Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45217
Книг: 112500
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Огонь луны» » стр. 11

    
размер шрифта:AAA

— Вы ведь знаете, — сказал наконец Дункан, — что очень, очень красивы?
Мэгги ни о чем таком и не подозревала; ей казалось, она очень мила, но уж слишком молода и неопытна, чтобы быть по-настоящему красивой.
— Я совсем не представляю себе, как и что мне делать сегодня на приеме! — выпалила она, частью потому, что хотела сменить тему разговора, а частью потому, что действительно боялась сесть в калошу в Правительственном доме.
Дункан выгнул бровь и скрестил руки на груди, прислонившись плечом к стене. Он не давал Мэгги пройти в свою комнату, стоя на дороге, и она подозревала, что он делает это нарочно.
— От вас ничего большего не требуется, мисс Чемберлен, кроме того, чтобы вести себя, как подобает леди.
— Но я же не леди! — в отчаянии крикнула Мэгги.
Дункан пожал плечами.
— В Лондоне вы были актрисой, так что сыграйте роль леди.
Мэгги как-то не подумала об этом, а идея была совсем даже не плохая. Она будет наблюдать за Розалиндой и остальными гостьями и делать все так же, как и они. Немного приободрившись, она сделала шаг, чтобы обойти Дункана, но он остановил ее, схватив за руку выше локтя. На секунду его пальцы погладили кожу под коротким пышным рукавом, а потом он так быстро отпустил Мэгги, что она задумалась, уж не почудилось ли ей все это.
Риви уже привык к этим заведомо скучным собраниям, которые посещал и раньше. Но при виде Мэгги, прогуливающейся под руку с Дунканом Кирком, его апатию как рукой сняло. На Мэгги было темно-синее платье, переливавшееся на свету; серебристо-медовые волосы были высоко зачесаны, открывая длинную, грациозную шею. Риви вспомнил, как его губы пробегали по этой шее, и что-то внутри него болезненно сжалось. Он оставил свой бокал и направился к Мэгги, совершенно забыв о юной милашке, которую очаровывал всего минуту назад.
Риви показалось, что платье Мэгги спереди как-то уж слишком открыто. Дернуть разок как следует за сверкающий вырез и…
— Привет, Мэгги, — сказал он, остановившись прямо перед ней.
Когда она подняла на него глаза, лицо ее выражало полнейшее удивление.
— Риви! — выдохнула она. Щеки ее полыхнули румянцем, и она бросила на сердитого Дункана робкий взгляд. — К-как ты?
Риви был вовсе не в настроении вести разговоры. Ему хотелось прикрыть полную грудь Мэгги, пока никто из мужчин ее не увидел. Более того, ему хотелось увести ее в какое-нибудь уединенное местечко и обнажить эту пленительную грудь, лучше всего в свете луны, почувствовать вкус ее сладких сосков, услышать, как Мэгги всхлипывает в ответ, ощутить, как ее пальцы ерошат его волосы. Он бросил взгляд на Дункана, который молча повторил их разговор в клубе накануне, и вежливо спросил приглушенным тоном:
— О чем ты, черт возьми, думаешь, нарядившись в такое платье при всем народе?
Краска снова залила пленительную грудь Мэгги, поднимаясь по шее и бросившись ей в лицо. Губы ее зашевелились, но он не услышал ни звука.
— Боже мой, Риви, — прошипел Дункан, — даже для тебя это слишком уж по-плебейски!
— Полагаю, это ты купил? — спросил он у спутника Мэгги. Меньше всего на свете его волновало мнение Дункана о его манерах.
Наконец к Мэгги вернулся дар речи.
— Это самое модное платье, — зло прошептала она, а в глазах уже сгущались тучи готовой разразиться грозы. — Его привезли из самого Парижа!
— Как раз для гувернанток, — сухо парировал Риви. — Чему вы учите своих учеников, мисс Чемберлен? Дикому распутству?
У Дункана был раздраженный и в то же время болезненный вид, а вот Мэгги, казалось, готова была взорваться. Риви нравилось дразнить ее, и, несмотря на свои чувства по поводу платья, он с трудом сдерживался, чтобы не ухмыльнуться.
