Библиотека java книг - на главную
Авторов: 48455
Книг: 121050
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Мрачный шепот»

    
размер шрифта:AAA


Джена Шоултер
Мрачный шепот


Глава 1


Сабин, хранитель демона Сомнений, стоял в катакомбах под древней пирамидой, тяжело дышал, покрытый потом и кровью своих врагов, тело его было в порезах и синяках. Он осматривал картину побоища вокруг себя, сотворить которую сам и помог.
 Факелы мерцали золотом и янтарем, играя тенями вдоль каменных стен. Стены эти в данный момент были забрызганы «живым» багрянцем, который стекал… собирался в лужи. Песчаный пол пропитался влагой и почернел. Полчаса тому назад он был коричнево-медового цвета, песчинки поблескивали и шуршали, когда на них ступала нога идущего. Теперь на каждом квадратном сантиметре небольшого коридора валялись тела, и дух обреченности уже витал над ними.
 Девять врагов пережило атаку: их обезоружили, согнали в угол и связали. Большинство из них тряслись от страха, но парочка стояла, расправив плечи и задрав нос, с ненавистью во взгляде. Они не желали признавать собственное поражение. Зрелище чертовски достойное восхищения.
 «Жаль, что подобная храбрость пропадет впустую»
 Храбрецы не выдают свои тайны, а Сабину были нужны их секретные знания.
 Он был воином, который делал то, что необходимо было сделать, в тот момент, когда это необходимо было сделать, невзирая на цену. Убийство, пытки, соблазн. Не колеблясь ни минуты, он требовал того же и от своих собратьев. Когда дело касалось Ловцов – смертных, которые решили, что он и другие Повелители Преисподней являются источником мирового зла – только победа имела значение. Ибо только после победы в этой войне его друзья смогут жить в мире. В мире, который они заслужили. В мире, которого он жаждал для них.
 Поверхностные, беспорядочные и хриплые вздохи заполонили слух Сабина. Его собственные, его друзей, его врагов. Они сражались, призывая на помощь все свои силы. Это была битва добра против зла, и зло победило. Или точнее победило то, что эти Ловцы считали злом. Он и его братья по несчастью думали иначе.
 Да, давным-давно они открыли ларец Пандоры, выпустив из него демонов. Но были покараны на веки вечные богами: каждый из воинов стал вместилищем для злого духа.
 Да, некогда они были рабами своих новоприобретенных демонических половинок, сеяли разрушение и насилие, убивая без угрызений совести. Но теперь они научились контролировать себя и практически стали людьми во всех значимых смыслах этого слова. Большую часть времени.
 Временами демоны сражались… побеждали… разрушали.
 Все же он полагал, что они заслужили жизнь. Как и все остальные, они страдали, когда друзья попадали в беду, они читали книги, смотрели фильмы, занимались благотворительностью. Влюблялись.
 Однако Ловцы никогда не рассматривали их с этой стороны. Они были убеждены, что мир станет лучше без Повелителей. Утопия, безмятежная и совершенная. Они верили, что все грехи человечества можно вменить в вину демонам.
 И все потому, что они были гребаными идиотами. Ненавидели свое убогое существование и просто искали крайнего. Как бы там ни было, их уничтожение стало главной целью в жизни Сабина. Его утопия – это жизнь без Ловцов.
 Именно поэтому он и остальные Повелители отринули удобства своего дома в Будапеште и провели последние три недели, перерывая каждую богами забытую пирамиду Египта в поисках древних артефактов, что могут привести к ларцу Пандоры. Эту вещицу Ловцы намеревались использовать, чтобы уничтожить Повелителей. Наконец-то, они с друзьями сорвали джекпот.
 - Аман, - позвал он, заметив воина в дальнем, темном углу. Как обычно тот идеально сливался с тенью. Резким кивком Сабин указал на пленных. – Ты знаешь, что делать.
 Аман, хранитель демона Тайн, ответил молчаливым поклоном перед тем, как подойти. Молчание, он всегда сохранял молчание, словно боялся, что собранные за века ужасные секреты сорвутся с его уст, стоит ему проронить хоть слово.
 Завидев громадного воина, который прорезал их ряды так же легко, как лезвие меча рассекает шелк, оставшиеся Ловцы дружно попятились. Даже самые храбрые из них.
 Мудро.
 Аман был высок, строен и мускулист, и походка его являла смесь целеустремленности и величия. Целеустремленность без величия сделала бы его похожим на обычного солдата. Упомянутое же сочетание позволяло ему излучать скрытую дикость, характерную для хищников, приносящих на порог своей пещеры в зубах добычу.
 Он приблизился к Ловцам и остановился. Осмотрел поредевшую толпу. Ринулся вперед, схватил одного за горло, отрывая от пола так, чтобы глаза их оказались на одном уровне. Ноги смертного молотили воздух, руки вцепились в Амановы запястья, а лицо затопила бледность.
 - Отпусти его, ты грязный демон, - выкрикнул один из Ловцов, хватая своего друга за талию. – Ты уже убил столько невинных, разрушил столько жизней!
 Аман остался неподвижен.
 - Он хороший человек, - выкрикнул другой. – Он не заслужил смерти. Особенно от рук такого исчадья ада!
 Гидеон, синевласый хранитель демона Лжи с накрашенными глазами, через миг оказался рядом с Аманом, отталкивая протестующих прочь.
 - Коснись его еще разок, и я зацелую тебя к чертям собачим.
 Он выхватил парочку зазубренных кинжалов еще хранящих кровь своих недавних «ножен».
 «Целовать» означает «бить» в перевернутом с ног на голову мире Гидеона. Или же «убивать»? Сабин утратил точный шифр к речам воина.
 Мгновение ушло на оторопелое молчание, пока Ловцы пытались понять, о чем толкует Гидеон. До того как они сообразили, пленник Амана успокоился и был брошен обратно на землю.
 Аман долго оставался на месте. Никто не трогал его. Даже Ловцы, слишком занятые восстановлением своей пошатнувшейся когорты. Они еще не знали, что уже поздно, что мысли их сотоварища прочитаны, и Аман теперь стал хозяином самых страшных его тайн. Возможно, даже воспоминаний.
 Воин никогда не рассказывал Сабину, как он это делает, впрочем, Сабин никогда и не расспрашивал.
 Аман неспешно повернулся, каждый мускул его тела дышал напряжением. Его мрачный взгляд встретился с Сабиновым на одно краткое мгновение, в течение которого он не смог скрыть муки от появления нового голоса, звучащего в его голове. Потом он моргнул, пряча свою боль, как и тысячу раз до этого, и отошел к дальней стене. Сабин наблюдал за ним, убеждая себя в том, что не будет испытывать чувство вины, ведь это необходимо было сделать.
