Библиотека java книг - на главную
Авторов: 43798
Книг: 109210
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Огонь луны» » стр. 15

    
размер шрифта:AAA

— Я еду в Окленд.
Филип присел на край шезлонга и протянул руки к Мэгги, чтобы взять ее руки в свои.
— Ты не можешь, Мэгги, и тебе это известно. Ты должна подумать о спектакле и, кроме того, какая от тебя польза в Окленде? «Элизабет Ли» пойдет в Сидней, как только наберет команду и снарядится для плавания, — это ее родной порт.
— К черту проклятый спектакль! — выкрикнула Мэгги, вскакивая и со слезами на глазах расхаживая взад-вперед по гримерной. — К черту всех и все, кроме Риви Маккены!
Филип снова вздохнул, на этот раз тяжело и прерывисто.
— Я понимаю, Мэгги, что ты чувствуешь, но тебе нужно остаться здесь. Ты должна дождаться новостей!
— Я не вынесу ожидания.
— Придется, — твердо сказал Филип, вставая и обнимая ее дрожащие плечи в надежде успокоить ее, — Мэгги, — снова начал он спокойным и рассудительным тоном, — предположим, ты отплывешь в Новую Зеландию сегодня же. Ты представляешь себе, что может произойти?
Мэгги, дрожа, покачала головой.
— Твой корабль разминется с «Элизабет Ли», и ты окажешься не ближе к правде, чем сейчас.
Мэгги уронила голову, подавленно всхлипнув, и Филип крепко обнял ее.
— Бедная моя Мэгги, — хрипло прошептал он. — Что я с тобой наделал?
Уткнувшись лицом в плечо Филипа, Мэгги завыла.
— Ребенок, Филип, мне кажется, у меня будет ребенок…
Филип еще крепче обнял ее.
— Боже мой, — выдохнул он.
Мэгги уже почти пожалела, что у нее вырвалось такое признание. Она отшатнулась от Филипа и фыркнула, пытаясь вернуть себе самообладание. Первое, что ей нужно сделать, это пойти в офис Риви и узнать, известно ли что-нибудь еще о катастрофе в море.
— Я ухожу, — сказала она, вздернув подбородок.
Филип поймал ее за руку.
— Позволь, я пойду с тобой, — тихо попросил он.
Мэгги покачала головой, освободилась из его рук и пошла к двери. Следующие слова Филипа остановили ее, когда она уже взялась за дверную ручку.
— Мэгги, если ты ждешь ребенка от Риви Маккены, я женюсь на тебе. Клянусь.
Мэгги была невыносима сама мысль выйти замуж за кого-то, кроме Риви, но она поняла, что Филип был более чем просто добр к ней. Он был благороден. Она обернулась, посмотрев на него опухшими, покрасневшими от слез глазами.
— Спасибо, — сказала она и вышла из комнаты.
Тэнси стояла возле постели Мэгги, положив ей на голову холодное мокрое полотенце.
— Ну вот, — печально сказала она, — вот так. Наконец-то пришла в себя.
У Мэгги раскалывалась голова, ее мутило.
— Риви…
— Знаю, — ласково сказала Тэнси. — Знаю.
Мэгги попыталась сесть, но комната закружилась у нее перед глазами, и она опять упала на подушки, хватая ртом воздух.
— Он не умер, Тэнси, — настаивала она. — Если бы Риви умер, я бы почувствовала.
— Значит, нам просто нужно подождать, а там видно будет.
Тэнси возилась с одеялом, и Мэгги ударила ее по рукам, пытаясь выбраться из постели.
— Мне нужно поговорить с людьми в офисе Риви…
Тэнси твердой рукой уложила подругу снова в постель и поправила одеяло.
— Нет, Мэгги. Ты уже пробовала, если верить твоему Филипу Бригзу, и ушла не дальше тротуара, пока не свалилась. Я понимаю, любовь, но сейчас тебе нужно отдохнуть.
