Библиотека java книг - на главную
Авторов: 42948
Книг: 107850
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Огонь луны» » стр. 7

    
размер шрифта:AAA

И вот это произошло, жгучая волна разлилась по всему ее телу, выплеснувшись наружу, бедра ее задергались, грудь затрепетала, а волоски на шее, и без того мокрые, встали дыбом. Рук было недостаточно, чтобы заглушить долгий, низкий крик облегчения, вырвавшийся из нее. Мэгги вытащила из-под головы подушку и прижала ее к лицу:
Риви медленно отпустил ее дрожащие бедра. И перед тем, как уйти, еще раз обвел языком эту чувствительную точку ее тела. Мэгги лежала, вздрагивая, слишком пораженная и смущенная, чтобы вылезти из-под подушки.
— О Господи, — простонала она, — что я наделала?
Она почувствовала, как Риви встал с кровати, услышала его печальный смешок, а потом и ответ:
— Ничего, что могло бы повредить тебе, — сказал он. — Но, с другой стороны, я, может статься, уже никогда не буду прежним.
Акцент исчез. Когда Мэгги это заметила, она не могла понять, зачем так сильно прижимает к лицу подушку. Еще до того, как она успела это понять, подушку отшвырнули прочь, и она с мягким шлепком приземлилась где-то в другом конце фургона.
— Ты не изменишь того, что случилось, если задушишь себя, — заметил Риви.
Мэгги вскочила, забыв свое унижение и восхитительное, пресыщенное чувство, владевшее ее телом в момент величайшего удовлетворения, и поняла, что если она, возможно, и ослепла, не различая ничего в этой беспросветной тьме, то Риви все видел.
— У тебя, должно быть, кошачьи глаза!
Риви засмеялся, но как-то хрипло, словно испытывал какую-то боль.
— Наволочка на подушке белая, Мэгги. А кроме того, ты меня ударила, когда доставала ее из-под головы, чтобы…
Мэгги завыла от стыда и залезла под покрывало. Если в темноте наволочка белая, то и ее кожа, вероятно, тоже.
— Ты меня видел! — бросила она ему из-под одеяла.
— Я сделал больше, чем просто видел тебя, любовь моя, — отозвался Риви.
Мэгги снова услышала дождь, который полил сильнее. Она сорвала с лица одеяло, забыв, что ее тело может бледным светом мерцать во мраке.
— Ты покидаешь меня? — прошипела она.
— Если я этого не сделаю, Янки, то мы оба пожалеем, — ответил Риви, а потом послышался всплеск: он выпрыгнул из фургона. Когда Риви закрыл полотняный полог, звук барабанящего дождя немного стих.
Мэгги снова легла, натянув одеяло до самого носа. Наиболее разумным сейчас было бы, конечно, выбраться из узкой постели Риви Маккены, натянуть одежду, какой бы сырой она ни была, и уйти. Но беда в том, что разумные поступки начисто лишены привлекательности. Сырая одежда будет холодной, а на улице по-прежнему лил дождь. Если Мэгги и уйдет из теплого, хотя и скандального святилища фургона, то куда она сможет пойти? Найти Тэнси не представлялось возможным, так как этот маленький бесенок мог быть сейчас в тысяче и одном месте, а мысль о том, чтобы отдать себя на милость проповедников геенны огненной, представлялась ей наихудшей перспективой. Но куда как хуже, если в припадке похоти вернется Риви. Свернувшись калачиком под одеялом, со спутанными волосами, Мэгги улыбнулась, представив себе Риви в припадке похоти. Перспектива была весьма заманчивой. Согревшись под одеялом и чувствуя, что тело ее сделалось мягким и как бы без единой косточки, да еще и взлелеянным в придачу, Мэгги зевнула и закрыла глаза. А еще через минуту она сладко спала, не тревожимая никакими снами, даже эротическими.
Было много мест, где Риви мог бы поспать и утолить желания, терзавшие его, но в конце концов после почти часового шатания под дождем он вернулся к своему фургону и залез внутрь.
Мэгги спала — он догадался об этом по ее ровному дыханию. Риви улыбнулся про себя, стащив промокшую одежду и швырнув ее в угол. Кровать была одна, а спать на полу было чертовски холодно, поэтому он забрался под одеяла рядом с Мэгги и прижался к ней. Ему просто нужно контролировать себя, вот и все. Когда его ледяное тело коснулось ее, Мэгги поежилась, но не проснулась. Нежность наполнила Риви — Мэгги измучилась, — и он осторожно обнял ее властной рукой защитника и приказал себе спать.
