавица, но мальчишки обходят её за милю, потому что не дай бог что-то не понравится её братцу. Он бьёт быстрее, чем думает. А уж как сильно!
Когда мы только поступили, тут некоторые с соседнего потока пытались его осадить и поставить на место. Я сама не видела, но говорят, он их не то покалечил, не то рёбра им переломал — короче страшное дело. Их увезли в травматологию, а он сбежал в море. Оформил документы и на лето умотал моряком куда-то. Вот, пришел с моря только в середине сентября.
В нём метр девяносто три сантиметра роста и плечи шириной с наш коридор в хрущёвке, и ветер в голове. Нет, учится он не хуже, чем мой Геночка, но вот что касается всего остального. Этот пацан неисправимый бабник. Сразу же после поступления по нему начали сохнуть все наши красавицы и модницы, но как-то быстро отсохли и отвались. Теперь только ходят, вздыхают. Видимо, ему всё это до фонаря. Сверстницы его не интересуют, видите ли. Говорят, он чуть ли не с первого сентября спал с секретаршей нашего ректора Щагина. Я её видела только один раз, и мне она показалась одноклассницей моей бабушки. Как можно в нашем возрасте клюнуть на такую старуху, я не знаю, но Громову видней. Правда, ходили слухи, что он её быстро бросил (наверное, всё-таки рассмотрел) и переключился на лаборантку с кафедры банковского дела. А сейчас уже не знаю. Нам с Натали надоело узнавать о нём всякие подробности. Думаю, всё это добром не кончится. В конце концов от него залетит какая-нибудь мукла, и тогда он даже морем на спасётся.

ГЛАВА 2


«Хрена с два!» — подумал я про себя и, пнув ногой дверь, вылетел из кабинета. Этот баран упоротый Владлен мать его Аристархович хочет, чтобы я бежал за Универ на соревнованиях в нашем крытом Юбилейном. Оно мне на хуй не впёрлось, пусть ищет себе бегунов, а я этот лошадиный спорт не полюбляю. Моё — это удары руками и ногами, понятно?
Но бежать, видимо, всё равно придётся. Эх, чёрт…
Хай, пипл, я Найк, и я бабник, да. Звучит как грёбаное приветствие в клубе анонимных алкоголиков, но бабник я ни хрена не анонимный. Мир должен знать своих героев в лицо и по именам. Если я умею хорошо и качественно оттрахать, если в силах предложить свои услуги по обоюдному удовлетворению сторон, некий продукт в сфере развлекухи и отрыва неподецки, то мой сегмент аудитории должен быть в курсе этого, не так ли? Хм, простите увлёкся.
Ну, так вот.
Да, я тот, кто утром встаёт, умывается, чистит зубы, одевается и идёт домой. Да, меня прёт от того, как мой каменный стояк обхватывает со всех сторон нежное, тёплое, тугое и скользкое влагалище, и что? Сам я здесь не при делах, это всё природа мать её. Это она так распорядилась, а ей видней, как вы понимаете, и против неё не попрёшь. Ни вы ни я против своей сущности человека, который всегда будет стремиться к удовольствиям, не потянем. Срежемся.
Я тащусь, когда тёлки стонут от того, как жёстко я хватаю их за жопы, и когда сильно мну их сиськи. А какие у них бёдра — это ж умом тронуться можно. Упругие, шелковые, гладкие. Ох ты ж бля, кажется у меня уже опять зашевелилось. Пападо-о-ос, однако. Не лишним будет сегодня к Олегану на тусу прошвырнуться. Ему там якобы обломилась пустая хата по случаю отвала родоков на дачу, а мне наверняка ломятся парочка оргазмов.
Нет, вы не подумайте, стоит у меня не на всех и не на каждую. Я люблю, когда чике нужен только мой член. Тупо, примитивно и без загонов. Это тот трах, который мы заслужили.
Как только тёлка начинает сношать мне мозг, она тут же отправляется в сказочную страну воздержаний и мастурбаций, ибо после меня к другим ёбарям привыкать очень тяжко. Я — лучший в этом. Я родился, чтобы трахать.
Да я — тот самый ёбарь грозный, и я ебу — как дышу, и что? Вы подадите на меня в суд? Валяйте, если вы волшебные на всю голову, но я таким живу, таким и подохну верхом на какой-нибудь тёлочке. Я весь в бабах, понятно? Так было всегда и так будет. Не верите? Ну хорошо, уговорили. Прибавьте к этому ещё и бабки.
