Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45670
Книг: 113510
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Огонь луны» » стр. 12

    
размер шрифта:AAA

— Сначала, — вызывающе сказала она, — вы должны сказать мне, кто вы такой.
Незнакомец довольно долго раздумывал, так долго, что Мэгги уже начало казаться, что он отбил ее у Дункана только для того, чтобы самому изнасиловать ее. Эта комнатушка отлично подошла бы для этого. Кричи не кричи, Мэгги все равно бы никто не услышал и не пришел бы на помощь.
— Джеймс, — сказал он наконец. — Меня зовут Джеймс.
Вспомнив о том, что Риви рассказывал ей в Парамате, Мэгги разинула рот.
— Джеми?
Джеми тяжело вздохнул и прислонился к закопченной стене, скрестив руки на широкой груди.
— Ага, — неохотно сознался он. — Джеми Маккена.
Мэгги забыла о всякой опасности; у нее подкосились колени, и она повалилась на смятую постель.
— Вам известно, — шепотом начала она, — что брат двадцать лет разыскивает вас?
— Известно, — вздохнул Джеми. — Поверьте, не всегда легко оставаться ненайденным.
Мэгги подумала об Элизабет, но какое-то чувство подсказало ей не упоминать пока что о дочке Джеми. Она в изумлении уставилась на него.
— Но зачем вам прятаться от собственного брата? Вы его ненавидите?
— Боже мой, нет, — выдохнул Джеми. — Я ни за что не мог бы ненавидеть Риви.
— Тогда почему…
— На то есть причины, — перебил ее Джеми, сбиваясь на смешной акцент точно так же, как когда-то это сделал его брат. — А теперь ты, детка, ответь на кое-какие вопросы.
Мэгги выпятила нижнюю губу, упрямо сложила на груди руки и слегка заерзала.
— Я первая спросила, — обиженно сказала она.
Джеми запрокинул голову и громко расхохотался, а когда наконец успокоился, в глазах его сверкали веселые огоньки. Акцент, который был у Риви признаком напряжения или страсти, исчез так же быстро, как и появился.
— А ты сама-то откуда? — спросил он. Но прежде чем Мэгги успела ответить, он погрозил пальцем и сказал. — Нет, подожди, я знаю. Ты из непокорных колоний. Господи, ты янки!
Ошарашенная, Мэгги вскочила, но потом села. Ее всегда раздражало, когда Риви называл ее «Янки», но теперь она отдала бы все на свете, чтобы услышать, как он произносит это слово.
— Вы отведете меня к брату?
— Да никогда в жизни, — немедленно ответил Джеми. — Вот кого мне сейчас меньше всего хотелось бы видеть, так это своего старшего братишку. Ну, еще разве что этого тупоголового придурка, с которым ты сегодня сидела в карете. Готов поспорить, ты не последний раз с ним виделась.
— В последний, — чопорно заметила Мэгги, — а не «последний»…
Это задело Джеми.
— Вы нянька его мальчиков, мисс, а не моя, и я был бы вам очень признателен, если бы вы запомнили это.
В любом случае, а тем более сейчас, Мэгги не могла позволить себе перейти в наступление.
— Извините, — сказала она, и хотя она редко прибегала к актерству, сейчас пустила слезу и, опустив голову, прикусила губу.
Джеми явно не удалось одурачить, но, тем не менее, он подошел и сел на кровать рядом с Мэгги. Она не могла сказать плохо это или хорошо.
— Я позабочусь, чтобы ты добралась до Риви, дорогая, не волнуйся. Но я не хочу, чтобы ты рассказала ему, что наткнулась на меня, понятно? Если Риви узнает обо мне сейчас, он будет в страшной опасности.
— Но…
Мускул на щеке Джеми дернулся, а акцент появился снова.
— С Риви я разберусь в свое время и без твоего вмешательства, женщина. А если ты все же влезешь в это дело, то я отшлепаю тебя по маленькой сладкой попке, пусть даже братец и постарше меня!