— Гнев тебе идет, — добавил он.
Ее реакция его весьма разочаровала. Прекрасная грудь Мэгги вздымалась, грозя выскользнуть из удерживающей ее узкой полоски шелка, а глаза метали молнии. Одна рука согнулась, будто больше всего ей хотелось изо всех сил влепить Риви пощечину. Но она, разумеется, изображала из себя леди, поэтому она не осмелилась на такую резкость, и Риви наслаждался ее беспомощностью, какой бы временной и нехарактерной для нее она ни была.
Дункан, очевидно, решил сделать вид, что Риви вовсе нет. Он потянул Мэгги к кучке гостей, толпившихся в большой гостиной, и уголком рта сказал:
— Не забудьте назвать губернатора «ваша светлость» и сделать реверанс.
— Я не стану делать реверанс! — язвительным шепотом поклялась Мэгги, и, встав позади них, Риви улыбнулся про себя. Он обычно уклонялся от этой скучной процедуры, но на этот раз не собирался пропустить ее.
Сдержав слово, Мэгги не присела ни перед губернатором, ни перед его женой, а только слегка наклонила голову. Риви на миг затаил дыхание, уверенный в том, что она вот-вот выпадет из своего платья у всех на глазах, но сверкающий синий шелк ничуть не ослабил хватки на ее груди.
За обедом, который подали в самой большой из столовых, Риви ухитрился сесть напротив Мэгги и ее весьма раздраженного спутника, Дункана. Если произойдет что-нибудь интересное, ему хотелось бы находиться поблизости.
Дункан поморщился, когда Риви уселся напротив со своей спутницей — веселой темноволосой мегерой, которая была когда-то его, Дункана, любовницей. Мэгги упорно не обращала на Риви внимания. Ему ничего не оставалось, как восхищаться тем, как она приспособилась к обстановке; Риви знал наверняка, что Мэгги никогда не присутствовала на таких приемах. Она следовала примеру сидевших за столом женщин с грациозным изяществом, всегда беря ту вилку, что нужно, делая нужный жест, произнося нужное слово.
Великолепный обед уже подходил к концу, когда Мэгги позволила наконец Риви встретиться с ней взглядом, а когда он подмигнул ей, она густо покраснела. Если бы не светские приличия, Риви рассмеялся бы вслух.
После обеда в огромном бальном зале с зеркалами по стенам начались танцы. Пока мог терпеть, Риви наблюдал, как Мэгги кружится с Дунканом. Когда же тот вышел на террасу побеседовать с немногими из своих вкладчиков, Риви направился к Мэгги, пока это не успели сделать другие мужчины, которым в голову пришла та же мысль.
Не дожидаясь ответа, Риви закружил ее в вальсе, наслаждаясь вспыхнувшей в ее глазах яростью и тем, как покраснели ее щеки.
— Должно быть, твое решение ехать за Дунканом в Мельбурн было скоропалительным, — сказал он ровным голосом с застывшей на лице светской улыбкой, — потому что ты даже не потрудилась сказать мне об этом.
Сердитые серые глаза спокойно выдержали его взгляд.
— Я не обязана, Риви Маккена, отчитываться перед вами в каждом своем поступке, — с достоинством ответила она. Комната за ее спиной напоминала разноцветный калейдоскоп, вихрь кружащихся женщин в роскошных нарядах.
Риви выразительно посмотрел на округлость алебастровой груди, которую открывало платье. Ему по-прежнему хотелось затянуть у нее на шее салфетку, но наслаждаться этим зрелищем он бы уже не смог.
— Дункан выбрал его для тебя?
— Я и сама в состоянии выбирать себе одежду, премного благодарна, — едко ответила она.
Риви провел ее в танце к дверям на террасу, и прежде чем Мэгги успела сообразить, что происходит, он уже тащил ее через каменный балкон вниз по ступенькам, ведущим в сад. Они были омыты лунным светом, эти сады, почти по-неземному призрачными. И вместо того, чтобы убежать, Мэгги прижалась к Риви, чего бы никогда не сделала, если бы не тени и необычные формы, окружавшие их.