 Стена ничем не отличалась от остальных – зазубренные камни под уклоном громоздились друг на друге – и все же Аман положил одну руку на седьмой камень снизу, растопырив пальцы, а другую на пятый сверху, сжав пальцы вместе. Одновременно повернул ладони влево и вправо.
 Камни обернулись вслед за его движениями.
 Сабин благоговейно наблюдал за его действиями. Он никогда не перестанет восхищаться им и тем, что мог Аман разузнать в кратчайшие мгновения.
 Когда камни оказались в новом положении, по центру каждого образовалась трещина, которая начала разветвляться, расползаясь вниз и сливаясь с полоской пространства, ранее Сабином не замеченной. Часть стены отъехала вглубь, а затем сдвинулась в сторону. Вскоре должен был получиться дверной проем, достаточно широкий, чтобы сквозь него прошла армия громадин, таких как сам Сабин.
 Пока проем продолжал расширяться, холодный воздух засвистел по катакомбам, от чего пламя факелов начало колебаться и потрескивать.
 «Быстрее», - обратился он к камням.
 Двигалось ли хоть что-то когда-либо также медленно?
 - С той стороны нас ждут Ловцы? – поинтересовался он, вытаскивая из-за пояса пистолет и проверяя магазин. Осталось три пули. Он достал из кармана еще несколько и зарядил. Глушитель, как и всегда, находился на своем месте.
 Аман кивнул и показал семь пальцев, перед тем как встать на страже у продолжающего расширяться проема.
 Семь Ловцов против десяти Повелителей. Он не считал Амана, поскольку тот вскоре будет слишком занят новым голосом в своей голове, чтобы сражаться. Но все равно Аман будет (молчаливо) требовать, чтобы его не сбрасывали со счетов. Несмотря ни на что. Бедные Ловцы. У них нет ни шанса.
 - Они знают, что мы здесь?
 Аман отрицательно качнул головой.
 Значит, за их действиями не следят камеры. Превосходно.
 - Семь Ловцов, это детская забава, - заявил Люциен, хранитель демона Смерти, оседая у дальней стены. Он был бледен, разноцветные глаза его лихорадочно блестели. – Ступайте без меня – теряю сознание. Вскоре я все равно буду вынужден сопроводить души, а затем перенести наших пленников в Будапештскую темницу.
 Благодаря демону Смерти, Люциен мог переноситься с места на место силой мысли, а также ему часто приходилось доставлять души умерших в пункт их конечного успокоения. Это не означало, однако, что сам он владеет иммунитетом к смерти. Сабин нахмурился, осматривая его. Шрамы отчетливее выступили на его лице, нос сломан, пулевое ранение красовалось на плече, еще одно на животе и, судя по багряным разводам на спине, почкам тоже досталось.
 - Дружище, ты как?
 Люциен криво усмехнулся.
 - Выживу. Хотя завтра наверняка об этом пожалею. Пара-тройка моих органов превратилась в ошметки.
 «Да уж, по себе знаю, как неприятно восстанавливаться после подобного»
 - По крайней мере, тебе не придется отращивать конечности.
 Боковым зрением он заметил, что Аман подает им знаки.
 - Там не только нет камер наблюдения, но еще и звуконепроницаемые стены, - передал Сабин, – В древности это была тюрьма, и хозяева не желали, чтобы кто-то слышал вопли своих рабов. Ловцы находятся в полном неведении о нашем присутствии, потому нам с легкостью удастся с ними расправиться.
 - Я не понадоблюсь тебе. Останусь здесь, с Люциеном, - проговорил Рейес, садясь на пол и прислоняясь к стене, чтобы удержаться в вертикальном положении.
 Рейес хранил демона Боли. Физическая агония доставляла ему наслаждение, и полученные ранения придавали ему сил. Во время битвы. Когда же сражение заканчивалось, он ослабевал, как и любой другой. В данный момент он получил ран больше всех, лицо его так опухло, что он вряд ли мог нормально видеть.
 - Кроме того, кто-то должен сторожить пленников.
 Значит, семь против восьми.
 Бедные Ловцы.
 На самом деле, Сабин подозревал, что Рейес хотел остаться, чтобы охранять тело Люциена от врагов. Люциен мог забрать свое тело с собой, только если был достаточно силен, чего явно сейчас не наблюдалось.
 - Ваши женщины дадут мне прикурить, - пробормотал Сабин.
 Оба влюбились не так давно, и перед отъездом воинов в Египет Анья с Даникой просили Сабина лишь об одном: вернуть их мужчин в целости и сохранности.
 Когда ребята вернутся в таком жутком состоянии, Даника разочарованно покачает головой и поспешит утешать Рейеса, а Сабин почувствует себя презреннее, чем грязь на ботинках. Анья подстрелит его точно так же, как был ранен Люциен, затем успокоит Люциена, а Сабину достанется боль. Очень и очень много боли.
 Вздыхая, Сабин окинул взглядом остальных воинов, пытаясь решить, кто годится к схватке, а кому лучше держаться позади.
 Мэддокс – Насилие – был самым яростным рубакой из всех, кого он когда-либо знал. Сейчас воин был залит кровью, как и Сабин, тяжело дышал, но уже встал рядом с Аманом, готовый к бою. Его женщина также Сабина по головке не погладит, как и остальные.
 Едва заметное движение – прелестная Камео показалась на арене. Она хранила демона Несчастья и была единственной женщиной-солдатом среди них. Нехватку роста она сполна компенсировала жестокостью. К тому же, все, что ей требовалось сделать, это просто начать говорить – в голосе ее перекликались все беды мира – и противник с радостью готов был покончить с собой. Ей не приходилось прикладывать никаких усилий. Кто-то поранил ее в шею, оставив три глубоких пореза. Кажется, это ничуть не мешало ей, поскольку она закончила начищать мачете и присоединилась к Аману с Мэддоксом.
 Новое движение. Парис – хранитель демона Разврата – в незапамятные времена был самым жизнерадостным из них. Теперь же он становился все более жестким и беспокойным с каждым новым днем, и Сабин никак не мог понять причину этих перемен. Какой бы ни была причина, в данный момент он намеревался напасть на Ловцов, раздраженный и ворчащий, настолько жаждущий войны, что прямо лучился дикой энергией. И хотя на его правой ноге красовались две кровоточащие раны, Сабин не думал, что в ближайшее время воин попросит об отдыхе.
 Рядом с ним находился Аэрон, хранитель демона Гнева. Лишь недавно боги освободили его от проклятья жажды крови. Пока он находился под действием оного, все вокруг него были в опасности. Он жил ради того, чтобы причинять боль, чтобы убивать. Но в подобные минуты он таким и оставался. Сегодня он бился так, словно жажда крови все еще терзала его. Рубил и калечил налево и направо. Это было неплохо, хотя…
 Насколько может усилиться эта жажда крови по окончании очередной битвы?
