Библиотека java книг - на главную
Авторов: 44359
Книг: 110360
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Огонь луны» » стр. 14

    
размер шрифта:AAA

У Мэгги было такое чувство, будто ее укололи булавкой; она вся съежилась, как шарик, из которого выпустили воздух.
— О, — только и сказала она. Филип ласково посмотрел на нее.
— Мэгги…
— Все в порядке, — поспешно сказала она, разведя руками. — У меня будет гримерная?
— Самая лучшая, — широко улыбаясь ответил Филип. Он явно был рад тому, что тема отношений Мэгги с его боссом исчерпана. — Пойдем, я провожу тебя.
Гримерная действительно оказалась очень просторной, с газовыми светильниками по сторонам огромного зеркала и собственной ванной. В ней хватало места для громадной коллекции костюмов и даже для шезлонга из темно-синего бархата, чтобы отдыхать в перерывах между репетициями и спектаклями. Комната произвела на Мэгги впечатление, но вместе с тем и лишила присутствия духа. Эта гримерная наверняка принадлежала когда-то Лоретте Крэйг. Долой старую любовницу, да здравствует новая!
— Я тебя оставлю ненадолго, , а потом пришлю костюмеров. Не хочешь ли чаю или еще чего-нибудь?
Филип был так добр; Мэгги уже почти забыла о том, что прежде всего по его вине она оказалась в Австралии. Если бы не он, она, вероятно, до сих пор работала бы в Лондоне. Она покачала головой.
— Ничего, спасибо.
Как только дверь за Филипом закрылась, Мэгги бросилась в ванную комнату.
«Нервы, — подумала она, прополоскав рот и побрызгав водой в лицо. — Просто нервы. Незачем тревожиться».
Все утро с ней провозились портнихи, которые оказались сестрами из северной Англии. Они снимали мерки, драпировали и закалывали ткани, пока Мэгги не решила, что упадет в обморок, если ей не позволят присесть. Ее вернула к жизни неожиданная гостья.
— Мэгги! — пропела, словно они были лучшими подругами, Лоретта Крэйг, влетев в гримерную, даже не потрудившись постучать. Она походила на видение в изумрудно-зеленом бархате, украшенном черными галунами. В руках она держала такого же цвета зонтик, а на голове у нее была элегантная шляпка с зеленым перышком. — Как приятно снова тебя видеть!
Сестры из северной Англии удалились. Мэгги глубоко вздохнула, приготовившись к несомненно тягостной беседе.
— Здравствуйте, мисс Крэйг, — сказала она, по-королевски спускаясь со стула, на котором стояла. Поддерживать достойный вид было весьма непросто, так как на ней не было ничего, кроме нижнего белья.
Тихонько вздохнув, Лоретта уселась в шезлонге и принялась стаскивать лайковые перчатки. Мэгги не могла больше терпеть этого.
— Что вам здесь нужно? — решительно спросила она.
Лоретта очаровательно улыбнулась. Мэгги могла бы даже назвать ее улыбку ослепительной.
— Ну, детка, я пришла помочь тебе с ролью и все такое. Будучи гораздо более опытной актрисой…
— Я не нуждаюсь в том, чтобы мне помогали справиться с ролью, — резко перебила ее Мэгги. — Я могу прочитать пьесу почти наизусть.
Лоретта изогнула соболиную бровь. Она была по-настоящему красивой, подумала про себя Мэгги, и намного более искушенной, о чем могла только мечтать девятнадцатилетняя девушка, выросшая в странствующем цирке. Лоретта уже явно раскусила слабость Мэгги.
— Ты слишком молода для роли Катарины, должна сказать. Я могла бы представить тебя в роли Бьянки, но…
В дверь постучали, и Мэгги, схватив лежащее на полу шерстяное платье, нырнула за ширму, поспешно натягивая через голову свое одеяние.
— Привет, Лоретта, — услышала Мэгги голос Филипа. — Чем обязаны такой… чести?
