Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42550
Книг: 106900
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Флаг над океаном»

    
размер шрифта:AAA

Дмитрий Светлов
Флаг над океаном

1
Поход в Тихий океан

Корабли эскадры застилали горизонт черным дымом. Адмирал граф Сергей Николаевич Алексеев оставил в эскадре только паровые корабли. Баркентины[1] разошлись по Индийскому океану. Корабли должны исследовать океан, нанести на карту побережье Австралии и Новой Зеландии, сделать промеры глубин, отыскать и нанести на карту Большой барьерный риф. Экипажам предстоит выполнить большую и тяжелую работу. Капитаны «Адонии», «Ариэль», «Аренды» и «Амальтеи» вправе в любое время прекратить свои исследования. Более того, видя азарт и жажду познания неведомых мест, Сергей в приказном порядке потребовал через шесть месяцев вернуться в Коломбо или Дурбан. Кораблям потребуется ремонт, экипажи должны отдохнуть в условиях спокойной береговой жизни.
Англичане провожали русские корабли с нескрываемым облегчением. Командир крепости Мадрас искренне пожелал удачи. Его фигура еще долго виднелась на площадке береговой батареи. Уход русских кораблей снял с сердца полковника неприятную тяжесть. Между Россией и Англией — военный союз против Турции. Все равно тревожно, когда рядом чужая армия, которой можно противопоставить только белый флаг. Тем более что французы весьма настойчиво и агрессивно атакуют в долине реки Полар и предгорьях Восточных Гат. Появились тревожные сведения о концентрации войск князя Салар Джан-гома. Если армия Голконды вторгнется в Тамиланд — и англичанам, и французам придется искать компромисс. Здесь только один вариант — военный союз с князем против Тамиланда и Франции. Понятно, что французы попытаются сделать то же самое. Вопрос цены полковника не смущал, сначала придется предложить самые выгодные условия, лишь бы привлечь на свою сторону. Покончив с общим врагом, можно напасть на армию князя и забрать его земли вместе со своими обещаниями.
Бросив последний взгляд на дымящие у горизонта корабли, полковник пошел в штаб. Пора составлять план военной компании. Попытка войти вглубь Тамиланда провалилась. Французские войска оказали очень сильное противодействие. Вход армии Голконда в Аркот не имеет никакого значения. Для начала следует повторить боевую операцию десятилетней давности. Тогда английские войска осадили французскую крепость Пондишери. Потребовался год тяжелых боев, прежде чем английские войска сумели захватить крепость. Но французы неожиданно атаковали и взяли английскую крепость Кудда-лур. Между двумя крепостями всего двадцать километров. Английская армия из Пондишери бросилась на помощь, желая выбить захватчиков из крепости. Но французы обманули и, устроив засаду, выиграли бой. Англия потеряла доступ к богатствам Тамиланда. Пришлось покупать новый участок земли и строить крепость Мадрас.
— Господин полковник, к вам прибыл гонец от князя Салар Джангома.
— Подождет, у меня сейчас нет времени. Однако гонец уже шел навстречу.
— Возьмите и распишитесь в получении, — гонец протянул пакет и сопроводительный лист.
Полковник расписался на листе рисовой бумаги.
— Напишите ваше имя полностью, занимаемую должность, число, месяц и год.
Полковник хотел было выругаться, но сдержался и заполнил сопроводительный лист по всем правилам. Проводив глазами уходящего гонца, вскрыл пакет. Несколько раз перечитал сообщение и разразился нецензурной бранью.
Еще бы, князь Голконда оповещал о взятии земель Тамиланда под свою опеку и в вежливой форме запрещал иностранным гостям выходить из крепости с оружием в руках. В течение года иностранцы должны срыть вокруг своих поселений крепостные стены. Пушки могут храниться только на складах в разобранном состоянии. Полковник не собирался предпринимать каких-либо действий. Это не его уровень. Решение должны принять в Лондоне, он только исполнитель. Одно плохо, князь дал год на снос крепостных стен. Слишком маленький срок, года не хватит даже для консультаций с генералом, который ведет боевые действия в княжестве Майсур.
