Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48455
Книг: 121050
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Перемирия не будет»

    
размер шрифта:AAA

Пролог

Дойдя до конца, люди смеются над страхами, мучившими их в начале.
Я тщетно пыталась уснуть, раскачиваясь в гамаке.
Сердце сжимали тиски мрачного предчувствия, а тараном бьющие в борт волны отдавались болезненным набатом в голове. Судно опасно кренилось то на один, то на другой бок, но пока умудрялось опережать бурю, спешащую следом, прочно скользя по неспокойной поверхности Стеклянного моря. Только сумасшедший рискнет пересечь его в сезон штормов. Ну или контрабандист, подвязавшийся забрать скоропортящийся товар за обещанный баснословный куш.
В кромешной темноте я задумчиво обводила пальцами пульсирующую болью вязь, со вчера она выросла на всё предплечье и ощущалась выпуклой гравировкой. Обжигая подушечки, я проследила её путь до локтевого сгиба и с облегченьем выдохнула, за последние пару часов её размер не изменился.
— Акира, — услышала я сквозь завывания бури, голос капитана, — помоги.
Я с трудом выпуталась из просоленной сетки и придерживаясь стен поднялась по узкой лестнице. Неприветливо встретивший меня ветер бросил за шиворот пригоршню застывших льдом соленых капель и надул парусами плащ, подгоняя в спину. Я ступила на палубу, вслушиваясь в крики стихии.
Магический след, наведенного шторма больно щипал ледяными пальцами щеки, слепящие молнии и громовые раскаты дезориентировали, лишая возможности сосредоточится и всё же не надо быть семи пядей, чтобы понять — проклятье догнало «Одноглазого кракена».
Мачта надрывно трещала, грозя разлететься на части, рваные, незакрепленные паруса неистово хлестали по реям, словно поломанные крылья падающей в обрыв раненной птицы. Форштевень стремительно разрезал встречные волны, словно горячий нож мягкое масло, но удача не могла вечно сопутствовать клиперу, и разделившая на куски эбонитовое небо ветвистая молния ударила ровно в центр судна.
Я упала на колени, пригибаясь от осколков и вцепилась пальцами во влажное дерево, ломая ногти до крови. Руку с меткой пронзило невыносимой болью, будто засунула её в саламандровые угли, злые слезы застилали глаза, а быть может это был дождь, но сцепив зубы, я зашептала заклинание, завершая сложное плетение на выдохе.
Вспыхнувшая гектограмма выжгла чёрную плесень смертельного проклятья, распыляя злое слово по ветру. Свозь сизые тучи пробивался несмелый луч радостного солнца, расцвечивая тёмное море всеми оттенками лазури.
Обошлось.
В этот раз.
— Еще увидимся, ведьма, — прозвучало в моей голове, и я упала лицом в мокрые доски, теряя сознание.

Глава 1

Лиха беда начало.
Откинувшись в удобном кресле у жарко пылающего камина и смакуя горский виски из тонкостенного сниффера Александер Рейдж, герцог Серптус, снисходительно советовал другу:
— Ну так вызови некроса, Айзек. Слава Великим отдел ими забит под завязку.
— Ни за что бы не догадался, твоя идея столь оригинальна, — парировал Хант. — Уже. И теперь в прозекторской рядом с моим поверенным лежит твой чернокнижник.
— Как? — хищно вскинулся вмиг сбросивший с себя показную ленцу (безучастие) герцог. Как глава МагКонтроля он держал руку на пульсе, и каждое мало-мальски серьезное дело было под его неусыпным контролем. А преступление, в котором гибнет маг, тем паче маг, работающий на управление, не могло остаться незамеченным.
Сегодня утром был найден второй затейливо обезображенный труп и, пожалуй, Управление МагКонтрроля в лице Его Сиятельства решительно займется этой проблемой. Но в связи со смертью того, кто с этой самой Смертью должен быть на короткой ноге, к делу нужно подойти с чувством, с толком, с расстановкой.