Некоторое время (совсем не долго) у меня были отношения с Катериной — это секретутка нашего ректора — до того момента, пока однажды ранним утром я случайно не сфоткал Щагина, выходящим из её подъезда. Эх, жаль, классная была тётка. Но зато после этого мне открылся портал в страну траха, не отходя от парты. Теперь я могу вставлять любой аспиранточке прямо в кулуарах, и пусть Щагин только чиркнет свою закорючку под приказом на моё отчисление. Его фотка станет мемом в инсте, а сам он — звездой Ютуба за шесть секунд. Сервера полетят не только у сайтов нашего Универа. Несколько «федералов» я ему наверну, как два пальца об асфальт, пусть даже не сомневается.
Потом была ещё у меня Маня. Мария Зотова. Но она нашла в моём бардачке не свои трусики. Да откуда я знаю, чьи они? Оно мне надо? Я их не покупал и носить не собираюсь.
А езжу я на материной машине. Она купила себе хорошего «японца», а мне отдала своего трёхлетнего «немца». Мне норм. Мамунтий у меня вообще молодец, вся в меня. Работает в мэрии, мужиками командует и имеет их по полной. Но ни одного из них дома у нас я не видел ни разу. Потому что в нашей семье единственный мужчина. И это я. И мать в обиду я не дам. Да и Наську тоже. Ох и красивая у меня сеструха уродилась, вы бы видели. Кукла! Я, конечно, тоже ничо так, грех жаловаться, но наша Наська — это просто картинка.
И это, блять, опять же большая засада и нехилые такие траблы. Знаю, что на неё слюни пускает половина школы с прыщами на рожах и приборами в штанах и, наверняка, все они на неё же и дрочат в душе. Но там у себя они пусть хоть задрочатся вусмерть, мне пох на самом деле. Но если, упаси их боже, хоть кто-нибудь, хоть пальцем, хоть дунет на неё — клянусь, угроблю. Придушу. Все прыщи на роже выдавлю разом. Урою, только ливер брызнет. Она девчонка такая, хорошо учится, и пусть себе учится. Мала ещё. Всегда успеет.
Может, потому что у меня в квартире целых две женщины и обе красавицы, домой к себе я баб не вожу. Ни разу не было. Если не верите, у них спросите. Как их узнать? Очень просто: у них у всех будто на лбу написано: «Найк Громов. Оттархано».
Бывало, что мне пытались бить морду те, у кого я уводил чику. Ну как уводил, скорее брал на прокат. Царство небесное тем, кто дотянулся до моей морды. Нет, вы не подумайте плохого, я их не убивал, просто больше не видел.
Случалось, что из-за меня сцеплялись тёлки. Вот была потеха. Помню, как однажды перегрызлись Юлька Молчанова, с которой я спал — а если точнее, то пару-тройку раз засадил ей в обед у неё дома, пока родителей нет — с Дашкой Самчук. К ней домой я не доехал, мы перепихнулись у меня в машине в одном из переулков. Так вот когда эти бабищи выдирали друг другу патлы, мы с парнями срали попкорном, до того обожрались им. Не, ну по кайфу же. Прикольно.
Поймите меня правильно, я не хочу всего этого барахла с разборками, но если мне тёлка симафорит взглядом, я не Говннадий Криницын, я делать губки бантиком и морду веником не буду, я задеру юбку и оттрахаю. А что прикажете, отказываться? А я не привык себе ни в чём отказывать. Вот он я, а вот она тёлка, ну? И что по-вашему я должен сделать? Ну, ну, думайте, думайте! Поняли? То-то же! Если откажу себе, кто меня потом умным назовёт, если я сам себя не назову.
Кстати, кажется до тусы сегодня я себя не донесу. Что-то мне прямо как-то в яйца эта мордашка. И кто же это у нас тут такая улыбчивая? Что-то не помню. Так, стоит рядом с дверью. Аудитория четыреста четыре.
— Привет. — Подхожу, ухмыляясь, и окидываю взглядом грудь. Троечка. Нормуль. Сойдёт на разок.
— Привет. А я тебя знаю. Ты Найк Громов?
Её улыбка, как коробка передач в тачке — чем больше готовность, тем шире положение.