 Сабин побаивался, что им придется вызывать Легион, маленькую, кровожадную демоницу, которая поклонялась Аэрону как богу, и только она могла успокоить Аэрона, когда того одолевали мрачные настроения. К сожалению, в данный момент по их поручению она была занята наблюдением за тем, что творится в аду. Сабину нравилось быть в курсе происходящего в Преисподней. Знание – великая сила и никогда не знаешь, что именно может оказаться полезным.
 Аэрон внезапно заехал кулаком в висок одного из Ловцов, отправляя смертного на пол в виде бессознательной груды плоти. Сабин изумленно моргнул.
 - Это еще зачем?
 - Он собирался напасть.
 Вряд ли, но с его легкой руки, Парис сорвался с невидимой, но удерживающей его на месте, привязи и прошелся по остаткам Ловцов – сваливая их на пол недюжинными ударами.
 - Это навсегда сделает их такими же спокойными, как и Аман, - мрачно прохрипел он.
 Вздохнув, Сабин перевел взгляд на очередного воина. Им оказался Страйдер – хранитель демона Поражения – который не мог проиграть ни в чем без того, чтобы не испытать невыносимую боль, потому он тщательно заботился о том, чтобы выигрывать. Всегда. Вероятно, поэтому он выковыривал пулю из своего бока, готовясь к грядущей схватке. Отлично. Сабин всегда мог на него рассчитывать.
 Кейн – хранитель демона Бедствия – подошел к нему, пригибаясь, когда с потолка, подобно водопаду, посыпались осколки ракушечника, распространяя облака пыли во все стороны. Пара-тройка воинов закашлялась.
 - Ох, Кейн, - проговорил Сабин. – Почему бы тебе тоже не остаться здесь? Поможешь Рейесу присмотреть за пленными.
 Притянутая за уши отговорка – и все это прекрасно понимали.
 Повисла пауза, в течение которой единственным звуком оставался шорох камня, пока дверной проем продолжал расширяться.
 Кейн натянуто кивнул. Он ненавидел оставаться в стороне, и Сабин это хорошо знал, но порой его присутствие создавало гораздо больше проблем, которые перевешивали ту пользу, что он мог принести. И как всегда Сабин поставил победу превыше чувств своего товарища. Не то, чтобы это ему нравилось, и не так он поступал во всех без исключения ситуациях. Но кому-то необходимо действовать хладнокровно и логично – иначе они бы вечно проигрывали.
 Без Кейна в грядущей битве их будет семь против семи. Абсолютное равенство.
 Бедные Ловцы. У них по-прежнему нет ни единого шанса.
 - Кто-то еще хочет остаться?
 Хор выкриков «нет» наполнил помещение, неистовое стремление к битве слышалось в голосах разной тональности. Стремление, которое Сабин полностью разделял.
 До открытия ларца Пандоры подобные стычки были необходимостью. Но ларец этот не мог быть найден без треклятых артефактов, что укажут путь. И поскольку одна из четырех реликвий предположительно находилась здесь в Египте, именно эта небольшая стычка была гораздо важнее всех остальных. Он не позволит Ловцам наложить лапу хоть на один артефакт, поскольку ларец может уничтожить Сабина и всех, кто ему дорог, вытаскивая демонов из их тел и оставляя лишь безжизненные оболочки.
 Невзирая на уверенность в том, что сегодня победа будет за ними, он знал, что для этого придется потрудиться. Возглавляемые Галеном, заклятым врагом Сабина и одержимым демоном бессмертным во плоти, эти «защитники всего доброго и праведного» обладали информацией, обладать которой смертным не полагалось. Например, как лучше всего отвлечь Повелителей… как лучше всего взять их в плен… как уничтожить их.
 Наконец-то, каменная стена прекратила двигаться, и Аман заглянул внутрь. Он взмахнул рукой, подавая знак, что можно безопасно входить. Никто не сдвинулся с места. Группировки Сабина и Люциена лишь недавно возобновили совместные сражения – более тысячелетия они были разделены и пока еще не научились понимать с полуслова.
 - Так мы идем или будем просто стоять здесь и ждать, когда они найдут нас? – проворчал Аэрон. – Я готов.
 - Только посмотрите на него, весь такой не восторженный, - ухмыляясь, проронил Гидеон. – Я ничуть не впечатлен.
 «Пора брать дело в свои руки», - решил Сабин, обдумывая лучшую стратегию. За эти последние пару веков он зашел в тупик с Ловцами, очертя голову бросаясь в битву с одной единственной мыслью: убивать. Но враг не слабел, а возрастал числом, и по правде говоря, их решительность и ненависть также росла. Пришло время для нового стиля битв, а также учета ресурсов и слабостей врага, перед тем как вступать в бой.
 - Пойду первым, потому что я ранен меньше всех, - он погладил пальцем курок своего пистолета перед тем как нехотя вложить его в кобуру. – Я хочу, чтобы вы пошли по двое: менее раненный с пораненным сильнее. Будете действовать сообща: пораненный сильнее прикрывает, пока другой занимается целью. В живых оставьте столько, сколько сможете, - приказал он. – Знаю, что не хочется, что это претит всем вашим инстинктам. Но не беспокойтесь – они очень скоро умрут. Как только определим главаря – и вызнаем его секреты – они станут бесполезны, и вы сможете сделать с ними, что хотите.
 Трио, преграждающее ему путь, расступилось и позволило войти в узкий коридор, за ним двинулись остальные, их шаги слышались лишь как тишайший шепот. Лампы с батарейным питанием освещали укрытые иероглифами стены. Сабин лишь на секунду позволил себе скользнуть взглядом по этим росписям, но этого хватило, чтобы картинка отпечаталась в его сознании. Там были изображены пленники, которых одного за другим предавали жестокой казни – продолжающие биться сердца вырывали из их тел.
 Застоявшийся, пыльный воздух был наполнен запахами людей: одеколон, пот, ароматы еды. Как давно здесь находятся Ловцы? Чем они здесь занимались? Нашли ли они уже артефакт?
 Вопросы одолевали Сабина, и его демон вцепился в них. Демон Сомнений ничего не мог с собой поделать.
 «Они явно знают что-то, чего не знаешь ты. Этого может хватить, чтобы победить тебя. Вполне вероятно твои друзья сделают последний вдох этой ночью»
 Демон Сомнений не мог лгать без того, чтобы Сабин не терял сознание. Он мог использовать только насмешки и предположения, чтобы одолеть своих жертв. Сабин так и не понял, почему демон из Преисподней не мог использовать обман – лучшее, что он мог придумать это то, что на демоне лежало его собственное проклятье – но смирился с этим он не так быстро. Не то, чтобы он позволит себе быть побежденным этой ночью.