Он пошлет за Комри, тот его ни разу не подводил.
— На сколько я понял, этот самоуверенный идиот не замкнул круг, — в нетерпении переминался у камина герцог Хантингтон, отказавшись присесть. Кожаный хлястик стека то и дело проходился по голенищу сапога, выдавая его нервозность.
Еще утром с супругой они планировали отбыть в Вары, мягкий климат морского курорта сейчас больше подходил Клер. Беременность в этот раз протекала без осложнений, но Айзек предпочел подстраховаться, сменив холодную в это время года столицу на всегда солнечный Сорум.
— В любом случае, — продолжил Хант, — мы вернемся в первой декаде. Рожать упрямица хочет здесь. — Говоря о супруге, герцог улыбнулся, его резкие черты смягчились, а взгляд поплыл. Вот уже пять лет как Айзек был влюблен (о ужас, ужас, это же моветон) в свою же жену, но глядя на него, эта ноша не казалась Алексу неподъемной, пожалуй, единственной женщиной, ради которой он когда либо был готов рискнуть своей свободой — это Клер Хантингтон. Но увы и ах, она была счастлива в браке и в милосердии Рейджа не нуждалась. — Вот. — Хант выложил белый прямоугольник визитной карточки на стол. Серебряная руна Кеназ словно подсвечивалась изнутри, пульсируя на бумаге. — Сходи к ней.
— Схожу, — благосклонно принял непрошенную помощь Рейдж. Он не раз слышал о колдунье в припортовом Тальвеге*, но вот повода заглянуть к ней у герцога всё не находилось. Удивительно законопослушная ведьма.
На сим друзья распрощались, а визитка затерялась среди прочих на столе, и только спустя неделю, когда Его Сиятельство искал надушенный конверт от некой навязчивой, назначившей полуночное свидание несси, он наткнулся на прямоугольник с руной.
Повертев её в руках, Рейдж прочёл адрес на обороте и выбросил визитку в посеребренную корзину для мусора. Кусочек крафта вспыхнул и осыпался белым пеплом, уничтожая свидетельство собственного присутствия в кабинете одного из самых влиятельных людей Орума.
От жарко натопленного очага, в котором весело булькал клюквенный отвар распространялся жар, будто от домны, но кутающаяся в подбитый чернобуркой плащ девушка всё равно дрожала. Тонкие пальцы судорожно теребили ленты капора, но ведьма была категорична:
— Никаких любистоков, — повторила Амадина, — я не занимаюсь приворотом, благородная несси. Любое магическое воздействие вызовет откат, а оно вам надо?
Я смерила категоричным взглядом дрожащую девицу в светлом плаще и сильнее сдвинула подкрашенные чёрным брови, и, хотя клиентка была настроена решительно, было видно, что о последствиях она не задумывалась. Девица затряслась сильнее и выложила на стол еще один кошель. Ну что за упрямая корова, подумалось мне. Я, конечно, могла бы состряпать премерзкое на вкус варево, но трава сама по себе была бесполезной, а тратить силы на приворот выгодного женишка даже с учетом двойной оплаты, не собиралась категорически.
— Пожалуйста, Арика, — протянула несси, — я люблю его.
— Но он не любит, Моник, — отрезала я, приняв окончательное решение. От собственного имени из моих уст девушка побледнела, но решительности в её льдистых глазах не поубавилось. — Кости не лгут. Да ты и сама это знаешь, иначе не стала бы прибегать к привороту. Я не встречала таких мужчин, ради которых стоило провести хоть секунду в Саляре**…
— А я встречала, — перебила меня отчаявшаяся несси. — Он…
— Не стоит и твоего мизинца. — Прервала я хвалебные оды. — Вот, смотри. — Я вновь бросила костяшки с начертанными на них символами, и вновь они упали, не предвещая ничего хорошего милой, но глупой Моник. — Я знаю, ты запомнила их расположение. Что ты видишь теперь?