— Чёртова популярность, — развожу руками, не спрашивая её имя в ответ. На кой оно мне, если видно, что она и так явно не против, и мы упираемся в тему: где деваха может себя предложить. — А ты здесь учишься?
— Ой, ну что ты. Я закончила пять лет назад. Немного поработала и вот поступила в аспирантуру.
— Молодец. Серьёзно подходишь к теме карьеры.
— Да. Очень. Хочу начать собирать материал на диссертацию, работая со студентами.
«Ах, даже так. Ну что же. Я тебя этим материалом обеспечу по самые гланды, милая».
— Ну, так может я чем пригожусь? Я же тоже… как бы… студент, — лезу в карман и начинаю шелестеть презиком.
Она подпрыгнула от радости или мне показалось?
— Хорошо. — Поправила волосы так, будто я её сейчас на Шенген фотографировать буду. — Заходи. — Лезет в карман кофты за ключом.
Не успели мы войти, я тут же спускаю рюкзак с плеч на пол и хватаю деваху за плечо. Кручу на себя резко и грубо. Им это нравится, а мне только в кайф. Накидываюсь на губы, и в штанах начинается шевеление. То, что надо. Блять, что у них за помады эти дебильные? Жирное какое-то и тошнотное. Но тут же о губах забываю — руки скользят по её бёдрам. Ох, скажу я вам, для нормального мужика женские бёдра — это отдельный фетиш и феромон. У баб там такая кожа — опупеешь. Башку сносит куда-то к херам просто на раз.
— Подожди. — Она вырывается и несильно упирается ладонями. — Я замкну дверь.
Ключи у неё ещё в руке, поэтому она быстро гремит ими в скважине и тут же отбрасывает на ближайший стол.
И через секунду отправляется туда сама.
Опрокидываю её грудью сильно, жестко и придерживаю. Задираю платье, и передо мной открывается не очень красивый женский зад, обтянутый чёрными колготками, под которыми как на ладони салатовые кружевные трусы. Пойдёт с пивом, но могло быть и лучше. Чиркаю молнией на джинсах, чтобы выпустить член и тут же лезу в карман за презиком. Всё это быстро, чётко, отработанными движениями — некогда здесь жопу мять. Она сдавленно дышит где-то там, далеко, на столе.
Вхожу в неё без предвкушения и не жалею об этом. То, что нас могут застукать, только подогревает кровь. За тонкой ДэЭсПэшной дверью шумит пипл, но мне на него пох. Мне нужно немного траха и я его сейчас получу.
Вдалбливаюсь в тёлку сосредоточенно, но не забываю поигрывать её клитором. Её ноги от этого машинально раздвигаются, и в комнате начинает витать запах женской смазки. Я его улавливаю, как акула — каплю крови в океане. Это выстреливает мне прямо в яйца, а я выстреливаю в презик. Взрываюсь кайфом и стискиваю зубы, чтобы не стонать. Оргазм бьёт по мозгам и по каждой клеточке тела. Прихожу в себя от того, что вокруг члена начинает сжиматься влагалище. Ауч, щекотно же. Буквально выпрыгиваю из неё, но ей уже и не надо — она выплёскивает на столешницу всё, что я ей надрочил.
Итак, мы в шоколаде и мне пора.
Ну вот примерто так всё и происходит. Иду уже по коридору, на прощание пообещав запомнить её аудиторию.
С тёлками постарше намного проще и приятней. Они не будут сопли на пальчик и «мне мама не разрешает». У них уже в глазах всё, как на мониторе ноута: как, сколько, куда, где и что потом. Красота!
Нет, встречаются конечно и среди пешек моего возраста те, кто может отсосать по щелчку пальцев. Но после того, как одна из них наутро сказала мне: «А ты прикольный», я послал их всех в жопу. Скопом. Всей отарой. Это я-то прикольный? Серьёзно? Да ну нах такое счастье.
И опять же, у неё губки уже в рабочих мозолях и скорее всего горло тоже, но в глазках всё равно вот эта вот мечта о чувствах. Им всем всё время хочется какой-то грёбанной любви, а я от этого слова покрываюсь пятнами и весь чесаться начинаю.
Не говорите мне об этой сраной любви, ради всего святого. Я верю в трах. Трах — это то, что я могу пощупать и что умею делать лучше всех. Да вы посмотрите на меня — где я и где эта сука любовь! Любовь для меня — это имя женщины. Всё. Конец списка. В моём мире её нет и не будет, пока я жив.