Мэгги зашевелилась и потерлась об него своей маленькой пухлой попкой, и Риви с трудом подавил в себе стон, ощутив, как снова весь напрягся. Часовой прогулки под холодным дождем как не бывало. Его всего передернуло, и он чихнул, сотрясая кровать. Мэгги проснулась, и он почувствовал, что она повернулась к нему, задев его грудь своими сосками и еще больше осложнив его положение.
— Ты простудился, — тихо сквозь сон пробормотала она, водя маленькой нежной ручкой вверх и вниз по его руке, стараясь согреть.
На самом деле ода делала куда больше, чем просто согревала его. Но Риви не знал, как отодвинуться, чтобы не вылезти из-под одеяла, да ему этого и не хотелось. Даже рыцарство имеет границы, подумалось Риви.
— Мэгги, перестань, — хрипло умолял он, потом, не в силах сдержаться, снова оглушительно чихнул.
Стараясь поделиться с ним своим теплом, Мэгги придвинулась ближе, и Риви так тронула ее искренняя щедрость, что к горлу подкатил комок, не давший ему предостеречь ее. Ее рука круговым движением скользнула по его бедру, помедлила, а потом двинулась к левой ягодице. В паху у него заныло, а член сделался твердым, и Риви застонал.
Рука Мэгги снова вернулась к его бедру, массируя его внутреннюю поверхность и временами опасно приближаясь к тому месту, которое особенно нуждалось и жаждало ее прикосновения. Больше вынести этого Риви не мог, и он схватил запястье Мэгги, чтобы прекратить эту сладостную муку.
— Не хочешь, чтобы я трогала тебя? — прошептала она обиженным и озадаченным тоном.
— Мэгги, поверь мне, — выдохнул он, — хочу.
— Так что же ты так хватаешь меня?
— Я старался ради тебя, Янки, а не ради себя. А если бы ты продолжала в том же духе, то я бы закончил то, что мы начали раньше.
Он почувствовал, как она удивилась, и его снова наполнила нежность, такая всепоглощающая, что причиняла боль.
— Хочешь сказать, что есть что-то еще? Мы не сделали… не сделали всего?
Из горла Риви вырвался хриплый, удивленный смешок.
— А ты думала, что это все? — прошептал он, когда смог, наконец, говорить. И, прежде чем протянуть нежную руку и ощутить слезы у нее на лице, он почувствовал, как они собираются у нее в горле.
— Ты действительно думала, что это все, — ласково сказал он, ответив на свой же вопрос.
Мэгги прижалась лбом к его груди; он почувствовал, как она кивнула, и запустил пальцы в мокрые спутанные кудряшки у нее на затылке. Не в силах больше сопротивляться, он заставил ее поднять голову для поцелуя. Этот поцелуй выдал весь его голод. Голод, который Риви никогда прежде не чувствовал ни к одной женщине, включая Лоретту. Боже, даже в те одинокие ночи на китобойном судне он не испытывал такого неодолимого желания, как сейчас. Его язык искал вход, и Мэгги открылась, впустила его, приветствуя своим смущенным препирательством. Стон Риви эхом отозвался во рту Мэгги, и он лег на нее, опираясь при этом на локти, чтобы не придавить ее своим весом.
Голова у Риви закружилась, как крошечная лодочка в штормовом море. Какой-то инстинкт заставил Мэгги развести ноги, и он лег между них, позволив своему естеству прижаться к ее животу. Боже праведный, как он хотел ее, но даже в бреду желания он помнил, что это была Мэгги, а не Лоретта. Мэгги была девственницей, и если он войдет в нее слишком внезапно, слишком настойчиво, то причинит ей боль.
— Мэгги, — прерывисто выдохнул он, уткнувшись лицом в ее нежную шею, — Мэгги…
Руки ее ласкали упругие мускулы у него на спине, успокаивая душу и в то же время разжигая плоть. Он услышал, как она тихо всхлипнула, и этот звук сначала вошел в его грудную клетку, а потом достиг ушей. Внезапно Риви снова приподнялся, так что теперь мог касаться ее только ногами.
— Я сделал тебе больно? — прошептал он.
Мягкие волосы защекотали его лицо, когда она покачала головой.