Мэгги сглотнула. Она ему поверила.
— Ну, тогда пойдемте, — храбро сказала она, порываясь встать с кровати.
Но Джеми ласково схватил ее за руку и потянул вниз.
— Не сегодня, — сказал он. — Твой расфуфыренный приятель уже наверняка собрал целую армию и теперь рыщет повсюду. Я могу справиться с ним и с его кучером, но не с дюжиной мужиков в придачу.
И тут Мэгги начала понимать всю ужасающую серьезность положения.
— Вы думаете, что я проведу ночь здесь, в этой комнате… с вами?
Джеми принялся с пыхтением стаскивать с себя ботинки. Если они такие тесные, ему следует купить себе новые.
— Ага, детка, именно так. Ложись.
Мэгги с раздражением попыталась встать, но ее тут же снова усадили обратно.
— Какая наглость… — заявила она, но Джеми, смеясь глазами, прервал ее:
— Если уж говорить о нахальстве, — сказал он, и Мэгги показалось дурным признаком, что он по-прежнему говорит с акцентом, — то ты и сама хороша, моя милая: выпрыгиваешь из кареты, а потом бросаешься в объятия совершенно незнакомого человека.
Но у Мэгги не было выхода, и правда заключалась в том, что лучше остаться с Джеми Маккеной в этой убогой комнатушке, чем наткнуться на Дункана где-нибудь на улице. Она скосила глаза на медальон, который висел у Джеми на шее, и заметила, что он такой же, как у Риви.
— А это что? — спросила она. Риви не хотел рассказывать ей о талисмане, тогда, может быть, Джеми расскажет.
— Это называется «значок попрошайки», — ответил Джеми, расстегивая рубашку.
Мэгги отвела глаза.
— П-попрошайки? Что это значит, Бога ради?
Джеми поднял руки, снимая медальон. В отличие от медальона Риви, который висел на цепочке из чистого золота, этот был на кожаном шнурке. Джеми молча передал его Мэгги, явно предпочитая не отвечать на вопрос. При дрожащем свете лампы она внимательно рассмотрела надпись на монете. Там было написано:
«Благословен тот, кто заботится о нищих. Приход Св. Патрика. Дублин».
— С этой штукой, — сказал Джеми отсутствующим голосом и без всякого акцента, — человек мог просить милостыню, не боясь, что его арестуют.
— Просить милостыню? — Мэгги не могла представить себе, чтобы Риви просил милостыню или вообще что-либо. — Вы были нищими?
Джеми покачал головой.
— До этого не дошло. Меня отправили в Австралию за то, что я стащил часы у джентльмена, а Риви приплыл сюда на китобойном судне — он был юнгой.
— Странно, что вы носите эти штуки, — нахмурившись, заметила Мэгги. — Но я никогда не видела Риви без его медальона.
Джеми вздохнул.
— Он теперь богатый человек — Риви. Думаю, «значок попрошайки» напоминает ему о голодных днях и заставляет быть благодарным за все, чего добился. А теперь, Мэгги, детка, ложись и поспи немного. Обещаю, что пальцем тебя не трону.
Если бы это сказал Риви, Мэгги ни за что бы не поверила, но в устах Джеми это звучало правдиво. Она подвинулась поближе к стенке и улеглась прямо в туфлях и платье, которое было теперь рваным и грязным, но все же блестело в свете лампы.
— Хорошо. Надеюсь, вы человек слова.
Джеми усмехнулся и со вздохом вытянулся на кровати рядом с Мэгги, оставив лампу зажженной.
Ужасная мысль пришла в голову Мэгги, и она вскочила как ужаленная.
— Еще раз, за что вас выслали из Англии? — спросила она.
— За то, что залез в карман к джентльмену, дорогуша.
Мэгги снова легла.
— Ох! А карман был денежным, Джеми Маккена?