Могу ещё сказать, что мне пытаются подражать. Но сами понимаете, копия — это всегда подделка, и до оригинала ей, как до звезды. Опасайтесь подделок, короче — таких, как я больше нет. Мне и тёлки часто так говорят, да я и сам вижу, не слепой. Но даже если у шнура и получается срисовать меня хоть в чём-то, то это только до того момента, как он начинает жаловаться, что мол в постели чика лежит, как бревно. Не знаю, может мне везло, или ещё чего, но мне такие пока не встречались. Бог миловал. Да и вообще, тёлочки сами себя не оттрахают. Взялся трахать — бери и дери её, чего скулить. Самому же в кайф, ё-моё. Это почти, как хороший бокс.
Фу ты блять, опять вспомнил про забег в Юбилейном. Бля, лениво-то как, а! Я бы лучше лишний раз вокруг груши поплясал. Хотя, может, не всё так плохо? Глядишь и подцеплю там какую-нибудь… быстроногую лань. Догоню, так сказать.

ГЛАВА 3





Случилось нечто ужасное. Но вы не волнуйтесь сильно, я сама волнуюсь. Сейчас я вам всё расскажу.
Мои друзья, двойняшки Натали с Кириллом родились недоношенными и поэтому очень маленькими. Сами понимаете — двойню выносить немного сложнее. И почему-то к нашему возрасту они так и не стали нормального телосложения и роста. Остались невысокие, щупленькие и хиленькие. Конечно, что и говорить, у Натали это смотрится, как так и надо. Она очень женственная блондиночка, эдакий белокурый ангел, тоненькая, как тростиночка, миниатюрная. А вот Кирюшке плохо быть таким мелким. Он иногда психует, но молодец, не унывает. И даже вот на втором курсе решил стать нашим старостой потока. Никто эту нагрузку на себя брать не хотел, а Кирилл взял. Умница, что тут скажешь. Я его за это очень уважаю и всячески стараюсь помогать. Ну там, узнать у знакомых девчат, где была практика у параллельного потока, когда в деканате будут готовы наши обходные листы, ну и так далее.
И вот на этой неделе Кирилл подавал данные по успеваемости за семестр, и не знаю точно, как уж у них там с Лазаревым всё это получилось, но каким-то образом в его цифры не попали обновлённые баллы Толика Лазарева по информатике. И теперь ему стипендия не светит, хотя могла бы, если он хорошо сдаст сессию.
Вы же знаете этих мальчишек, у них чуть что — сразу драться. А Кирюшка, он может и рад бы драться, да куда ему с его-то весом. Короче, Лазарев подбил ему глаз и очень сильно. Вы бы видели, это просто ужас какой-то. Всё до самой брови заплыло, скула тоже сильно вспухла, Натали плачет, ей жалко брата, мне тоже Кирилла жаль, хоть он мне и просто друг. Вот мы и решили с Натальей встретить этого Лазарева после дистанций в Юбилейном и поговорить с ним. Ну, я не знаю, пристыдить что ли. Короче, что получится. Не молчать же и не оставлять такое просто так в самом-то деле. Кто-то же должен дать ему понять, что он не прав.
Соревноваться я, вообще-то, люблю. Может, потому что почти всех обгоняю, а может мне нравится бегать, двигаться, сама точно не знаю.
Хотя, конечно я преувеличиваю, обгонять у меня получается не так уж и часто. В этот раз в первом забеге прибежала первой, а во втором — третьей. Взяла бронзу, и если учитывать, что всё это без занятий и тренировок, то, скорей всего, у меня действительно способности. Ну, да и бог с ними.
Не успела переодеться, и вот уже Натали тащит меня в правое крыло раздевалок к парням. Сама она бегает плохо, но сегодня пришла и за меня поболеть и с Лазаревым поговорить.
— Я его видела, он туда недавно заходил, — почему-то шепчет мне подруга, хотя легко могла бы кричать — вокруг стоит такой гомон от толпы, что я сама себя слышу с трудом. Ну и народищу здесь сегодня, и как их в выходной заставили всех сюда прийти, что-то даже не знаю. Знакомых лиц не видно, но вот возле стены, перед поворотом в их коридор, стоит группа мальчишек. Тут и наши парни, и с соседнего потока.
— А вы не видели Лазарева? — подошла к ним Натали. — Толик Лазарев тут не пробегал?