— Господин полковник, что делать со стражниками?
— Какими стражниками?
— Вместе с гонцом прибыла сотня стражников, которая будет патрулировать нашу крепость и порт.
— Вы их впустили в крепость?
— Нет.
— Не впускайте. Нам еще здесь не хватало индусов!
— Господин полковник, стражники предупредили, что запрещен выход из крепости с оружием.
— Ну и что? Зачем нам выходить?
— Мы же воюем с французами.
Еще одна головная боль. Что делать? Требования князя он не может выполнить, это за пределами его полномочий.
Степан Малинин отправил в Бенгалию подготовленную группу приказчиков. Граф Алексеев подробно разъяснил дальнейшие шаги по внедрению в индийскую экономику. Через шесть месяцев должны подойти четыре новых броненосца и два полка африканской пехоты. Первым шагом будет демонстративный вход кораблей в Калькутту. Броненосцы «Идеальный», «Игривый», «Изворотливый» и «Изменчивый» с морской пехотой на борту, послужат опорной базой для открытия новой фактории. Приказчики до прихода броненосцев должны установить контакты с правителем Бенгалии. Десять лет назад князь Брахмапутра изгнал англичан со своих земель. Но они вернулись с большой армией и силой захватили Бенгалию. Сейчас правитель сидит в Дакке под домашним арестом. Удовлетворенные достигнутым результатом, англичане допустили ошибку, которую должен использовать Степан Малинин. Английская Ост-Индская компания прекратила торговую деятельность на оккупированных землях. Колонизаторы довольствовались сбором налогов. Опираясь на броненосцы, Степан Малинин развернет в Бенгалии активную торговлю. Эта часть Индии славится муслиновыми тканями.
Торговля в колониях всегда была слабым местом англичан. Они не могли предоставить аборигенам нужные товары, а то, что привозили, было плохого качества. Возможно, неспособность изготавливать нужные для торговли товары и послужила причиной перехода от традиционных факторий к откровенному силовому захвату. Кстати, как только Английская Ост-Индская компания добилась ощутимых прибылей, государство напрямую захватило Индию. Правительство забрало себе все земли и активы компании, выплатив пайщикам только уставной капитал. Голландская Ост-Индская компания прекратила свое существование во время наполеоновской оккупации. Англичане воспользовались беспомощностью Нидерландов и захватили большинство факторий. Та же участь постигла Францию. Пока Наполеон воевал с Россией, англичане прибирали к рукам заморские фактории французов. Но это другая история.
Сергей держал флаг на броненосце «Требовательный». После обеда сидел под тентом и любовался солнечными бликами на голубых волнах Бенгальского залива. Вот только мысли были очень далеко. Он еще раз обдумывал слова, которые услышал от полковника Аксеки Йозгат. Несколько лет назад Сергей блокировал на Таманском перешейке турецкую армию. Тогда же заключил сделку с генералом Такин Хомайном. Договор обещал выгоду для обеих сторон и не таил в себе далеко идущих планов. Генерал разворачивает армию на восток и обходит Кавказ с севера. Затем проходит по южному берегу Каспийского моря, где захватывает туркменские города. Турецкий генерал легко пройдет по тюркоязычным землям, там нет войск, способных оказать генералу сопротивление.
На захваченных землях поднимается русский флаг. Офицеры и солдаты бывшей турецкой армии получают земли и рабов. Сергей получает необходимые для своих целей нефтеносные районы. Для местного населения не будет никаких видимых изменений. Просто и прагматично, без каких-либо далеко идущих планов. Россия вбивает у своих южных границ стратегический клин. Турция теряет даже теоретическую возможность напасть на Россию с юга. Впоследствии Сергей не обратил внимания на дальнейшее развитие событий. Генерал Такин Хомайн не остановился на восточном берегу Каспийского моря. Его армия продолжила поход на восток. При этом восьмитысячный корпус вырос до двадцати пяти тысяч солдат. Ну, воюет генерал где-то в Центральной Азии. Снабженцы графа Алексеева доставляют генералу пушки и порох, обратно привозят богатые трофеи. В Петербурге на самоуправный поход закрыли глаза. Воюют казаки на далеких турецких землях, ну и пусть. Казна потерь не несет, а с пользой разберемся после войны. Сам Сергей попросту выкинул затянувшийся поход из головы, для него ни вреда, ни пользы.