— Я не могу отдыхать! — простонала Мэгги.
— Ты что, хочешь потерять ребенка так же, как и мужчину, которого любишь? — строго спросила Тэнси, пододвинув к постели стул и усевшись на него. — А ты этого добьешься, если будешь продолжать в том же духе.
Мэгги вытаращила глаза.
— Как…
— Я догадалась по твоему виду. Не то чтобы я до сих пор этого не замечала. Что будешь делать Мэгги, если мистер Маккена погиб?
В голове Мэгги мелькнуло воспоминание о втором предложении Филипа пожениться, но она тут же отмела его. В такой ситуации ни она, ни Филип не были бы счастливы, хотя она когда-то и мечтала стать его женой и рожать его детей.
— Не знаю, — ответила она на вопрос Тэнси.
— Не нужно мне было спрашивать, — сердясь на себя, сказала Тэнси. — Господи, сейчас не время для этого. Отдыхай, Мэгги, и выбрось из головы и ребенка, и мужчину. Тэнси Куин обо всем позаботится.
Мэгги откинулась на подушки и вздохнула. Она не могла думать ни о чем, кроме Риви Маккены и своего ребенка, и очень сомневалась, что кто-нибудь, кроме Бога, может обо всем позаботиться.
Джеми сидел у постели Риви, вертя в руках свою потрепанную шляпу. Прошло уже двадцать лет с тех пор, как он видел брата рядом, и найти его в таком виде было почти невыносимо. Риви всегда был таким сильным, уверенным в том, куда стремится и чего хочет.
— У него душа заледенела, — заметил Катер О'Райли, высунувшись из-за двери комнаты, в доме Джеми. — Никогда в жизни такого не видел.
Джеми не сводил глаз с неподвижного лица Риви, думая о всех своих хитростях, чтобы обмануть детективов. Теперь причины, по которым он избегал встречи с братом, казались совершенно неважными. Он был рад, что Пеони держала ухо востро и знала, что происходит на море. Если бы не она, он так и не узнал бы о случившемся с Риви.
Убежденный в том, что за братом должен присматривать кто-то, кто был с ним одной плоти и крови, Джеми направился прямиком к пришвартовавшейся «Элизабет Ли», он потребовал отдать ему Риви и привез его к себе домой.
— Черт тебя побери, — выдохнул он, обращаясь к брату, — только не вздумай умирать теперь. Не сдавайся и не умирай. Ты должен жить ради Мэгги…
— Он тебя не слышит, — пожаловался Каттер, который уже устал болтаться в доме, когда кругом так много работы. — И кто такая эта Мэгги?
Несмотря на головную боль из-за Риви, Джеми позволил себе улыбнуться.
— Одна чертовка, которую любит брат, — сказал он. — К счастью для него, она его тоже любит.
— Пеони не слишком-то понравится, если она услышит, как ты нежно распространяешься о других женщинах, Джеми, мой мальчик.
— У нас с Пеони взаимопонимание, — отозвался Джеми, отбросив шляпу в сторону, чтобы наклониться к брату. Почудилось ли ему, или губы Риви действительно дрогнули?
— Готов поспорить, это взаимопонимание не распространяется на тот случай, когда ты провел ночь с женщиной, которую любит брат, — сказал Каттер.
— Убирайся, — ответил Джеми.
Когда Каттер ушел, Джеми протянул руку, чтобы сделать поярче свет стоявшей у кровати лампы. Свет залил лицо Риви, и на этот раз Джеми убедился в том, что не ошибся. Глаза Риви, которые, как мертвецу, закрыл врач, были открыты. Глаза Джеми заволокло туманом, но он все же криво ухмыльнулся.
— Так что ты нашел меня. Ты никогда не сдаешься, брат, не так ли?
Лицо Риви, должно быть, было высечено из гранита — таким неподвижным оно было, но Джеми чувствовал, что брат ведет внутреннюю борьбу с самим собой.