— Мистер Кирк будет в бешенстве, — запинаясь, сказала она, пристально глядя снизу вверх на Риви. Ее кожа отливала белым опалом в свете луны.
Риви хрипло усмехнулся, с трудом сдерживая собственные руки. Боже правый, эта женщина была так красива, и то, что она, казалось, не сознавала этого, делало ее еще привлекательней.
— Дункан, по крайней мере, час будет занят своими вкладчиками. Он наверняка даже не знает, что ты ушла.
Мэгги вздохнула и присела на каменную скамью, залитую призрачным светом. Она и сама была такой неземной красоты, что казалась эльфом или духом, но Риви слишком хорошо знал, что она сделала из плоти и крови.
— Полагаю, вы не хотите вернуть мне мои иммигрантские бумаги, — с надеждой в голосе сказала она.
Риви опустился рядом с ней на скамью, расставив ноги.
— Разве я их тебе не возвратил? — невинно осведомился он. Бумаги эти были надежно заперты в его сейфе в Сиднее.
Мэгги снова разозлилась.
— Вам прекрасно известно, что вы забрали их у меня в Парамате! — в бешенстве прошептала она.
— Незачем шептать, — дружелюбно заметил Риви. — Тут никто тебя не услышит.
Она перевела дыхание, вид у нее при этом был озабоченный и заинтересованный.
— Никто?
Риви кивнул. В прохладном вечернем воздухе был разлит аромат цветов, издалека до них доносились звуки бала.
— Ты выйдешь за меня замуж, Мэгги?
Мэгги разинула рот, вытаращив глаза.
— Выйти за вас? — эхом отозвалась она.
— Помнишь мое предложение в Парамате?
Она моментально пришла в себя и похоже было, что ей хочется дать Риви пощечину. Или того хуже.
— Я не беременна, — натянуто сказала она.
Риви был разочарован, хотя и скрыл это. Мэгги была не из тех, кого можно держать в качестве любовницы, — она должна быть женой. К его удивлению, Риви более чем хотелось этого.
— Это довольно легко исправить, — услышал он собственный голос.
Мэгги уставилась на него.
— С какой стати вы хотите на мне жениться, когда в этом нет необходимости?
Он чуть было не рассмеялся.
— По правде говоря, Мэгги, мне нравится мысль заниматься с тобой любовью где и когда мне этого захочется.
Он снова ошарашил ее, но прежде чем Мэгги успела открыть рот, он сделал то, чего ему страстно хотелось с той самой минуты, когда она вошла в дом. Он протянул руку и схватил пальцами край ее декольте, слегка дернув его вниз.
Мэгги разинула рот, когда ее грудь выскользнула из платья, гордо вздымаясь в лунном свете, а соски стали твердеть под пристальным взглядом Риви. Мэгги не шелохнулась, чтобы прикрыться; она закрыла глаза и учащенно задышала. Забыв о всяких приличиях и здравом смысле, Риви обхватил ладонями ее грудь, нежно массируя ее. Мэгги задрожала и закатила глаза, словно в глубоком и восхитительном сне.
— Риви…
Он склонил голову к одной груди, приподнял ее рукой и впился в нее губами. Мэгги застонала и вцепилась в его волосы, прижимая к себе, упиваясь наслаждением.
Утолив первый прилив жажды, Риви слегка расслабился, водя языком по кончику трепещущей груди Мэгги вместо того, чтобы ненасытно впиваться в нее, как он делал прежде. Она издала полустон, полувсхлип.
Внезапный взрыв хохота со стороны особняка губернатора вернул Риви способность соображать. Он отодвинулся от своей сладостной добычи, которой была Мэгги, и аккуратно поправил ей платье.
— Выходи за меня, Мэгги, — хрипло сказал он, — пока я окончательно не потерял голову.
И хотя в глазах ее читалась трогательная уязвимость, она высоко держала голову.
— Ты любишь меня?