 «Продолжай в том же духе, и я всю следующую неделю проведу один в своей спальне с книгой, чтобы не думать слишком много»
 «Но мне нужно питаться», - всхлипнул демон в ответ. Беспокойство, которое он создавал, было для него лучшей подпиткой.
 «Скоро»
 «Поторопись»
 Сабин поднял руку, остановился, и идущие за ним воины тоже остановились. Впереди показалась комната, дверь которой уже была открыта. Послышались голоса и звуки шагов, возможно, даже визг дрели.
 Ловцы на самом деле были заняты и буквально умоляли, чтобы их застали врасплох.
 «Я просто тот, кто устроит это для них»
 «Ты, да неужто?» - начал, было, демон, не принимая всерьез угрозу Сабина. – «В последний раз я проверял…»
 «Забудь обо мне. Я обеспечу тебя едой, как и обещал»
 В голове его раздался возглас ликования, а затем демон Сомнений раскрыл свой разум Ловцам, находящимся в пирамиде и принялся нашептывать всевозможные разрушительные мысли.
 «Все бессмысленно… что если ты неправ… ты не слишком силен… можешь вскоре умереть…»
 Разговор сошел на нет. Кто-то даже захныкал.
 Сабин разогнул палец, затем другой. Когда он поднял третий, все они с воинственным криком сорвались с места.

Глава 2


Гвендолин Застенчивая отскочила к дальней стене своей стеклянной камеры в миг, когда ватага слишком высоких, мускулистых и покрытых кровью воинов ворвалась в помещение, которое она одновременно любила и ненавидела вот уже более года. Любила из-за того, что пребывание в нем давало ей иллюзию свободы. Ненавидела за ужасные деяния, что происходили здесь. Деяния, которым она была свидетелем и которых страшилась.
 Люди, совершавшие их, ошарашено вскрикнули, роняя чашки Петри, иглы, пробирки и другие инструменты. Раздался звон бьющегося стекла и дикие выкрики. Захватчики грозно ринулись вперед, с отточенным мастерством нанося удары. Их противники падали и падали. Сомнений в том, кто победит в этой схватке, быть не могло.
 Гвен дрожала, теряясь в догадках, что случится с ней и остальными, когда все закончится. Воины явно не были простыми смертными, как и она, как и все женщины, запертые в камерах вокруг нее. Нападающие были слишком жестоки, слишком сильны, слишком… короче говоря, они явно не были людьми. Однако кем они были, она не знала. Зачем они сюда пришли? Чего хотят?
 За последний год она познала столько разочарований, что даже не смела надеяться, что они пришли в качестве спасителей. Оставят ли ее и других пленников гнить здесь? Или же воины попытаются использовать их, как и эти ненавистные смертные?
 - Убейте их! – закричала воинам одна из пленниц, чей жестокий и злой голос заставил Гвен обнять себя руками. – Пусть страдают так же, как и мы.
 Стекло, отделяющее женщин от остального мира, было достаточно толстым и непробиваемым для кулака или пули, но все же каждый звук отдавался диким эхом в ушах Гвен.
 Она знала, как блокировать этот шум – сестры еще в раннем детстве научили ее – но отчаянно желала услышать, как гибнут ее тюремщики. Стоны их боли для нее были подобны колыбельной. Успокаивающей и сладостной.
 Но какими бы сильными не казались воины, они ни разу не нанесли смертельный удар. Странно, они просто ранили свою жертву, лишая сознания перед тем, как взяться за следующую. И через пару минут, которые со стороны показались кратчайшими секундами, остался лишь один человек. Худший из всех.
 Один из воинов ступил вперед, приближаясь к нему. Хотя все новоприбывшие в совершенстве владели боевым мастерством, этот использовал самые грязные приемы, целясь в пах или в горло. Он занес руку, словно намереваясь нанести смертельный удар, но внезапно встретился взглядом с широко распахнутыми глазами Гвен и замер. Медленно опустил руку.
 У девушки перехватило дыхание. Пропитанные кровью каштановые волосы прилипли к его голове. Глаза цвета бренди, густого и темного, были оттенены багрянцем. Невозможно. Она определенно вообразила себе это дикое свечение. Его лицо, так резко очерченное, что могло быть высечено только из гранита, в каждой своей черточке таило угрозу разрушения, но в то же время нечто почти… мальчишеское было в нем. Потрясающее противоречие.
 Рубашка его превратилась в клочья и при каждом движении открывала взору мускулы, обтянутые загорелой, обласканной солнцем, кожей. Ох, солнце. Как же она соскучилась по нему. Фиолетовая татуировка в виде бабочки красовалась на его правом боку, спускаясь к линии талии. Заостренные края крыльев придавали ей одновременно женственности и мужской мощи.
 «Почему бабочка?» - подумалось девушке.
 Казалось странным, что такой сильный, грозный воин избрал подобный рисунок. Какой бы ни была причина, эта татуировка неким образом успокоила ее.
 - Помоги нам, - взмолилась она, уповая на то, что бессмертный может слышать сквозь звуконепроницаемое стекло, как и она. Если он и услышал, то не подал виду. – Освободи нас.
 Никакой реакции.
 А если они оставят вас здесь? Или хуже того, если они здесь по той же причине, что и смертные?
 Эти мысли внезапно заполнили ее сознание, и она нахмурилась, возможно, даже побледнела. Подобные опасения были не в новинку; не так давно она боялась именно этого. Но сейчас эти мысли были несколько иными… чужеродными. Они ей не принадлежали, их озвучивал не ее внутренний голос. Как… что…?
 Острыми белыми зубами мужчина впился в свою нижнюю губу, одновременно сжимая руками виски. Он явно был вне себя от ярости.
 Что если…
 - Прекрати! – рявкнул он.
 Мысль, формирующаяся в ее голове, внезапно оборвалась. Она изумленно сморгнула. Хмурясь еще сильнее, воин тряхнул головой.
 Видя, что бессмертный воин явно отвлекся, ее мучитель-человек решил действовать, сокращая разделявшую их дистанцию.
 Гвен выпрямилась.
 - Оглянись! – выкрикнула она.
 Не отрывая взгляда от Гвен, воин с высеченным из гранита лицом протянул руку и схватил смертного за шею, одновременно удушая и останавливая того. Мужчина – его звали Крис – задергался. Он был молод – лет двадцать пять – но возглавлял здесь охрану и всех ученых. Именно его Гвен презирала сильнее, чем плен.