— Я знаю, чего тебе хочется, приятель, — хрипло сказал Джеми. — Я отвезу тебя домой, как только ты будешь готов к путешествию.
— Когда же это случится? — спросил какой-то человек с порога. Джеми обернулся через плечо и увидел Якоба Хьюза, первого помощника, который стоял на том месте, где минуту назад был Каттер. — Мы возвращаемся в Сидней, приятель. Там у людей семьи, они беспокоятся и ждут, и кое-кому придется услышать дурные новости.
Джеми вздохнул.
— Отплывайте, как только будете готовы. Я позабочусь, чтобы брат вернулся, когда будет достаточно здоров для поездки. — В его воображении возник образ дерзких серых глаз и волос цвета лунного света. — У него есть женщина. Я хочу, чтобы вы передали ей, что Риви жив.
— Я позабочусь об этом, мистер Маккена, — ответил Хьюз и удалился.
Джеми снова обратил свой взор на Риви, лицо которого по-прежнему было бесстрастным, как у каменной статуи.
— По крайней мере, Мэгги не будет беспокоиться, что ты погиб, — сказал он.
Риви закрыл глаза, и Джеми склонился ниже и скосил глаза. Черт возьми, на угольно-черных ресницах Риви блестели слезы!
— Значит, Риви удалось выжить? — широко улыбнулась Лоретта человеку, посланному первым помощником с «Элизабет Ли». — Ну, это просто чудесная новость! — Она резко обернулась к стоявшему позади нее мужчине, одетому в вечерний костюм для поездки в театр. — Верно, Дункан?
Зеленые глаза Дункана были задумчивы.
— Да, — ответил он, — чудесная новость.
Человек, принесший сообщение, нервно кивнул, выбежал по дорожке на улицу и скрылся в ночи. Плечо Дункана, онемевшее после того происшествия в Мельбурне, заныло, и он рассеянно ладонью растер его.
— Лучшей возможности больше никогда не представится, — сказал он странным, отрешенным голосом, ставшим для него характерным.
Лоретта была раздражена.
— В самом деле, Дункан, твоя одержимость этой маленькой потаскушкой становится утомительной. Она любит Риви и никогда не захочет тебя, особенно после того, что произошло в Мельбурне.
Дункан рассеянно улыбнулся, глядя куда-то сквозь Лоретту на то, что она не могла ни увидеть, ни понять.
— Она, должно быть, так разбита, поверив, что Риви мертв, так уязвима.
Лоретта раскрыла веер и принялась сердито обмахиваться им. Она выглядит как никогда красивой, а Дункан этого даже не замечает. Все, о чем он может говорить, — это Мэгги.
— Думаю, Дункан, — нерешительно заметила Лоретта, — нам не стоит сегодня ехать в театр. Могу заверить тебя, Катарина у нее выйдет чрезвычайно наивной.
На лице Дункана по-прежнему была дурацкая ухмылка.
— Если тебе не хочется смотреть спектакль, то я вовсе не против. Лично я не пропустил бы его ни за какие коврижки.
Лоретта переминалась с ноги на ногу.
— Мне не нравится, Дункан, когда из меня делают дурочку. Что именно ты собираешься делать?
Дункан как-то странно пожал плечами, поморщившись при этом от боли в раненом плече.
— Выразить свои искренние соболезнования, разумеется.
Лоретта закатила глаза. В этот вечер ей почти хотелось остаться дома, но если малышка Мэгги провалит свой первый спектакль, ей не хотелось бы упустить шанс посмотреть на это. Лоретта дернула за шнурок, и когда на звонок явился лакей, она велела подать карету.
— Не делай глупых ошибок, Дункан, — холодно предупредила она. — Может быть, Мэгги и думает, что Риви мертв, но мы-то лучше знаем. И поверь мне, тебе вовсе не к чему испытывать на себе его месть.
Дункан открыл дверь дома Лоретты и великодушным жестом предложил ей выйти первой.