— Не думаю, — ответил Риви, сам не зная, правду ли он сказал.
Мэгги пыталась пригладить платье, потому что оно выглядело так, словно вырез спустили, а потом подняли снова. Риви понял, что она надеется скрыть выражение лица.
— Ну и я тебя не люблю, — сказала она.
Риви подавил улыбку.
— Вполне справедливо. Многие люди женятся не по любви, знаешь ли, и весьма счастливы.
В ее серых глазах ничего не отражалось, когда они скользнули по лицу Риви.
— Я бы никогда не смогла быть счастлива с человеком, который не любит меня, — бесстрастно сказала Мэгги. — Никогда.
Риви захотелось обнять Мэгги, но он не осмелился. Черт возьми, почему он так и не научился врать?
— Может быть, со временем мы смогли бы полюбить друг друга.
— Я не собираюсь это проверять! — взволнованно сказала Мэгги, а потом вскочила со скамейки и зашагала назад к Правительственному дому.
Риви хотел было остановить ее, но передумал. Так как он не смог честно предложить Мэгги того, чего ему хотелось, ему нужно оставить ее в покое. Не сказав ни слова даже хозяевам дома, он ушел, собираясь чуть свет вернуться в Сидней.

Глава 13

Дункан Кирк искусно скрыл свою ярость, но Мэгги чувствовала ее за его учтивой улыбкой и изысканными манерами, когда они танцевали. Она старалась не искать взглядом Риви среди десятков других гостей, но не могла удержаться. К концу вечера у Мэгги заныли ноги и защемило сердце. Она позволила Риви в саду такие вольности, а он даже не любит ее. Это действительно было очень печально, потому что если Мэгги и была в чем-то уверена, так это в том, что давно и сильно любит его. Возможно, мрачно подумала она, когда Дункан кружил ее по зеркальной зале Правительственного дома, ей следовало бы принять предложение Риви, а уж потом беспокоиться о любви. Она покачала головой, словно отвечая на вопрос, который могла слышать только она. Нет, она правильно сделала, что отказалась. Выйти замуж по какой-то другой причине, а не по любви было бы ужасной ошибкой. Внезапно пальцы Дункана сжали ее талию. И, вздрогнув, Мэгги посмотрела ему в глаза. Они были серьезные и злые, хотя губы улыбались по-прежнему.
— Не могли бы вы и меня посвятить в свой маленький спор, — холодно спросил он, — или он односторонний?
Мэгги вспыхнула, вспомнив о своем исчезновении и о том, что произошло в саду. Она надеялась, что никто их не видел и не сообщил Дункану Кирку грязных подробностей.
— Я просто задумалась, — как будто защищаясь, сказала она.
— Вы только этим и занимались с тех пор, как ненадолго исчезли из зала, — отозвался Кирк, ничуть не сбиваясь с шага в вальсе. Он оглянулся, а когда глаза его вернулись снова к Мэгги, в них читалась ярость. — Вы были с Маккеной? Очень странно, но я не видел его с тех пор, как вы танцевали вместе.
Мэгги возмутил не только скрытый намек, каким бы оправданным он ни был, но и сам тон. И, кроме того, она все еще не могла простить Дункану того, что он ущипнул ее, когда она отказалась приседать перед губернатором.
— Мистер Маккена, — сказала она, — просил моей руки.
Дункан Кирк застыл на месте, где стоял, прямо посреди зала; лицо его побагровело, мертвенно побледнев в следующую секунду.
— Что? — прохрипел он.
Мэгги пожалела о том, что так поторопилась, потому что в глазах и во всем его облике сквозило что-то опасное, но теперь у нее не оставалось другого выбора, кроме как терпеть. Она подняла голову.
— Полагаю, вы слышали меня, — сказала Мэгги удивительно ровным голосом, если учесть, что внутри у нее все дрожало.
Не говоря ни слова, Дункан больно схватил ее за руку и потащил через весь зал. Он сухо кивнул губернатору и его жене и буквально вышвырнул Мэгги в огромную прихожую. Там двое горничных возились с плащами и накидками, но Мэгги сомневалась, что Дункан их вообще заметил. Для таких, как он, эти низшие существа как бы и не существовали вовсе.