Он улыбнулся и заложил руки за голову.
— Да уж, было куда запустить руку, мисс. Не бойся, теперь я исправился. У меня есть овцы и своя собственность.
— Где?
Джеми поднялся со скрипучей, продавленной кровати, чтобы погасить лампу, и пока он тянулся к ней, Мэгги заметила, что вся спина у него была исполосована шрамами. Когда-то Джеми Маккену жестоко отстегали.
— Неужели ты думаешь, что я расскажу тебе, где это, чтобы ты побежала сообщить новость моему брату?
Мэгги вздохнула.
— Он любит вас, — сказала она в темноту.
Она почувствовала вес Джеми рядом с собой на матрасе.
— Ага, — ответил он ничего не выражающим голосом, и, прежде чем Мэгги успела задать следующий вопрос, он уже храпел.

Глава 14

Раздался ужасный треск. Мэгги, минуту назад сладко спавшая на кровати рядом с Джеми Маккеной, вскочила, как ошпаренная. Она почувствовала, как Джеми скатился с матраса, но в комнате было так темно, что она не видела ничего, кроме силуэтов людей, толпящихся в дверном проеме. Слишком напуганная, чтобы визжать, Мэгги просто потянула за вырез платья, чтобы убедиться, что оно не соскользнуло, пока она спала, и стала вглядываться в темноту. Вдруг послышался звук, похожий на то, как будто чиркнули спичкой, и лампа, которую погасил Джеми, снова зажглась. Теперь она ясно могла разглядеть происходящее. Рядом с кроватью на полу скорчился Джеми, в руке у него поблескивал огромный, похожий на дикарский, нож. Дункан стоял возле лампы, с ним было еще четверо громадных мужчин, плотоядно поглядывавших на Мэгги, беззубо улыбаясь при этом.
— Уведите отсюда девушку, — приказал Дункан. Джеми медленно поднялся на ноги, все еще сжимая в правой руке смертоносный нож.
— Не советую даже пытаться, приятели, — сказал он низким голосом, грохочущим, как пробивающая себе в скалах дорогу лава.
Один из бандитов Дункана вытащил из внутреннего кармана своего потрепанного пальто пистолет и стал вертеть его в руках.
— Этот ножичек не слишком пригоден против такой штуки, верно?
Мэгги забилась в угол кровати, готовая умолять Джеми.
— Не надо. Они убьют тебя!
— Мэгги! — предупредил Джеми, но она уже не слушала его, неуклюже перелезая через спинку кровати, чтобы встать на пол.
Один из головорезов немедленно схватил своей грязной лапой ее покрытую синяками руку, и она дернулась. Это движение отвлекло внимание Дункана от Джеми впервые с того момента, как зажгли лампу.
— Уберите от нее свои руки, — сказал он угрожающим тоном, и вонючий мужик, сердито нахмурившись, отпустил Мэгги. Дункан, обхватив за талию, резко дернул ее к себе.
— Только выйди из комнаты с этой женщиной, приятель, — спокойным голосом предостерег его Джеми, слегка помахивая ножом, — и эта штука останется у тебя внутри.
Сердце Мэгги остановилось и снова забилось.
— Дункан! — взмолилась она, зная, что Джеми так и сделает.
Дункан одарил ее ледяной улыбкой, от которой у нее по спине пробежали мурашки.
— Наконец-то ты называешь меня по имени, — вздохнул он. — Увы, слишком поздно: ты явно впала в немилость.
И в следующую секунду Мэгги швырнули к двери. Падая на лестницу, она пыталась удержать равновесие, когда услышала свист летящего ножа, а затем глухой звук того, как он вошел в тело.
Дункан вскрикнул, но все же перешагнул через порог и схватил Мэгги за волосы. Нож торчал у него в левом плече, рубашка намокла от крови, и когда Дункан подтолкнул ее к ступенькам, она почувствовала, как к горлу подкатила тошнота.