— Он ещё там. — Показал себе за спину отогнутым большим пальцем один из стоявших. Кажется, его зовут Роман и он с одиннадцатой группы.
— Спасибо. — Кивает ему Натали и поворачивается ко мне. — Подождём?
Мне что-то неуютно. Здесь все носятся туда-сюда, как тут говорить с таким, как Лазарев, я не знаю.
— Давай чуть пройдём поглубже, что ли. Что здесь стоять.
Подруга послушно бредёт за мной, когда я продвигаюсь вглубь коридора, ориентируясь по тому, что здесь всё устроено, как в нашем крыле, только в зеркальном отображении. У нас, чтобы попасть в раздевалку, нужно повернуть направо, значит здесь я поворачиваю налево и останавливаюсь. Разворачиваюсь и смотрю на Натали. Её всю немного потряхивает. Она там что-то говорила, что подготовила целую речь по вразумлению Лазарева, но я очень сильно удивлюсь, если она хоть что-нибудь вспомнит.
— Ты только не трясись, — беру её руки в свои. — Ничего он тебе не сделает. А поговорить с ним нужно, пусть не думает…
Меня перебивает дружный хохот из раздевалки мальчишек. Дверь туда приоткрыта, и под неё подсунут кроссовок. Мы с девчонками тоже иногда так делаем, потому что надоедает постоянно её открывать и закрывать, нужно поворачиваться быстро, а все заходят и выходят, и можно этой дверью по лбу схлопотать, если зазеваешься.
Хохот стихает, и в открытую щель слышатся голоса и шум воды из душа. Оттуда же по полу стелется редкий, еле заметный парок.
Подруга не успевает мне ответить, как в проёме появляется — барабанная дробь! — мой Геночка.
Боже, я так сильно пугаюсь, но тут же сдерживаю себя. А струхнуть есть от чего — на голове, как чёрт копеечку искал, вся в мыле, потная, красная, без макияжа — разве может случиться такое невезение! Нет, сегодня определённо не мой день.
Быстренько отворачиваюсь, и мне в спину разносится:
— Привет, девчонки.
— Привет, — говорит Натали, бегая глазами от меня к Криницыну.
— Привет, — говорю я правым ухом, стараясь не показывать Геночке своего лица. Ну или того, что у меня сейчас вместо него.
— Вы кого-то ждёте?
Господи, какой у него голос! Сколько в его интонациях учтивости! До чего же он хороший. Как у него получается всё делать так к месту, всё так правильно и идеально. Господи, я сейчас в обморок, наверное, упаду от того, какой он классный!
— Да. Нам нужен Лазарев. Он там? — показывает ладошкой на дверь Натали.
— Да. Там. Скоро выйдет. Молодец. Хорошо пробежала сегодня. — На моё правое плечо ложится ЕГО рука, и я проваливаюсь в другую реальность. В ней мне плевать на то, как я выгляжу, потому что все рецепторы, как ловцы солнечных зайчиков, мгновенно оказываются на коже под этой ладонью.
«Боже». — Поворачиваюсь с квадратными глазами к Геночке.
— Что ты так смотришь. — Вскидывает он на меня свои идеальные брови и немного ухмыляется уголками идеального, красивого рта. — Правда молодец. Хорошо бегаешь. Ну, ладно, я побежал. Бай, — делает он дежурный жест ладонью и направляется по коридору на выход.
«Боже. Боже. Боже. Божечки».
— Он меня заметил, Натали?! Я сплю?! — Чтобы не завизжать как дурочка на весь коридор и не подпрыгнуть до потолка, прижимаю к лицу сжатые кулачки.
— Я же говорю, что тебе нужно быть посмелее, — не разделяет моих восторгов подруга. Да оно и понятно — ей не до этого. Стоит вон вся белая возле синей стены помещения и тоже немного синеет от этого цвета. Я сбрасываю с себя эйфорию, «съедаю» улыбку от уха до уха и делаюсь серьёзной. Это ещё не конец. Всё впереди.
Как в воду глядела.
Мы топчемся на месте минут восемь, наверное. Перекидываемся фразами, волнуемся, вздыхаем. За это время из раздевалки выходят и заходят парни, знакомые и не очень. А когда оттуда показался Лазарев, Натали уже настолько вся на взводе, что, забыв про все свои заготовки, бросается к нему и толкает в грудь.
— За что ты его так, а? — пищит, как мышка.