С освещенного зеркала на Мэгги смотрело ее собственное бледное лицо. Грим, который она выбрала для сегодняшнего спектакля, придавал ей какой-то резкий, кричащий вид, а в животе все безумно клокотало.
— Я не могу, — тихо сказала она.
Стоявший позади Филип Бригз положил ей руки на плечи. Ее костюм — милое платьице из мягкого серого бархата — оставлял их открытыми.
— А что мы говорим в театре, Мэгги? — подсказал он, как будто она была маленьким ребенком, а не женщиной, которая овдовела, не успев стать женой.
Мэгги вздохнула.
— Спектакль должен продолжаться, — отрешенно отозвалась она.
— Именно. У тебя есть шанс найти свое настоящее место в мире. Не упусти его.
Она закусила губу. Филип был совершенно прав. Теперь, когда Риви не стало, единственной возможностью обеспечить ребенку достойную жизнь, был успех ее сценической карьеры. Если спектакль пройдет успешно, она добьется своего.
Филип наклонил голову и запечатлел дружеский поцелуй в том месте, где сходились линии шеи плеча.
— Ты будешь знаменитостью Сиднея, дорогая, — сказал он.
Мэгги отстранилась от него, чтобы еще раз осмотреть грим и поправить аккуратно причесанные волосы.
— Да, — покорно повторила она деревянным голосом, — знаменитостью Сиднея.
Выступление Мэгги было великолепным. Когда она раскланивалась, Дункан, как и остальные зрители, — за исключением Лоретты, — с энтузиазмом аплодировал. Лоретта же сидела в соседнем кресле, надменно сложив на коленях затянутые в изящные лайковые перчатки руки.
— Пойду за кулисы, — объявил Дункан, когда в зале зажглись огни. — Идешь со мной?
Лоретта смяла программку, бросила на Дункана убийственный взгляд и покачала головой. Он оставил ее, пробираясь сквозь толпу, карабкающуюся по лесенке на краю сцены. Минуту спустя Дункан уже стоял за кулисами, постукивая по полу носком ботинка при виде Мэгги Чемберлен. Боже, каким он был дураком, когда позволил ей уйти.
Дункан улыбнулся и поправил галстук. Он уже не повторит прежней ошибки.
— Мэгги? — позвал он, пробиваясь сквозь толпу почитателей.
Мэгги подняла на него невидящие, полные горя глаза. Дункан понял, что он был ей совершенно безразличен, и это уязвило его: лучше гнев, чем этот бессмысленный взгляд. Намного лучше.
— Мэгги, — хрипло сказал он, взяв ее руку и поднося ее к губам. Дункан надеялся, что к этому времени Мэгги уже успела совсем забыть его. Было бы чудесно воспользоваться еще одним шансом завоевать ее чувства. Но в ее мрачных глазах он заметил вспышку бешенства, когда она вспомнила о случившемся в Мельбурне. Она вырвала у него руку и бросила резкое:
— Пусти меня, скотина!
Дункан был ошарашен. Он, конечно же, знал, что Мэгги весьма решительная девушка; она уже не раз открыто не повиновалась ему. Но он никогда не думал, что она ненавидит его до такой степени.
— Если ты только дашь мне шанс, Мэгги, я все исправлю. Обещаю тебе.
И тут появился актер, игравший роль Петруччо. На нем по-прежнему был сценический костюм и броская шапочка с пером. Он взял Мэгги за руку, и Дункану не понравилось, как она прислонилась к этому мужчине.
— Мисс Чемберлен сегодня не настроена общаться с поклонниками, — холодно сказал актер.
Дункан вскипел, хотя и продолжал по-джентльменски улыбаться.
— Ты нездорова, Мэгги? — снисходительно спросил он.
Ее взгляд был холодным, как сталь клинка.
— Еще несколько минут общения с вами, мистер Кирк, и меня наверняка вырвет.