— Нет, Риви, ты не сделал мне больно. — И снова ее руки, легкие, как пух, скользнули по его спине. — Дай мне обнять тебя, ты такой холодный.
— Странно, — с трудом ответил Риви, — могу поклясться, у меня жар.
Прохладная рука Мэгги коснулась его лба, откинув назад мокрые волосы, которые он наскоро вытер, прежде чем лечь в постель. В непроглядной тьме он увидел, как ее алебастровый лоб прорезали морщинки.
— От жара можно умереть, — тихо забеспокоилась она.
Риви почувствовал, что его сердце вот-вот разорвется.
— Это совсем на тот жар, любимая, — сказал он.
Мэгги целовала его шею; если она сейчас же не прекратит, Риви больше не сможет сдерживаться.
— Что еще нужно делать, — спросила она, проводя губами по его шее, — кроме того, что мы уже делали?
Не в силах ответить вслух, Риви подвинулся так, что его член прижался к ее мягкому животу.
— Ты хочешь засунуть это мне внутрь?! — почти закричала Мэгги таким голосом, как будто только что сделала потрясающее открытие.
Риви, хотя и с запозданием, накрыл ее рот своим.
— Тише, — прошептал он, и его шепот эхом отозвался в ответ.
Его слова вернулись к нему тихим смешком, и Риви растерялся. Он скользнул вниз, остановившись у ее груди и начал новые ласки, чтобы приготовить ее к тому, чтобы овладеть ею.

Глава 8

Какой-то частью сознания Мэгги понимала, что то, что произошло в последующие несколько минут, должно быть, было величайшей ошибкой в ее жизни, но, зная это, она ничего не могла поделать. У нее не было ни малейшего желания остановить Риви, наслаждавшегося ее грудью, остановить его, когда он целовал ее дрожащий живот. А потом его губы прижались к ее губам, и она почувствовала, как его мощный член легонько проталкивается во врата ее женственности.
— Ты уверена, Мэгги? — спросил он, едва входя в нее.
Мэгги была уверена. Она ощутила, что раскрывается, чтобы принять его, и почувствовала жгучую боль, облегчить которую мог только он, овладев ею. Она дико затрясла головой, вцепившись ему в спину. Он вошел в нее медленно, продвигаясь постепенно, и от каждого его движения удовольствие Мэгги тысячекратно возрастало. Она попыталась приподнять бедра, чтобы он мог полностью войти в нее, но Риви не мог допустить уклонения от ритма, который он задавал. Наконец он достиг барьера, и когда он прошел его, Мэгги ощутила острую боль. Она стала хватать ртом воздух, и он не двинулся дальше, пока не прошло несколько секунд. Риви просунул руки под Мэгги и схватил ее попку, слегка приподнимая ее, и теперь он был целиком ее. Мэгги задрожала, ероша его волосы, заставляя его наклониться для поцелуя. Пока они целовались, яростно борясь языками, Риви начал ритмично двигаться, от чего Мэгги испытала наслаждение, доводившее ее до полного безумия. Он медленно отодвигался, потом снова зарывался в нее, потом опять отодвигался. И каждый раз, когда он выходил из нее, Мэгги хотелось плакать от желания. Его медленное движение было мучительно сладким, повелительным и в то же время нежным. Мэгги оставалось только отдаться восхитительным ощущениям, овладевшим ею, потому что Риви сам руками направлял движения ее бедер. Каждый раз, когда их единение углублялось, Мэгги издавала стон. Они целовались, то быстро и безумно, то медленно и ненасытно, и все это время тело Риви задавало ритм ее телу. Страсть возрастала, пока не заполнила всю Мэгги, закружив голову, округлив ее сочную грудь, соски которой затвердели. Она вцепилась в плечи Риви, умоляя:
— Риви… Риви…
И вдруг нараставшие в ней ощущения прорвались в одном отчаянном извержении чувств, желаний, любви. И в это же время Мэгги с наслаждением закричала, поддержанная оглушительным раскатом грома.
Риви еще не достиг вершины наслаждения — он застонал и начал двигаться быстрее по бархатистому каналу, по-прежнему дразнившему его. Его крик яростного экстаза, вырвавшийся из горла, не мог скрыть гром, потому что как раз в этот миг наступила пауза между раскатами.