— Что вы ответили Риви Маккене? — хриплым шепотом спросил он, больно сжимая руки Мэгги выше локтя.
Она попыталась высвободиться, но пальцы Дункана сжались так, что она поморщилась от боли. Господи, чего бы она ни дала сейчас за то, чтобы появился Риви, но его нигде не было видно.
— Пожалуйста, — чуть слышно сказала она.
Дункан слегка разжал пальцы, но вместо того, чтобы отпустить Мэгги, он ее сильно встряхнул.
— Маргарет, — предостерег он.
— Я… я сказала, что не могу в-выйти за него, — заикаясь, сказала она и на глазах у нее навернулись слезы. — В-видите ли, он не любит меня.
Словно почувствовав, что слезы Мэгги вызваны чистосердечным признанием Риви в том, что он не питает к ней глубоких чувств, а не болью, которую он причинял ей своими руками, Дункан развернул ее и буквально толкнул к двери.
Покрасневшие горничные с сочувствием наблюдали за ними. Но Мэгги понимала, что они не могут помочь ей: для Дункана они значили не больше, чем рисунок обоев. Дверь в теплую летнюю ночь открылась, и Мэгги, спотыкаясь, вышла.
Если бы Дункан не держал ее, потащив к длинной веренице экипажей, ожидающих в конце широкой лужайки, она подобрала бы юбки и побежала. В считанные минуты Мэгги швырнули в одну из карет.
— Домой, сэр? — услышала она голос кучера, который появился у дверцы, и глаза которого, странно-бесцветные в лунном свете, сверкнули прямо ей в лицо.
— Нет, — хрипло сказал Дункан после паузы, показавшейся Мэгги вечностью. — Мы с леди покатаемся. Подольше и помедленней.
Кучер усмехнулся в темноте.
— Слушаю, сэр! — радостно сказал он. Черта с два он поможет, подумала Мэгги, скрестив руки и стараясь раствориться в темном углу.
Дункан взобрался в экипаж и захлопнул за собой легкую дверцу, усевшись напротив Мэгги и сердито глядя на нее.
— Вы долго испытывали мое терпение, Мэгги, — сказал он наконец, когда экипаж отъехал.
— Для вас мисс Чемберлен, — сказала Мэгги. Возможно, она говорила дерзко и нахально, однако в душе она была ужасно испугана. Пробивая себе дорогу в жизни, она выучила, что бравада намного полезнее нытья. Вдруг Дункан протянул руку и схватил ее запястье, стащив с сиденья. Она ударилась головой о низкую крышу кареты и бесцеремонно приземлилась ему на колени. Она сразу же начала отбиваться, но не могла справиться с железной хваткой, державшей обе ее руки за спиной.
— Я завизжу! — пригрозила Мэгги беззвучным шепотом.
— Это, — спокойно ответил Дункан, — весьма позабавило бы моего кучера. Почему бы вам не попробовать?
Никогда в жизни Мэгги так дико не злилась. Страх уступил место ярости, и, не успев подумать о том, что делает, она плюнула Кирку в лицо. Он застыл, и в этот ужасный момент Мэгги поняла, какую страшную ошибку совершила. Она дернулась, но Дункан удержал ее одной рукой, а другой вынул из кармана пиджака носовой платок и медленно вытер лицо.
— Мне очень жаль, — запинаясь сказала Мэгги.
Дункан сунул платок обратно в карман.
— Я очень в этом сомневаюсь, Мэгги, но скоро ты действительно пожалеешь об этом. Несомненно.
Мэгги содрогнулась. Как, черт возьми, она только умудрилась впутаться в такую историю? Сначала проехала полмира с целью выйти замуж за человека, который просто играл ее чувствами, а потом целых две ночи провела в постели Риви Маккены. И вот теперь ее заперли в карете с грубым животным, чьей главной жизненной целью, казалось, было заставить ее пожалеть о том, что она вообще родилась.