Пощечина едва ли больше взбесила бы Дункана. Краска залила его шею под элегантным воротничком и бросилась в лицо. И все же, прежде чем повернуться и уйти, он вежливо поклонился.
Если Мэгги хочет воевать, то он ей это устроит. И она проиграет.
Дункан улыбался про себя, выйдя из театра через боковую дверь. Он прислонился к каменной стене и, чиркнув спичкой, прикурил сигару. Куинсленд, подумал он и затянулся дымом. Куинсленд самое подходящее место для укрощения еще одной маленькой строптивой.
Конечно, все необходимые приготовления займут дни, может быть, даже недели. Дункан швырнул сигару на землю и каблуком потушил ее. Незачем терять время.
Смирившись с мыслью о смерти Риви, Мэгги жила в эти первые страшные дни только ради двух вещей — растущего в ней ребенка и борьбы с той болью, которая преследовала ее каждый вечер, когда она выходила на сцену. Газеты называли ее Катарину триумфом, но она только вздыхала, читая статьи.
Одна из сестер-костюмерш шила костюмы Мэгги, и та послушно поворачивалась в ту сторону, куда тянула ее платье портниха. На столике перед зеркалом в гримерной лежали цветы — прекрасные оранжерейные орхидеи, благоухающие и белые, как снег.
Мэгги задрала нос. Если Дункан Кирк думает, что несколько великолепных цветов заставят ее передумать, он очень ошибается. Мэгги с тоской взглянула на бриллиантовое кольцо, которое она решила не снимать, и вздохнула. Скоро, подумала она, ее попросят убраться из дома Риви, и ей, возможно, когда-нибудь придется заложить кольцо. Разумеется, она уже не сможет играть Катарину, когда будет заметна ее беременность, и чем тогда она заработает себе на жизнь? Мэгги отогнала прочь эту мысль. Она подумает над этим потом. Как раз в ту минуту, когда она приняла это решение, в комнату влетел Филип. Лицо его сияло от волнения.
— Мэгги, ни за что не поверишь! Тебя приглашают на гастроли!
— Гастроли? — глубоко вздохнув, равнодушно отозвалась она.
— Мэгги, гастроли по Соединенным Штатам! — выпалил Филип. — Если хочешь съездить домой, это твой шанс!
Впервые за эти дни Мэгги вышла из оцепенения. Она уставилась на Филипа, вытаращив глаза.
— Ты хочешь сказать, что оплатят дорогу и все такое?
Филип энергично кивнул.
— Я еду с тобой как твой менеджер и… — он взглянул на костюмершу, которая нахально слушала их разговор, — муж.
Мэгги не обратила внимания на намек Филипа о том, что они должны пожениться, она попросту отмела его. Будет ли Америка для нее домом? Там у нее нет ни друзей, ни родных.
Но, с другой стороны, в Штатах она не будет иностранкой, как в Австралии. Она вздохнула.
— Когда едем?

Глава 18

Лоретта не знала, ликовать ей или завидовать. Мэгги Чемберлен приглашена в Америку! Это же абсурд! У этого ребенка нет ни театрального опыта, ни уж тем более таланта.
Лоретта задумчиво сложила газету и отложила ее в сторону. С другой стороны, нельзя же от нее вечно скрывать, что Риви жив. Скоро он вернется в Сидней и наверстает упущенное. А тут еще и растущая одержимость Дункана этой сучкой. Лоретту это всерьез беспокоило: Дункан был почти так же богат и почти так же могуществен, как и Риви. И если уж Риви ей не вернуть, тем более она хотела заполучить Дункана.
Лоретта откинулась на стуле, когда в столовую ее маленького городского дома вошла горничная, чтобы убрать со стола тарелки. На губах Лоретты появилась улыбка. В данных обстоятельствах гастроли Мэгги по Америке были самым лучшим, что могло бы сыграть ей на руку.
В эту минуту в комнату вошел Дункан; на нем были брюки и элегантная рубашка, которую он надевал вчера в театр. Пиджака она не увидела.
