Библиотека java книг - на главную
Авторов: 46563
Книг: 115540
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Хитрости эльфийской политологии»

    
размер шрифта:AAA

Татьяна Патрикова
Хитрости эльфийской политологии

Пролог
Маленький экскурс в прошлое

Андрей
Эльфы бывают разными. В частности на Халяре они обитают исключительно в двух видах: светлые и темные. Отношения у них, сразу скажу, не простые. Особенно, если рассматривать их срез в рамках одного конкретно взятого университета маготворчества и маготехнологий, самого крупного на территории Федерации светлоэльфийских княжеств учебного заведения, которое, в отличие от большинства подобных ему, принимает на обучение не только светлых, но и темных. Правда, стоит оговориться, и тут издревле действует список запрещенных рас, тех, кому не позволяется учиться ни при каких обстоятельствах. Темные его покинули сравнительно недавно, но там еще осталось достаточно пунктов.
Жизнь в постоянном противостоянии на сравнительно небольшой территории университета, весьма сложна. Поэтому ректор давно пытался заставить студентов-эльфов понять друг друга всеми доступными ему способами. Когда традиционные доказали свою несостоятельность, многоуважаемый Карл Ви'Хольм обратился к опыту иномирной цивилизации. Так уж вышло, что в одной из своих туристических поездок в мир под названием Земля, он открыл для себя весьма интересую профессию — психолог. Именно с этого момента, если верить самому Карлу, у него появилась весьма занимательная идея фикс. Это я к чему? А к тому, как, собственно, я в этом мире очутился и чем сейчас занимаюсь.
Зовут меня Рахманин Андрей Игоревич, студент пятого курса самого заурядного российского «политеха», и теперь не много, не мало, а штатный психолог в университете маготехники и маготехнологий. Плюс к этому мне навязали классное руководство, о чем я нисколько не жалею. Конечно, детки мне достались просто атомные, но при этом оказались отличными ребятами. С ними мало кто мог справиться, но я не стал справляться, а попытался подружиться. Ага. Прямо с порога вошел в класс и объявил: будем жить дружно, как тот еще Кот Леопольд. Не напрямую, конечно, но словесная формулировка сути не меняет. Вот дружим теперь и возвращаемся с весенних каникул в университетские пенаты, ставшие для меня родными. И все бы ничего, если бы жизнь, которая в этом мире изначально была полня для меня всяческих неожиданностей, не решила в очередной раз отмочить изящный фортель, после которого мне, кто никогда не интересовался политикой, вряд ли удастся избежать сей незавидной участи. Но об этом чуть позже. Пока же, о нас.
Класс, которым я руковожу в рамках своих скромных по местным меркам сил и возможностей, носит весьма звучное название — колокольчики. Всего в нем учатся десять человек, хотя, точнее будет сказать индивидуумов, так как людьми у меня являются только двое: Томас Рутберг, для друзей просто Том, — рыжий веснушчатый парень с вороватым лицом пройдохи, сын одного из сильнейших магов современности, последний, к слову, несет службу на границы ФСЭК с пустыней Наби и Пауль Виттберанд Аналой, с моей легкой руки прозванный Улькой, — светлый рыцарь, житель Речного Края, откуда мы с ребятами и возвращаемся на дирижабле обратно в университет, сын бывшего Верховного магистра ордена Драконоборцев, отличный малый, у которого идеалы рыцарства, как говориться, в крови. Вот и все наше человеческое поголовье, не считая меня любимого. Дальше расскажу об эльфах. Их среди моих ребят больше всего. Сначала темные: Илюизмена Вариусель Вик-Холь, она же Иля, — белокожая темная, дочь Великой матери Второго дома, по общему мнению парней нашего класса, лучший воин из всех колокольчиков; Карунд Каппеле Иль-Янь, для меня и остальных просто Кар, — как и большинство темных у него непроницаемо черная кожа, коротко стриженные белые волосы и личное разрешение от главы Дома на отношения со светлой эльфийкой Антилией, которая тоже является ученицей нашего класса; Машмул Фраппе Верь-Явь, я зову его Машкой за девчачью внешность и любовь к представителям своего пола, — низкорослый темный, с хитрющими раскосыми глазами и длинными волосами, заплетенными в замысловатую боевую косу, был неудачно женат на одной из женщин Дома Вик-Холь и даже успел обзавестись маленькой дочуркой, сейчас уже свободен и активно занимается налаживанием собственной личной жизни. Дальше светлые: Алиэль Мильзились Душистый, или просто Алый, — был когда-то тем еще высокомерным занудой, но с недавних пор активно налаживает дружеские отношения с темной половиной класса, является потомственным парфюмером и знает о запахах, в том числе опасных для жизни и здоровья, если не все, то очень многое; Антилия Визария Вейла — юная рыжая эльфийка, у которой прозвище Вейла подразумевает природный дар к предвидению, который она полностью контролирует, у Лии не бывает спонтанных видений, она видит только тогда, когда специально смотрит. Пожалуй, в этот список следует добавить Ириль Флевелей Рассветную, или просто Иру, — правда, об этой девушке особый разговор, так-то она, конечно, светлая, но на самом деле является чем-то вроде переходящего знамени. Изначально она была мерцанием личного секретаря ректора Ви'Хольма Ириргана Шутвика Льдистого, сейчас мы с ребятами зовем его просто Иром. Он задался целью в рамках своей диссертационной научной работы доказать, что сможет попасть в университет в обход Камней Истинного Зрения, через которые пропускают в день поступления всех первокурсников, чтобы определить, не относятся ли они к представителям рас, входящих в запретный список. Теперь роль Ириль все чаще исполняет другая юная мерцающая по имени Никалигуларус Им-ми-Шук Янтарная, она же Ника, которая около месяца назад попала к нам в класс при весьма сомнительных обстоятельствах. Вся фишка в том, что мерцающие как раз входят в знаменитый список. Впрочем, как и выверны (небольшие драконы, которым переднюю пару конечностей заменяют крылья) и ифриты (огненные обитатели пустыни Наби). И с этого момента в моем кратком экскурсе начинается самое интересное. Кроме двух мерцающих вместе со мной к колокольчикам примазались еще двое: Гарилика Тробург Вий, для своих Гарри, — молоденькая золотая выверна, дочь командира первого звена золотых крыльев Заоблачного Края Изольдики Тробург, и Фаль Инойс — сын эмира ифритов Кааря Инойса. Разумеется, о том, кто они на самом деле, никто в университете понятие не имел, пока у них не появился я, не подружился с Иром, который в своей диссертации как раз изобретает особое устройство, исключающее те ошибки, которые могут допускать несовершенные Камни Истинного Зрения, и не вывел их всех на чистую воду. Так что компания у нас, как теперь видно и не вооруженным глазом, подобралась, что надо.