Мэгги упивалась, в изнеможении вздрагивая, от чего его тело упало на нее, покрывшись испариной, теплое и тяжелое. Она обвила руками Риви за талию и крепко прижала к себе. Только когда он перевернулся на бок, все так же прерывисто дыша, Мэгги отпустила Риви и ласково погладила его руку. Несколько минут спустя она уже спала, свернувшись клубочком рядом с Риви, не подозревая, что он долго пролежал без сна, уставившись в полотняную крышу, защищавшую их от дождя.
Первое, что почувствовала Мэгги, была непонятная, тихая боль в самом интимном месте. Она поглубже зарылась в одеяло, прячась от ослепительного солнца, от которого порозовели опущенные веки. Под одеялом было слишком жарко, и Мэгги откинула его, наслаждаясь прохладой ласкового утреннего ветерка, обдувавшего ее голую кожу.
Тут она все вспомнила, открыла глаза и села на кровати. Риви исчез, а ее одежда была аккуратно разложена для просушки. С порозовевшими щеками Мэгги вылезла из постели, схватила все еще мокрые трусики и корсет и быстро натянула их. Потом надела чулки, туфли и бело-розовое полосатое платье, аккуратно сложенное в сумке. Теперь оно было неприлично мятым и слегка сырым, но все равно Мэгги влезла в него. Она как раз пыталась застегнуть его, когда в фургон вдруг ввалился Риви. Мэгги вспыхнула и отвела глаза, боясь, что увидит на его лице гримасу, раскаяние или изменившиеся чувства.
Он подошел к ней сзади, и стал теплыми пальцами застегивать пуговицы, до которых она не могла дотянуться. Когда он закончил, то раздвинул спутанные волосы и поцеловал ее в затылок. Мэгги замерла, почувствовав, как легко он мог пробуждать в ней ужасные желания. Не глядя на Риви, она нашла сумку и вытащила расческу, пытаясь привести в порядок безнадежно спутавшиеся волосы. Все так же молча Риви взял у нее из рук расческу, сел на кровать, где они прошлой ночью занимались такими позорными вещами, и потянул остолбеневшую Мэгги к себе на колени. Когда она попыталась встать, он удержал ее, обхватив рукой за талию. А потом принялся причесывать ее.
Мэгги никогда не подозревала, что это может быть настолько сладострастным — мужчина держит ее на коленях и расчесывает ей волосы; она даже не думала, что мужчина вообще способен на такое. Но этот интимный жест был полон такой нежности, что у нее перехватило дыхание. Мэгги слегка задрожала. Его бедра были твердыми, как гранит, и сладкое, волшебное волнение пробегало по ее телу. Риви помедлил.
— Замерзла?
— Да, — солгала Мэгги, слегка распрямляясь.
Риви усмехнулся и продолжил свое занятие.
— У тебя волосы лунного света на белом опале, — задумчиво сказал он минуту спустя, но в его тоне ей послышалась насмешка.
Мэгги не знала, что ответить на это, да она и не была уверена, что у нее это получится, поэтому промолчала. Риви продолжал причесывать ее, а когда закончил — это произошло нескоро, — то отложил расческу и с нежной бесцеремонностью накрыл ладонями грудь Мэгги. Она вздрогнула от сладостных ощущений, вызванных его прикосновением, и соскочила с его коленей, так как поняла, к чему могут привести эти ласки.
— Как я теперь выйду отсюда, когда никто не знает, что я провела ночь в этом фургоне? — нетерпеливо спросила она.
Риви ухмыльнулся и медленно поднялся, встав всего в нескольких сантиметрах от нее и испытывая удовольствие от явной неловкости, которую она испытывала от этого.
— Мало кто заметит. Просто заколешь волосы и перестанешь краснеть.
Мэгги тяжело вздохнула и принялась собирать шпильки, разбросанные по всей кровати Риви Маккены.
— Я и не краснею, — не разгибаясь, сказала она, собирая последние шпильки.
Риви бесстыдно потянулся и погладил круглую попку Мэгги, от чего волна жара пробежала по ее телу. Она стыдилась мысли о том, что стоит только этому человеку снова поцеловать ее, коснуться ее груди, и она без колебаний позволит ему овладеть собой. Прямо средь бела дня на этой узкой, измятой постели. Подумав об этом, Мэгги обернулась и дала Риви звонкую пощечину, получив удовольствие от самого этого звука.