— Доброе утро, Лоретта, — мрачно сказал он.
«В постели он намного приятнее», — раздраженно подумала Лоретта, но тем не менее улыбнулась.
— Доброе утро, дорогой.
Дункан бросил на нее осторожный и насмешливый взгляд. Хотя они уже много лет были друзьями, но вряд ли дошли до той стадии, когда Лоретта могла бы обращаться к нему с нежностью.
— Дай-ка взглянуть, что пишут в газетах, — сказал он, когда горничная поставила перед ним тарелку с яичницей, колбасой и лепешками.
Лоретта понимала, что бесполезно скрывать от него новости о том, что Мэгги приглашена на гастроли в Америку. Она лишь надеялась, что это не подтолкнет его к новому сумасбродству. Тихо вздохнув, она протянула ему «Сидней Тайме».
Дункан развернул газету на разделе «Театры», и Лоретта затаила дыхание. Она с беспомощным любопытством наблюдала, как краска сбежала с его лица, а скулы резко обозначились. Он выругался и швырнул газету через плечо. Лоретта вздрогнула.
— Мать их так, черт возьми! — зарычал он.
Лоретта вздохнула.
— Дункан, теперь…
— Эта дурочка! — завопил Дункан, так резко встав со стула, что тот опрокинулся и чуть было не ударил горничную, которая пыталась собрать разбросанные по полу газетные листки. — Мне так и хочется пойти в театр и выволочь ее за волосы!
Призвав на помощь многолетнюю практику и опыт, Лоретта изобразила сладкую улыбку.
— Успокойся, пожалуйста, Дункан. Прежде чем уехать, Мэгги придется отыграть пьесу здесь, а это займет недели.
Красный от воротничка до кончиков волос, с горящими зелеными глазами, Дункан поднял стул, бросив на дрожащую горничную сердитый взгляд, и тяжело опустился на него.
— У нее хватит ума сесть на первый же пароход, Лоретта. И тебе это известно!
— А что в этом такого ужасного? — дрожащим голоском спросила Лоретта. — В конце концов, Дункан, у тебя есть я.
Дункан бросил на нее раздраженный взгляд и принялся за еду, сердито глядя вдаль, пока пережевывал свой завтрак. Лоретта понимала, что он строит какие-то планы, и это ее беспокоило.
— Дункан, — тихо сказала она, — женись на мне.
Дункан перестал жевать, а его вилка застыла на полпути. Он с изумлением уставился на Лоретту.
— Жениться на. тебе? Черт возьми, Лоретта, я же тебе тысячу раз говорил: я собираюсь жениться на Мэгги!
Ну хватит! Лоретта вскочила, жаркая краска бросилась ей в лицо, а глаза источали черный яд.
— Ты ведь не с Мэгги спишь последние несколько недель, не так ли?
Дункан швырнул салфетку на тарелку и встал.
— Что очень жаль, — парировал он, а потом повернулся и выбежал из столовой.
Лоретта крепко зажмурилась, когда услышала, как хлопнула входная дверь.
Мэгги не очень-то хотелось отправляться в Америку — все походило, скорее, на поворот судьбы. Филип и Сэмюэл, разумеется, оба поедут с ней, а это значит, что у нее по крайней мере будут друзья. Стоя посреди спальни Риви, она положила руки на живот. Ребенок будет ее семьей.
Она как раз одевалась, готовясь к очередному длинному репетиционному дню, когда дверь со скрипом отворилась, и в комнату пробралась Элизабет. Теперь, когда Риви не стало, ребенок был более чем когда-либо подавлен, и Мэгги испытывала угрызения совести при мысли о том, что покидает ее.
Глядя на Мэгги огромными печальными сине-зелеными глазами, Элизабет подошла к ней. Протянув ей ярко-красное яблоко и одну из карточек алфавита Коры, она отчетливо произнесла:
— Яблоко.