Университет мы с ребятами на уши поставили уже давно, еще до каникул. Пока гостили в замке Аналой, перевернули вверх тормашками целых два государства — Край Речной, где традиционно обитают рыцари и их орден Драконоборцев, и Край Заоблачный, где на небольшом скалистом архипелаге в море Драюс обитают драконы. Оставили там после себя форменный разброд и шатание, потому что умудрились за какую-то неделю столкнуть рыцарей и драконов лбами и продемонстрировать на деле, что воевать невыгодно, а вот дружить не просто куда приятнее, но и надежнее, как не крути. Теперь возвращаемся домой на том же дирижабле, на котором летели когда-то в Аналой. Так что его команда, во главе с капитаном Мимозелем или Мимозкой и штурманом Айбилирусом или Аем, наши давние друзья. Поэтому полет обещал быть в высшей степени приятным времяпрепровождением. Так и было половину дня пятого журчания, когда мы покинули Аналой, и почти все утро шестого, а вот ближе к полудню все кардинально изменилось. И кто бы мог предположить, что этот перелет принесет нам столько новых проблем.

Часть первая

Глава первая
Врагу не сдается наш дирижабль

Андрей
Ночь разврата удалась. И пусть разврат выражался лишь в том, что в капитанскую каюты «Небесной путницы» набилось столько народу, что яблоку не было упасть, и еще в том, что мои колокольчики и активисты из команды капитана Мимозеля устроили себе кино нон-стоп, все равно, другое определение сему действу подобрать трудно. Я капитулировал уже на третьем фильме. Сначала матросам воздушного судна показали полюбившуюся всем историю из «Сердца Дракона», потом «Айвенго», а потом принялись выбирать, чтобы еще посмотреть. Вот тогда-то Ир, вредная желтоглазая сволочь, растолкал закемарившего меня, нарочно пересчитав острым локтем все ребра, и выдвинул на всеобщий суд предложение посмотреть что-нибудь из того, чего никто из них еще не видел. Сопротивлялся я не долго. Этому почти архимагу с моими нулевыми магическими способностями вообще нереально противостоять. Не даром же у меня все чаще мелькают позорные мысли приобрести в своем мире пистолет и втихаря таскать его на Халяре повсеместно. Конечно, от него вряд ли будет много толку. Против местной магии ни одна пуля не устоит. Но уверенности, я надеюсь, прибавилось бы. Хотя, если верить тому же Иру, я ей и без того не обделен. Вот только огнестрельная игрушка — как-то надежнее, чем выезжать из всех передряг за счет одного лишь остроумия и бесбашенности.
В общем, в двух словах презентовал им всем нашумевший блокбастер «Пираты Карибского Моря», особо остановился на том, что юмор там местами пошловат и все такое, и тихо мирно отбыл в соседнюю каюту, чтобы со всеми потрохами отдаться крепкому здоровому сну. Ир было дернулся за мной, но я запихнул его обратно в капитанскую каюту, продекламировав весьма убедительную речь о том, что ничего со мной во сне случиться не может, как бы мерцающему не хотелось обратного. Разумеется, он тут же рот открыл, чтобы повозникать на тему того, что ничего такого ему как раз и не хотелось, но я его быстро заткнул и отправил обратно смотреть с ребятами только начавшийся фильм.
Спал я эту ночь сладко. Даже не заметил, как Ир ко мне присоединился. И не только он, как оказалось утром. На соседних кроватях были обнаружены и другие колокольчики. Правда, не все. Самые стойкие остались досматривать третью часть пиратов. Вот ведь маньяки доморощенные! На завтрак нас пришел звать лично штурман. К слову, Ай тоже был мерцающим. Причем, очень хорошо знал деда Ира, который в этом мире был не много не мало, а легендарной личностью. Достаточно было назвать его по семейному прозвищу — Пестрый, как все сразу вспоминали Серверное Затмение, небольшой локальный конфликт между темными и светлыми, в который весьма удачно вмешались мерцающие, не позволив ему разрастись до масштабов полноценных военных действий.
На соседних кроватях обнаружились все, кроме четырех маньяков: Тома и его друга Фаля, который в последнее время все чаще косил под верного Санчо Пансе, а так же двух эльфов — темного Машки и светлого Алого. Последний, скорей всего, не ушел спать из чистого упрямства, чтобы не упасть остроухой мордой в грязь пред темным, — вечно у этих двоих какие-то трения между собой. С нами на дирижабле не было только Ники, которая волевым решением господина Михарея Дюрмейма была отправлена в замок Дракобой на встречу с родителями, от которых несколько месяцев назад сбежала, ничего никому не сказав. Она обещала присоединиться к нам в университете в самое ближайшее время. Но, если у нее не получится это сделать до начала нового семестра, попросила Ира снова стать Ириль и заменить её.
Стол нам накрыли прямо на верхней палубе, под открытым утренним небом. Удивительно. Что-то я не припомню, чтобы в прошлый раз кто-то так ради нас старался. Но все объяснялась довольно просто. Когда мы летели на «Небесной путнице» в первый раз, то еще не были знакомы с капитаном и его маленькой семьей, теперь же мы активно налаживали приятельские связи. Плюс ко всему, Ир вчера презентовал капитану Мимозелю последний заныканный в его маго-сумке плазменный телевизор в комплекте с ноутбуком. За эквивалентную плату, разумеется. Но сам факт, что мерцающий вобще решил расстаться со столь ценным грузом, покорил обитателей дирижабля, вот они и расстарались.
Мы расселись за столом. Кок в компании нескольких матросов-воздухоплавателей притащил фирменное блюдо. Я уже привычно не стал интересоваться из чего, собственно, все это приготовлено. Мне куда спокойнее вообще об этом не знать. И все бы ничего, позавтракали, посмотрели бы напоследок еще какой-нибудь фильмец, я даже наметил себе первого кандидата на прощальный киносеанс, но всем этим в высшей степени мирным и дружеским планам не суждено было сбыться.