Вдруг Риви поймал ее руки у нее за спиной, задев при этом другой рукой ее правую грудь. Он ухмыльнулся, почувствовав, как под тонкой тканью кофточки затвердел сосок. Все так же крепко держа ее за руки, он наклонился и осторожно прикусил зубами скрытый бутон.
Мэгги застонала и закрыла глаза. Риви незачем было держать ее: она была просто не в силах пошевелиться. Но он по-прежнему держал ее, языком и зубами дразня другую грудь, а тем временем свободной рукой поднял ее юбки. Она вздрогнула, почувствовав, что завязки на панталонах ослабли, и застонала, когда рука Риви скользнула под них, гладя ее. Он оставил грудь, чтобы целовать шею, а пальцы его оставались на том же месте, где и были, поглаживая, ударяя, скручивая маленький бугорок.
— О Господи, — выдохнула Мэгги, когда ее тело вдруг содрогнулось от жгучего наслаждения.
Он тихо засмеялся, продолжая ласкать Мэгги, хотя она трепетала от болезненных последствий его маленькой победы.
— Только попробуй еще раз ударить меня, Мэгги, — сказал он, осторожно прикусив мочку ее уха, — и тебя постигнет такая кара!
Мэгги почувствовала пьянящую силу желания, растущего в ней, и всхлипнула.
— О нет, Риви, пожалуйста, не надо больше…
Его ласки казались ей неумолимыми и мучительно-сладкими. Она почувствовала, как откинулась назад, подчиняясь волшебной силе желания, которое будила в ней его рука, тогда как его зубы продолжали играть с ее грудью, жаждавшей быть оголенной, но не получавшей желаемого.
— У-у, — застонала она, достигнув второго пика наслаждения. Бедра ее задергались в ответ на искусное прикосновение Риви.
Когда содрогания прекратились, Риви вынул руку из ее трусиков, опустил юбки и поднял ее, поставив вертикально. Ошеломленная великолепием только что происшедшего, она уставилась на него. Риви сильно шлепнул ее по попке, повернулся и вылез из фургона, что-то насвистывая при этом. Черт бы его побрал, он еще и свистит!
Пытаясь остудить горящие щеки, Мэгги прижала к ним ладони и стояла не двигаясь, пока дыхание снова не стало ровным. Потом, не желая весь день прятаться в фургоне Риви, она храбро вылезла из него. Небо было синим-синим, словно вымытым дождем, а солнце ярким, как начищенная медь. Повсюду толпился народ, разговаривая и что-то жуя на ходу, обходя мутные лужи. Мэгги почти сразу же разглядела Тэнси, стоявшую возле одного из костров и безмятежно гревшую руки. Взбешенная до крайности, Мэгги набросилась на подругу. Если бы Тэнси не исчезла тогда, она, может быть, и не оказалась бы в фургоне Риви. И, возможно, она не отдала бы ему самое ценное, что может женщина предложить мужчине.
— Тэнси Куин, — язвительно прошептала Мэгги, — где ты была?
Взглянув на Мэгги, а потом на фургон, из которого та вылезла, Тэнси прищурилась. В ее голубых глазах мелькнула догадка.
— Занималась тем же, чем и ты, только в сарае, — дерзко и нагло ответила она.
Мэгги застыла, а лицо ее запылало. Не зная, как ответить на это замечание Тэнси, она промолчала.
Тэнси приблизилась и, взяв Мэгги за руку, потащила ее подальше от костра и людей, дожидавшихся завтрака.
— Тебе повезло больше, чем остальным, Мэгги Чемберлен, — восхищенным шепотом призналась она. — Подумать только, переспать с таким мужиком!
К сожалению, Мэгги не нужно было представлять себе это, но и признаваться в этом ей тоже не хотелось.
— Так уж вышло, что ничего такого и не было. Совсем ничего. Просто мистер Маккена позволил мне переночевать в своем фургоне, потому что я попала под дождь, и мне было некуда деваться!
Тэнси понимающе кивнула, но глаза ее выражали крайнее сомнение.
— Ну да, дорогуша. Значит, потому, что ничего не было, я слышала, как ты бормотала его имя, когда проходила мимо фургона этим утром, разыскивая тебя. — Тэнси наклонилась ближе к Мэгги, ведя ее за собой между огромных луж. — Что же такое этот парень делал, что ты так завывала?
До крайности униженная, Мэгги отдернула руку и встала, упрямо и сердито уставившись в лицо Тэнси.