Мэгги, разинув от удивления рот, уселась на край кровати. Слезы выступили у нее на глазах, и она протянула к девочке руки.
— Элизабет… — сказала она, когда ребенок забрался к ней на колени и с молчаливым отчаянием прижался к ней. — Элизабет.
Элизабет заплакала.
— Папа, — рыдала она. — Папа, папа!
Мэгги обняла ребенка.
— Я знаю, — сказала она. — Я тоже скучаю по нему.
Элизабет запрокинула голову и маленьким пальчиком дотронулась до слезинки на щеке Мэгги. Она больше не разговаривала, но выражение ее лица говорило лучше всяких слов. Она каким-то образом почувствовала, что та скоро навсегда уедет из Австралии, и попросила ее не уезжать.
— Я ведь не из этого дома, — печально сказала Мэгги, моля Бога, чтобы девочка поняла ее. Мне нужно ехать.
Элизабет вцепилась в платье Мэгги, уронив яблоко и карточку с буквой на пол. Маленькое личико исказилось от горя и страха.
— Мама! — прошептала она.
Мэгги снова крепко обняла Элизабет, положив подбородок на ее темную головку.
— Ах, Элизабет, как бы я хотела быть твоей мамой. Правда. Тогда бы мы всегда могли быть вместе.
Элизабет все еще рыдала, и Мэгги стала укачивать ее, тихо напевая колыбельную, которую давным-давно пела ей мать. Когда девочка успокоилась, она осторожно уложила ее на кровать и накрыла атласным покрывалом. Элизабет засунула в рот большой палец и крепко уснула.
— Бедная малышка, — сказала с порога Кора. — По-моему, она плохо спит последнее время.
Мэгги нагнулась и поцеловала маленький лобик, тыльной стороной ладони смахнув со щеки слезинки.
— Оставить ее будет просто ужасно, — призналась она.
— Я знаю, — тихо отозвалась Кора. — К вам пришел человек, мисс Мэгги. Из офиса мистера Маккены.
Мэгги приготовилась выслушать ужасное сообщение о смерти Риви. Она храбро вышла из спальни и спустилась по парадной лестнице. Клерк стоял в гостиной.
— Если вы хотите сообщить мне о смерти мистера Маккены, — резко сказала она, — то, пожалуйста, покороче. — Мэгги подняла голову. — Мне нужно идти в театр.
Молодой человек удивленно посмотрел на нее.
— Смерти мистера Маккены? — изумленно сказал он.
В глубине души Мэгги ощутила какое-то странное необъяснимое чувство, словно ее замерзшая душа оттаивает. Она страшилась боли, которая, последует за этим.
— Да, — сухо ответила она. — Я, конечно, знаю, что он погиб в море.
— Мисс Чемберлен, — ошарашено выдохнул посетитель, — мистер Маккена очень даже жив. Уже на этой неделе его привезут домой из Новой Зеландии!
Коридор поплыл у Мэгги перед глазами, и дикая надежда зажглась в ее сердце.
— Жив? — задыхаясь, сказала она. — Риви жив? Но почему же никто…
Клерк поддержал Мэгги под руку, проводил ее до софы и помог сесть.
— Силы небесные, мадам! Не говорите мне, что последние несколько дней домашние думали, будто мистер Маккена мертв!
Мэгги кивнула — она не могла выговорить ни слова. Посланец, принесший ей радостную новость, протянул руку, с опозданием представившись:
— Саймон Коатс к вашим услугам, мадам. Боже праведный, понять не могу, как могла произойти такая ошибка!
Сердце Мэгги бешено колотилось, хотя внешне она сохраняла спокойствие. После некоторой борьбы со своими голосовыми связками она смогла сказать:
— Вы сказали, мистера Маккену привезут из Новой Зеландии. Он был ранен?
Мистер Коатс печально покачал головой.
— Он не был ранен, мисс. Но, видимо, вид гибнущей команды — это было так ужасно — как-то сказался на его рассудке. Мне сообщили, что мистер Маккена не может говорить и прикован к инвалидному креслу.