Еду на тарелку мне накладывал Ир, подтаскивая к нам самые сочные и ароматные кусочки с помощью своей разлюбимой магии. Он и уронил мне на колени какую-то горячую штуку, застывшим взглядом уставившись на небо и проигнорировав мой гневный вопль обожженного достоинства. Разумеется, все тут же обратили внимание на меня, потом проследили направления взгляда Ира. Я тоже посмотрел в ту же сторону, что он, и самым острейшим образом осознал, что мои слова о приобретении пистолета оказались в чем-то пророческими. Конкретно в этот момент, я не отказался бы обвешаться всем известным мне ручным оружием, от огнемета до гранатомета. На наш мирный дирижабль надвигалась воздухоплавательная махина другого судна. Только в отличие от «Путницы» она явно была куда больше приспособлена для ведения воздушного боя. Это что вообще за фигня такая? На нас что, решили напасть?
Все что-то закричали одновременно. Я потерялся в гуле голосов и совершенно неожиданном грохоте двух взрывов, произошедших, судя по всему, где-то на нижней палубе.
— Они хотят нас обездвижить! — Взревел Мимозель где-то над головой.
Я не сразу понял, что от того, как вздрогнул дирижабль, повалился навзничь и смотрю как на нас надвигается буро-фиолетовая махина чужого, враждебного дирижабля. Успела промелькнуть мысль, что не надо было ночью ребятам «Пиратов Карибского моря» показывать. Вот, накликал беду. Едва успел додумать абсурдную по своей сути мысль, как меня рывком поставили на ноги. Это был Ир.
— Держись рядом со мной. Только рядом, слышишь?! — прошипел мерцающий мне в лицо, схватил за руку и куда-то потащил.
Вокруг метались люди и нелюди. Я краем глаза выхватывал колокольчиков, которые бегали по палубе вместе со всеми. Выхватывал, но почти сразу терял. Было стойкое ощущение, что они все как раз знают, что происходит и как с этим нечто бороться. Только я был тут не удел. Самое слабое звено. Ир все так же волок меня за собой и, кажется, что-то говорил.
— Ты меня слушаешь? — пугающе спокойным голосом на фоне всеобщей какофонии звуков вдруг спросил он и обернулся ко мне.
— Прости, — пробормотал, но мой собственный голос потонул в очередном громоподобном взрыве. Это вывело из оцепенения, заставив по-настоящему испугаться. — Что это, черт побери?! — взвыл благим матом, уставившись на Ира бешеными глазами и ухватившись за него, чтобы снова не упасть.
Тот удовлетворенно, словно сам себе кивнул.
— Нас пытаются либо медленно уничтожить, тем самым позволяя перед смертью в полной мере осознать все плачевность своего положения, либо, как у вас это называется, судя по тем фильмам про пиратов, взять на абордаж.
— То есть это своеобразные пираты, только…
— Нет, — сказал мне Ир, и до меня только тогда дошло, как стало тихо. А ведь на дирижабле все время что-то да издавало различные звуки. Например, тот же двигатель, который и был с изрядной толикой магии, частично считался механическим, так что скрипел и ворчал еще как!
— Что ты сделал? — Спросил у почти архимага, коим вне всякого сомнения являлся секретарь ректора.
— Это не я. Это они, — он повернулся в сторону нависающей над нами махины. — Что-то задумали.
— Что?
— Поздно, — вдруг раздался голос сзади. Обернулся, обнаружил Гарри. С растрепанными рыжими волосами юная выверна была невероятно хороша. Я отметил это лишь вскользь, так как слова её меня шокировали. — Я позвала маму. Она все еще в Аналое. И ними придут Король Дракон и сэр Михарей.
— Когда? — тут же деловито уточнил Ир.
— Сейчас, — не узнавая собственный голос, выдохнул я. На небе появились две крылатые точки, которые приближались быстро и неотвратимо.
Окружающий мир снова взорвался звуками. Нападающие тоже заметили драконов, правда, не сразу усекли, что те не сами по себе, а с седоками. Это Ир мне потом объяснил. Сам бы я ни за что не понял, так как мало что понимаю в магии. Но, оказывается, у драконов особая магия и от нее нужно применять специальные контрчары. Маги вражеского дерижабля настроились отражать нападении Финика и Изи именно с их помощью, но драконы не думали нападать, предоставив возможность своими седокам нанести первый удар. Видел бы это Корешель, прозванный мной Шмелем, преподаватель магических единоборств в университете. Ведь это именно благодаря ему и его научной работе по гипотетически возможным воздушным боям на драконах Финик (начальник гарнизона замка Аналой и по совместительству Король Дракон заоблачного Края) и Изя (золотая выверна, мама Гарилики) обзавелись личными седлами. Причем оба были подогнаны именно под их размеры.
Теперь взорвалось что-то на чужом дирижабле. Драконы пошли на второй круг.
Ир обратился к Гарри.
— Надо уводить всех. Если они выпустят големов, можем не… — договорить он не успел, потому что прямо на верхней палубе неизвестно откуда разверзлись три воронки порталов, перемещающих на малые расстояния. И из них высыпали чудовища. Мерцающий оказался прав, теперь на нас натравили големов и на «Путнице» начался открытый бой.
Они были непохожи на тех, что я видел раньше: в университетской столовой и во время нападения на университет. Эти были шестиногими, осминогообразными тварями, но судя по динамике боя, который я наблюдал со стороны из-за спины Ира, мои колокольчики при поддержке ребят капитана Мимозеля неплохо с ними справлялись. Вот только Ир был прав, нужно было уходить. То там, то здесь вспыхивали новые порталы, и из них к противникам вываливалось шупальценогое подкрепление. Поэтому, я в какой-то момент положил на плечи Иру руки. Мерцающий вздрогнул, обернулся ко мне, ощерился, как дикий зверь, но затих, когда встретился со мной взглядом.
— Нужно уходить. Сейчас Ир. Они ведь нас специально отвлекают, пока сами заняты драконами.
— И как ты себе представляешь, что я могу переместить такую махину прямо в воздухе? Я мерцающий, моя основная стихия вода. На худой коней огонь, потому что с маготехникой дружу, но не воздух. Ясно тебе?
— Думай, — только и смог сказать ему, твердо и решительно, но в душе у меня был форменный раздрай.
— Да, что тут… — начал он, но неожиданно проследил направление моего взгляда. Я ни о чем таком не думал, просто решил убедиться, что на нас с ним никто втихаря не нападет и зацепился взглядом за Гарри, сражающуюся рядом с Улькой.