 «Все, что я делаю, я делаю ради всеобщего блага», - любил приговаривать он перед тем, как изнасиловать одну из женщин прямо на ее глазах. Он мог оплодотворить их искусственным путем, но предпочел унизить сексуальным насилием.
 «Хотел бы я, чтобы это была ты», - часто добавлял он. – «Все женщины здесь – всего лишь твоя замена»
 Невзирая на его желания, он ни разу не притронулся к ней. Слишком боялся ее. Как и все. Они знали, кто она такая; видели ее в действии в тот день, когда пришли за ней. «Неумышленно покалечь парочку человек до смерти – и девичья репутация безнадежно подпорчена», - думала она. Однако, вместо того, чтобы уничтожить, они захватили ее в плен и проводили эксперименты, окуривая ее через вентиляционную систему различными наркотиками в надежде, что она лишится сознания на достаточно длительное время, чтобы они смогли использовать ее. Пока что успеха в этом они не достигли, но и сдаваться не собирались.
 - Сабин, нет, - сказала прелестная, темноволосая женщина, поглаживая по плечу воина, чьи глаза вновь приобрели красный оттенок. В ее голосе звучала такая скорбь, что Гвен поежилась. – Как ты сам говорил, он может нам пригодиться.
 Сабин. Сильное имя, напоминающее об оружии. Подходит ему.
 Уж не любовники ли эти двое?
 Наконец-то, этот пожирающий взгляд оставил ее в покое, и она смогла сделать вдох. Сабин отпустил Криса – мерзавец без сознания упал на пол. Она знала, что он еще жив, потому что слышала как кровь бежит по его венам, как дыхание со свистом вырывается из легких.
 - Кто все эти женщины? – поинтересовался светловолосый воин.
 У него были ярко-голубые глаза и милое лицо, обещающее сострадание и безопасность, но он не оказался тем, рядом с кем Гвен внезапно вообразила себя спящей, уютно свернувшись клубочком. Спящей! Глубоко, спокойно. Наконец-то!
 Все эти месяцы она боялась уснуть, зная, что Крис захочет воспользоваться этим. Потому она позволяла себе вздремнуть лишь на пару минут, никогда не теряя бдительности. Порой ей приходилось подавлять порыв просто отдаться злому тюремщику, чтобы, в конце концов, закрыть глаза и утонуть во тьме забытья.
 Темноволосый громила с глазами цвета фиалок ступил вперед, осматривая камеры по соседству с Гвен.
 - Боги милостивые. Вот эта беременна.
 - И та тоже, - у вступившего в разговор воина были разноцветные волосы, бледная кожа и глаза, столь же ярко голубые, как у блондина, но в тоже же время с более темной окантовкой.
 - Какими же надо быть ублюдками, чтобы содержать беременных женщин в подобных условиях? Это низко даже для Ловцов.
 Упомянутые женщины барабанили по стеклу, умоляя о помощи и освобождении.
 - Кто-то слышит, что они говорят? – спросил громила.
 - Я слышу, - автоматически ответила Гвен.
 Сабин повернулся к ней. Взгляд его карих глаз, более не светящихся красным, вновь уперся в нее, пытливый, изучающий… рассматривающий.
 Дрожь скользнула вдоль спины девушки. Мог ли он ее слышать? Ее глаза широко распахнулись, когда он шагнул к ее клетке, пряча за пояс кинжал. Благодаря своим обостренным чувствам, она различила едва уловимый запах пота, лимона и мяты. Глубоко вдохнула, смакуя каждую нотку аромата. Так давно она не ощущала ничего, кроме запаха Криса и его убийственно-сильного одеколона, едкой вони лекарств и страха других женщин.
 - Ты слышишь нас? – тембр голоса Сабина был так же резок, как черты его лица, и должен был пройтись по ее нервам, словно железом по стеклу, но неким образом он успокоил ее, будто приласкав.
 Она неуверенно кивнула.
 - А они? – он указал на других пленниц.
 Она покачала головой.
 - А ты меня слышишь?
 Он тоже отрицательно мотнул головой.
 - Я читаю по твоим губам.
 Ох. Это означает, что он пристально за ней следил, даже когда отворачивался в сторону. Осознание не показалось неприятным.
 - Как нам справиться со стеклом? – спросил он.
 Девушка сжала губы упрямой линией и позволила себе бросить быстрый взгляд на могучих, покрытых кровью хищников позади него. Стоит ли им говорить? Что если они намерены изнасиловать ее приятельниц по заточению точно так же, как это делали другие? Точно так же, как они и боялась?
 Его суровое лицо смягчилось.
 - Мы пришли не за тем, чтобы причинить вам вред. Даю слово. Мы просто хотим освободить вас.
 Она не знала его, была уверенна, что ему нельзя доверять, но поднялась и на трясущихся ногах побрела к стеклу. Вблизи она поняла, что Сабин гораздо выше нее и что глаза у него не карие, как ей показалось. Скорее они были смесью янтаря, кофе, каштана и бронзы. Благо, красное свечение более не возобновлялось. Уж не вообразила ли она его в прошлые разы?
 - Женщина? – напомнил он.
 Если он откроет камеру, как и обещал… если она сумеет собраться с духом и не застыть на месте, как обычно… ей наконец-то удастся сбежать. Надежда, в которой она отказывала себе ранее, возродилась, безудержная и мучительная, смягчаемая лишь опасением, что она ненароком может жесткого и грубо поранить своих возможных спасителей.
 «Не беспокойся. Пока они не попытаются поранить тебя, твой зверь будет на привязи. Однако, одно их неверное движение…»
 Она решила, что стоит рискнуть, и сказала:
 - Камни.
 Он приподнял бровь.
 - Кости?
 Проглотив вставший поперек горла ком, она нацарапала на стекле слово «камни» ногтем, более походившим на коготь, если сравнивать с человеческими руками. Каждая царапина оставалась видна лишь пока она успевала дописать букву и тут же исчезала. Проклятое стекло богов. Она часто гадала, как смертные смогли заполучить его.
 Пауза. Он хмурился, пристально наблюдая за ее слишком длинным и острым ногтем. Раздумывал ли он над тем, что она такое?
 - Камни? – переспросил Сабин, вновь встретившись с ней взглядом.
 Она кивнула.
 Он обернулся по кругу, осматривая все помещение. Хотя осмотр занял всего пару секунд, Гвен подозревала, что он отпечатал в памяти каждый дюйм и смог бы в темноте отыскать выход.
 Воины выстроились позади него, выжидательно поглядывая на нее. Однако к ожиданию примешивалось любопытство, подозрительность, ненависть – к ней? – и даже вожделение. Шаг, другой, она попятилась назад. Она всегда предпочитала ненависть вожделению. Ее ноги тряслись так неистово, что она боялась, как бы они не подвели ее.