Переговоры с Голицыным и Строгановым заставили вспомнить о генерале. Владельцы заводов центральной и восточной Сибири искали пути сбыта готовой продукции. Первоначальное соприкосновение интересов в совместном строительстве железной дороги и развитии морских перевозок через северные моря переросло в план военной экспансии. Алексеев, Голицын и Строганов договорились захватить Маньчжурию и выйти на рынки Китая и Тихоокеанского побережья Америки. Так армия генерала Такин Хомайна получила десятитысячное усиление. В районе Иркутска присоединилась башкирская и калмыцкая кавалерия. Сергей не переставал удивляться, с какой легкостью бывший турецкий генерал согласился возглавить дальнейший поход на восток.
Прощание с полковником Аксеки Йозгат открыло глаза и объяснило причины. Полковник стремился принять участие в походе на Маньчжурию. Но сложное положение в Индии изменило его первоначальное намерение. Аксеки Йозгат добровольно принял решение возглавить военные операции в Индии. В свою очередь Сергей был за это очень благодарен. Лучшей кандидатуры просто невозможно найти. Многочисленные совместные операции давно убедили графа Алексеева в немалых воинских талантах полковника. Дополнительным фактором являлось умение турецких офицеров вести бои против европейцев. За последние столетия турецкая армия раз за разом наносила европейцам сокрушительные поражения. Каждый разгром отражался звоном золотых монет, утекающих из испанской Казны. Испания упорно держалась за титул хранительницы устоев римско-католической веры. Поражения на полях Австрии и угроза захвата Вены вынуждали Испанию платить дань турецкому султану. Столица Священной Римской империи не может быть в руках мусульман.
Во время последнего совещания, когда согласовывали план дальнейших действий, Сергей спросил полковника Аксеки Йозгат о столь необычном стремлении в Маньчжурию.
— Хозяин, ты разве не знаешь, что Маньчжурия является нашей родиной?
Вот те раз! Сергей никогда об этом даже не слышал. Все его знания ограничивались тем, что Осман I Завоеватель родился где-то на территории нынешнего Туркменистана.
— Я был уверен, что все турки вышли с восточного побережья Каспийского моря.
— Нет, с восточного побережья пришли османы, и выбрали земли между Черным и Средиземным морями.
— Разве были другие племена?
— Конечно! Сначала из Маньчжурии вышли тюркские племена вандалов, гуннов и алан. За ними пошли племена сельджуков.
— Что-то не складывается. Вандалы и гунны очень давно ушли в Европу. Через несколько столетий на наши земли пришли монголы.
- Все складывается очень хорошо. Сельджуки начали войну с Персией, мы освободили арабов от многовекового персидского рабства.
— Здесь я не спорю, потому что не знаю. Но к приходу монгольской армии аланы жили вдоль Волги и Дона до Крыма.
— Правильно! Сельджуки захватили Сирию и Египет, попутно дали по голове вашим крестоносцам.
— Крестоносцы не наши.
— Извини, хозяин, не хотел обидеть. Мы знаем различие твоей веры и догматизма Рима.
— Как-то неожиданно слышать твои слова.
— Главное в том, что наш уход из Маньчжурии открыл дорогу монголам. Монголы шли по нашим следам.
Слова полковника поставили Сергея в тупик. Привычные истории и сюжеты никак не укладывались в рассказ Аксеки Йозгат.