По шороху бархата Мэгги догадалась, что Лоретта встала. Застегивая платье, она услышала, как та устало ответила:
— Хотела предложить свою помощь. Но мисс Чемберлен, по-видимому, не нуждается в руководстве более опытных людей.
— И старших, — зло добавил Филип. Мэгги выглянула из-за края ширмы, заметив, каким убийственным взглядом Лоретта смерила Филипа, перед тем как с царственным видом выйти из гримерной.
— Думаешь, такое будет часто происходить? — спросила Мэгги, выходя из-за ширмы.
Филип усмехнулся.
— Сомневаюсь. У Лоретты своя роль, в другом театре.
Мэгги снова почувствовала себя брошенной. — Который принадлежит мистеру Маккене?
— По правде говоря, — как-то неохотно сказал Филип, — другие театры были переданы Лоретте. Что-то вроде прощального подарка.
Интересно, какие «прощальные подарки» от Риви ожидают ее, когда ему наскучит их роман? Однако она быстро взяла себя в руки: Риви просил ее выйти за него, она будет не любовницей, а женой.
— Понятно, — сказала она.
Вскоре после этого начались репетиции, и Мэгги узнала, что, будучи во всем остальном весьма ласковым, Филип оказался суровым руководителем, когда дело доходило до неудачных сцен и забытых строчек.
Актера, игравшего роль Петруччо, звали Сэмюэл Фэрмонт. Он был англичанином, и в его лице Мэгги нашла друга и учителя. Высокий, белокурый и очень красивый, Сэмюэл был совершенным сценическим героем. Когда репетиция закончилась, он проводил Мэгги до гримерной.
— Вы действительно очень хороши, — ласково сказал он. Все время она гордилась тем, что отлично знает свою роль, но Филип ругал ее с самого начала: все, что она ни делала, было не так.
— Благодарю вас, — сказала она упавшим голосом.
— Могу ли я пригласить вас на ужин? — спросил Сэмюэл, помявшись у двери.
Сначала она собиралась отказаться, но потом что-то внутри нее восстало при мысли о том, что Риви может содержать ее так же, как содержал Лоретту, и гордость Мэгги воспламенилась. А кроме того, если не принимать в расчет серьезность предложения Риви о женитьбе, скромный ужин в компании нового друга казался вполне невинным и даже забавным.
— Не откажусь, — сказала она.
— Превосходно, — улыбнулся Сэмюэл. — Буду ждать вас у выхода.
Мэгги нырнула в гримерную и принялась быстро расплетать волосы. С платьем ничего нельзя было поделать, но она уныло встряхнула жесткие юбки и вышла.
Сэмюэл был весьма преуспевающим актером: он повел Мэгги в один из лучших ресторанов и заказал жареную утку и вино.
— Из вас получится восхитительная Катарина, — сказал Сэмюэл, грациозно поднимая бокал за Мэгги. — В вас есть огонь, задор…
— Думаю, Филип видит меня в роли Бьянки, устало заметила Мэгги. — Знаете, эта роль изначально предназначалась для меня.
Сэмюэл улыбнулся; в своем жилете цвета ржавчины он выглядел, как настоящий щеголь. Отблески света играли в его пшеничных волосах.
— Почему же он передумал?
Конечно же, Мэгги не могла рассказать ему всю правду. Что он подумает о ней, узнав, что она женщина Риви Маккены, получившая роль только благодаря тому, что владельцу театра захотелось ублажить ее этим.
— Не знаю, — солгала она. А потом, чтобы сменить тему разговора и поскольку ее разбирало любопытство, Мэгги спросила: — Как получилось, что вы в Австралии, мистер Фэрмонт?
— Пожалуйста, — нежно упрекнул он, — мое имя Сэмюэл. А в Австралии я потому, что искал приключений. Как только рассчитаюсь за дорогу, поеду в Америку. Всегда хотел повидать это местечко.