 «Сохраняй спокойствие. Тебе нельзя паниковать. Когда ты паникуешь, случаются ужасные вещи».
 Как можно противостоять направленному на тебя желанию? Ей нечем было прикрыть себя кроме того, что было на ней надето. Попав в плен, она лишилась своей одежды – джинсы и футболку заменили на белую майку и короткую юбку – для лучшего доступа. Мерзавцы. Одна из бретелек на майке оторвалась, ей пришлось связать обрывки под рукой, чтобы грудь оставалась закрытой.
 - Отвернись, - внезапно прорычал Сабин.
 Гвен бездумно послушалась и развернулась, от чего ее рыжие локоны взметнулись маленьким торнадо. Дыхание срывалось с приоткрытых губ, а капельки пота выступили над бровями. Зачем он приказал повернуться спиной? Чтобы было проще подчинить ее?
 Повисла очередная напряженная пауза.
 - Я говорил это не тебе, женщина, - на этот раз голос Сабина звучал мягко, нежно.
 - Ой, да ладно, - ответил кто-то. Она узнала богатый, нахальный тон светловолосого мужчины с голубыми глазами. – Ты же не серьезно…
 - Ты пугаешь ее.
 Гвен бросила короткий взгляд через плечо.
 - Но она… - начал, было, покрытый татуировками воин.
 И опять вмешался Сабин.
 - Вам нужны ответы или как? Сказал же – отвернулись!
 Тяжелые вздохи, шарканье ног.
 - Женщина.
 Она медленно повернулась. Все воины выполнили приказ Сабина, демонстрируя ей свои спины.
 Сабин распластал на стекле ладонь. Она была громадной, твердой и без шрамов, но испачкана кровью.
 - Какие камни?
 Она указала на лежащие в ящике рядом с ним. Они были небольшие, размером с кулак, и на каждом был нарисован отличительный символ. Самые примечательные: обезглавливание, лишение конечностей, насаживание на кол и дикий огонь, взбирающийся по подвешенному на дереве телу.
 - Хорошо, вот и славно. Но что мне с ними делать?
 Буквально задыхаясь от потребности освободиться – близко, как же близко – она жестами пояснила, что надо поместить камень в углубление, как ключ в замок.
 - Есть разница какой куда?
 Девушка кивнула, затем указала какой именно камень предназначен для каждой двери. Ее обуял ужас от того, что сейчас этими камнями воспользуются, словно ей опять придется стать свидетельницей изнасилования. Вздохнув, она начала царапать слово «ключ» на стекле, когда Сабин ударом кулака разбил крышку ящика с камнями. Для такого понадобилась бы сила десяти смертных – он же не приложил явных усилий.
 Несколько порезов украсили его руку от костяшек до запястья. Выступили капли крови, но он смахнул их так, словно они ничего не означали.
 О, да. Он определенно был не простым смертным. Не эльфом – его уши очерчены по идеальной окружности. Не вампиром – клыков не наблюдалось. Значит, сирена мужского пола? Его голос был достаточно глубок и богат, достаточно сладостен, да, но уж слишком резок.
 - Хватайте камни, - крикнул он, не отводя от нее взгляда.
 Воины мгновенно развернулись. Гвен умышленно продолжала смотреть на Сабина, опасаясь, что от вида остальных вернется ее страх.
 «Ты держишь себя в руках, все хорошо»
 Она не может – и не будет – дергаться. Уже и так слишком много сожалений тяготят ее память.
 Почему она не может быть как ее сестры? Храброй и сильной и радоваться тому, кто она? Если бы понадобилось, то они в прямом смысле перегрызли бы себе лапу, чтобы сбежать – и сделали бы это сразу же, не выжидая. Они пробили бы кулаком стекло, затем грудную клетку Криса и, смеясь, съели бы его сердце у него же на глазах.
 Тоска по дому кольнула сердце. Если Тайсон, ее бывший парень, рассказал им о ее плене – чего, скорее всего, не произошло, поскольку он панически боялся ее сестер – то они ищут ее и не сдадутся, пока не найдут. Невзирая на ее слабость, они любят ее и желают ей всего наилучшего. Но будут жутко разочарованы, узнав, что она попала в плен. Она подвела саму себя, равно как и всю свою расу. Еще будучи ребенком, она избегала стычек, из-за чего и получила свое прозвище – Гвендолин Застенчивая.
 Ощутив, как вспотели ладони, она обтерла их об бедра.
 Сабин руководил воинами, указывая куда вставлять камни. Некоторые из ее пояснений он понял неправильно, но это не озаботило ее. С этим они справятся. Однако насчет камней, что должны открыть ее камеру, он все понял верно, и когда напоминающий панка, а не воина, мужчина с синими волосами и пирсингом, вознамерился взять один из «ее» камней, сильные, загорелые пальца Сабина обвили его запястье.
 Их глаза встретились, и Сабин покачал головой.
 - Мой, - сказал он.
 Панк ухмыльнулся.
 - Ненавистно то, что пред взором нашим, не так ли?
 Сабин нахмурился.
 Гвен удивленно сморгнула. Сабину был ненавистен ее вид?
 Одна за другой женщины получали свободу, некоторые плакали, иные же намеревались поскорее выбраться из помещения. Мужчины не позволили им далеко уйти, поймав, но удерживая очень осторожно, даже если те неистово сопротивлялись. Это весьма удивило Гвен. К тому же самый красивый из воинов – тот, с разноцветными волосами – поочередно подошел к каждой из женщин, мягко нашептывая «усни, милая».
 Как ни странно, они подчинились, обмякая в надежных руках воинов.
 Сабин склонился и взял камень, на котором был нарисован сгорающий заживо человек – камень Гвен. Выпрямившись, он подбросил его, поймал с легкостью.
 - Не убегай. Договорились? Я устал и не хочу гоняться за тобой, но придется, если ты вынудишь меня. И я боюсь случайно поранить тебя.
 «Мы оба этого боимся», - подумала девушка.
 - Не… выпускай ее, - прошипел Крис.
 Как давно он пришел в сознание?
 Он поднял голову и сплюнул. Синяки уже расцвели вокруг его глаз.
 - Опасна. Смертельно.
 - Камео, - только и проговорил Сабин.
 Женщина-воин поняла его и подошла к смертному, схватила его за ворот рубашки, поднимая на ноги. Свободная рука с зажатым в ней кинжалом оказалась у его горла. Будучи слишком слаб или же испуган, он не сопротивлялся.
 Гвен надеялась, что это страх удерживал его. Надеялась на это всеми фибрами своей сущности. Она даже уставилась на кончик кинжала, желая, чтобы он оказался в глотке этого гада, пронзая кожу и кости и даря тому незабываемую агонию.