Во-первых, половцы и кипчаки. Согласно с привычными историями, это узкоглазые злодеи. Со слов полковника получалось, что от «Дикого поля» до первого монголоида не менее шести тысяч километров. О данном периоде Сергей знал только одну деталь. Угро-финские племена жили в районе Урала. Они уходили от монголов и разделились на две части. Угры ушли на безводные холмы Панонии, финские племена осели в прибалтийских болотах. Услышанная история оказалась полной неожиданностью. Вместе с тем эти слова увязывали в единую связку поступки турецких казаков, становилось понятным стремление захватить Маньчжурию. Но как-то не верилось. В голове слишком укоренился стереотип азиата, который просто обязан испокон веков жить на этой территории.
По-видимому, сомнения на лице Сергея были столь очевидны, что полковник и другие офицеры принесли письма, полученные от своих друзей, которые шли вместе с генералом Такин Хомайном. Письма стали еще одной новостью. Граф Алексеев как-то не задумывался о том, что два отряда могут держать между собой связь, обмениваться частными письмами.
— Посмотри, хозяин, — командир первого батальона протянул письмо.
— Вот, читай, читай. Это писал мой двоюродный брат. Ваши алтайцы, тувинцы и башкиры говорят на родственном с нами языке.
— Отсюда только один вывод: алтайцы, тувинцы и башкиры больше ваши, чем наши.
Офицеры засмеялись шутке.
— Это не совсем так, их кровь уже имеет монгольскую примесь. Генерал Такин Хомайн обязательно отправит султану весть о взятии Маньчжурии!
Пусть сообщают, если для султана это так важно. Во всяком случае, Сергей смог сделать предположение, почему Турция так упорно стремилась выйти к Волге. Если следовать логике рассказа полковника и его офицеров, Крым, Дон и Волга до Казани считаются исконно турецкими землями. Только не согласится султан обменять свои земли в Европе на далекую Маньчжурию.
Командир эскадры крейсеров был доволен. Еще бы! Ему удалось выследить корабль контрабандистов. Голландский корабль уже два года с откровенным нахальством доставляет бунтовщикам оружие. Чаще всего корабль выгружается в Филадельфии, где берет золото и серебро с рудников Пенсильвании. О самом судне мало что известно. Этот быстроходный корабль никому не позволял к себе приблизиться. Wallhaven, как назывался корабль контрабандистов, всегда легко уходил от преследователей. Но сейчас нахалу наступит конец. Четыре британских крейсера блокировали выход из залива Делавэр, голландскому кораблю не уйти. Остался только один путь — на морское дно, если этот безумец выберет такую дорогу.
Капитан Мартин Ван дер Ваальс никогда не считал себя безумцем, как, впрочем, и контрабандистом. Он уже более двух лет работал на русского графа Алексеева, который прославился отчаянными пиратскими набегами на турецкие корабли и города. Два корабля, Wallhaven и Maashaven, с регулярностью почтового дилижанса доставляли бунтующим американским колониям оружие, порох и прочие военные грузы. Обратно везли золото и серебро. Очень прибыльная торговля, многие пытались заработать на прорыве торговой блокады, только мало кому это удавалось. Англичане серьезно относятся к патрулированию побережья. Тем не менее Wallhaven и Maashaven возили оружие регулярно, и будут возить дальше. Нет еще таких кораблей, что смогут догнать океанских красавцев.
Эта парочка является третьим вариантом специальных кораблей для перевозки оружия в бунтующие колонии. Высота мачт — сорок семь метров, что достигнуто благодаря стальным тросам. Только русский граф может себе позволить стальной такелаж. Многие пытались применить стальные тросы, да только нет таких заводов в Европе. Никто не может их сделать. Попытки изготовить сотни километров стальной проволоки кончались ничем. Здесь вопрос даже не денег, хотя стальные тросы по цене получались золотыми. Во время протяжки рвалась сама проволока, ломались волочильные станки. Не получалось равномерной подачи расплавленного железа единого качества. Неразрешимой проблемой встала равномерная скрутка проволоки в трос. В результате даже маленький кусок стального троса оказывался лохматым жгутом многократно склепанных обрывков. Оба корабля представляли собой настоящий кладезь различных усовершенствований. Особую гордость представляли пушки. Восемьдесят орудий под сорокакилограммовые ядра. Граф лично обучал методике боя и правилам ведения огня. Пушки легко перестраивать на различные режимы стрельбы. К привычному для всех моряков варианту настильной стрельбы, когда ядра летят над поверхностью воды, добавились новые. Появилась возможность прицельного огня прямо но кораблю. Научились комбинированному залпу с применением подкалиберных снарядов. И много других вариантов. Граф Алексеев обучил своих капитанов новым приемам тактического маневрирования. При этом не забывая напоминать, что иногда в бою лучшим маневром может оказаться поворот на обратный курс.