Девушка приняла свой истинный облик и стала выверной. Так ей было удобнее драться. К тому же, появилась редкая возможность опробовать все то, чему они успели вместе научиться на сеансах гневотерапии. К слову, наш ифрит Фаль тоже был сейчас в своей огненной форме. И я так же смотрел и на него, так как палуба была не очень большой и взгляд невольно цеплялась за его огненные вспышки. Но Ириргана заинтересовала именно Гарри.
— Стой тут и никуда не отходи! — Бросил мерцающий и оттолкнул меня к краю борта. Разумеется, у меня и мысли не появилось его ослушаться.
Он вернулся ко мне вместе с Илей и Гарри. Зачем он привел темную? Мне объяснили популярно и без прикрас.
— Если с ним что-то случиться, — рыкнул Ир в её сторону и кивком головы указал на меня, — я переверну вверх тормашками мир, но отомщу каждому, кто будет к этому причастен.
— Я защищала бы его до последнего удара сердца, даже если бы ты не сказал, — таким же рыкающим голосом ответила та, сжимая в руках два боевых серпа — её личное оружие.
На мой вкус в исполнении темной леди прозвучало излишне пафосно. Но кто я такой, чтобы указывать ей на это? Я чувствовал себя беспомощным ничтожеством. Но, по сути своей, сам был виноват в этом. Все то время, что пребывал в их мире, я только и делал, что открыто бравировал своим неумением обращаться с оружием. И мои товарищи и подопечные мне это прощали. Уж не знаю почему. Наверное, все дело в том, что я волей случая оказался сотрудником университета, пусть и не имел никакого отношения к магии. И все же, именно в данном учебном заведении издревле не делались различия по сословиям и высокопоставленности семейств. В первую очередь здесь ценили за талант. Мое хваленое чутье слишком быстро стало достоянием общественности. Обитатели Халяры были настолько обескуражены тем, что я — не маг и не воин, оказался способен на столь многое одной лишь силой слова, что приняли меня таким, какой есть и почти не пытались переделать под себя. Не считая Ира, конечно, но тот не сколько переделывал, сколько пытался подмять, сделать зависимым от себя, впервые найдя себе друга, которого у него никогда раньше не было. Так что с его стороны это было не более чем нездоровое собственническое чувство. Я уже думал об этом вчера, засыпая в одиночестве, пока ребята досматривали первый фильм из пиратской трилогии. Сейчас просто вспомнил и почти тут же забыл. Потому что события начали разворачиваться с удвоенной скоростью.
Под облаками раздался жуткий драконий вой. Это я потом узнал, что он был именно драконьим. Но в первый момент у меня даже уши заложило, полностью дезориентировав. Именно тогда Иля додумала впихнуть мне в руки короткий меч, который, скорей всего, вытянула из своей маго-сумки. Разумеется, я был полным профаном в бое на мечах. Но темная и не ждала, что я кинусь в эпицентр схватки и начну косить врагов направо и налево. Просто в случае чего меч был моим пусть маленьким но шансом не умереть в первые пять секунд, если щупальце одного из големов, вооруженное на конце жутким загнутым когтем, достанет меня. Ир в это время что-то втолковывал Гарри. И все бы ничего, на мой взгляд, они о чем-то там даже сумели договориться. По крайней мере выверна снова стала девушкой и кивнула ему. Потянулась, обняла, прижаться лбом ко лбу мерцающего. Наверное, они пытались как-то объединить силу. Это даже я понял. Но тут на горизонте нарисовалось еще одно действующее лицо.
Улька оставил своих противников на Фаля и Тома, и примчался к своей ненаглядной выверне. Иля в это время была занята, оберегая всю нашу маленькую группку от прямого нападения щупальцев. Я жался к борту, не зная что мне делать и до одури стискивал в кулаке рукоять меча. И как бы там ни было, не смотря на общий стресс и опасность ситуации, юный рыцарь повел себя как форменная истеричка. Забегая вперед, скажу, что ему потом хорошенько досталось не только от нас с Иром, не говоря уже о Гарри, но и от его отца Витауса, который сейчас верхом на Изе вместе с Фиником и Михареем точечными ударами громил вражеский дирижабль.
— Отойди от неё! — взвыл рыцарь и попытался оттащить Гарри от Ира, ошарашенного таким беспардонным вмешательством в магическое действо.
Дальше никому вмешиваться не пришлось. Девушка сама к нему развернулась. И прямо с разворота так засветила в глаз, что рыцарь чуть на палубу не осел. Но она его подхватила, помогая удержаться на ногах. И прошипела прямо в лицо буквально пару слов. Каких я не расслышал. Но по выражению лица и так было понятно, что ничего лестного она своему парню не сказала. Так что Улька ласковым пинком был отправлен обратно в эпицентр схватки, а Гарри вернулась к Иру. Что примечательно, до самого конца рыцарь на их колоритную пару даже не оборачивался. И был в чем-то прав. Потому что эти двое чуть ли не целовались. Нет, я все могу понять, чего только не сделаешь ради всеобщего спасения, но этот их ритуал, действительно, на мой вкус выглядел излишне интимно. Тем не менее, обнимались и миловались они не просто так.