— То же самое, даже перевернутый «Эйваз» лег точь-в-точь…
— Не просто перевернутый, его усиливают вот эти две… «Ир» и «Нот». Твоя судьба рядом, оглядись. А про него, — и я ткнула в карандашный набросок не больше золотого дракона*** в диаметре, — забудь. Или иди к другой ведьме, я тебе не помощник.
Моник решительно кивнула, запахнула плащ и вышла, на столе так и остался стоять второй кошель с золотом. Я заперла за ней дверь, вряд ли кто-то еще сподобиться выйти на улицу в такой ливень, небрежно смахнула плату в ящик стола, собрала руны в мешочек и присев, раздвинула посуду. За фальшивой стенкой оказался крошечный, но очень надежный сейф.
Я поставила рядом с двумя другими мешочками тот, что с рунами и захлопнула хранилище.
Нацедив себе кружку густого отвара, я, зевая, поднялась по лестнице. Попади сюда любой из моих клиентов, не поверили бы, что эта девичья светелка, просторная и ясная, принадлежит мне. Антураж рабочего зала был выдержан в типичном ведьминском стиле, как его понимает простой обыватель, то есть повсюду висели пучки трав, иссушенные трупики малоприятных при жизни млекопитающих, в котле всё время булькало, подозрительно пованивая, неровным пламенем полыхали кроваво-красные свечи и прочее, прочее, прочее.
Я согрела руки о чашку и откинулась в мягком кресле, пристроив ноги на удобный пуф. Дремлющий у очага Кот соизволил распахнуть в мою сторону один янтарный глаз и лениво вытянув лапы, уронил неподъемную башку обратно, решив не покидать теплого местечка. Серебряный ошейник с вязью защитных рун блеснул в неярком свете живого пламени и скрылся в густой шерсти.
Я почти задремала, и уже было собралась перелечь на кровать, спрятанную за расписанной цветами и птицами шёлковой ширмой, когда очередное мерзкое виденье ворвалось в мою реальность. Хрипящий, раздирающий в предсмертной агонии грудь скрюченными пальцами мужчина, с ужасом взирающий на меня стекленеющими глазами мало способствует крепкому сну и сладким грезам.
Я зарычала, негодуя на МагКонтроль в общем и его начальника, в частности, ведь знаю наверняка, что несколько дней назад Хант передал мою визитку, как знаю и то, что под видом влюбленной пары на следующий день ко мне явились агенты Змея. Я развела бурную деятельность, дабы смягчить ожесточившееся сердце матушки «любимой», мешающей соединению сердец, а по сути, лишь продала валериановые капли…быть может надо было предложить седативное посильнее, или вообще слабительное?
Я накинула плащ и вышла в дождь, что и не собирался утихать, отчаянно барабаня по худым крышам. На перекрестке всегда стояли пара тройка кэбов и я, кивнув вознице, крепко прикладывающемуся к согревающему пойлу, назвала адрес городской резиденции несносного герцога.
Дурацкий долг, что я не занимала, но вынуждена была отдать давлел надо мной.
— Надеюсь, его не будет дома, — пробурчала я, стукнув по крыше кэба.
Безусловно, я ошиблась.
Его сиятельное Сиятельство удалось поймать на ступенях особняка.
Он то ли спускался в дождливую ночь, то ли поднимался из неё в приветливо расцвеченный огнями дом, по большому счету мне было всё равно. Вежливость — фальшивая монета и их у меня полные карманы:
— Приветствую, вас, Ваше Сиятельство, — выступила я из тени, в которой поджидала Змея последние десять минут. И немедля перешла к делу: — У вас еще один труп.
— Добрый вечер, несса. — Ответил мне герцог. — У меня? — Он так искренне удивился, будто не возглавлял МагКонтроль последние пять лет, а всю жизнь разводил фиалки.
— У вас, у вас. Меня зовут…
— Да знаю я, как вас зовут, несса Орсини. А вот о новом трупе — не знаю.