Мартин Ван дер Ваальс заметил английские крейсеры задолго до подхода к выходу их залива Делавэр. Паруса вражеских кораблей рассмотрели за сорок километров, на траверзе деревушки Денвер. Капитан решил продолжить движение. Ширина на выходе из залива составляет двадцать километров. Вполне достаточно для различных маневров. Англичане хотят помериться силами? Мартин Ван дер Ваальс не возражал, не они первые и не они последние. Wallhaven несколько сдерживая скорость, пошел к северному берегу. Не прошло и получаса, как англичане их заметили и начали готовиться к перехвату. Куда спешить? До сближения больше часа, затем час боевого маневрирования. К моменту начала самого боя экипаж уже устанет.
Англичане встретили Wallhaven у северного мыса. Четыре корабля выстроились в строгую линию, лишая любой возможности выскользнуть из-под пушечного удара. Из открытых пушечных портиков торчат любопытные головы английских канониров. Тридцать два портика на борт, шестьдесят четыре пушки на корабль, стандартный английский крейсер. Только вот на Wallhaven восемьдесят орудий, да калибр его пушек заметно больше. В принципе, можно начинать, только далековато от берега. Американским колонистам затруднительно снимать трофеи на таком удалении от берега. Мартин Ван дер Ваальс приказал повернуть на юг к маленькому поселению Дагсборо.
Капитан хотел было приказать еще уменьшить парусность, да заметил, что крейсеры начали сближение для выхода на дистанцию залпа. Это лишнее, надо подождать. Wallhaven начал медленно уходить вперед, вынуждая противника тянуться вслед. О попытке сблизиться было забыто. Капитан посмотрел на старшего офицера и канонира:
— Приступаем, господа.
— Первый этап как обычно?
— Начнем с залпа левым бортом из двадцати пушек.
Ван дер Ваальс посмотрел на берег, до деревни полтора километра. Свисток. Звонко ударили пушки. Отмашка вправо, запели боцманские дудки[2]. Корабль начал крутой поворот на обратный курс. Шкотовые матросы четко отслеживали положение парусов. Наполнение ветром не упустили, через тридцать секунд закончили поворот и пошли в обратную сторону. Свисток. Залп из двадцати пушек правого борта.
Первый и третий крейсеры с проломанными бортами медленно ложились боком на воду. Второй корабль вышел из линии и пытался пойти на сближение. Четвертый сначала повернул в сторону океана, затем решил изменить маневр. В результате парусник потерял инерцию и «завис» против ветра.
— Поможем экипажу, — капитан показал на «зависший» крейсер.
Залп вдоль корпуса с двухсот метров. Моряки хорошо видели, как ядра насквозь прошили вражеский корабль. Чугунные шары вылетели с противоположной стороны вместе с обломками корпуса. На последнем крейсере сообразили, что им пришел кирдык. Капитан Мартин Ван дер Ваальс подхватил это турецкое слово от хозяина. Словечко понравилось и частенько пускалось в оборот. Англичане спустили флаг и паруса. Wallhaven лег в дрейф, поджидая спешащие от берега рыбацкие баркасы.