Засмотревшись на Ира с Гарри я чуть не упустил из виду появление на верхней палубе еще одного действующего лица. Это был орк. Огромная груда мышц канареечного цвета, с двумя мощными топорами в обеих руках. У него за спиной, крепко держась на широченную шею, болтался юный полуэльф, совсем еще мальчик — Джим, сынишка капитана корабля. Наверное, он был так утомлен вчерашним полуночным кинопросмотром, что не проснулся вместе со всеми, а остался мирно дрыхнуть в постели, впрочем, как и орк, которого за общим завтраком я не видел. Поэтому Бахроме пришлось вытаскивать малыша из эпицентра взрыва на себе. Хорошо, что он оказался там вместе с ним. Разумеется, стоило Мимозке увидеть сына, он тут же стал прорубаться сквозь боевых големов прямо к нему и орку. От него ни на шаг не отставал Ай — мерцающий, предпочитающий в данный момент образ какого-то ранее не виденного мной существа с шестью руками, как один из наших земных богов жаркой Индии. Возможно, Шивы. С той лишь разницей, что тело у него было насыщенного баклажанного цвета. Где он такого чудика нашел, чтобы научиться в него мерцать — ума не приложу. Если вспомнить базовые мерцания того же Ира, то они у него, вроде бы, вполне стандартны для этого мира. А вот Ай оказался тем еще оригиналом. Интересно, как он в этих своих руках не…
Додумать не успел. Дирижабль содрогнулся. Я тут же сосредоточил все свое внимание на Ире и Гарри. Было на что посмотреть. Волосы девушки развивались подобно всполохам пламени, прямо в воздухе смешиваясь с угольно-черными прядями Ира. Они почти соприкасались губами и это почти выглядело в триста раз интимнее любого нормального поцелуя. У обоих глаза были закрыты. Губы шевелились, произнося неведомые магические формулы, которые для моего земного уха все равно звучали бы как самый отборный мат. Хорошо, что в этот момент я их не слышал. Иля все еще была рядом. Краем глаза следила, чтобы со мной все было в порядке. Я был ей благодарен. Именно присутствие темной вселяло в меня уверенность и изгоняло из сердца страх. А потом откуда-то снизу раздался жуткий треск. Кто-то заверещал дурным, нечеловеческим голосом. Дирижабль накренился и начал падать. Я отбросил меч и обеими руками ухватился за борт нашего воздушного корабля. И защитники и нападавшие оказались плашмя на досках палубы, судорожно хватаясь за любые выступы. Только Ир и Гарри все так же стояли друг на против друга под немыслимым углом и, казалось, крен дирижабля был им нипочем. А потом была яркая вспышка. Такая яркая, что на миг мне показалось, что я ослеп. И в первый момент в мое помутившееся на долю секунды сознание вклинились именно звуки. Крики, грохот, треск сминаемого под весом падающего дирижабля дерева. И только чуть погодя я смог увидеть масштабы трагедии.
«Небесная Путница» протаранила аэроплатформу университета и громоздкой кучей разнокалиберного хлама, неподвластного больше ни механизмам, ни магии, осела на нее, подмяв под себя.
В наступившей тишине, ударившей по ушам сильнее любого драконьего рыка или звука близкого взрыва, раздался пугающе веселый голос Ира.
— Уф, кажется, приземлились!
И у меня возник просто непреодолимый порыв врезать этой наглой морде по лицу. Чтобы истерику прекратить, да-да. Только ради любви к ближнему, а не потому, что не мог разделить его радость. Ир был не виноват. Он смотрел в другую сторону и в отличие от меня не видел, что в это время орк, прозванный мной Бахромой, выпрямившись и твердо встав на ноги, поднял с обломков палубы бесчувственное тельце Джима. У мальчишки был полностью измочален рукав на правой руке, по запястью и тоненьким пальчикам сочилась и капала на искореженные доски уродливыми красными каплями кровь. В глазах его отца, что был рядом с орком и сжимал непострадавшую руку мальчика, стояли слезы. Он предполагал самое худшее. Рядом стоял баклажановый Ай, с которого уже начало сходить мерцание. Сгрудились вокруг ошарашенные колокольчики. Откуда-то появилась Лия, которая где-то пряталась, пока остальные сражались, так как была светлой эльфийкой и не умела владеть оружием. Я же не знал, жив там наш маленький друг или нет, отчего-то было ощущение, что все же жив, просто ранен. Но был уверен в одном: я буду мстить тем сволочам, что посмели сделать с нами такое. Пусть мне недостаточно сил, для того, чтобы сделать это самому, в ручную так сказать, зато у меня есть колокольчики, а план мести, самый жуткий из всех возможных, не заставят себя долго ждать. Уверен в этом.

Глава вторая
Разбор полетов

Андрей
Не успели мы прийти в себя после крушения, как события вокруг нас завертелись с удвоенной скоростью. Во-первых, на обломках дирижабля объявился патруль коммандос: один темный, другой светлый эльф в форменных камзолах. Увидели нас и тут же исчезли в воронках порталов, открытых ими обоими почти одновременно без лишних разговоров. Я успел несколько растеряться от такой реакции. Но рядом со мной стоял Ир, поэтому, когда мерцающий сквозь зубы рыкнул: «Сейчас начнется!», успел более ли менее приготовиться. И ведь, действительно, началось. Парни, разумеется, не просто так слиняли, а за старшими по званию. Светлый привел к нам не кого-нибудь, а самого Карла Ви'Хольма — ректора университета, причем тот оказался в компании Камюэля Барсима, брата светлого командора университета, а по совместительству серого кардинала Федерации Светлоэльфийских Княжеств. Причем, в последнее время мне все чаще кажется, что то, что мой переводчик переводит как «серый кардинал», здесь на Халяре чуть ли не официальный его титул, а ведь у нас на Земле таких как он так только за глаза называют. Ладно, не о том сейчас речь.
Во-вторых, Карл с Камю рта не успели открыть, как в небе над нами материализовались драконы. Изя и Финик. Но ни ректору, ни серому кардиналу было пока неизвестно о том, кто они такие. С такого расстояние рассмотреть на драконов седоков не представлялось возможным. Разумеется, Карл тут же бросил требовательный взгляд на нас с Иром.
— Это наши, — поведал ему я.
— Угу, — подтвердил Ир. — Проблем теперь не оберемся, — прокомментировал мерцающий скорее для меня, чем для старших.
— Из-за Миха? — уточнил у него. Я и сам прекрасно понимал, что Дюрмейм не тот человек, который оставит без внимание столь дерзкое нападение на мирный дирижабль, перевозящий в том числе граждан Речного Края.
— Не Михарей ли Дюрмейм? — осторожно уточнил Камю, глядя на меня ледяными глазами. Никогда не догадаешься, что у него прозвище Пламенный. Ага, как же! Если бы я был вынужден придумывать ему прозвание, первое, что в голову пришло — Морозильник!
— Да, он, — подтвердил, краем глаза наблюдая за тем, как Иля и Лия суетятся вокруг Джима, который все еще был без сознания.
— Новый Великий Магистр?
А быстро у них тут слухи разносятся. Хотя, о чем это я? У Камю, наверное, целая шпионская сеть по всему миру. И донесения о том или ином изменении в политической структуре соседних государств ложатся ему на стол еще до того, как о нем официально объявят.
— И где он? — требовательно вопросил Камю и принялся озираться. Не нашел взглядом названной личности и снова смерил меня своим ледяным взглядом.