 «Да», - зачарованно подумала она. – «Да, да, да. Сделай это. Пожалуйста, сделай это. Порежь его, заставь страдать»
 - Что мне с ним сделать? – спросила у Сабина Камео.
 - Держи его там. Живым.
 Плечи Гвен разочарованно поникли. Но с разочарованием пришло ошеломляющее понимание. Она контролировала свои эмоции, но все же ее внутренний зверь едва не вырвался на свободу. Все эти мысли о боли и страдании не принадлежали ей. Просто не могли принадлежать ей.
 Опасна, как сказал Крис. Смертельно. Он был прав. Ты должна держать себя в руках.
 - Однако, можешь слегка помучить его, - добавил Сабин, сузив глаза, взирая на Гвен.
 Был ли он… зол? На нее? Но почему? Что такого она сделала?
 - Не освобождайте девчонку, - повторил Крис. Дрожь сотрясла все его тело. Он взбрыкнул, но Камео была сильнее, чем казалось со стороны, и мигом приструнила его. – Пожалуйста, не делайте этого.
 - Возможно, стоит оставить рыженькую в камере, - сказала хрупкая женщина-воин. – По крайней мере, пока. На всякий случай.
 Сабин поднял камень, остановившись у камеры Гвен, чтобы поместить его в углубление.
 - Он Ловец. Лжец. Думаю, он причинил ей вред и боится, что она сможет рассказать нам об этом.
 Гвен моргнула, изумленно и благоговейно уставившись на него. Он был зол не на нее, а на Криса – ловца? – за то, что тот мог сделать. И он сказал правду. Он не причинит ей вреда. Хочет освободить ее. Обезопасить от тюремщиков.
 - Так и было? – спросил у нее Сабин. – Он обидел тебя?
 Униженно краснея, она кивнула. Он эмоционально уничтожил ее.
 Сабин провел языком по зубам.
 - Он заплатит за это. Слово даю.
 Смущение медленно отступило. Ее мать, которая отреклась от нее почти два года назад, предпочла бы видеть ее мертвой, а не слабой, но этот мужчина – этот незнакомец – желал отомстить за нее.
 Крис нервно сглотнул.
 - Послушайте меня. Пожалуйста. Знаю, я ваш враг, и не буду лгать и притворяться, что вы не мои враги. Мы – враги, и я ненавижу вас всей душой. Но если вы отпустите ее, она перебьет всех нас. Клянусь.
 - Ты попытаешься убить нас, рыжая малышка? – спросил у нее Сабин, еще более нежно, чем раньше.
 Привыкнув здесь слышать «сука» и «шлюха» в свой адрес, Гвен почувствовала, как сладкое влечение мелькнуло в ее сознании с мощью ароматного летнего ветерка. За несколько проведенных вместе минут этот мужчина сумел подарить ей все то, о чем она мечтала с момента, как попала в плен. Он стал рыцарем на белом коне, вознамерившимся уничтожить дракона. Несомненно, когда-то она полагала, что этим рыцарем будет Тайсон или даже отец, которого она никогда не знала, но все же – мечты сбываются не каждый день.
 - Рыжая?
 Гвен отвлеклась от раздумий. Что там он спрашивал? Ах, да. Не попытается ли она убить его и его друзей. Она облизнула губы и отрицательно покачала головой. Если ее зверь возьмет верх, она не просто попытается. Она сделает это.
 «Я держу себя в руках. Почти что. С ними все будет в порядке».
 - Так я и думал.
 Легким движением руки Сабин поместил камень на положенное место. Сердце колотилось в ее груди, едва ли не проламывая ребра. Стекло постепенно поднималось… поднималось… скоро… скоро. И затем меж ними с Сабином остался только воздух. Аромат лимона и мяты усилился. Холод, к которому она уже привыкла, отступил пред волной жара, что окутала ее подобно одеялу.
 Девушка медленно улыбнулась. Свобода. Она на самом деле была свободна.
 Сабин втянул в легкие воздух.
 - Боги всемилостивые. Ты невероятна.
 Она поймала себя на том, что делает шаг вперед, тянется к нему, отчаянно желая контакта, в котором ей было отказано в течение стольких месяцев. Единственное прикосновение, вот и все, в чем она нуждалась. А затем она уйдет, отправится домой. Наконец-то.
 Домой.
 - Сука, - закричал Крис, борясь с хваткой Камео. – Держись от меня подальше. Прочь. Она – монстр!
 Ее ноги замерли по собственному разумению, а взгляд порхнул к жалкому человечишке, ответственному за все беды и страдания, что выпали на ее долю за прошедший год. Не говоря уже о том, что он творил с ее подругами по заточению. Ее ногти удлинились до обоюдоострых лезвий. Тонкие, словно из капрона, крылья раскрылись за ее спиной, прорываясь сквозь хлопок и неистово трепеща. Кровь истончилась в венах, растекаясь по всем клеточкам тела, быстро, очень быстро. Зрение переключилось на инфракрасный спектр: цвета исчезли, оставляя видимыми лишь тепловые очертания тел.
 «Только Крис, только Крис, пожалуйста, боги, только Крис».
 Мысленно повторяя это, она очень надеялась, что напев прорвется сквозь жажду крови мстительного зверя.
 «Только Крис, оставь всех остальных в покое, нападай только на Криса».
 Но глубоко в душе она знала, что теперь уже ничто его не остановит.

Глава 3


Стоило Сабину увидеть милую рыжеволосую пленницу стеклянной камеры, и он уже не мог отвести от нее глаз. Не мог дышать, думать. У нее были длинные и бесстыдно вьющиеся волосы, и светлые пряди пробивались в густых локонах цвета рубина. Брови – каштановые, но такие же восхитительные. Очаровательный носик и круглые щечки херувимчика. Но ее глаза… просто шедевр – янтарь с яркими проблесками серого. Гипнотические. Опушенные, словно порочной рамкой, черными ресницами.
 Висящие на крюках галогенные лампы окружали ее ярким светом. Он, несомненно, показал бы изъяны других людей и на самом деле высветил грязь, испачкавшую ее кожу, но придал ей пышущий жизнью вид. Она была невысокой, с маленькой округлой грудью, узкими бедрами и ногами, достаточно длинными, чтобы обвить его талию и удерживаться во время самых неистовых скачек.
 «Не думай об этом. Будь умнее»
 Да уж. Его последняя возлюбленная, Дарла, наложила на себя руки, и он поклялся никогда больше впутываться в подобные истории.
 Но влечение к рыжей красавице возникло моментально. То же самое можно сказать и про его демона, хотя он желал ее совсем по другой причине. Он уловил ее трепет и целенаправленно устремился к ней, желая попасть в разум, отыскать глубинные страхи и сыграть на них.