— Все, что тебе почудилось и что ты якобы слышала, — все это лишь плод твоей похотливой фантазии! — резко бросила она. — Либо ты просто устроила засаду не за тем фургоном!
Тэнси подняла обе руки в знак примирения, но в глазах ее мерцали хитрые огоньки, а губы дергались, стараясь подавить смешок.
— Ну ладно, милочка, если хочешь сделать вид, что ничего не было, то мне все равно, но не стоит так шутить с чувствами таких друзей, как я, потому что месяцев через девять тебе очень даже может понадобиться подруга.
Мэгги страшно побледнела. Не раз уже она думала о том, что может понести ребенка от Риви Маккены, но теперь такая перспектива казалась ей ужасающей.
Тэнси взяла Мэгги за обе руки.
— Не надо мучить себя, милая, это время, может, настанет, а может, и нет.
У Мэгги подкосились колени, когда она попыталась подсчитать, когда должны наступить месячные. Нужно подождать две недели! Две долгие, адские недели, прежде чем она узнает свою судьбу, которая, возможно, уже сейчас нанесла ей удар.
— Я, кажется, заболела, — сказала она.
Тэнси снова взяла ее за локоть, на этот раз встав спиной к потрескивающему костру.
— Ерунда, ты просто испугалась, — возразила она, — и слегка проголодалась. Пойдем, съедим чего-нибудь, а потом пойдем смотреть скачки.
Мэгги не хотелось смотреть скачки; ей казалось, что Риви говорил, что приехал сюда именно ради этого, и она, при любых обстоятельствах, не была готова снова встретиться с ним.
— В меня ничего не полезет.
Тэнси не слушала, и Мэгги подумалось, что подруга вообще никогда не слушала ее. Тэнси оставила Мэгги в очереди, а сама вернулась через несколько минут с двумя тарелками. Мэгги беспомощно поплелась за ней, когда Тэнси повела ее к импровизированной беговой дорожке, проходящей прямо по пастбищу какого-то фермера, и нашла местечко на одном из длинных сырых бревен, положенных специально для зрителей. В центре дорожки было большое количество самых разных лошадей. Некоторые, как определила Мэгги, чистокровные скаковые лошади, а другие, как объяснила ей Тэнси, дикие австралийские, которых поймали и объездили.
Плохо соображая, Мэгги жевала свой завтрак, наблюдая за приготовлениями к первому заезду. Там был и Риви, державший под уздцы огромного угольно-черного жеребца, пока хрупкая фигурка взбиралась в английское седло.
Тэнси посмотрела в ту сторону.
— Парень, с которым я обнималась этой ночью, говорит, что у него есть здесь где-то домик, у этого твоего Риви Маккены.
Мэгги обернулась, чуть не опрокинув тарелку с остатками еды.
— Домик?
— Конечно. — Тэнси пожала плечами. — У человека с его-то деньгами домов может быть больше, чем у тебя шпилек. Непонятно, почему мистер Маккена спал с тобой в фургоне, когда мог бы отвести тебя в тепленький домик!
Мэгги пришлось призвать на помощь все свое терпение, чтобы не огреть Тэнси по голове тарелкой. Она ей ни за что на свете не призналась бы, что ее волновал тот же вопрос, что и Тэнси.
— Нельзя ли потише? — прошипела она, уверенная, что кое-кто рядом с ними наблюдал за ней с удивлением, любопытством и упреком.
Голова у Мэгги разболелась, и ее замутило.
— Во сколько идет омнибус в Сидней? — спросила она с несчастным видом.
— Один будет в два, а другой в четыре, — рассеянно ответила Тэнси, которая все внимание обратила на наездников и лошадей, готовых к заезду.
В этот момент Мэгги все решила. Взяв у Тэнси тарелку и поставив ее поверх своей, она неловко перешагнула через бревно.
— Пойду отнесу, — прохладно сказала она. Тэнси обернулась, прикрывая глаза ладонью от яркого солнца.
— Но ты же пропустишь заезд! — крикнула она.