Короткий и прозаичный бой. Очевидное преимущество в скорости должно было заставить англичан применить другое построение. Ну а пушки… Мало кто знает, что на кораблях графа Алексеева установлены стальные пушки, по форме напоминающие винную бутылку. Очень мощные и дальнобойные орудия. Мизерная теплоемкость позволяет делать четыре выстрела в час. Куда тут англичанам соваться, противопоставляя залп с интервалом в два часа? Дождавшись, когда американские колонисты разоружат сдавшийся крейсер, капитан Мартин Ван дер Ваальс приказал поднять паруса. Пора в океан, порт назначения — Петропавловск. Здесь, в проливе Гибралтар, выгрузят золото и погрузят трофейное турецкое оружие.
Восемнадцатый век. Европа уже приняла символизм флага, но понятие «национальность» сформировалось намного позже. В восемнадцатом столетии отношения людей базировались на взаимной приязни, вне зависимости от национальной принадлежности. В истории каждого государства можно найти многочисленные примеры, когда целые дворянские семьи покидали одного короля и переезжали служить другому. Нередко этот другой монарх находился в состоянии войны с бывшим сюзереном. Понятие национального самосознания возникло только перед Второй мировой войной. С одной стороны фашисты декларировали превосходство своей нации. Примитивный лозунг «Мы лучше других» до сих пор используют многие политики. Другим центром формирования национального самосознания стал СССР. В своей попытке объединить разные народы на фундаменте русской экономики, коммунисты незатейливо декларировали: «Под знаменем марксизма-ленинизма вперед к победе!» Третьей стороной стали развитые страны Европы. Они столкнулись с реальной угрозой проникновения идеологии Коминтерна и вынужденно муссировали национал-патриотические идеи.
Разброд среди вассальных для Турции арабских стран Северной Африки отошел на второй план. В павильонах и залах великолепного дворца Топканы говорили о мятеже в Египте. Лидер мамелюков Али-бей выслал из Каира турецкого пашу и начал готовиться к войне с Турцией. В сложившейся ситуации есть только один выход. Надо заключать мир с Россией и перебрасывать войска обратно в Египет. Безжизненные степи Крыма — всего лишь вопрос престижа. Египет, в первую очередь, — прекрасный хлопок и пшеница. Если транзит грузов из Красного моря легко наладить через Иорданию в прекрасные порты Ливана, то потерю поставщика зерна, хлопка и хлопковых тканей не возместит никто.
Сановники старались не попадаться на глаза великому визирю Абдулле Молниеносному. Свое прозвище он получил за поистине мгновенное принятие решений. Понятно, что в тяжелые для империи времена молниеносные приказы чаще всего исполнялись на плахе. Прибытие корабля из Алжира в другое время осталось бы незамеченным во дворце Топканы. Подумаешь, какой-то там алжирский адмирал прибыл поклянчить денег и пушек. Его бы не допустили даже до Крокодила морей. Командующий флотом всей Османской империи решает слишком серьезные проблемы. Ему недосуг заниматься проблемами прибрежных эскадр. Дверь в кабинет Крокодила морей открыл сапфир на массивной золотой цепочке. Другой сапфир, уже крупнее, лег на стол перед командующим морскими силами Турции.
Сама по себе эта встреча уже была необычным событием. Все важные военно-морские посты в Османской империи традиционно занимали выходцы из Туниса. Жители Туниса считали себя потомственными мореплавателями, чья история уходит в глубину веков. Они позиционировали себя древними финикийцами и охотно показывали руины Карфагена. В то же время алжирцы для них были безродными бандитами, которые пришли из Сахары и смешали свою кровь с племенами вандалов. Неважно, что здесь правда, а что вымысел, но дорога на линейный корабль для турка-османа была весьма затруднительна. Для выходца из Алжира путь на любой корабль Османской империи был закрыт. Впрочем, алжирцам хватало своих самбук[3], которыми они прекрасно управляли и регулярно объясняли европейцам, кто в Средиземном море хозяин.
Адмирал Мехмед с удовольствием взял в руки крупный камень. Ценная и очень редкая вещь.
— Где взял?
— Захватили английский корабль.