На какой-то миг Мэгги почувствовала ужасную, острую тоску по родине. Но она тут же оставила эту мысль. Глупо скучать по тому месту, где у тебя нет ни родных, ни друзей.
— Это будет замечательно, — сказала она.
— Вы когда-нибудь скучаете по своей стране? — мягко спросил Сэмюэл, держа в руке бокал мерцающего багряного вина.
Мэгги кивнула, опустив глаза.
— Да, но у меня там больше никого нет. — Она коротко обрисовала ему свое безрадостное детство, а потом и потерю родителей.
Сэмюэл вздохнул.
— Мы живем в одиноком мире, Мэгги, в одиноком мире.
Мэгги почувствовала неловкость и сосредоточилась на том, что оставалось от ужина. В чем-то Сэмюэл был прав. В мире было так много людей, но немногие из них надолго соприкасались с жизнью других.
— Да, — ответила она.
Прежде чем продолжился их разговор, возле столика появился Филип. Вид у него был огорченный и раздраженный.
— Что, черт возьми, все это, по-твоему, значит? — строго спросил он возбужденным шепотом у Мэгги, даже не глядя на Сэмюэла.
Мэгги слишком устала и измучилась, чтобы сердиться на вторжение Филипа, как она поступила бы в любое другое время.
— Ужинаю, — сказала она, констатируя очевидный факт.
Сэмюэл поднялся; он был достаточно высок и силен, и взгляд, который он обратил на Филипа, не отличался дружелюбием.
— У вас, полагаю, есть серьезная причина на то, чтобы так бесцеремонно навязываться, — сказал он.
Филип храбрился, хотя было очевидно, что более крупные размеры Сэмюэла пугали его. Он сердито взглянул на Мэгги и процедил сквозь зубы:
— Мы уходим, мисс Чемберлен. Прямо сейчас!
Мэгги бросила свою салфетку.
— Прошу прощения! — прошипела Мэгги, уверенная в том, что люди за соседними столиками оборачиваются к ним, а она могла бы обойтись и без их внимания.
Филип прилежно игнорировал Сэмюэла, который, казалось, был готов задушить его. Лицо Филипа побагровело, а янтарные глаза буквально пылали от негодования.
— Мэгги, для одного вечера ты уже вызвала достаточно сплетен, — спокойно сказал он. — Не нужно осложнять все глупыми сценами.
Мэгги вздохнула. Она не имела понятия, о чем говорит Филип, но аппетит у нее вдруг исчез, и она почувствовала себя невероятно усталой.
— Извините, Сэмюэл, — сказала она, поднимаясь из-за стола.
Сэмюэл тоже поднялся без всяких возражений, хотя снова бросил на Филипа опасно резкий взгляд.
— Мы еще обсудим это, Бригз, — предостерег он.
Филип печально кивнул.
— Как, к сожалению, обсудит весь Сидней, — сказал он, когда Мэгги взяла его под руку. — Спокойной ночи, мистер Фэрмонт.
Сэмюэл презрительно фыркнул и сел, собираясь покончить с жареной уткой и вином.
Выйдя на улицу, Филип буквально потащил Мэгги к ожидавшей его карете.
— Хочешь скрести полы или вытирать сопливые носы в детской? — спросил он без всякого вступления.
Мэгги упрямо остановилась посреди деревянного тротуара, пыхтя от бешенства.
— Поточнее, о чем ты? — крикнула она.
— Я говорю о твоей репутации, маленькая идиотка. И о твоем… твоем положении в доме Риви Маккены. Если он вернется и узнает, что тебя видели в обществе другого мужчины, тебе несдобровать!
Мэгги разинула рот.
— Так вот в чем дело!
Филип сделал кучеру знак оставаться на козлах и сам открыл Мэгги дверцу кареты.
— Да, — со вздохом ответил он.
Мэгги не желала, чтобы ее запихивали в экипаж и так свободно с ней обращались.
— Что за нахальство! Сэмюэл — мой друг!