Пришлось молча, без лишних слов ткнуть пальцем в небо. Там над местом крушения кружили два дракона. Один золотой, мелкий, но юркий, второй белый и более чем внушительных размеров.
— Хочешь сказать, что он дракон?
— Верхом на драконе.
— И как ты можешь это объяснить? — накинулся на меня Камюэль.
Развел руками и честно признался:
— Ну, так получилось…
Натолкнулся на взгляд ректора. Спокойный, уравновешенный, в чем-то даже теплый. Почему-то перед ним стало особенно стыдно. Правда, я так и не смог откровенно самому себе признаться, чего стыжусь. Вмешался Ир.
— Лучше если мы сейчас все спрячемся в нашей классной комнате. Там можно и поговорить спокойно и раненных подлечить.
— Раненых лучше в лекарское крыло, — мягко возразил Карл.
Но Ир отрицательно покачал головой.
— Серьезных ран ни у кого нет. Я гарантирую. Поэтому лучше к нам. Да и доктор тут свой есть. — И кивнул на Ая, суетящегося вместе с девчонками рядом с Джимом.
— Согласен, — вмешался Камю, — нужно по возможности предотвратить распространение сведений о случившемся. Даже если потом необходимость в этом отпадет, лучше перестраховаться. — Сказав это, светлый эльф собственноручно открыл перед нами стабильный портал и принялся раздавать приказы. Как не странно, но его послушались даже парни капитана Мимозеля, такой у Барсима-старшего был властный и не терпящий возражений тон.
— А нам что делать? — громко вопросил Мимозка, подходя к нам. Его, похоже, успокоили, заверив, что с Джимом все будет хорошо. Поэтому он отвлекся на нас.
— Тоже, что и все, — сказал на это Камюэль, — Не будете же вы тут на обломках сидеть, пока мы станем обсуждать подробности вашего крушения.
— А что их обсуждать, — бросил на это раздосадованный капитан, разом лишившийся любимого дирижабля, — на нас напали в воздушном пространстве Федерации. Военный дирижабль без опознавательных сигналов. Магия, примененная против нас, была типично эльфийской, без каких либо типичных примесей.
— Даже так, — на лице светлого эльфа не дрогнул ни единый мускул. Он запрокинул голову и посмотрел на небо, где все так же кружили драконы, не спешащие пока спускаться и покидать свой пост. Похоже, они всерьез опасались, что нас могут преследовать и напасть снова. — Как с ними связаться? — спросил Камю, обращаясь к Иру, — Вестником?
Мерцающий отрицательно покачал головой и тут же окрикнул Гарри. Девушка, в это время о чем-то с жаром беседующая с Улькой, подошла, выслушала просьбу серого кардинала и все передала матери, точно так же, когда взывала к ней о помощи в первые секунды воздушного боя.
Так мы все в полном составе оказались в нашей классной комнате. В первый момент я даже растерялся. Как-то не подозревал, что за неделю она может настолько разительно измениться. Вот что значит грамотный маг мелиоратор. Нас выбежали встречать подросшие котята. Лия и Фаль, которым малыши всегда особенно благоволили, смеялись в голос и беззастенчиво тискали пушистые комочки, выплескивая в смехе все скопившееся за это время напряжения. Самого Триумвирфара, для своих просто Умки, видно не было. Хотя именно гном-мелиоратор был оставлен охранять нашу классную комнату от посягательств всяких несознательных личностей, которые уже имели место быть. И все-таки, похоже, никто не ожидал увидеть тут такие заросли. Деревья вытянулись, разрослись. Трава, плотным зеленым ковром, укрывала семьдесят процентов пола, если не больше. Кое-где еще проглядывали паркетные доски, но им, похоже, не долго еще осталось. Судя по всему, Умка куда-то вышел. Возможно оно и к лучшему. Гном он горячий, мало ли какую глупость может сотворить, когда узнает, что с нами в небе приключилось.
Расселись кто куда. В общей сложности нас набралось около двадцати индивидуумов. Большая часть команды «Небесной путницы» осталась при дирижабле вместе с рядами оцепления коммандос, которыми руководили Барсик и Мурка. Ребята при одном лишь поверхностном взгляде на них показались мне какими-то странными. Конечно, любые отклонения в поведении можно было списать на беспрецедентный случай с падением дирижабля на аэроплатформу университета, но у меня в очередной раз проснулось мое хваленое чутье. И я постановил для себя, первым делом, когда все хоть немного рассосется, поговорить с обоими командорами. Похоже, что-то у них там неладно. Но об этом потом.
Пока же, мы собрались в классной комнате колокольчиков, которая перед нашим отлетом в Аналой была переименована в студклуб. Мы с Иром оказались на первой парте, где обычно у нас сидели Ириль и Иля. За учительским столом устроился сам Карл. Рядом с ним в отдельном кресле сидел Камю. Остальные расположились по всему периметру комнаты. Кто-то на траве, кто-то в креслах, кто-то за партами. Очнувшегося Джима Фаль и Лия знакомили с Барюстой и Мурзиком — котятами из нашего живого уголка. Мальчишка был все еще бледен, но раны его, как по волшебству, затянулись. Хотя, почему как? Даже обидно! Конечно, у них тут все на магии замешано, это очевидно. Так же к нам присоединились Витаус, Михарей и Финик с Изей. Именно к ним первым делом обратился Камю.
— Как вы думаете, кто это мог быть?
— Вы у нас спрашиваете?! — Взвился Мих, подтверждая наши с Иром опасения. — Нападение было совершено над вашей территорией!
— Но это вовсе не означает, что в нем замешан кто-то из федерации, — возразил эльф. Но рыцаря было не так-то просто сбить с намеченного курса.
— Не означает. Но это ваша система обороны дала сбой.
— Не спорю. Но воздушных пиратов извели еще два поколения назад. Вам это должно быть прекрасно известно.
— Видимо не всех извели. Или на их смену пришли новые!
— Это невозможно. Создать дееспособный дирижабль кустарным методом не получиться. С двигателями не прошедшими обкатку на официальной поточной линии, они просто не поднимутся в воздух. Именно для этого когда-то была создана система дозорных башен, генерирующих особое поле над всей территорией ФСЭК.
— Значит, кому-то удалось обойти эту систему, — задумчиво обронил на все это Ир.
Оба спорщика повернулись к нему. Мерцающий с непроницаемым выражением лица выдержал оба взгляда.
— Тебе что-то известно? — спросил у него Камю.