— Английский корабль? Что надо англичанам в Средиземном море?
— Египет, англичанам нужен Египет.
— Зачем?
— Голландцы прижали их у Африки. Англичане ищут безопасный путь в Индию.
— Был только один корабль?
— Сведущие люди из Танжера говорят, что англичане собрали большой флот. Скоро они войдут в наше море
— Они объединятся с русскими?
— Корабли графа Алексеева пропустят флот Великого Адмирала.
— Почему? Разве он не хочет гибели моего флота?
— Уши верных людей слышали его обещание. Он не хочет войны с Османской империей, обещал не мешать твоему флоту.
— Даже так! Быстро он утолил свою жажду кровью моих людей! Ты с ним встречался?
— Ты же знаешь, что адмирал граф Алексеев был в Алжире со своей эскадрой.
— Что о нем скажешь?
— С графом Алексеевым всегда можно договориться. Кроме этого он всегда держит свое слово и щедро награждает преданных ему людей.
— Легко быть щедрым, если есть деньги. Хотя среди богатых больше жадных, чем щедрых. Что надо тебе и новому правителю Алжира?
— Твоя помощь. Иначе мы не сможем остановить английские корабли.
— Я могу сказать Селиму III, что новый правитель Алжира подчиняется его воле?
— Мы никогда не шли поперек воли султана. Крокодил морей на это ничего не ответил. Они оба хорошо знали, что в Алжире никогда не отказывали. При этом продолжали все делать по-своему. Абдулла Молниеносный в очередной раз подтвердил справедливость своего прозвища. Алжир получил пушки и деньги, а крейсерский отряд султана встал на якорь в Бизерте. Английская эскадра действительно собралась в Средиземное море. Только на этот раз не случилось Чесменского сражения. Адмирал Спиридонов командовал второй эскадрой Балтийского моря в составе броненосцев «Самоотверженный», «Сварливый», «Сведущий», «Свирепый», «Своевольный» и «Сдержанный». Корабли эскадры базировались в датском порту Аархус и занимались патрулированием Северного моря и балтийских проливов. Сергей, согласовывая действия своей пиратской эскадры с действиями алжирских компаньонов, ожидал входа английской эскадры в Средиземное море. Не смогли англичане спокойно усидеть, когда начался дележ ближневосточных земель. Только союзники в Средиземном море не нужны. Россия в одиночку способна удовлетворить любые торговые запросы Египта.
В конце восемнадцатого века Франция отправила в Египет армию под командованием Наполеона. После многочисленных поражений на суше и на море Турция не смогла удержать свою власть в Египте. Французская армия подавила очередной бунт мамелюков, затем случилось Абукирское сражение. У берегов реки Нил на якоре стояло тринадцать французских транспортных судов. Транспорты были без единой пушки и без военных моряков. Одиннадцать линейных кораблей под командованием адмирала Нельсона взяли транспорты на абордаж, разграбили и сожгли их. Точнее, разграбили и сожгли только одиннадцать транспортов. Два судна благополучно снялись с якоря и вернулись домой. Понятно, что эскадра Нельсона потерь не имела, если только кто-то по пьяни сам себе разбил нос.
Тем не менее данное «сражение» имело для Англии огромное значение. На реке Нил решилась судьба страны, что и послужило причиной возвышения адмирала Нельсона. Французская армия не получила ожидаемого снабжения. Согласно с франко-турецким договором, Наполеон, получив снабжение, должен был уйти в Суэц, где стояли наготове арабские корабли. Они должны были взять французские войска. Объединенная франко-арабская армия собиралась высадиться в Индии. Им надлежало восстановить справедливость, вернуть власть потомкам Великих моголов, что для Англии было подобно смерти. Золото Северной Америки получило независимость. Англичанам оставалась река золота и серебра из Канады. Но что такое эта река по сравнению с океаном индийского золота, которое ласково омывало сапоги англичан? До сегодняшнего дня Индия занимает лидирующие позиции по объемам добычи золота. Второе место прочно закрепилось за Америкой.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.