— Сэмюэл — бабник, — спокойно возразил Филип. — Если бы он смог, то воспользовался бы тобой и твоим положением в доме Риви Маккены.
— Ты сам хорош, Филип Бригз. Если бы ты не воспользовался моей доверчивостью, меня бы здесь не было!
С неожиданной силой Филип обхватил Мэгги за талию и впихнул в карету.
— Нет, — сказал он через окошко, — ты сейчас скорее всего умирала бы от голода или чахотки в какой-нибудь лондонской дыре. Поезжай домой, Мэгги, и не делай впредь таких ошибок. Предупреждаю тебя, мистер Маккена не потерпит флирта.
— Флирта?! — в бешенстве крикнула Мэгги, но карета уже тронулась, и спорить было просто бессмысленно, разве что визжать вслед Филипу, как какая-нибудь торговка рыбой.
В тот вечер, когда Риви уехал, огромный дом у залива стал ей казаться совершенно пустым, и Мэгги было невыносимо думать о том, чтобы тащиться в его комнату и спать в его постели, как верная любовница. Она пойдет туда только затем, чтобы забрать кое-что из вещей, которые горничная унесла туда утром.
Посередине аккуратно застеленной кровати лежал маленький сверток, обернутый в серебристую бумагу и перевязанный красной ленточкой. Мэгги была уверена, что раньше его там не было, и осторожно приблизилась к нему.
На этикетке стояло ее имя. Дрожащими пальцами она развернула сверток и нашла в нем маленькую бархатную коробочку. Она затаила дыхание, подняла маленькую крышечку и разинула рот, увидев лежащее внутри кольцо с бриллиантом, переливающимся и мерцающим в тусклом свете.
— Его доставили, пока вас не было, мисс, — сказал женский голос, и, обернувшись, Мэгги увидела горничную, которая стояла в дверях ванной с аккуратно свернутыми полотенцами в руках. — Я уверена, что это хозяин прислал.
У Мэгги подкосились колени, и она опустилась на край кровати.
— А он… мистер Маккена… когда-нибудь дарил мисс Крэйг такое кольцо?
Короткие черные кудряшки горничной запрыгали, когда она покачала головой.
— Нет, мэм. Но ведь он никогда не собирался жениться на ней, как собирается жениться на вас.
Внезапно все смущение Мэгги улетучилось. Ей захотелось кружиться по комнате и петь, но она, разумеется, не сделала этого. Она подняла восхитительное кольцо с его черного бархатного ложа и надела на палец.
— Посмотрим, что скажет Тэнси! — прошептала она, забыв, что она не одна.
— Тэнси, мисс? — весело спросила горничная. — Вы имеете в виду Тэнси Куин?
Мэгги кивнула.
— Она моя хорошая подруга.
Лицо девушки вдруг расплылось в улыбке.
Это что-то! Она придет сегодня вечером, мэм, поиграть с нами в вист.
Мэгги просияла, восхищаясь блеском своего обручального кольца.
— А мне можно поиграть с вами?
Полотенца посыпались на пол, и Мэгги поняла, что горничная, пораженная таким вопросом, уставилась на нее.
— Поиграть, мэм? Поиграть в карты в комнатах прислуги? Если хозяин, вернувшись, узнает, ему это вряд ли понравится!
— Он ничего не скажет, — весело ответила Мэгги, помогая ей поднимать полотенца и даже сворачивать их — Я хочу повидаться с Тэнси и вообще время от времени люблю перекинуться в картишки.
— Да, мисс, но…
Мэгги сердито посмотрела на нее.
— Как тебя зовут? — строго спросила она.
— Каролина, мисс. Каролина. Вы ведь не станете выгонять меня за то, что я уронила полотенца?
Мэгги не смогла долго хмуриться. Она засмеялась, радуясь тому, что Риви действительно решил жениться на ней, и тому, что скоро увидит Тэнси.