— Если вы не знаете, это не значит, что его нет, — по правде говоря, мне хотелось плюнуть на высокомерную Светлость и уйти. За те десять минут, что я ждала Рейджа, ботильоны, не предназначенные для такой погоды, отсырели, а порывистый ветер норовил задрать полы плаща, гуляя по тонкому шёлку чулок.
— Я бы выпил что-нибудь этим дождливым вечером, составите мне компанию, несса? — Нехотя предложил Змей, поглядывая на карманные часы, я же, никогда не отличалась ложной скромностью, а от того решительно кивнула и стала подниматься по мокрым ступеням.
Его Сиятельство открыл входную дверь своим ключом и небрежным жестом отослал спешащего дворецкого, приняв на себя его обязанности.
На несколько мгновений я ослепла от великолепия убранства родового особняка Сепртусов, буквально всё от инкрустированных полудрагоценными камнями канделябров до тонкой работы танского ковра, небрежно брошенного у камина, дышало антикварным прошлым. Каждый из предметов декора идеально дополнял роскошный интерьер, но больше всего меня поразил потолок.
фресками он живописно пересказывал историю: от прибытия на Орум Великих до сегодняшних, ничем не примечательных, дней. Ходили слухи, что во время Самайна**** (а каждый чтящий заветы предков отпрыск герцогского рода ежегодно в этот день давал бал) нарисованные картины оживали, поражая величием изображенных сцен, но увидеть их было дано не каждому.
В руку мне ткнулось что-то холодное и я вздрогнула, отступая, едва не опрокинув бокал с плещущейся в нем янтарной жидкостью, который мне протягивал Рейдж.
— Всего лишь виски. — Ухмыльнулся мужчина, и указав жестом на даже с виду удобное, кожаное кресло, произнес, — присаживайтесь, несса.
Поразительно, как люди не видят дальше собственного носа. Герцог обращался со мной словно я перезрелый синий чулок, двинувшийся на почве ведьмовства. Впрочем, именно такое впечатление я и надеялась произвести, хотя странно, что его куда как менее магически одаренный друг сразу понял, что я ломаю комедию и попросил сбросить, казалось на век, приставшую ко мне маску старой девы с дюжиной кошек.
От пламени, жарко пылающем в камине, сильно зачесались щеки. Я старалась не подходить близко к огню, всё же грим был не свежим и тонкий слой клея высыхая, стягивал кожу, грозя лопнуть, как шкурка лягушки. Я откинулась на спинку, вытягивая ноги, и мысленно ругала себя, за недостойное благородной несси поведение.
Впитанное с молоком матери воспитание то и дело давало о себе знать обостряющимся чувством вины или неуместными сомнениями, но и те, и другие быстро проходили, стоило лишь на мгновение вернуться воспоминаниями в ритуальную пещеру Оми.
Я зябко поежилась несмотря на жарко пылающий камин и сделала слишком большой глоток, тут же закашлявшись от раздирающей глотку гадости.
— Мерзкое пойло, — просипела я с трудом. — И за что интересно дерут такие деньги?
— Несса знает сколько стоит горский гленливет?
— Несса много чего знает, Ваше Сиятельство, — наконец-то отдышалась я, намекая про бесхозный труп. Но на мои инсинуации герцог не отреагировал, отмахнувшись, ну а я решила, что трупу уже всё равно, и правда, чего спешить, живее он не станет.
— Я наводил о вас справки, несса Орсини, — прищурился тот и многозначительно замолчал, а мне сразу вспомнились неумелые потуги его сотрудников выяснить не круто ли я луплю с доверчивых граждан за свои услуги. — Думаю МагКонтроль обойдется без вашей добровольно-принудительной помощи, а Ханту я передам, что долг уплачен.
— Кредиторы, знаете ли, обладают лучшей памятью, чем должники. С Айзеком мы как-нибудь сами разберемся, без посредников, — я поставила бокал на низкий столик и решительно встала. — Доброго вечера, Вашество.