— Я готова забыть о случившемся, — резонно сказала она, — если вы только отпустите меня.
Она ощутила, как сильное тело Дункана Кирка затряслось от хриплого смеха, прежде чем услышала, как этот смех вырвался из его горла и быстро затих.
— Очень великодушно с вашей стороны, — сказал он с насмешкой.
Мэгги закусила губу. Вся ее бравада испарилась — сейчас она была просто напугана. Но это еще не все. Запястья у нее болели от того, что Дункан сильно сжимал их.
— Зачем вы делаете это? — тихо спросила она.
Казалось, вопрос подействовал на Кирка немного лучше пинков и дерзостей. Он отпустил Мэгги, позволив ей даже упасть на сиденье, где она начала дрожать, несмотря на то, что ночь была теплой.
— Маккена был прав, — проворчал он, — бешенство идет вам.
Он был сумасшедший. Мэгги тихонько потянулась к ручке двери, подсчитывая в уме шансы выскочить на ходу из кареты, не переломав при этом себе все кости. Результат был не слишком утешительным.
— Б-бешенство? — отозвалась она, все еще пытаясь нащупать в темноте кареты маленькую ручку, утонувшую в кожаной обивке дверцы.
Дункан прерывисто вздохнул, и Мэгги увидела, как он поднес руку к лицу, и этот жест показался ей каким-то унылым.
— Не обращайте внимания, мисс Чемберлен. Вы простите меня?
«Никогда до конца дней своих», — подумала Мэгги, но она была не настолько глупа, чтобы сказать это вслух. Благоразумнее было бы молчать, что бы ни сказал мистер Кирк, а потом, если карета поедет помедленнее, выпрыгнуть и убежать. В голову ей не приходила ни одна здравая мысль, которая хоть как-то помогла бы, поэтому она продолжала молчать, по-прежнему нащупывая ручку. Наконец она нашла ее.
— Я не стану оправдываться за свое поведение, — продолжал Кирк, — потому что мне нет оправдания.
Мэгги слушала его вполуха — ее внимание привлекли доносившиеся с улицы звуки пианино и хриплый смех. А за ними ей показался тихий шорох набегающего прилива. Значит, она была недалеко от гавани, а значит от тех мест, где бражничали и пировали. Ей вспомнилась та часть Сиднея, по которой она проезжала в трамвае со Сьюзан Крокет. Если это такое же местечко, то в карете она будет в большей безопасности. Но, с другой стороны…
Вдруг карета остановилась, и возница стал кричать па кого-то, стоявшего на дороге. Не раздумывая больше ни минуты, Мэгги распахнула дверь и выпрыгнула. Как нарочно, носок туфельки зацепился за подол платья, и вместо того, чтобы обратиться в спасительное бегство, как она рассчитывала, Мэгги покатилась по дорожной грязи. Наконец, когда она остановилась, вся в синяках, ободранная и помятая, то увидела прямо перед собой пару стоптанных, грязных ботинок. Выпутавшись из юбок, Мэгги посмотрела не на обладателя ботинок, а оглянулась через плечо.
Дункан широким шагом шел к ней, и если минуту назад он, возможно, и чувствовал раскаяние, то теперь в его чертах не было ни малейшего намека на угрызения совести. Он напоминал дьявола, который разберется с Мэгги в аду. Едва смея поднять глаза, она взглянула на человека, напротив чьих ботинок она приземлилась с таким шиком. Он был очень высок, на нем были кожаная шляпа с отвисшими полями и жилет, большего Мэгги из своего положения рассмотреть не смогла. Она заметила блеснувшее у него на шее золото или медь, и на миг ее сердце радостно забилось, но она поняла, что кем бы ни был этот человек, это не мог быть Риви. Он наклонился и загрубевшей от работы рукой поднял Мэгги. Она прижалась к нему, уставилась на Дункана, который протянул к ней руку движением, напоминавшим ей о том, какую боль причинял он ей в карете.
— Нет, — прошептала она, и незнакомец крепко прижал ее к груди.