— Ну, конечно, не стану, глупышка, — сказала она. — Пригласи-ка меня лучше сыграть в картишки!
Каролина побледнела и вышла из комнаты, прижав полотенца к плоской груди.
— Да, мэм, как скажете, — пролепетала она уже с порога, и Мэгги увидела, как она убежала сломя голову.
Позже тем же вечером длинная строгая комната, в которой жили все работающие в доме служанки, гудела, как пчелиный улей. Как только Мэгги вошла, все мгновенно замолчали.
Первой пришла в себя Тэнси. Вскочив с койки, на которой сидела, положив ногу на ногу, она бросилась к Мэгги с радостным криком.
— Как я рада снова тебя видеть! И ты ведь почти хозяйка в этом шикарном доме!
Мэгги засмеялась и обняла подругу.
— Я скучала по тебе, — сказала она, сморгнув туман, застилавший ей глаза.
Тэнси обняла ее в ответ и обернулась лицом к полудюжине горничных, вытаращивших глаза.
— Я же говорила вам, а? — добродушно пристыдила их Тэнси, разведя руками. — Она молодец, наша Мэгги! Нам ее незачем бояться.
Остальные девушки, и Каролина среди них, казалось, не слишком-то поверили ей.
— Она дама хозяина, — осмелилась сказать одна некрасивая, прыщавая девушка.
— Не уверена, что она дама, — вставил еще кто-то, после чего последовало веселое хихиканье.
Обидевшись, словно это замечание относилось к ней, Тэнси ощетинилась, защищая Мэгги.
— Ах, вот оно как! Вы слишком хороши, вы все, чтобы перекинуться в картишки с моей подругой?
Другая девушка со смущенной улыбкой на лице застенчиво вышла вперед.
— Меня зовут Ширли, — сказала она, протянув руку Мэгги, а глаза ее пробежали по старому серому платью. — Он что, собирается устроить вас, как мисс Лоретту?
При упоминании Лоретты раздался всеобщий стон, а потом заговорила Каролина:
— Да будет вам всем известно, что он купил мисс Мэгги кольцо. Я же говорила вам за ужином!
Тэнси вытаращила глаза, повернувшись к Мэгги.
— Кольцо? Дай-ка посмотреть!
Мэгги показала великолепное кольцо не только Тэнси, но и всем девушкам. Последовали многочисленные охи да ахи, а потом Тэнси сказала:
— Ну? Будет теперь моя подруга играть или нет? Если нет, то мы с ней уйдем и тогда посмотрим, что из этого выйдет!
— Пусть играет, — вздохнула бледная девушка, и вскоре Мэгги была частью шумной компании, веселясь так, как уже давно не веселилась.
Когда было уже поздно и игра закончилась, Мэгги проводила Тэнси до самого сада, где ее должен был поджидать новый кавалер, Джек Флай, чтобы проводить до дома.
— Ух ты! — выдохнула Тэнси, еще раз восхищенно разглядывая кольцо при свете яркой февральской луны. — От такого у леди Косгроув волосы станут дыбом. Ей придется принимать тебя как равную!
Мэгги очень сомневалась, что леди Косгроув станет относиться к ней, как к равной, даже если она выйдет замуж за Риви Маккену. По мнению этой женщины, она переступила границы дозволенного.
— Пора уже! — жалобно произнес мужской голос с той стороны кустов. — Мне сегодня еще нужно вычистить лошадей, знаешь ли!
Тэнси улыбнулась.
— Выходи, Джек, и познакомься с моей подругой, будущей миссис Маккеной.
Кусты затрещали, и показался Джек. Это был симпатичный загорелый парень, немного грубоватый на вид. Он вытер одну руку о штаны и протянул ее Мэгги, но потом отдернул, так что она даже не успела пожать ее.
Тэнси засмеялась нервозности Джека и взяла его под руку.
— Я тоже выхожу замуж, Мэгги. Во время праздников в июне.
Джек поежился.
— В июне холодно, — пожаловался он.