Презрительно заломив смоляную бровь, герцог вежливо встал, провожая незваную гостью к двери кабинета. Багряные отблески заострили и без того хищные черты лица, а по-змеиному жёлтые, словно авантюриновый мёд, глаза, могли бы испугать вытянутым зрачком кого-то повпечатлительнее истиной ведьмы.
Отбрасываемая его мощной фигурой тень вдруг распростала кожистые крылья и хлестнув длинным, увенчанным острыми шипами, хвостом, втянулась назад. В следующем шаге, в отполированной до зеркального блеска паркетной доске вновь отразился человеческий силуэт.
Я спустилась по лестнице, шаря глазами по пустой улице в поисках свободного экипажа. Спину царапало пристальным взглядом, и я повела плечами, сбрасывая оковы ненужного внимания.
— Ваше Сиятельство, — услышала я за спиной громкий голос, раздающийся от входа в особняк, — барона Тимерье нашли мертвым.
Ха-ха, мысленно усмехнулась я и махнула рукой проезжающему экипажу.
*Тальвег — дно. Здесь район Ориума.
**Ад.
***Денежная мера.
****Самайн — праздник, в который ведьмы устраивают шабаши, духи и прочие потусторонние существа бродят в мире живых, а умершие родственники навещают близких, чтобы узнать, как у них идут дела.

Глава 2

Смерть — последний аргумент.
Я уже уютно разместилась в экипаже, когда дверца жалобно скрипнула, реагируя на бесцеремонное вторжение и в темном проёме появилась растрепанная голова злого герцога.
— Несссссссса, — протянул он раздосадовано, — и куда это вы? Вечер прекрасен, уверен нам стоит продолжить наше мимолётное знакомство.
В тот самый момент, когда он закончил говорить, и блеснул улыбкой, демонстрируя не по-человечески острые клыки, ему на нос плюхнулись огромная капля, слегка смазывая впечатление от угрозы, прозвучавшей в его голосе.
— Как я могу вам отказать, Вашей Светлости, в столь незначительной просьбе…
Он презрительно оглядел внутренности наёмного экипажа и, сморщившись, отрезал:
— Поедем в моем. — И не дожидаясь ответа, скрылся из вида.
Уверена, что Змей не заморачивался тем, чтобы предложить мне (женщине почтенного возраста), руку. Он просто резко отворил скрипящую о пощаде створку ещё шире и буркнул что-то вроде "жду" сквозь сжатые зубы.
Я нехотя сдвинулась с нагретого места и вышла в моросящую хмурь. Глубокая лужа, наполненная вонючей жижей, которую я тщательно избегала при посадке в карету, с радостью встретила мой ботильон наполняя его до краев. Я мысленно чертыхнулась, поминая змеиную родню сиятельства и тихонечко щёлкнула пальцами, воспроизведя незатейливое заклинание. Чулок враз просох, а упавшее было настроение, поднялось на пару градусов.
Наемный экипаж не шел ни в какое сравнение с каретой бессменного начальника МагКонтроля, тут даже была грелка для ног, на которую не мудрствуя лукаво, я уместила свои заледеневшие конечности.
— Итак… — прервал мое блаженство герцог и многозначительно умолк. Наивный, неужели он думает, что после такого холодного приема я буду хоть сколько словоохотлива?
Мы, ведьмы, народец вредный и злопамятный, так что я сделала вид, что намека не поняла вопросительно заломила бровь.
Выдержав тяжёлый взгляд, я добавила в свой раболепства и преданно вперилась ему куда-то в область переносицы, приобретая при этом взгляд чудной и придурковатый. Эти «кто-кого» гляделки могли бы продолжаться до утра, но барон жил недалеко и светлости пришлось выходить. В этот раз он таки подал мне руку, проявив галантность, ну или ему так было проще (и я склоняюсь ко второму) тащить меня к дверям. Я едва поспевала, но примерившись к его широкому шагу перестала напоминать моську на привязи.