— А что делать с этим защитником? — крикнул им вслед один из мерзавцев. В первых лучах рассвета Мэгги разглядела, что Дункан побелел от боли, но, тем не менее, он тащил ее к карете, а потом втолкнул внутрь.
— Что хотите, — простонал он в ответ. — Этот ублюдок ваш.
Мэгги, которая упала на грязный пол кареты, почувствовала себя абсолютно разбитой. Столько лет Риви искал брата, а теперь из-за нее Джеми должен умереть. Когда Дункан, наполовину потерявший сознание, ввалился в экипаж и захлопнул дверцу, Мэгги завопила. Он с такой силой заткнул ей рот, что она почувствовала на губах привкус крови и, застонав, сползла на сиденье.
Карета покатилась, и Мэгги услышала вдалеке звук разбитого стекла. Она молила Бога, чтобы Джеми удалось бежать.
— Помоги мне, — пробормотал Дункан, — пожалуйста…
От крови уже промокло сиденье, одежда Дункана и ее собственная. Мэгги ощупью подобралась к нему и увидела, что нож вошел в плечо почти по самую рукоятку. Она подавила новый приступ тошноты и потянулась к запачканной кровью рукоятке. И только теперь заметила, что сжимает в руке медальон Джеми. Мэгги поспешно засунула его за вырез платья.
— Я не уверена, что у меня хватит сил, — выдавила она.
Кожа Дункана стала мертвенно-серой.
— Ради Бога, Мэгги, попробуй, — умолял он. Потом Дункан упал на колени на сиденье напротив.
Оказавшись под ним, Мэгги пришлось изворачиваться, чтобы освободиться.
— Нужен доктор! — крикнула она через окошко кучеру.
— Нет, — прохрипел Дункан, — никаких докторов! О, Господи, Маргарет, помоги мне, пожалуйста…
С точки прения Мэгги, этот человек был убийцей, кроме всего прочего, но она не могла не откликнуться на его мольбу о помощи. Встав рядом с ним на колени, бормоча про себя страстные и бессвязные молитвы, она обеими руками взялась за рукоятку ножа Джеми и изо всех сил потянула. Когда лезвие выходило из плеча, Дункан закричал и потерял сознание. Сейчас у Мэгги появилась прекрасная возможность бежать, если бы он не упал на нее, крепко придавив ее к полу. Как она ни извивалась, из-за его тяжести ей никак не удавалось вылезти из-под него. Мэгги освободили только после того, как карета остановилась позади дома Кирка, и кучер выволок Дункана наружу, подхватив его под мышки.
Первым побуждением Мэгги было бежать, но потом она поняла, что ничего у нее из этого не выйдет, потому что на помощь кучеру по дорожке уже бежала Бриджит О'Мэли. Куда могла Мэгги бежать в порванном, забрызганным кровью, измятом платье? И кроме того, все ее вещи по-прежнему лежали в ее комнате. Она могла бы бросить большую часть из них, но как ей быть без маленькой фотографии родителей — это ведь все, что от них осталось…
Бриджит, на которой не было ничего, кроме ночной рубашки и халата, бросила на Мэгги убийственный взгляд.
— Что произошло?
Никто не ответил на вопрос Бриджит; вместо этого Мэгги сама спросила:
— Где мальчики? — Она решила, что им не следует видеть столь кровавое зрелище.
— Все еще спят, — сухо сказала Бриджит, когда они вошли в кухню. — Давай положим его в моей комнате, — велела она кучеру.
Пока они укладывали Дункана в постель, Мэгги побежала наверх. Двигаясь с такой быстротой, которой она от себя даже не ожидала, Мэгги вынула из тайника за декольте «значок попрошайки» и стащила с себя когда-то нарядное платье, которое было на ней в Правительственном доме. Она налила в тазик воды из фарфорового кувшина, стоявшего на туалетном столике, и принялась яростно смывать с себя следы крови Дункана. Сделав это, надела свое уродливое шерстяное платье и вынула из шкафа сумку, куда положила медальон, который носил Джеми.