— Если кто-то сумел обойти Камни Истинного Зрения. То и на башни при желании можно найти управу. Но я бы на вашем месте не особо рассчитывал, что это были пираты. Больше похоже на осознанно спланированную акцию.
— Где ваша девочка-бунтарка? — тут же спросил Камю, придирчива осматривао всех присутствующих.
— Кто? — не сразу сообразил Ир.
— Ника, — сказал я, ведь так кардинал мог назвать только нашу юную мерцающую, которая, действительно, состояла в одной из бунтарских молодежных организаций.
— Это не она, — вмешался Мих, — могу за нее поручиться. Сейчас она в Дракобое вместе с моими сыновьями. Туда же только что прибыли дочери Фаниника, я правильно понял? — он обернулся к дракону, тот кивнул.
— Откуда это стало известно? — спросил светлый эльф.
— У нас очень тесная ментальная связь с детьми, — вмешалась Изя.
— С детьми? — словно эхом протянул старший Барсим и перевел взгляд с Изольдики на Гарри. Семейное сходство если и не было очевидным, все же присутствовало, эльф не мог его не заметить.
— Поэтому, я и спешу поставить вас в известность, — строго заговорил Мих, — кто бы не совершил этот дерзкий проступок, они подвергли опасности наших детей. Поэтому я выражаю общую ноту протеста от Речного и Заоблачного краев.
— Считаете, что имеете право говорить за Заоблачный край только потому что знакомы с двумя представителями драконьего племени?
— Представителями? — ехидно переспросил Мих и с высока посмотрел на эльфа.
Камюэль недобро прищурился. Неизвестно до чего бы они тут договорились, у меня вообще мелькнула мысль, что эти двое близки чуть ли не к объявлению войны, поэтому вмешался.
— Камю, не лезь на рожон, а? — Встал из-за парты и подошел к эльфу. — И ты Мих как-то разошелся.
— Если ты думаешь, — начал рыцарь, обращаясь ко мне, — что имеешь право…
— Может, и не имеет, но в чем-то он все-таки прав, — вмешался молчавший до этого Вит.
Это вынудило Михарея замолчать и с куда большей заинтересованностью посмотреться на меня.
— У нас говорят: после драки кулаками не машут, — сказал им и посмотрел на Камю. — Финик Король Дракон, так что Мих тут не на пустом месте хорохориться.
На все это эльф сначала застыл, как истукан. Потом медленно поднял руку и прикрыл ладонью глаза.
— Как? — спросил он глухо после весьма выразительной паузы.
— Ну, — не придумав лучшего оправдания, повторил тоже, что сказал на обломках дирижабля, — так получилось.
— Познакомь нас хотя бы по нормальному, — сказал мне эльф, убрав руку от лица.
На что я изумленно на него уставился, плохо себе представляя, что он имеет в виду под нормальным знакомством. Тогда эту почетную роль отобрал у меня Ир. Знакомство прошло вроде бы гладко. Только на Вите пришлось задержаться. Камю был с ним знаком еще по родительскому дню. Но Мих настоял на том, чтобы их еще раз познакомили. Судя по презрительной усмешке, притаившейся где-то в уголках эльфийских губ, тот думал, что Дюрмейм таким образом самоутвердиться пытается, показать, что Витаус больше не Великий Магистр, что добровольно покинул Ложу и теперь не более чем обычный рыцарь. Вот только это было не так. Ир представил старшего Виттебранда по его новому титулу, который они с Михом недавно учредили. Сэр уполномоченный представитель. Причем, как пояснил мерцающий специально для серого кардинала, Вит уполномочен представлять интересы как рыцарей, так и драконов. После этого Камю издал такой горестный вздох, что мне его даже жалко на секунду стало.
— Вот скажи, — набросился он на меня, и жалеть я сразу перестал, — ты зачем туда летел? Отдыхать, насколько я помню. А в итоге что? Два непримиримых до недавнего времени народа сошлись и, судя по всему, в ближайшее время планируют строить совместное будущее. Причем, рыцари еще совсем недавно понятие не имели, что драконы умеют принимать человеческий облик. И что мы видим теперь? — на этой душещипательной ноте Камю перевел дух, и больше не смог рта открыть, так как в этот момент в повисшей тишине неожиданно высказался Фаль, демонстративно смотрящий совсем в другую сторону.
— А теперь у леди Изольдики ребенок-рыцарь будет.
— Что уже? — недоверчиво уточнил Мих у Вита.
Тот философски развел руками.
— Я ведь когда от сана отказывался, так вам все и сказал.
— Но я думал, что это чисто в ближайшей перспективе, а не так, чтобы прямо сейчас! — запротестовал новый Великий Магистр.
— Так прямо сейчас и не получиться, — заявила ему Изя и весело подмигнула.
Только Мих её энтузиазм явно не разделял.
— И ты позволил ей участвовать в сражении? — накинулся он на Витауса.
— А как бы он мог ей запретить? — ненавязчиво поинтересовался Финик, и Мих почти тут же сник. Изя смотрела на мужчину со снисходительной улыбкой, Вит обнимал свою невесту и в самом ближайшем будущем жену. Они настолько гармонично смотрелись рядом друг с другом, что даже Камю не стал больше развивать эту тему. Просто посмотрел на меня с недобрым прищуром. Я уже успел устроиться обратно за партой рядом с Иром. Поэтому чувствовал себя под его взглядом куда увереннее, зная, что в случае чего, Ирка меня в обиду не даст. В этом я уверен.
— Что тебе говорит твое чутье? — спросил серый кардинал после непродолжительной паузы. — Возможно, это вообще никак с вами не связано, а виной всему нечто иное, — он перевел взгляд на капитана Мимозеля. Тот весь подобрался. И принялся отвечать до того, как я успел рот открыть.
— Не скажу, что у меня нет недругов, но таких, чтобы могли организовать нечто подобное, точно нет.
— Контрабанда? — слово рухнуло между кардиналом и капитаном увесистым камнем, но Мимозка не упал в грязь лицом. Не стал люлить или выкручиваться, навлекая на себя еще большее подозрение. Просто отрезал, обезоружив честностью.
— Не в этот раз.
— А до него?
— Нет. Последний рейс с незаконным грузом на борту был еще в конце вьюжня.
— Почти месяц назад, — шепнул мне Ир в ответ на вопросительный взгляд. Ну да, я еще не выучил названия всех местных месяцев и их последовательность.