Внешне дом барона ничуть не уступал роскоши фамильного особняка Серптусов, и войдя внутрь, я ожидала те же богатство и великолепие, но ошиблась. Пусть покойный Тимирье был богат и знатен, но род его не мог соперничать со старыми деньгами и близкородственными узами с Исконными.
Вдыхая тяжёлый, приторный аромат смерти, разлитый в воздухе, я как обычно ощущала побочку темного ритуала.
Онемевшие пальцы кололо, сердце заходилось в истеричном припадке, а пропитанный тревогой рассудок и вовсе приказывал бежать. Эмонации были такой силы, что даже на зубах скрипел горький пепел.
Здесь творили грязную магию, и я не хотела об нее запачкаться, но выбора как такового у меня не было. Так или иначе со временем Рейдж бы вышел на меня, и мне бы пришлось ему помочь, но сейчас я не подозреваемая и не просительница.
Гнетущая, опустившаяся на этот когда-то шумный, наполненный незатейливыми звуками дом, тишина казалась нереальной, слуги словно тени, беззвучно мелькали на периферии зрения и даже следователи здесь ходили на цыпочках, переговариваясь знаками и читая по губам.
Распростертое в пентосе* смерти тело бедняги барона ничем не отличалось от двух предыдущих (спасибо Хантингтону за пропуск в прозекторскую Управления) — та же синюшная исчерченная кровавыми рунами кожа, та же ампутация лингвы, тот же удивленный, не верующий в собственную смерть взгляд и та же невозможность устроить допрос.
Я вглядывалась в чёткие линии, силясь разглядеть незаметный обычному магу (а простых людей в этой комнате не было) узор плетения и найти начало и конец…
Один из следователей, осматривающий место преступления, оступился, задевая носком ботинка выгоревшие на узорчатом паркете линии и пронзительно ойкнув, упал, лишившись сознания. Двое других бросились к нему, но я рявкнула на них прежде, чем они успели его коснуться:
— Не смейте его трогать, — крикнула я что есть мочи, а то вместо одного проклятого у нас уже было бы три. — Где некрос, Ваше сиятельство?
— Уже едет, — недовольно ответил он, глядя, впрочем, не на меня, а на проштрафившиеся сотрудников.
Некромант должен будет замкнуть круг, изгоняя выпившую жизненную силу графа тварь в небытие Соляра. Туда, где демону Изнанки самое место.
Я отклонилась влево, меняя угол обзора и увидела то, что силилось скрыться: призрачная тень ощерилась острыми, игольчатыми зубами в мою сторону и вновь заметалась по замкнутому шестиугольнику, ища выход.
Я сделала знак отвращения, смешно, но банальная дуля работала, и мелкий демон завыл от безысходности, бросаясь на невидимую преграду силового поля. Он надеялся сбежать, они все надеются.
Двум предыдущим — удалось.
Откат от этого ритуала был таким сильным, что у меня кружилась голова, и я хотела было попросить отворить окно, но предупредительный герцог уже давал своим сотрудникам указание. Тонкие струйки влажного воздуха слегка разбавили яд растворенной в кислороде серы и мои глаза наконец-то перестали слезиться.
— Нам здесь больше нечего делать, Ваше Сиятельство, — тихо шепнула я, подошедшему со стаканом воды герцогу. — Некромант сам закончит. Не будем ему мешать.
— Он еще не приехал, несса, — воспротивился Змей. — Ах да, забыл про вашу способность предвидеть будущее, — усмехнулся он.
— Я услышала цокот копыт по мостовой, Ваша Светлость, — парировала я, пропуская в дом мужчину во всём чёрном. Вновь прибывший едва бросил на изломанное тело взгляд, как тут же потребовал, чтобы все вышли. Слава Небу, в этот раз прислали опытного некроса и тот сразу понял, что одного его присутствия недостаточно.
И вдруг маг обернулся, поймав залитыми тьмой глазами — мои и, узнавая, медленно кивнул.