— Дома леди выходят замуж в июне, — фыркнула Тэнси, задрав нос. — Верно, Мэгги?
Мэгги кивнула. Было ясно, что Тэнси влюбилась, и Мэгги это не могло не радовать. Она снова обняла Тэнси, они попрощались, и Мэгги поплелась в свою комнату на втором этаже.
Она быстро разделась, зевая, надела свою старую потрепанную ночную рубашку и пошла в ванную. Там она почистила зубы и умылась, удивившись размерам ванны. Эта штука могла бы вместить полдюжины человек.
В ту ночь Мэгги вся извертелась на массивной кровати — ей не хватало Риви, — а утром она отправилась в театр, где должна была состояться очередная репетиция. К счастью сестры-костюмерши сшили ей новое платье — очаровательную вещицу из батиста с вышитыми на юбке веточками остролиста, и Мэгги избавилась от необходимости носить свое неизменное серое шерстяное платье. Мэгги в то утро старалась изо всех сил, и Филип уже не бранил ее так, как накануне, хотя и довел девушку, игравшую роль Бьянки, до слез. У Сэмюэла был такой вид, словно он хочет дать Филипу Бригзу в нос, но он не терял самообладания, вложив всю свою злость в образ решительного укротителя Катарины.
В полдень, когда артистов отпустили пообедать, Мэгги не смогла удержаться и показала Филипу свое кольцо. Теперь пусть только попробует сказать, что Риви не намерен жениться на ней! Филип вздохнул.
— Очень милое. Но для мужчин с такими деньгами, как у Риви Маккены, это не слишком накладно, Мэгги. Снова расстроившись, Мэгги пошла к себе в гримерную, хлопнув дверью. Ей принесли ланч, но она к нему даже не притронулась, чувствуя легкую тошноту.
День оказался таким же тяжелым, как и утро, но Мэгги как-то пережила и его. Когда работа закончилась, она, не сказав ни слова ни Сэмюэлу, ни Филипу, села в ожидавший ее экипаж и поехала домой. В тот вечер на половине прислуги уже не играли в вист, и развлечься ей было нечем. Но на кровати лежал новый сверток. Не видя причин для долгих церемоний, Мэгги разорвала бумагу и открыла большую коробку. Внутри было красивое синее бархатное платье, украшенное каким-то роскошным белым мехом. Она приложила одеяние к себе и закружилась в восторге. Но радость ее вскоре угасла, когда к горлу подкатил внезапный приступ тошноты. Мэгги уронила на пол платье и кинулась в ванную. Когда приступ тошноты прошел и она прополоскала рот, Мэгги, подавленная, вернулась в спальню и опустилась в огромное кожаное кресло, стоявшее напротив кровати. В первый раз она позволила себе подсчитать дни, и результат был угрожающим. Месячные должны были начаться уже неделю назад.
Дрожа, Мэгги разделась и забралась в постель, такую большую и одинокую, погасив лампу, прежде чем свернуться под невесомым одеялом и шелковой простыней. Она видела, как сверкает ее кольцо в лунном свете, льющемся через окно, и утешала себя обещанием, которое дал ей Риви. Если у нее будет его ребенок, то, значит, будет и его фамилия.
Следующий день был таким же, как и два предыдущих. Мэгги усиленно работала, снова почувствовала тошноту, а когда вернулась домой, ее ждал еще один подарок. Это была маленькая серебряная музыкальная шкатулка, под крышкой которой оказалась записка.
Мэгги развернула ее.
«Мэгги, — писал Риви своей властной рукой. — Я устроил так, чтобы каждый день, пока мы не будем снова вместе, тебе доставляли бы какую-нибудь вещицу. И хотя я пишу заранее, я знаю, что когда ты прочтешь это, я уже буду скучать по тебе. Если снова увидишь Джеми, не отпускай его. Искренне твой, Риви».