Я остаюсь стоять, решив пока не вмешиваться, хоть её всю заколотило, и по щекам покатились слёзы. Я опешила. И откуда только взялись? Только же ничего не было.
— Ты чего, полоумная? — выпучил на неё глаза Толик.
— За что? А? — Она опять как-то неуклюже кидается на него. Делает это, как девочка.
— Да уйди ты от меня! — отмахивается одной рукой Лазарев, придерживая другой на плече рюкзак.
— Тебе не стыдно, Лазарев? Он же слабее тебя!
— И чего? Он пацан и пусть отвечает по-пацански! Дерьмо мне подложил.
— И что? Нельзя просто поговорить? — кричит сквозь рыдания Натали.
Я стою из последних сил, потому что мне тоже хочется этому Толику вцепиться в лицо. Ух, как я зол!
— Да отстань ты от меня!
И в этот момент он толкает мою подругу особенно резко и сильно. Натали взмахивает руками, хватаясь за воздух, но у неё ничего не получается, она делает быстрый неловкий шаг назад, потом второй, врезается спиной в стену и как-то криво оседает по ней, подогнув под себя ногу. Всё выглядит так, будто Лазарев не рассчитал, что Натали такая лёгкая и слабая, и толкнул её, как всех, а её как всех нельзя.
— У-уй-й-и-и… — хватается подруга за голеностоп.
В моей черепной коробке взрывается бомба. С макушкой накрывает возмущением и гневом.
— Ты что-о-о? — Себя не помня, кидаюсь я на Толика. Ну, наконец-то! Сейчас я ему покажу! — Ты что-о-о? — Мне так горько и обидно за подругу, что, даже все слова из головы повылетали. — За что ты её, урод?
— Да отвалите вы от меня!
Сильно повредив одну, Толик немного присмирел, поэтому мне удаётся схватить его за полу мастерки, потянуть на себя, а второй рукой вцепиться ему в волосы.
— Ауч! Дура, отвали, а не то…
— Я… т-т-тебе… пок-к-кажу… — плохо понимаю, что делаю, но со всей злостью таскаю его за патлы и мастерку. Его рюкзак с мягким стуком падает на пол. Видимо, там только одежда.
— Э! Вы чего?! А ну-ка! — Какая-то сильная рука хватает меня за плечо и буквально отдирает от Лазарева. Я отлетаю в сторону и готовлюсь стопроцентно врезаться в стену спиной, но эта же рука придерживает меня за это же плечо. Поворачиваю голову.
Вы всё ещё думаете, что это не самый дуратский день в вашей жизни? Тогда он идёт к вам.
Найк Громов. Собственной персоной. Одной своей лапищей он держит меня, а другую упёр в грудь Лазареву. Его другу, кстати. Мне картинку видно, но плохо — мешают упавшие на глаза волосы.
Снимаю резинку и распускаю их совсем. Дышу, как паровоз и ноздрями, и ушами.
— Что за кипишь, Толян? — Убедившись, что я под контролем, Найк поворачивается к Лазареву.
— Да я вообще не вкурю. Найк!
Вся надутая и злая, привычным, быстрым движением собираю волосы в хвост и дую на чёлку.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • evk82 о книге: Каролина Дэй - О'кей, шеф
    Когда только пройдёт мода на властных кобелей.

  • star72 о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    annettka, это не фанфик, а небольшой рассказ о событиях, которым не нашлось места в написанных книгах. Автор любит пописывать такие мини рассказы типа "в подарок тому-то, к Новому году и тд".

  • annettka о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    А это не фанфик?


  • Юнона о книге: Анна Муссен - Ведьма с украденным именем
    Ни на что не похожий авторский мир ведьм и магов. История ГГев поначалу была несколько запутанной, но затем было просто не оторваться! Здесь и психологизм, и даже триллер. Это не ЛФР, но хорошее фэнтези, где тонкими штрихами вписана интринующая ЛЛ. Хотелось бы увидеть продолжение истории, т.к. не все сюжетные ходы были раскрыты: о чем был договор между ГГней и ее фамильярами, чего пытался добиться Тмин, автор в конце как будто намекнула на оправдание его поступка. Почему ГГня в новом воплощении не вспомнила старых друзей, только свое имя? Хочется узнать, как все сложится дальше.

  • Alena741 о книге: Галина Дмитриевна Гончарова - Маруся. Попасть не напасть
    Очень интересно.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.