Робкий стук в дверь заставил Мэгги застыть на месте и прикусить губу. Если она не отзовется, может быть, тот, кто стоит за дверью, уйдет? Вместо этого дверь со скрипом отворилась, и на пороге появился Джереми в ночной рубашке. Зеленые глаза его были широко раскрыты.
— Я видел, как они вносили папу, мисс, — сказал он без всякого вступления, — и вас в платье, заляпанном кровью…
Мэгги подошла к малышу и положила ему руки на плечи. Теплые и слабые, они дрожали у нее под руками.
— Несчастный случай, — спокойно солгала Мэгги.
Полиции она, разумеется, расскажет другую историю.
Джереми выскользнул из-под ее ладоней и приблизился к лежащему на полу сине-бордовой грудой платью.
— Вы тоже пострадали?
Мэгги вздохнула и присела на край кровати, сложив руки на коленях, пытаясь унять дрожь. Джереми сел рядом.
— Нет, — ответила она, — я не пострадала.
Как только она произнесла это, ей вспомнились покрывавшие все ее тело синяки и ссадины, но она, конечно же, ничего не сказала о них Джереми. Они были пустяковыми, и упоминание о них только бы смутило его.
Мальчик бросил взгляд на стоявшую на столе сумку, которая была открыта.
— Вы уходите? — тихо спросил он.
Мэгги думала, что ему ответить, когда дверь распахнулась, на этот раз без стука. На пороге стояла Бриджит, обхватив себя руками, ее дикая рыжая шевелюра по-прежнему свисала до самого пояса. Халат был запачкан кровью, и из глаз сыпались искры.
— Дункан зовет вас, — сказала она Мэгги резким тоном.
Мэгги хотела было сказать, что не пойдет, как бы громко Дункан ни звал ее, когда почувствовала на себе пристальный взгляд Джереми и повернула к нему голову. Если она сейчас откажется пойти к его отцу, он никогда не поймет ее.
Она со вздохом встала.
— Хорошо, — сказала она и пошла следом за Бриджит по коридору, а потом вниз по черной лестнице в кухню. Комната Бриджит О'Мэли была как раз за ней.
Дункан лежал посередине широкой кровати. Плечо было аккуратно забинтовано, под голову подложены подушки. Кровь уже смыли — скорее всего, это сделала Бриджит, — а волосы расчесали. На столике рядом стояла открытая бутылка настойки опия, чем объяснялось остекленевшее выражение глаз и идиотская улыбка на губах Дункана.
— Оставь нас, Бриджит, — сказал он еле слышно.
Секунду Бриджит сердито смотрела на Мэгги, а потом тяжелым шагом вышла из комнаты, хлопнув дверью. Дункан слегка вздрогнул и ухмыльнулся. Теперь, когда самое худшее для Кирка миновало, Мэгги не чувствовала к нему ни малейшего сострадания. Она жалела Джеми, который, быть может, лежал сейчас мертвым на полу убогой комнатушки в портовом салуне. Как только она вырвется из этого дома, она сразу же пойдет в полицию и к Риви. Она упрямо молчала.
— Кучер говорит, что твой дружок сбежал, — сказал Дункан. — А жаль.
Мэгги так обрадовалась, что у нее подкосились колени. Чтобы не упасть, она вцепилась в спинку кровати.
— Хорошая новость, — холодно сказала она.
По-прежнему бледный, как смерть, Дункан хрипло усмехнулся.
— Интересно, понравится ли Риви, что ты провела ночь с незнакомцем?
Эти слова, как громом, поразили Мэгги, и она почувствовала, что страшно побледнела. Однако она мгновенно взяла себя в руки и вздернула подбородок.