Мэгги было приятнее, если бы в записке стояло «С любовью», но она охотно готова была дождаться этого. Вздохнув, Мэгги завела музыкальную шкатулку и позволила ее мелодии унести себя далеко-далеко, туда, где они с Риви будут всегда вместе.

Глава 17

Они были в море уже три дня, когда заметили по правому борту огромную тушу кита: его фонтан поднялся на двадцать футов над водой, сверкая в полуденном солнце. Риви застыл на палубе «Элизабет Ли», вцепившись в поручни. За его спиной команда бросилась переставлять паруса, чтобы спустить на воду шлюпки и зарядить гарпуны.
Риви с болью смотрел, как величественное животное то глубоко погружается в воду, то взмывает вверх, как бы бросая им вызов.
— Идете, капитан? — спросил матрос, перебрасывая ногу через борт. Держа гарпун, он спускался по веревке, болтающейся над водой.
Риви спустился вслед за ним в шлюпку и взялся за весла. Маленькая лодочка быстро понеслась к гигантскому существу, резвящемуся в сверкающей на солнце воде. По пятам за ней шли еще два маленьких судна.
Кит снова выпустил фонтан, и на какой-то миг наступила мертвая тишина, после чего громадное животное выскочило из воды с такой силой, что лодочки неистово закачались на воде. Матрос, разговаривавший с Риви чуть раньше на палубе, с криком вскочил на ноги и метнул гарпун. Тот вонзился в лоснящееся от воды тело кита, и у Риви из самой глубины души вырвался крик боли. Вода покраснела от крови, и Риви понадобилось собрать всю свою волю, чтобы не перегнуться через борт шлюпки, сдерживая приступ рвоты. Еще два гарпуна нашли свою цель, и величественное животное перевернулось на бок, глаза его заволокло розовой пеленой.
— О Боже, — пробормотал Риви, — Боже!
— Тяни его, ребята! — закричал китобой, который первым метнул гарпун. — Ну, разве он не великолепен?
Риви никогда не нравилась охота на китов, с того первого плавания, когда ему было всего шестнадцать. Теперь это занятие казалось ему просто невыносимым.
Руки его дрожали, когда он взбирался на борт «Элизабет Ли», и он просто перевалился через поручни, когда услышал крики и ужасный всплеск воды. Риви обернулся.
— Акулы! — закричал один из матросов, находившихся в лодке, которая не успела еще подплыть к «Элизабет Ли». Вода вокруг этой лодки кипела в каком-то дьявольском водовороте, то тут, то там мелькали акульи плавники. Большинство членов экипажа Риви успели взобраться на борт «Элизабет Ли», но остальные — около дюжины человек — оказались сброшены в воду, когда акулам удалось перевернуть шлюпку.
То, что произошло позже, напоминало кошмар. С борта «Элизабет Ли» стреляли из ружей по взбешенным акулам. Эти хищницы терзали туловище кита и тех матросов, которых сбросило в воду. Риви с ужасающей беспомощностью смотрел, как молодого паренька утащило под воду, а минуту спустя на поверхности показались красные пузырьки.
— Господи! — всхлипнул один из матросов, стоявший рядом с Риви. Слова его звучали как молитва, а не как богохульство. — Господи, помоги им!
Бешенство акул привлекало все новых и новых хищников. Риви стоял у поручней, застыв на месте, не в силах отвести взгляд. Когда кошмар наконец закончился, от кита, который был длиннее, чем «Элизабет Ли», мало что осталось, и совсем ничего не осталось от тех, кто погиб в этом кровавом месиве.
— Пойдемте, капитан, — тихо сказал первый помощник, положив ладонь на руку Риви. — Капитан?
Риви вздрогнул. Как бы ему этого ни хотелось, он не мог оторваться от поручней и воспоминаний о том, что видел. За двадцать лет охоты на китов он не раз видел, как гибнут люди, но он никогда не видел ничего, что хоть отдаленно напоминало бы то, что случилось сегодня.
Первый помощник потянул его за руку.