 Но она не была смертной, как вскоре оказалось, и потому демон Сомнений не мог услышать ее мысли, пока она сама их не озвучивала. Хотя это не означало, что она в безопасности от его зла. О, нет. Демон Сомнений знал, как воспользоваться ситуацией и распространить свой яд. Кроме того демон Сомнений получал удовольствие, принимая вызов, и будет изо всех сил трудиться, чтобы разузнать все тонкости этой девушки, и разрушить любую веру, какой она обладает.
 Кто она такая? За тысячелетия своей жизни он повстречал много бессмертных, но ее не мог идентифицировать. Она определенно казалась человеком. Нежным, хрупким. Легкоранимым. Однако эти янтарно-серебристые глаза выдавали ее с головой. А также когти. Он мог вообразить, как они впиваются ему в спину…
 Почему Ловцы захватили ее? Он боялся узнать ответ. Трое из только что обретших свободу женщин были, несомненно, беременны, что наводило лишь на одну мысль: выведение новой породы Ловцов. Бессмертных Ловцов, точнее говоря, поскольку он узнал двух сирен со шрамами на шее, где явно были вырезаны их голосовые связки, бледноликую вампиршу без клыков, обритую наголо горгону и слепую дочь Купидона. Сабин предположил, что это было сделано для того, чтобы она не смогла опутать врагов любовными заклятьями.
 Слишком жестоко Ловцы обошлись с этими милыми созданиями. Что же они сотворили с рыжей, самой прелестной из всех них? Хотя на ней была только тонкая майка и короткая юбка, он не заметил ни шрамов, ни синяков. Однако это ничего не означало. Большинство бессмертных быстро исцелялись.
 «Хочу ее».
 Сильная усталость исходила от нее, все же когда она улыбнулась ему, благодаря за освобождение… он едва не умер от чистейшего великолепия, засиявшего на ее лице.
 «Я тоже хочу ее», - встрял демон Сомнений.
 «Ты не получишь ее».
 А это означает, что и он не сможет.
 «Помнишь Дарлу? Какой бы сильной и самоуверенной она ни была, ты сумел ее сломать».
 Ликующий смешок.
 «Знаю».
 «Разве это не было весело?»
 Сабин сжал кулаки.
 Гребаный демон.
 В конечном итоге все сдавались пред силой сомнений, которыми их постоянно забрасывала его темная половина: «Ты недостаточно красива. Недостаточно умна. Как кто-то вообще может полюбить тебя?»
 - Сабин, - холодно позвал Аэрон. – Мы готовы.
 Он вытянул руку и поманил девушку взмахом кисти.
 - Идем.
 Но его рыжая красотка попятилась к дальней стене, вновь задрожав от страха. Он ожидал, что она бросится наутек, невзирая на его предупреждение. Такого… ужаса… он не ждал.
 - Сказал же, - нежно проговорил он, - мы не желаем ничего плохо.
 Она раскрыла рот, но ни звука не сорвалось с ее губ. И прямо у него на глазах золотое свечение ее взгляда усилилось, потемнело, чернота окрасила белки.
 - Что за черт…
 Только что она была перед ним, а через миг – пропала, словно ее здесь никогда и не было. Он обернулся, обшаривая взглядом помещение. Ее не было видно. Но единственный оставшийся в живых Ловец внезапно издал вопль агонии – вопль так же внезапно оборвавшийся, когда его тело обмякло, упало на песчаный пол, и кровь лужей растеклась вокруг него.
 - Девушка, - процедил Сабин, сжимая в ладони кинжал, стремясь защитить ее от неведомой силы, что только что убила Ловца, которого он собирался подвергнуть допросу.
 Ее по-прежнему нигде не было видно. Если она могла исчезать, едва подумав об этом, как Люциен, то с ней все будет в порядке. Вне досягаемости для него, но в безопасности. Но могла ли она на самом деле?
 - За тобой, - предупредила Камео, и хоть раз голос ее сочился изумлением, а не несчастьем.
 - Боги всеблагие, - выдохнул Парис. – Я и не заметил, чтобы она двигалась, но все же…
 - Это же не она… или она…как могла она…- Мэддокс провел рукой по лицу сверху вниз, словно не верил собственным глазам.
 Сабин опять повернулся. И вот она – внутри своей камеры – сидит, притянув колени к груди, с губ капает кровь, а в руке зажата…трахейная трубка? Она вырвала – или выгрызла – человеку горло.
 Цвет ее глаз вернулся к норме – золото с серыми вкраплениями, но взгляд был полностью лишен эмоций и настолько отчужден, что он заподозрил, что шок от содеянного поверг ее разум в онемение. По лицу девушки также невозможно было что-либо прочесть. Кожа ее приобрела такую бледность, что спокойно можно было рассмотреть рисунок голубых вен под ней. И ее трясло, она раскачивалась из стороны в сторону, что-то бессвязно бормоча себе под нос.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • star72 о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    annettka, это не фанфик, а небольшой рассказ о событиях, которым не нашлось места в написанных книгах. Автор любит пописывать такие мини рассказы типа "в подарок тому-то, к Новому году и тд".

  • annettka о книге: Елена Звездная - P.S. Норт+Риа
    А это не фанфик?


  • Юнона о книге: Анна Муссен - Ведьма с украденным именем
    Ни на что не похожий авторский мир ведьм и магов. История ГГев поначалу была несколько запутанной, но затем было просто не оторваться! Здесь и психологизм, и даже триллер. Это не ЛФР, но хорошее фэнтези, где тонкими штрихами вписана интринующая ЛЛ. Хотелось бы увидеть продолжение истории, т.к. не все сюжетные ходы были раскрыты: о чем был договор между ГГней и ее фамильярами, чего пытался добиться Тмин, автор в конце как будто намекнула на оправдание его поступка. Почему ГГня в новом воплощении не вспомнила старых друзей, только свое имя? Хочется узнать, как все сложится дальше.

  • Alena741 о книге: Галина Дмитриевна Гончарова - Маруся. Попасть не напасть
    Очень интересно.

  • Библиофил об авторе Андрей Поздеев
    Скажу честно, меня эта книга порадовала, как оригинальностью сюжета, так и авторским стилем написания текста. Читается легко, стройное изложение мысли, глубокое знание описываемых исторических событий. Особенно хочется отметить образы главных героев, как в первой, так и во второй книге. Бесспорно, автору удалось создать образ новых героев нашего времени. Они не оторваны от реальной жизни, они представлены перед нами воплоти, каждый со своими достоинствами и недостатками. А это, поверьте мне, многого стоит. В общем, рекомендую Операцию «Артефакт» к прочтению как старшему так и младшему поколению.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.