— Как только я объясню, Риви сразу все поймет.
— Так, значит, ты собралась к нему?
— Не вижу другого выбора.
— Есть выбор, Маргарет. Ты можешь остаться здесь, и мы сделаем вид, что ничего не произошло.
Мэгги до боли сжала пальцы.
— Это безумие, — выдохнула она. — Я ни дня не останусь под этой крышей.
— Думаю, останешься.
Мэгги почувствовала, как сердце у нее ушло в пятки.
— Что вы хотите этим сказать?
Дункан театрально вздохнул.
— Мне совсем не хочется, чтобы тебя арестовали за то, что ты ударила меня ножом в спину, но, видно, придется мне это сделать.
— Вы же знаете, что это ложь!
— Знаю, и ты знаешь. Но мои свидетели покажут то, что я им велю. Тюрьма — неприятное местечко, Мэгги, особенно для женщины. Но тебя могут, конечно же, поместить в психушку, учитывая, что только у сумасшедшей могло хватить сил, не говоря уже о желании воткнуть нож в спину мужчине, который вдвое больше ее.
— У меня тоже есть свидетель, — напомнила ему Мэгги, но что-то удержало ее от того, чтобы открыть имя Джеми. — Вы сами сказали, что он жив.
Дункан кивнул, и его глаза зеленым пламенем обожгли лицо Мэгги.
— Жив. Но сможешь ли ты найти его? Сдается мне, что твой защитничек уже далеко.
Мэгги подумала о решимости Джеми избегать Риви и обещании, которое он взад с нее, что она никогда не станет говорить брату о его нахождении в Мельбурне. Вероятно, Дункан прав, хотя она ни за что не призналась бы в этом.
— Я здесь не останусь, — сказала она, — как бы вы меня ни запугивали. Я расскажу Риви обо всем, что произошло, и он примет мою сторону.
— Ты в этом так уверена? — спросил Дункан. Он уже устал и откинулся на подушки; глаза у него были странно пустые.
Мэгги не была уверена ни в чем, кроме того, что должна найти Риви и принять его предложение до того, как он передумает. А потом уже она позаботится о том, чтобы он полюбил ее.
— Уверена, — солгала она.
Дункан зевнул.
— Зачем так спешить, Мэгги? Я ведь совершенно безобиден в своем положении, не так ли?
Вот уж действительно. Мэгги колебалась, потому что не хотела так вот внезапно оставлять мальчиков, и, кроме того, ей вовсе не хотелось ползти к Риви, умоляя его принять ее. Было бы лучше подождать следующего предложения.
— Думаю, да, но…
В эту минуту в комнату ворвалась Бриджит. Лицо ее пылало, а глаза, прежде чем остановиться на Дункане, резанули по Мэгги.
— Дункан, Риви Маккена здесь, — запыхавшись, сказала она. — Он рвет и мечет. Я пыталась заставить его убраться, но…
Дункан вытянул руку в благородном жесте и зевнул.
— Пусть войдет.
Бриджит не пришлось разыскивать неожиданного посетителя, так как Риви возник в дверях. Он сердито посмотрел на Мэгги, а потом на ее раненого хозяина.
— Мне тут сообщили, что ты собираешься причинить зло этой леди, — объявил он. Его сине-зеленые, как море, глаза остановились на забинтованном плече Дункана и потемнели от замешательства.
— Кто бы мог сообщить такое? — сонно спросил Дункан. — Ситуация совсем противоположная.
Риви вынул из кармана сложенную бумажку и бросил ее на кровать. Взгляд, которым он одарил Мэгги, не был ободряющим.
Дункан с трудом развернул бумажку и, прочитав послание, нахмурился.
— Хм, никакой подписи. — Глаза его устремились в лицо Мэгги, и в них читалась затаенная злоба. — Должно быть от защитничка, с которым я застал тебя в постели, — сказал он. Мэгги покраснела, а он с сожалением покачал головой. — Грязные делишки, да.