— Отпусти ее, — властно приказал Дункан. — Это наше личное дело!
Рука незнакомца была тверда, как сталь, но Мэгги он обнимал с нежностью.
— Ты выбросил ее из кареты, приятель, — спросил он, — или она сама выпрыгнула?
Мэгги повернула голову и почувствовала на своей щеке холодный металлический кружок. Грудь этого человека была теплой, жесткой и волосатой, и она прижималась к нему в основном из-за медальона, который висел у него на шее.
— Я сама выпрыгнула, — несчастным голосом прошептала она.
Ярость Дункана ударила по Мэгги, как горячая волна, грозившая поглотить ее.
— Иди сюда, Маргарет, — сказал он.
Мэгги замотала головой, и кончик носа ей защекотали волосы на груди ее спасителя.
— Не похоже, чтобы ей этого очень хотелось, не так ли? — сказал незнакомец, и слова гулко отозвались в его груди. — Я бы посоветовал тебе, приятель, идти своей дорогой, пока мне не пришлось оторвать тебе башку.
Дункан за спиной Мэгги хрипло и раздраженно вздохнул и выругался. Он был вовсе не против, чтобы избить ее, но было совершенно ясно, что тогда ему придется драться с человеком в потрепанной шляпе и с медальоном на шее.
— Мэгги, подумай о детях, — сказал Дункан, пытаясь, чтобы его слова прозвучали убедительно.
Державший Мэгги человек застыл.
— Детях? — спросил он.
Мэгги поняла, что он подумал, будто Дункан ее муж, а дома у них малыши, и что он вмешивается в очень личное дело. Она обеими руками вцепилась в кожаный жилет и задрожала, не желая отпускать его.
— Мэгги, мальчики любят тебя, — продолжал Дункан. — Ты не можешь бросить их сейчас.
Руки незнакомца обхватили руки Мэгги и бережно оторвали их от жилета. Она поняла, что он уже готов оставить ее, и в отчаянии завыла:
— Вы не поняли! Я не мать его детей, я их нянька!
Ангел-хранитель неохотно отошел, и Мэгги смогла рассмотреть его. Лицо было суровым и красивым, волосы немного длинноваты, глаза же лазурно-голубые. Он оглядел ее сверкающее платье, своей роскошью не соответствовавшее положению Мэгги.
— Никогда не видел, чтобы у нянек были такие платья, — сказал он.
— Именно, — согласился Дункан.
Незнакомец прищурился. Зубы у него были ровные и белые, как массачусетский снег.
— Что ты собираешься делать с ней, приятель?
Дункан вздохнул, как опечаленный муж.
— Для начала, — сказал он, — думаю вздуть ее хорошенько за то, что чуть было не убилась, когда прыгала. Она имеет склонность к актерству, наша Мэгги.
— Я не ваша Мэгги! — завизжал предмет идиотского разговора.
Невероятно, но незнакомец усмехнулся.
— Она, как я погляжу, весьма бойкая, — согласился он и отошел в сторону, оставив Мэгги во власти Дункана.
— Пожалуйста! — крикнула она.
Дункан был слишком хитер, чтобы быть с ней слишком резким, но его пальцы больно впились ей в руку. Подталкивая ее к карете, он улыбался и говорил что-то успокоительное.
Прибегнув к последней попытке спастись от чего-то, — Бог знает чего, — она оглянулась на незнакомца, остановив взгляд на медальоне, висящем у него на шее. В темноте у нее не было возможности рассмотреть его как следует, но если есть хоть малейший шанс…
— Я знаю человека по имени Риви Маккена, который на шее носит медный талисман! — крикнула она через плечо, когда Дункан тащил ее к карете.
Даже в темноте Мэгги разглядела, как тот человек весь напрягся.
— Минуточку, — тихо сказал он.
Дункан сделал вид, что не расслышал. Дверца кареты распахнулась, и он буквально швырнул туда Мэгги. Однако прежде чем он успел войти следом, незнакомец подошел и легким движением руки развернул его.
— Я сказал, подождите, — повторил он.