— Я нашёл тебя, ведьма, — услышала я голос в голове и дернулась словно от пощечины. — Несса, с вами всё в порядке?
Его глаза были зелеными, как весенняя листва…
Взять себя в руки мне так и не удалось.
Меня колотил столь сильный озноб, что даже зубы клацали о стенку вовремя предложенного герцогом бокала. Слава небу в нем плескался бренди, а не вода, и меня отпустило. Пьяный огонь растекся по венам, а эхо голоса из прошлого померкло.
Но не исчезло бесследно.
Я не заметила, как добралась до дома, кажется меня вновь удостоил чести Светлейшая Светлость. Он что-то спрашивал вначале, а я отвечала невпопад, но поняв, что адекватности от меня сейчас не дождется, Змей отстал.
Изо всех сил я гнала от себя воспоминания и буквально принуждала свой мозг думать о чем-то другом, всё равно о чем: о мягкой ткани обивки, что приятно ощущалась под пальцами, о начищенных до блеска носках сапог с серебряными пряжками, что сияли даже в неярком свете экипажа, о характерном порядке написания кровавых рун на теле почившего барона решившего поддаться искушению, о неуловимых ароматах лаймоновой цедры и гвоздики, заполняющих острой пряностью легкие.
— Несса Орсини, — видимо уже не в первый раз обратился к отсутствующей мне герцог, — мы приехали. — Я искренне поблагодарила его за заботу и кивнула, когда Его Светлость выразил желание увидеть меня прямо с утра.
Я с трудом дождалась, когда экипаж герцога покинет Тальвег и только после этого проверила охранные заклятия. Первые два камушка были холодные, а вот третий, связанный с ними невидимыми, простым зрением, силовыми линиями нагрелся сразу, едва я взяла его в руки, и спроецировал мне размытую ауру, явно скрытую простым защитным амулетом. Я с облегчением выдохнула. ОН скрываться бы не стал, тем более дешёвым блокиратором от следилок, а значит у меня есть еще немного времени.
Едва я вошла у моих ног замельтешил Кот, как и положено добропорядочному фамильяру, он остро чувствовал моё настроение и чаял поддержать и успокоить. Я походя почесала между чутко навостренных чёрных ушек, увенчанных пушистыми кисточками, и отправилась в кухню-гостиную. Два горящих изумрудами глаза провожали меня, пока я смешивала успокаивающий отвар и зажигала лавандовые свечи, а затем Кот вновь улегся у очага, греясь у тлеющих углей.
Душ — единственное, чего мне сейчас хотелось больше, чем поддаться панике и схватив нажитое, бежать. Бесконечно долго я стояла под тягучими, обжигающе-горячими струями, и прислонившись щекой к холодному камню, замерла без движения, отдавая воде вернувшуюся агонию и боль воспоминаний. Выглянув из залитой паром крошечной кабины, я подхватила стакан с отваром и одним махом хлопнула еще теплый настой, горчащий имбирем и разочарованием.
Я почти полюбила Ориум: его мощеные светлым камнем улочки и выстрел пушки в полдень, утреннюю чашку горячего шоколада в соседней с домом кофейне и приветливых соседей, лучший в Кватре (это-то наверняка) выбор трав в государственной аптеке и уютную квартирку, которая стала моим домом на целых два года.
Пресная вода смыла соленые слезы, и я решительно тряхнула головой, выступая в наполненную паром комнатку. Завернувшись в тяжелую простыню, я потащилась в комнату, волоча за собой остатки ткани, словно разочарованный самкой павлин, расписной хвост.
Я столько раз убегала, начиная всё заново, что оставляла нажитое без колебаний, вот и теперь вытащила из шкафа приготовленный саквояж со всем необходимым на первое время и распахнула пошире створки, задумчиво выбирая подходящий наряд для долгого путешествия.
Куда теперь?
В Танство?