Мэгги медленно поднялась, сердце у нее остановилось. Если бы это помогло ей быстрее добраться до него, она поплыла бы навстречу кораблю.
— Когда прибудет мистер Маккена? — спросила она.
— Вероятно, в пятницу, хотя расписание движения судов не всегда легко предсказать…
В пятницу. Жизнь снова начнется для Мэгги в пятницу.
— Я должна рассказать об этом Элизабет, — пробормотала она, выходя из гостиной, не сказав мистеру Коатсу даже «до свидания».
Он остановил ее озабоченно:
— Мисс Чемберлен, тут есть кое-какие дела, с которыми необходимо немедленно разобраться, а поскольку мистера Маккены сейчас нет…
Мэгги медленно повернулась к нему.
— Я не знаю, чем могу помочь вам, мистер Коатс.
Только сейчас Мэгги заметила, что у него в руках было что-то вроде кейса.
— Необходимо подписать кое-какие бумаги, мисс Чемберлен, а мистер Маккена распорядился, что в крайнем случае ваша подпись будет заменой его подписи. Мэгги разинула рот. Мало кто из мужчин позволял своим женам давать им советы в вопросах бизнеса, а Риви доверил своей невесте право ставить свое имя на его документах. Спотыкаясь, Мэгги ухватилась за перила лестницы и держалась за них, пока не обрела твердость в ногах.
— О-очень хорошо, — запинаясь сказала она, — отнесите бумаги в кабинет, пожалуйста. Я скоро просмотрю их. Сначала мне нужно сообщить малышке хорошую весть.
Саймон Коатс улыбнулся и кивнул, а Мэгги осторожно поднялась по лестнице в комнату, где беспокойно спала Элизабет, по-прежнему держа палец во рту.
Мэгги нежно потянула за пальчик и прошептала:
— Элизабет…
Густые черные ресницы взметнулись вверх.
— Мама, — твердо сказала она.
Мэгги прижала к себе малышку, слезы снова навернулись у нее на глазах, но на этот раз это были слезы радости.
— Элизабет, папа вовсе не умер — это ошибка. Он приезжает домой в пятницу!
Элизабет издала ликующий вопль и обняла Мэгги за шею.
— Папа! — засмеялась она.
Привлеченная шумом, в комнату вбежала Кора, заламывая руки.
— Что…
— Риви жив! — крикнула Мэгги, кружась и от восторга сжимая Элизабет. — Он жив и едет домой!
— О мисс, — выдохнула Кора. Ее пухлые щеки раскраснелись. — Как это прекрасно!
Мэгги еще раз обняла Элизабет и опустила ее на пол.
— Мне нужно подписать кое-какие бумаги, — весело сказала она. — Кора, не окажешь ли мне огромную любезность — не позвонишь ли Филипу Бригзу? Пожалуйста, скажи ему, что я не еду в Америку и не приду сегодня на репетицию. Просто скажи ему, что я и так неплохо знаю свою роль и приеду на спектакль пораньше.
Кора кивнула, и они с Элизабет, взявшись за руки, вышли из комнаты. Мэгги задержалась на минутку, чтобы прочесть короткую благодарственную молитву, а потом подошла к зеркалу, стоявшему на бюро Риви. Еще несколько минут назад бледная и осунувшаяся, теперь она сияла от счастья. Риви был болен, но со временем это пройдет, а любовь и внимание ускорят выздоровление.
Прошло немного времени, и Мэгги почувствовала себя собранной и деловой. Она спустилась в кабинет к мистеру Коатсу. Кора как раз вернулась после разговора по телефону; она снова покраснела, но на этот раз от гнева.
— Он говорит, что вам лучше приехать в театр в ближайшие двадцать минут, — сообщила она. По пятам за Корой бежала Элизабет. — Если вы не приедете, он сам привезет вас.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.