— Я люблю Риви Маккену, — крикнула Мэгги из кареты. — Этот человек почему-то ненавидит его и намерен разлучить нас.
Дункан грязно выругался.
— Вы замужем за этим человеком или нет? — строго спросил незнакомец Мэгги. В тусклом свете, пробивавшемся из окон шумных салунов, и лунном свете было видно, как напряглись его скулы.
— Клянусь, что нет. Это… это за Риви Маккену я хотела бы выйти. — Она говорила чистую правду. Ей действительно хотелось этого, хотя это и было невозможно.
— Если вы обманываете меня, мисс, — предупредил ее спаситель, — то этому парню незачем будет лупить вас, я сам это сделаю.
И тут терпение Дункана лопнуло. Он в бешенстве повернулся к этому человеку, а кучер, до сих пор наблюдавший за происходящим, спрыгнул с козел, готовый вступить в драку. Теперь их было двое против одного, однако парень с таким же медальоном, как у Риви, с легкостью отбился от них. Он швырнул Дункана спиной о стенку кареты и ударом по колену сбил с ног кучера.
Мэгги выскочила из кареты, бросившись в объятия незнакомца. Он тут же потащил ее прочь, к одному из салунов, вверх по внешней лестнице в комнату. Должно быть, Дункану и его кучеру крепко досталось, потому что никто из них не бросился в погоню..
Теперь Мэгги уже не думала о Дункане. Интересно, в какую еще переделку попала она, отдавшись на милость совершенно незнакомого человека? Но, в конце концов, она должна отдать должное той нежности, с которой он обнимал ее, как и рыцарству, проявленному им при ее защите. Когда он зажег лампу, и перед взглядом Мэгги предстала обшарпанная комнатушка, в которой господствовала медная кровать со смятой постелью, сердце ее забилось с удвоенной силой. Сердце ушло у нее в пятки, и она лишилась дара речи, с нервной улыбкой повернувшись к своему сомнительному защитнику.
Хозяин комнатушки стянул шляпу, и Мэгги увидела, что волосы у него светло-каштановые. Он не сделал ни шагу в ее сторону.
— Скажите, откуда вы знаете Риви? — потребовал он сурово.
И хотя волосы у нее рассыпались по плечам, а платье было разорвано, Мэгги снова решила положиться на свою браваду. Вспомнив, какой был глубокий вырез у платья, она подняла руки, чтобы прикрыть грудь, так, на всякий случай.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Julsia о книге: Алина Ланская - Зачем я ему?
    Как автора открыла по этой книге и не прогадала! Очень интересно, прям дух захватывает и самое главное читаемо!

  • Julsia об авторе Diurdana
    Книга очень интересная, легко читается. Перечитывала несколько раз, рекомендую!

  • nikaws о книге: Вера Андреевна Чиркова - Ведунья против князя
    Стиль и сюжет вначале увлекают, вспомнила рассказ Задорного о встречах с ведуньей затем даже умные мысли утонули в сюсюканьях, ми-мишности и наивности. Например: крутой правитель мечтает о потомстве, но забеременеть не могут аж 4 жены, т.к дети рождаются ТОка по любви, зато разные прочие дамы, рожают (зачем?) простите, пачками и он этих детей убивает. Логика где? Или он любит всех простых дамс с коими спит? Но с женами то тоже делит ложе...
    Книга получилась, добрая, романтичная, без толп вампов, зомби и прочей мерзости.
    Автор словно мечтает о сильном мужчине с виду, но слабом и подкаблучном на деле только читать об этом пресновато и розово.

  • Эльфочка о книге: Татьяна Буньковская - Чудесная Беременность Самиры
    Глупая аннотация. Нет еще и 20 прям так написано пафосно, словно сейчас не в 15 рожают а раньше так вообще до 30 жили девственницами. А уж " любовь к обыкновенныму мужчине" это при том что героиня сама обыкновенная до 20 лет была? Ну бесит же.

  • valex88 о книге: Елена Назарова - Подарок судьбы [СИ]
    Прочла, и пожалела свое время..

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.