— Идем в Сидней, капитан?
Риви резко кивнул, только и всего. Мышцы его словно окаменели, а в голове странно звенело. А из этого звона доносились вопли умирающих кошмарной смертью людей. Чтобы оторвать руки Риви от поручней, понадобились усилия нескольких человек. Они отвели его, словно ребенка, в каюту, расположенную в трюме.
— Пристанем в Окленде, — услышал он, как говорил первый помощник остальным. — Мы к нему ближе, чем к Сиднею. Капитану нужен врач.
— Лечить нужно его разум, приятель, а для этого врачей нет, — отозвался кто-то.
Риви хотелось поднять руку, сказать им, что с ним все в порядке, что ему не нужен врач, но оказалось, что он не может ни шевелиться, ни говорить. Он был загнан внутрь себя.
— Идем в Окленд, — настаивал первый помощник, и хотя Риви различал маячившее над ним лицо Якоба, он не мог ответить ему. Даже моргать было выше его сил.
— Я видел такое раньше, — вставил стоявший в ногах койки увалень. — Некоторые так никогда и не преодолевают этого.
Слова моряка отозвались в мозгу Риви, и он пришел в отчаяние при мысли о том, что останется до конца своих дней в таком состоянии. «Мэгги, — крикнул он из глубины души. — Мэгги!»
Для Мэгги дни бежали быстро — так усердно она работала над пьесой, зато ночи были долгими, полными страхов и сомнений. Теперь она была уверена, что беременна, и, ложась в постель, терзалась дикими предположениями. Почти всегда, когда ей удавалось заснуть, ей снилось, что она играет роль Катарины, а живот ее торчит, публика шипит, улюлюкает и бросается тухлыми овощами.
Когда миновала неделя, Мэгги принялась разыскивать Риви, но он не возвращался, хотя она получала все больше подарков и записок. Подарки всегда были легкомысленными и дорогими, а в записках все время упоминался Джеми.
Пролетело полных десять дней, когда как-то ближе к вечеру к ней в гримерную вошел Филип, не потрудившись даже постучать. Он сжимал в руке желтую бумажку, а лицо его было мертвенно-бледным.
Теперь, когда ее костюмы были в основном готовы, Мэгги в свободные минуты примеряла новые платья, которые для нее шили сестры-костюмерши. Увидев Филипа в зеркале, она резко обернулась и спросила:
— В чем дело?
— «Элизабет Ли» попала в переделку, Мэгги. Часть команды погибла.
Мэгги почувствовала, как побледнела, и колени у нее подкосились. Она тяжело опустилась на скамеечку перед зеркалом.
— Риви? — шепотом спросила она.
Филип печально пожал плечами и протянул ей бумажку. Мэгги выхватила ее и прочла телеграмму:
«БОЛЬШОЕ НЕСЧАСТЬЕ ТРИ ДНЯ НАЗАД. ДВЕНАДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК ПОГИБЛИ. ОСТАЛЬНЫЕ ЖИВЫ В ОКЛЕНДЕ. ЯКОБ ХЬЮЗ, ПЕРВЫЙ ПОМОЩНИК, ЭЛИЗАБЕТ ЛИ».
Уставившись куда-то вдаль, Мэгги с трудом спросила: — Кто дал тебе это?
— Прислали в офис Маккены, Мэгги. Клерк принес ее мне.
Телеграмма смялась в руках Мэгги, и она аккуратно разгладила ее на колене.
— Думаешь, Риви мертв, да? — каким-то деревянным голосом обвинила она Филипа.
Филип вздохнул и, подойдя, ласково положил руку ей на плечо.
— Якоб Хьюз первый помощник, а не капитан. Если бы Риви был жив, он бы сам послал телеграмму.
Мэгги захотелось, как зверю, наброситься на Филипа, царапать, кусать, бить. Как он смеет предполагать, что Риви мертв! Но вместо этого она сидела совершенно неподвижно, судорожно и глубоко дышала.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.