Камю так и не спросил, что именно перевозил бесстрашный капитан, хотя ему, судя по глазам, очень хотелось вытрясти из того всю правду. Вздохнув, кардинал снова посмотрел на меня.
— Так какие могут быть варианты?
— Не думаю, что мы такие уж большие сошки, — принялся рассуждать еще до того, как в голову пришла хоть одна дельная мысль. У меня всегда так. Думать молча не получается, а чем больше говорю, тем полезнее выходит, и нужные мысли появляются словно сами собой.
— После того, что сотворил с Речным краем, ты еще сомневаешься? — сбив меня с мысли, возмутился Камюэль.
— Да, ладно тебе, — отмахнулся от него, как от назойливой мухи.
— Андрей прав, — вмешался Ай, стоящий рядом с Мимозкой, и все время краем глаза наблюдающий за Джимом, сидящим между Фалем и Лией. Не зря я его мамочкой как-то прозвал. — Мы, можно сказать, были сторонними наблюдателями. Поэтому точно могу сказать, что общественность еще не в курсе тех изменений, что грядут в обоих Краях.
— К тому же, за столь короткий срок спланировать подобное нападение было бы непросто, — поддержал старшего мерцающего Карл. — Андрей с ребятами пробыл в Речном краю всего неделю. Даже не смотря на то, что она была весьма насыщена событиями, все равно, это слишком мало для столь дерзкой акции. Поэтому, следы нужно искать в другом направлении.
— Где тогда? — спросил Камю в пустоту, и я решился.
— А какие у вас отношения с орками?
— Никаких, а в чем дело?
— Но император ведь подписал одному из них разрешение пересечь ФСЭК, чтобы добраться до Заоблачного края?
— Думаешь, что охотились за мной? — спросил из-под невысокой елки Бахрома, который еще до появления ректора и Камю снова накинул на себя личину тучного торговца. Именно поэтому в этот момент я первым делом вспомнил Деда Мороза…
— Давай рассуждать, — начал гнуть свою линию, внутренне удивляясь, что Камю не стал тыкать в замаскированного орка пальцем и орать: «Это он?!». — Ты летел лечиться от каких-то жутких ран, которые тебе нанес кто-то, кто очень хотел свести тебя в могилу в самые кратчайшие сроки, так? — Орку даже кивать не пришлось, и так было понятно. — При этом, как я рискую предположить, для тебя самого было полной неожиданностью, что император эльфов подписал тебе то разрешение. Либо ты такого невысокого мнения о нем самом, либо вы в своих степях, если верить Аю, вообще в эльфийскую человечность не верите.
— Человечность? — грустно усмехнулся орк. Но больше никак комментировать мои слова не стал, поэтому я с чистой совестью продолжил.
— Идем дальше. Из всего вышесказанного, я делаю два вывода. Во-первых, тебя кто-то очень хочет свести в могилу. Во-вторых, есть другой кто-то, кто смог вовремя дать тебе верный совет, обратиться за помощью к драконам и попросить разрешение у эльфов. Прокомментируешь?
— Нет. Ты прав по обоим пунктам.
— Хорошо. Тогда у меня есть третий. Ты ведь не просто орк, а, Бахрома?
— Боевой вождь племени урук-фак, — ответил за орка Камю. — Рад личному знакомству.
— Рад?
— Безусловно. Когда обращался за разрешением, ты говорил совсем иными интонациями.
— В смысле? — не удержавшись, встрял я.
— Более приземленными, — пояснил для меня орк.
— Тупыми, — припечатал Камю и обратился к нему, вместе со всеми наблюдая за тем, как орк скидывает личину, — Объясни, зачем?
— Так проще. Наши старейшины говорят, что если кто-то считает тебя тупым и ограниченным, не стоит переубеждать его. Так он убедиться в своей правоте, возгордиться и пойдет себе дальше своей дорогой, не замечая тебя и не мешая жить так, как тебе того хочется.
— Мудрые у вас старейшины, — оценил Камю. — Это они посоветовали обратиться за помощью?
— Напротив, они отговаривали. Но шаман племени сумел убедить меня сделать это.
— И давно у тебя этот шаман? — неожиданно вырвалось у меня.
— Лет сто уже. Он мудрый и сильный шаман. Редко рождаются такие, которые сочетают в себе шаманский дар и умения воина.
Ну, просто не правая рука боевого вождя, а мечта поэта, — пронеслось в голове. И тут мне словно опять кто-то под руку крякнул.
— Ир, а когда там у тебя в Чаще Лис выпуск был?
Разумеется, все тут же уставились на мерцающего, как на явление Христа народу.
— Что это значит? — пробасил орк хмуро.
— Твой шаман одного со мной выпуска.
— То есть мерцающий?
— Да. Но, ты ведь не скажешь теперь, что его совет был неверным?
— Не скажу. Но…
— Тебя задевает, что после стольких лет он тебе так и не признался? — спросил я, отчего-то вспомнив, как наш Ир водил за нос Карла, который его чуть ли не названным сыном считал. Все-таки мерцающие те еще трусишки. Даже если к ним со всей душой, заставить их признаться в своей истинной сути почти невозможно. Я Ира к стенке чуть ли не в буквальном смысле припер, вот он и был вынужден расколоться, так как моими стараниями от злости из мерцания выскользнул.
Орк на мои слова кивнул. Он в целом был не особо разговорчивым типом.
— Я схожу за ней, — вдруг вызвался Ир, — В любом случае тебе будет лучше вернуться к своим уже сейчас. Если угроза исходила от вас, то не мешало бы прояснить, кто был идейным вдохновителем.
— Как ты собираешься прорубать портал на такое расстояние? — Искренне возмутился Карл.
— Я уже был там. У нас весь выпуск на орках тренировался. — Деланно пожал плечами Ир.
— Даже если так, — не унимался ректор, — но ты, как я понял, только что переместил сюда весь дирижабль вместе с командой. Это колоссальные затраты энергии! — И тут же куда сердитее, — ты все еще у меня работаешь. Я тебе не разрешаю!
— Не беспокойтесь, — неожиданно влезла Гарри, — он открывал, но вся энергетическая подпитка была на мне. Я же золотая. Поэтому у Ира весь внутренний резерв сохранился.
На это Карлу нечего было возразить. Он посмотрел на Финика, представленного Королем Драконом, словно спрашивая, стоит ли верить малолетней выверне. Тот подтвердил:
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.