Высокая фигура Риви застыла, и он не взглянул больше на Мэгги.
— Что с тобой случилось? — спросил он тоном, в котором не было ни тени сострадания.
— Мэгги всадила мне нож в спину, — сказал Дункан, нежно улыбаясь ей.
Риви оглянулся на нее через плечо.
— Должно быть, у нее была на то причина, — сказал он.
Мэгги открыла рот, собираясь возразить Дункану насчет «защитничка» и того, что она ударила его ножом, но Риви перебил ее, прежде чем она успела заговорить.
— Собирай вещи, — приказал он тоном, не терпящим возражений. — Ты уезжаешь немедленно.
Мэгги бросила на Дункана торжествующий взгляд и вылетела из комнаты, подобно урагану. К тому времени, когда она слезно простилась с Тэдом и Джереми и отнесла вниз свою сумку, Риви уже дожидался ее. Стараясь не смотреть в лицо Мэгги, он взял ее за руку и потащил по дорожке на улицу к своей карете.
— Так что там насчет этого защитника? — спросил он, когда экипаж тронулся.
Мэгги отдала бы все на свете, чтобы можно было рассказать Риви о Джеми, но это было невозможно: она ведь дала слово. И, кроме того, Джеми намекал на то, что если она раскроет тайну, могут быть трагические последствия.
— Он просто хороший человек, который пытался помочь мне.
— Ты провела с ним ночь или нет?
Это оскорбило Мэгги. После того, что ей довелось пережить, Риви следовало бы ее утешить и понять, но вместо этого он проверяет ее нравственность.
— Да, я спала с ним на одной кровати, — холодно ответила она.
Риви выругался, и Мэгги увидела, как постепенно покраснела у него шея. Она поняла, что при сложившихся обстоятельствах не может позволить себе враждовать с этим человеком, и смягчилась.
— Риви, кроме тебя, у меня не было других мужчин.
Риви тяжело вздохнул. К радости Мэгги, он поверил ей.
— Ты действительно ударила Дункана ножом?
— Нет. Это сделал тот человек. — Мэгги медленно и очень осторожно объяснила ему, как встретилась с Джеми, не называя при этом его имени и не упоминая о «значке попрошайки», который он носил на шее. Однако она рассказала Риви обо всем остальном. Когда она закончила свой рассказ, Риви захотелось вернуться в дом Дункана и оторвать ему здоровую руку.
— Как только вернемся в Сидней, сразу поженимся, — сказал он, когда Мэгги отговорила его поворачивать экипаж на полпути.
В сердце Мэгги снова затеплилась надежда.
— Значит, ты передумал, что… что не любишь меня? — решилась она спросить.
— Нет, — рассеянно сказал Риви, явно думая сейчас о чем-то другом. — Но это не должно иметь значения…
— Но это имеет значение! — со слезами выпалила Мэгги. Она забилась в дальний угол кареты, обхватив себя руками за плечи, злая, уставшая и совершенно смущенная.
— Мэгги, — ласково произнес Риви, взяв ее за подбородок. Она тут же ударила его по руке.
— Не прикасайся ко мне, Риви Маккена.
Риви вздохнул.
— Если ты не собираешься стать моей женой, то что же ты собираешься делать, Янки? — мягко спросил он.
— Я уж наверняка не буду ни твоей женой, — фыркнула, она, — ни тем более любовницей!
— Тогда как ты оправдаешь то, что живешь в моем доме? — слегка улыбаясь и выгнув бровь, спросил Риви. — Тебе ведь больше некуда идти, знаешь ли.
Это была чистая правда. Возможно, ей даже не удастся найти себе работу, так как Дункан не подписал ее свидетельство. Мэгги закусила губу, но тут ее осенило.
— Я буду нянькой Элизабет! — крикнула она. — Я научу ее говорить!