Свободную женщину там найти проще, чем воробья среди волнистых попугайчиков, да и магия у них другая, чуждая естественной природе ведьмовства. Шаманы черпают силу предков, пьют пророческие отвары, приносят кровавые жертвы и камлают среди голых степей, травницам и ведьмам там не рады.
Знаем, плавали.
В Стоунхельм или Демистан…Брошу кости и решу.
Тратить время на преображение в почтенную матрону не хотелось. Кожу болезненно стягивало и колюче пощипывало вопреки нанесенному тонким слоем крему из успокаивающих трав и масел, а длиные, до талии волосы еще были влажные и уложив их в строгий пучок сейчас, на завтра я получу такой колтун, что воронье гнездо покажется мне отличной прической. Ну выходит от ведьмы очередная легковерная несси, кто меня будет рассматривать дождливой ночью? К тому же ОН великолепно видит, как на самом деле я выгляжу и сквозь иллюзии, и через любой по сложности грим.
Спустившись с жилого этажа, я сразу бросилась к сейфу. Золото и облигации мало меня волновали, путешествовать с таким богатством куда как опасней, нежели без оного, тем более имея ключ-код от счета в горском банке проблема наличности меня не интересовала, а вот руны и карты, верные наперсницы ведьмы пренебрежения не простят. Я стянула с полки мешочки и плотно утрамбовала их в саквояже, прикрыв их парой белья. С сожалением захлопнула сейф, крутанув шестеренки (тому, кто найдет его расположение придется попотеть, сейфы КелтарсБанка взломать почти невозможно) и выпрямилась, обводя комнату внимательным взглядом.
— Кот, — позвала я фамильяра, — нам пора. — Этот меховой засранец даже не мяукнул, что говорить о том, чтобы бежать в распахнутую дверцу кошачьей переноски. — Или ты залезешь туда сам, или это сделаю я…
И вновь тишина.
Мне стало не по себе, я на мгновение закрыла глаза и прислушалась. Плещущая через край сила ответила чрез мгновения с радостью отзываясь. Поисковый пульсар сорвался с моих пальцев и методично обшарив темную, подсвеченную алыми углями комнату, рассыпался крошечными искрами над моим любимым креслом. Сдавленное «мяу», словно извинение за предательство лишь сильнее возмутило меня, ошейник вспыхнул рунами и погас.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • star72 о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    annettka, это не фанфик, а небольшой рассказ о событиях, которым не нашлось места в написанных книгах. Автор любит пописывать такие мини рассказы типа "в подарок тому-то, к Новому году и тд".

  • annettka о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    А это не фанфик?


  • Юнона о книге: Анна Муссен - Ведьма с украденным именем
    Ни на что не похожий авторский мир ведьм и магов. История ГГев поначалу была несколько запутанной, но затем было просто не оторваться! Здесь и психологизм, и даже триллер. Это не ЛФР, но хорошее фэнтези, где тонкими штрихами вписана интринующая ЛЛ. Хотелось бы увидеть продолжение истории, т.к. не все сюжетные ходы были раскрыты: о чем был договор между ГГней и ее фамильярами, чего пытался добиться Тмин, автор в конце как будто намекнула на оправдание его поступка. Почему ГГня в новом воплощении не вспомнила старых друзей, только свое имя? Хочется узнать, как все сложится дальше.

  • Alena741 о книге: Галина Дмитриевна Гончарова - Маруся. Попасть не напасть
    Очень интересно.

  • Библиофил об авторе Андрей Поздеев
    Скажу честно, меня эта книга порадовала, как оригинальностью сюжета, так и авторским стилем написания текста. Читается легко, стройное изложение мысли, глубокое знание описываемых исторических событий. Особенно хочется отметить образы главных героев, как в первой, так и во второй книге. Бесспорно, автору удалось создать образ новых героев нашего времени. Они не оторваны от реальной жизни, они представлены перед нами воплоти, каждый со своими достоинствами и недостатками. А это, поверьте мне, многого стоит. В общем, рекомендую Операцию «Артефакт» к прочтению как старшему так и младшему поколению.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.