Мэгги только пожала плечами и без всякой цели зашагала прочь. Она собиралась пропустить не только этот заезд. Освободившись от тарелок, она вернулась в фургон, где Риви Маккена доставил ей такое наслаждение, и вытащила сумку. Быстро сложила в нее вчерашнее платье, ночную рубашку и расческу и вскоре уже шагала по грязной, разбитой дороге в Парамату, оставив позади лагерь и его сомнительный колорит. По пути она увидела огромный великолепный дом, который не заметила по дороге в лагерь вчера, и ей захотелось узнать, действительно ли это дом Риви. Она решила, что так оно и есть, и почувствовала, как щеки ее порозовели. Теперь она пошла быстрее, не обращая внимания на лужи, блестевшие на дороге. Он решил, что койка в фургоне вполне подойдет для того, чтобы лишить невинности мисс Мэгги Чемберлен; ни к чему мять хорошую постель ради какой-то доверчивой маленькой «Янки».
К тому времени, как Мэгги добралась до придорожной деревенской гостиницы, где останавливался омнибус, она распалилась до предела, а настроение у нее было хуже некуда. И хотя хозяин постоялого двора предупредил ее, что омнибус придет только через добрых два часа, Мэгги настояла на том, что хочет купить билет. Сделав это, она уселась в маленьком холле ждать. И молча ругать себя за то, что была такой распутной дурой.
Обляпанный грязью по колено и ликуя по поводу легкой победы своего скакуна на скачках, Риви направился к фургону, в котором провел самую сладостную ночь в своей жизни, уверенный в том, что Мэгги там. Но там ее не было, как и ее маленькой сумки, которую она таскала с собой, и в которой лежали все ее пожитки. Ликование Риви несколько поубавилось.
— Мистер Маккена? — позвал женский голос из-за фургона.
Риви обернулся и увидел маленькую девушку, которая была с Мэгги на борту «Виктории». Он не мог вспомнить ее имени, хотя и знал его.
— Да? — отрезал он раздраженно.
— Простите, сэр, но я надеялась, что вы где-нибудь видели Мэгги Чемберлен.
Теперь Риви заинтересовался; он выбрался из фургона и встал напротив девушки среди грязи и яркого солнечного света.
— Боюсь, что нет, — сказал он.
Девушка переступила с ноги на ногу, разбрызгивая вокруг грязь.
— Черт бы побрал эту девчонку! Порой не могу понять, зачем завела себе такую подружку! Она ушла в Парамату, надеется успеть на первый омнибус! А я тут переживаю, вдруг ее схватили какие-нибудь бандиты!
Риви сдержал улыбку и взглянул на солнце, определяя его положение. Первый омнибус пойдет в Сидней еще не скоро.
— Не волнуйтесь, мисс, я прослежу, чтобы Мэгги благополучно добралась до дома, — сказал он и побежал на пастбище, на котором проводились скачки.
Мэгги издали разглядела всадника. Конечно же, она поняла, что это Риви Маккена сидит верхом на прекрасном жеребце, но бежать было неразумно: он бы все равно догнал ее. Подъехав к гостинице, Риви спрыгнул на землю и привязал великолепное животное у коновязи справа от крыльца. В сине-зеленых глазах, когда он окинул взглядом недовольную Мэгги, мелькнуло озорство, а белые зубы сверкнули в ухмылке.
— Собрались домой, мисс Чемберлен? Даже не сказав «до свидания» своему первому любовнику?
Мэгги густо покраснела. Решив не показывать этому человеку, какое влияние он имеет на нее, она взяла себя в руки и, повернувшись, направилась на крыльцо. Он просто пошел за ней, а когда она попыталась убежать, наклонился и самым непристойным образом прижал ее к перилам.
— Отдай мне билет, Мэгги, — сказал он ласковым голосом, — а я верну тебе деньги.
Мэгги хотела протиснуться мимо него, но вместо этого почувствовала, что ее прижали еще сильней. Сердце у нее заколотилось, а дыхание участилось от неловкости положения.
— Мне нужен билет, — сказала она громче, чем шепотом. — Я возвращаюсь в Сидней.
— Ты едешь в Сидней со мной, — спокойно сказал Риви.
Мэгги не могла убежать, поэтому она просто зажмурилась, пытаясь вычеркнуть Риви Маккену из своей жизни. Он не двинулся с места, непристойным образом еще крепче прижимая ее, а когда Мэгги пришлось, наконец, открыть глаза, он весело наблюдал за ней.
— Вы отдали мне мои документы, помните? — заметила она, когда к ней вернулся дар речи. — Я свободная женщина, и если я хочу вернуться в Сидней одна, то так оно и будет!
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.