— У Элизабет уже есть нянька, — резонно заметил Риви, причем глаза его смеялись. — Но, думаю, ты можешь получить роль, которую я тебе предлагал — Катарину в «Укрощении строптивой».
Он помолчал, а когда у Мэгги загорелись глаза, продолжил:
— Конечно же, все скажут, что ты моя содержанка.
Мэгги было все равно, что скажут люди, по крайней мере, в эту минуту.
— Или получить свои бумаги, — запинаясь предположила она. На самом деле ей хотелось получить роль и еще жить в доме Риви, хотя это было бы, так сказать, неприлично.
— Разумеется, нет и нет, — сказал Риви с добродушной твердостью. — Я заплатил большие деньги за твою свободу, Мэгги, я хочу получить кое-что взамен.
Мэгги вытаращила глаза.
— Не…
Риви засмеялся.
— Не это. Если ты ляжешь со мной в постель, то только потому, что хочешь этого. Я бы никогда не стал заниматься с тобой любовью на других условиях.
Это соглашение не имело слишком большого значения для Мэгги, которая чувствовала, что хочет его даже теперь, когда гордость ее походила на лохмотья, а кожа была вся в синяках и царапинах после падения из кареты Дункана Кирка. Но с этим она справится позже, потому что сейчас она просто радовалась тому, что выбралась из того дома с полусумасшедшим хозяином.
Этим же вечером Риви с Мэгги сели в сиднейский поезд. Риви заказал два отдельных купе, и Мэгги была ему очень благодарна за это, хотя какая-то частица ее предпочла бы ехать с ним. Оставшись одна в маленьком купе и опустив шторы, Мэгги сняла платье. Руки ее в тех местах, где Дункан сжимал их, были покрыты синяками, а локти и коленки ободраны. До сих пор боль ее почти не беспокоила, но теперь, когда у нее появилась возможность поразмыслить над всем, что ей пришлось пережить, она почувствовала себя очень нехорошо. Мэгги услышала, что дверь купе у нее за спиной закрылась, а потом только поняла, что ее открыли. Мэгги была в одном белье; она резко повернулась и увидела Риви. Он разглядывал синяки у нее на руках.
— Я убью этого ублюдка, — с придыханием сказал Риви.
Мэгги немножко расслабилась, по крайней мере внешне. Знакомые чувства и желания вспыхнули в ней.
— Тебе лучше уйти, — сказала она, вовсе не желая этого.
Глаза Риви скользнули вниз, остановившись на разбитых коленках под кружевным краем панталон.
— Бог мой!
— Со мной все в порядке, Риви, — мягко настаивала Мэгги.
— Я принесу что-нибудь дезинфицирующее, — сказал он и вышел из купе. Мэгги могла бы запереть дверь, но по какой-то причине, которую ей не хотелось бы объяснять, она не сделала этого. Она сидела на полке, когда вернулся Риви, принеся коричневый пузырек с лекарством и чистую тряпку.
— Раздевайся, — тоном врача сказал он, — я хочу посмотреть, насколько серьезны твои раны.
Внутренний голос предостерегал ее против этого, но руки взялись за шнурки корсета и развязали их. Разум требовал от нее соблюдать приличия, а тело взывало к утешению. Отбросив корсет, она сняла панталоны и легла на полку. Риви опустился рядом с ней на колени и с серьезным видом принялся смазывать царапины тряпкой, смоченной в лекарстве.
— Господи, — выдохнул он, когда Мэгги вздрогнула от боли, — у тебя такой вид, будто тебя протащила по земле взбесившаяся лошадь.
Мэгги чувствовала к себе особенную жалость еще до того, как Риви начал возиться с ней, теперь же глаза ее наполнились слезами, а каждая царапина казалась зияющей раной и каждый синяк — переломом.
— Перевернись на живот, — сказал Риви, который, казалось, не замечал ни ее слез, ни обнаженной груди, так открыто и призывно тянущейся к нему.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.